в Иркутске 07:48, Сен. 24:t +3°C

Обратная сторона Байкала,
или о том, как мы ехали 72 часовую велогонку
«Северный Байкал 2008»

Автор:Наталья Рыжих
(Little-girlie),
Павел Воробьёв
(vpv)
Опубликовано:19.08.2008
Ключевые слова: велосипед, Северобайкальск, Даван, Братск, Усть-Кут, соревнование
"Ничто так не убивает время
и не сокращает путь,
как упорная, всепоглощающая мысль."
Александр Дюма

Предупреждение:

Деление на дни – условное. Можно встретить такие, казалось бы, противоречивые моменты типа день четвертый, а сутки третьи. Подразумевается световой день. Старт же давался в восемь вечера первого дня, т.е. вторые сутки гонки наступали в восемь вечера следующего дня и.т.д.. Основную часть отчета писала Наташа, я же добавлял свои впечатления – мой текс выделен цветом, как и этот абзац, чтобы не путаться.

Введение

Мысль о том, что я хочу проехать такую гонку возникла еще в 2007 году. Что было возбудителем, не знаю, то ли то, что я буду проезжать свой родной Железногорск, в котором я прожила до 18 лет, то ли то, что я два раза была на Байкальском хребте и мне хотелось еще хотя бы разок побывать в тех краях. Тогда я предложила своему Максу поучаствовать в гонке 2007 года, на что он мне ответил, что никогда не сунется на гонку такого формата, и вообще марафоны – это не его. Я – кантрийщик – ответил Макс. А я? Как же я? Кто я? Тогда я подумала, что к следующему году Макс передумает и согласится. В октябре появилось объявление о гонке 2008, Макс был категоричен, а слюни бежали, я хотела туда! И вот за три месяца до гонки я решаюсь найти себе напарника, идею с напарницей я отмела сразу, две девушки в команде – это точно не для меня. Пишу на Angara.Net:

— «Little-girlie Наташка-Велосипедистка 22.02.08 20:06 [96872]:
Я еще в прошлом году хотела поучаствовать в гонке такого формата. Т.к. открыты категории не только ММ, но и МЖ и ЖЖ, интересно, кто-нибудь из М согласился бы со мной проехать эту гонку? Это не совсем вопрос, скорее предложение :) Думаю, что сейчас самое время найти товарища по команде. Жду предложений.» – после чего, придя домой, вечером еще раз подумав, решаю, что я гоню, и завтра утром либо удалю написанное, либо напишу, что уже никого не ищу. Но, зайдя утром на форум обнаружила, что я не одна такая и есть отважные парни в наших краях:

— «vpv Павел Воробьёв 24.02.08 19:22 [97053]:
Little-girlie [96872]: Глядишь, я смогу выступить в качестве товарища )). Только "скатываться" нам проблематично: я в Иркутске, а ты в Ангарске.» – от прочитанного настроение подпрыгнуло до потолка, и я забыла совсем о мыслях, которые посещали меня накануне вечером.

Затем началась бурная переписка по аське, мечты о скатке. Первая скатка состоялась 22 марта, т.е. ровно через месяц, вторая 19 апреля и третья – она же последняя, 17 мая, отчет о ней прилагается.

Сборы

То, что мы возьмем с собой, постоянно обсуждалось по аське, менялось, добавлялось, убиралось и т.д. В итоге мы с собой взяли: палатка – 1кг, спальник, коврик – у каждого свой, горелка, газ, кружка литровая, аптечка медицинская и велосипедная, личные вещи – каждый брал то, что считал нужным, из еды было решено прикупить сублимированных супов и мяса (спасибо Владимиру kv – за сублиматы и за то, что болел за нас, кстати, он был первым человеком, который сказал – ну вот, хоть будем теперь в лицо знать тех, за кого болеть!),

Это скорее, был первый человек, который вместо того, чтобы назвать затею идиотской, сказал, что будет болеть за нас.

на перекусы взяли мюсли и гематогенки, на утро каша быстро заварная, не требующая кипячения, а так же изотоник в виде порошка.

Мюслей я набрал столько, что треть пришлось оставить дома, когда понял, что столько я не унесу…

Что касается велов, то я была на своем верном, любимом, единственном и неповторимом коне – Gary Fisher Wahoo, на заднее колесо было решено поставить слик Big Appel, который был любезно предоставлен Константином Ерёминым (BisuSlist), а вперед schwalbe smart sam – которую мне выделил Паша на гонку, на подседельную трубу был прикреплен багажник – это незаменимое чудо дал поэксплуатировать Павел Арсентьев (Polkan).

У меня: Santa Cruz Blur с обвесом, внушающим доверие. Покрышки – полуслик Schwalbe Hurricane, в откровенном дерьмище буксанули, а в целом – очень хорошо. Багажник – Pletcher Orion на подседельную трубу. Всегда боялся попадать с ним на гравий, но, как и раньше, он перенес это испытание.

Последний взгляд
на еще не-туриста

Я решила взять у Макса рюкзак на 38 литров, посчитав, что в моем места совсем мало.

А вот я наоборот, как обычно в последнее время, пытаюсь или ездить без рюкзака, или с насколько это возможно, маленьким. Забил 10-литровый так, что молния еле сходилась. Остальное – на багажник. Кстати, сразу отмечу, что если бы мы попали в дождь, то я бы круто огорчился со своей экипировкой, ибо из дождезащиты был только дождевик-ветровка, а на ноги ничего не было.

Упаковывать вещи я начала в понедельник 09.06 вечером, Макс хоть и не был рад моей затее, но все же отрегулировал вел, накачал колеса, установил багажник, даже чудом вставил маленькую велосумку в передний треугольник рамы, сместив держак для бутылки под раму, который закрепил на стяжки. Вообще надо отметить, что Макс держался молодцом, не доканывал меня тем, что совсем сумасшедшая, собралась неизвестно куда, да еще и не совсем известно с кем. С Пашей мы познакомились летом 2007 года по аське, когда я продавала задний переключатель XTR подаренный мне на ЭКРе по кросс-кантри, точнее Паша написал мне, когда я уже передумала его продавать (и хорошо что я его не продала, в этой гонке он меня не подвел). Лично мы никогда не общались до этого события, если не считать фразы «Опять отожгла» – сказанной им после марафона в 2007 году. Ну, кто, скажите, кто отпустит свою девушку на такой марафон?! К тому же некоторые люди думали, что мы туда едем сексом заниматься и даже подшучивали, а мы не терялись и подыгрывали. Да и вообще, кто знаком с Пашей, знает, как он любит поржать.

А кто знает меня еще ближе, точно хрен бы поверил, что мы едем кататься, а не сексом заниматься. Но те, кто это знает, к велам отношения не имеют, поэтому даже о факте поездки были не в курсе.

Итак, вторник, доупаковываю вещи, докупаю продукты, поезд в 20:58. Вокзал. Съём переднего колеса. Перрон. Поезд. Паха выходит из вагона (он сел в Иркутске, а я в Ангарске), подхватывает вел, загружает в вагон. Едем. Постоянно смеемся, не помню уже над чем. Наши соседи Рома и Настя расспрашивают нас куда, чего, зачем, за чей счет, спортсмены ли мы, не упадут ли велы на них? В вагоне было жарко, Рома только и успевал доставать из сумки холодненькое пиво.

Чем дико искушал меня. Я вообще жару плохо переношу, а тут холодное пиво маячит…

Мы с ними даже в карты сыграли. Потом мирно легли спать.

День первый

Утро. За бортом дождь. Билеты мы взяли до станции Падунские Пороги, но в день отъезда Стас сказал, чтобы мы выходили в Анзеби, на одну остановку раньше, так как до места ехать быстрее. Поезд начал останавливаться:

— Это что Анзеби? – спрашиваю я.

— Да. – говорит женщина с ребенком на боковых местах.

— Афигеть!

Паша быстро скидывает велы с третьей полки, я сгребаю со стола оставшуюся еду, быстро хватаю рюкзак, багажник, кто-то ловит вел, я выпрыгиваю из вагона, проводники расправили красные флажки, было ощущение, что народ выходил только из нашего вагона, а вагон был резиновый, выходит Паша, поезд практически трогается, и тут из вагона протягивается рука Ромы, в которой Пашин шлем, очки и сумочка с деньгами и паспортом. Абзац. Сейчас бы уехали…

Рома, спасибо!

Дождь. Появляется Стас. Берет мой вел и мы идем к его машине. Время 14 часов. Он предлагает либо ехать в магазин Х-Мастер, либо во что-то типа гостиницы с душем и стоимостью в 250 рублей с человека, сообщая нам, что там Москвичи, Томичи и Пермяки, но мы решили, что отдавать 250 рублей с носа за 4 часа пребывания мы не хотим и поэтому едем в магазин.

Оставили велы и вещи в магазине и решаем идти искать кафе, чтобы пообедать и скоротать время, сбор назначен на 18:00. Дождь льет не по-детски, парень из магазина предлагает довезти нас до кафе, мы соглашаемся, мокнуть под ливнем особого желания нет. Кафе быстро питания «Кашалот», берем по салатику, плов, ватрушки, чай, кофе и сидим, не торопясь кушаем, болтаем, ржём. Так мы сидели в этом кафе до 17:30, выпили кружки по 3 чая с ватрушками наблюдая, как за окном машины рассекают большие лужи, периодически обрызгивая прохожих.

Выходим, надо купить чистой воды с собой. Еле нашли чистую негазированную воду.

Что понравилось – это то, что перед пешеходными переходами водители тормозили заранее и спокойно пропускали. Хотя может просто вид такой у нас был? Я все это время ходил в велотреках и других вело-аксессуарах…

Приходим в Х-Мастер. Продавец начинает взахлеб интересоваться Пашиными Сантакрузом, чуть не писая паром от увиденного, потом к Паше подходит журналист и тоже начинает расспрашивать, что там за вел такой и просит дать интервью,

Подогрели наши коллеги интерес журналиста к технике.

Паша наговорил о наших целях и планах им в камеру, а я тем временем пошла вытаскивать вещи из магазина на улицу.

На площадке возле магазина скопилось много народу: велосипедисты, журналисты, фотографы, провожающие, все о чем-то болтали, улыбались, там было весело всем.

Также вокруг бегали маленькие дети, просили денег и крутили рычажки на велосипедах.

Тут вышел Стас, выдал нам соглашение, чтобы мы ознакомились и подписали его. Надо заметить, когда я прочитала фразу « … в том, числе с летальным исходом», что-то внутри ёкнуло, и тут я почему-то вспомнила о родных, улыбка переросла в задумчивость, но это длилось недолго, когда это прочитал Паша, мы опять начли ржать.

Меня это тоже насторожило, конечно, на самом деле.

Подписали соглашение, отдали взнос 500 рублей за двоих, для машины сопровождения, которую мы видели только в этот день, потом она очень далеко уехала и на тех, кто ехал в числе последних, т.е. нас, сопроводителям было откровенно без разницы. Я думаю именно от частых мыслей о машине сопровождения, не всегда хороших и ласковых, со стороны не лидирующих команд, у этой самой машины вывернуло колесо, и как они добирались до Северобайкальска нам неизвестно. Стас выдал номера, нам достался №1. Кто-то вынес красные футболки с символикой о гонке и логотипом Х-Мастера, размер был у всех XL, поэтому когда я ее одела она мне была по колена, типа платья, в общем, их одели все участники, кроме Москвичей.

Старт

Тут подходит время старта, команды выстраиваются в колонну и мы парами стартуем. Народ выкрикивает: "Удачи! Берегите себя! Счастливого пути!" и т.д. Едем по городу, впереди белая легковая машина, за ней команда Фильчакова Сергея, Томичи, Мы, Пермяки, и т.д. Прохожие достают сотовые телефоны и начинают фотографировать нашу вело-колонну. По бокам начинают маячить Москвичи, они вырываются и уезжают вперед всей колонны.

Я, если честно, немного не понял такого финта, ибо старт, насколько я знаю, даваться должен от конца Братска, до которого ехать два часа в сопровождении воображаемой машины ДПС. Но был ли это фальшстарт утверждать не ручаюсь, ибо видел табличку «БРАТСК» минимум два раза.

Спустя минуту мне Паха говорит что, надо было Москвичам на колесо падать пока асфальт, но было уже поздно, поэтому едем дальше.

Ага, и ждем когда «выстрелит» кто-нибудь еще. Хе-хе.

Впереди команда Томичей как-то неадекватно себя ведет, один подталкивает в бок своего товарища, типа подрезает его, мы недоумеваем, и делаем вывод, что одного из них от чего-то сильно прет

Предположительно, передоз гуараны. Хотя я этого парня понимаю, меня так же перло, когда я первый раз прыгал с парашютом, в тот самый момент, когда самолет начал отрываться от ВПП, и физиономии тех, кто сидел напротив меня, начала покрывать гримаса если не ужаса, то какого то неудержимого волнения. Мне собственно, было весело не от того, что я самый крутой, а от того, что я знал, что у меня даже мама прыгала в свое время, а значит, ничего такого страшного в этом мероприятии нет.

мы конечно же поржали над ними и ехали дальше, соблюдая дистанцию.

Не хотелось попасть в завал через пол-часа от начала 72-х часовой гонки. К тому же радовало, что есть еще хоть кто-то кроме нас, из не прожженных марафонцев.

Тут на обгон всей колонны выезжает Стас со своим напарником и Паха говорит, что надо ехать за ними, и мы выезжаем из колонны и едем за командой Стаса. После плотины Стас сообщает, что команды могут ехать так, как им заблагорассудится, город закончился.

Ага, дураки мы что ли, своими силами держать 30-ку на асфальте?

Едем на колесе, оборачиваюсь назад, а колонна куда-то делась и за нами только одна команда Братчан. Но ехали мы так не долго, у меня начал сваливаться спальник с багажника и нам пришлось остановиться.

По-моему, это была палатка, а так же первый звоночек о том, что где-то мы отнеслись к экипировке несколько халатно. Закрепив отвалившиеся вещи, пытались нагнать коллег, и даже иногда видели их спины впереди, но видимо все шли достаточно ровно и дистанция сохранялась.

После асфальта началась гравийка, до ее окончания мы не доехали примерно 5 км, решив остановиться на ночевку.

Пыли не было. Пока мы ставили палатку, распаковывали спальники, доставали горелку, мимо нас проехало три команды. Поставили палатку, сварили макароны, заварили сублиматы – надо отметить очень вкусная еда получилась! Легли спать, будильник поставили на 4 часа. От волнения я не сразу уснула. Среди ночи просыпалась, что-то бредила во сне.

Такая же фигня. Постоянно думал, где же сейчас все остальные едут…

День второй

Я будильник не услышала, т.к. телефон был в куртке, а куртка оказалась, чем-то зарыта у меня в ногах, его услышал Паша и разбудил меня. Подъем. Сборы. Закрепление багажника. На сборы у нас ушел час, тормоза. (по идее то, что мы тормоза, мы должны были обнаружить и обратить на это внимание еще во время скаток, когда мы кушали в кафе, но мы не обратили на это внимание, т.к. оба тормозили и никого из нас не напрягало то, что второй долго собирается или что-то медленно делает.)

Да-да, тогда я думал, что мы просто никуда не торопимся, а уж на гонке то привтопим. Однако нет, стабильность – признак мастерства… Привтапливали мы тоже достаточно по-эстоооонскиии. Достаточно сказать, что свернули с обочины мы в 00:07, спать легли во втором часу, проснулись в четыре, а выехали в шестом, когда уже было совсем светло! Это просто недопустимая трата времени, но ничего сделать с этим мы не могли пока что…

Едем. Заканчивается гравий, начинается асфальт. Паша впереди, я не успеваю за ним, он постоянно останавливается, чтобы я сильно не отстала. Я обнаруживаю слева собирающуюся команду из Перми, догоняю Паху, он их не заметил. Настроение поднимается. Через 30 минут останавливаемся смазать цепи и перекусить. На горизонте появляются велосипедисты – это Томичи.

Настоящие байкеры – даже под гору крутят!

Жуем. Едут Пермяки, интересуются все ли у нас в порядке и продолжают движение. Мы еще немного стоим и тоже стартуем. Проехав минуты 2, проезжаем мимо столбика с отметкой 333 километр, прикольный номер, мы оба обратили на него внимание и до конца «дня» помнили о нем.

По дороге встречаем двух перцев на машине, которые пытаются нам рассказать про некий чудо-шоколадный напиток, и что, мол, обычная еда уже в прошлом. Даже показал банку и сказал: «Вот смотрите, какой питательный!», бегло проводя пальцем по содержанию белков, жиров, углеводов и общей энергетической ценности, которая оказалась равна аж 330 ккал! Сообщать, что в плитке шоколада калорий больше, а потом спорить на эту тему, нам было некогда, а так же учитывая то, что ребята вели себя некультурно, не отвечая на вопрос о том сколько велосипедистов и на каком расстоянии впереди нас они видели, мы перестали их слушать и двинули дальше.

Подъезжаем к Видиму, там есть кафе, у нас с собой каша быстро заварная. В кафе доедают свой завтрак Томичи и Пермяки за одним большим столом. Алексей из Пермской команды выглядел, мягко говоря, грустно и печально. Мы берем кипяток, завариваем кашу, быстро жуем, берем чай, я подхожу купить шоколадку, милая женщина жалостливым голосом и с не менее жалостливым выражением лица говорит: «Крооошечная… Куда?... с мужиками что ли?!» – она сказала это с такой интонацией, что я аж сама себя спросила – куда я? С мужиками что ли? Томичи уезжают, помахав нам рукой через окно кафе.

Сделано это было достаточно забавно и артистично, что вызвало очередной приступ ржача с нашей стороны.

Из кафе выходят Пермяки, мы разводим изотоник в бутылочки. Выходим, Пермяки что-то копаются и такое ощущение, что никуда не торопятся. Трогаемся. Едем, минут через 30 останавливаемся по делам, тут нас догоняет Павел из Перми, сообщает о том, что они, кажется, сошли и уезжает дальше. Мы, доделав свои дела, тоже трогаемся. Часа через 2 на горизонте замаячили велосипедисты, мы почему-то сразу догадались, что это Томичи и были правы, обогнали их и своим темпом поехали дальше. Проехав еще минут 30 останавливаемся, Паша «заваривает» соком стакан каши, я грызу сухарики, решаем, что еще час едем и останавливаемся на обед.

Пока ехали, видели велосипедиста, просто спящего возле обочины, и подумали, что это Павел из Пермской команды. Вот с этого момента, а может и чуть раньше (возможно даже, что как только покушали в кафе) , меня стало накрывать сонное состояние и вместе с ним огромное желание так же лечь на обочине где-нибудь и вырубиться. В общем, требовалась какая то перезагрузка организма, состояние сильно отличалось от состояния в день старта.

Пока мы перекусывали, Томичи нас догнали, но нас это не смущало.

Отнюдь, мы даже всегда были рады видеть их на дистанции.

В 15 часов перед поворотом на Железногорск, останавливаемся на обед и на сон-час.

Как-то сухо Наташа описывает в каком состоянии мы находились в тот момент. Это не то что остановка на обед, а просто сил не было ехать более. А может быть, это меня только так срубало…

Кипятим воду, закидываем туда сублимированный рисовый суп с говядиной, добавляем туда еще говядины сублимированной, сладкий перец и сухарики, получилось очень даже съедобный и вкусный обед. Раскладываем коврики, спальники и ложимся спать время около 16 часов, у нас час, точнее сон-час. Будильник зазвенел, собираемся, упаковываемся, выгребаем из леса. По другую сторону дороги какие-то два деревенских парня смотрят на нас очумевшими глазами, один спрашивает: «А почему вы из леса?!», отвечать мы не стали, поехали дальше, ну их, этих местных жителей! Через пять минут мы были в Хребтовой, заехали в кафе, узнали кто, где и когда, взяли чай и блинчики со сгущенкой.

В мусорке обнаружил пару пустых бутылок из-под Powerade. «Здесь были наши», – подумал Штирлиц.

В этом кафе нам сообщили, что Москвич (один!) был здесь в 10 утра, и то, что машина сопровождения ждать никого не будет. Попили чай, едем дальше.

Да, снова поехали, а не «тошнили», как последние километров 30 до Хребтовой.

Рельеф трассы не переставал удивлять, своими спусками и подъемами. До Семигорска мы ехали по хорошему асфальту, после чего нас ждала гравийка до самого Усть-Кута.

Река Кута на закате

Перевалы до Каймоново на гравийке достаточно солидные. В одном месте какой-то шутник воткнул знак «Спуск 12%», в то время как дорога стабильно шла вверх. Вообще, разных нелепых знаков на этом участке маршрута попадалось много. Изредка на дороге встречались баночки то ли из-под Бёрна, то ли Флэша. В общем, дискотека продолжается!

В 22 часа мы подъехали в кафе поселка Каймоново, взяли рулетик, Паша заказал себе натуральный кофе, я чай. Там гуляли дальнобойщики, один был из Иркутска (или не один, не знаю), сказал Пахе «Ну, зёма, не подведи!»

А также в шутку предложил позвонить кому-нибудь из «своих», чтобы москвичей и других товарищей придержали. Мы, кстати, вообще были не в курсе, что команды сходят из-за поломок…

и мы поехали дальше.

Едем, подъезжаем к поселку Ручей и после железнодорожного переезда встречаем участника нашей гонки.

Кажется, команда №3.

Это был Братчанин, товарищ его, сошел в первую ночь, и он решил ехать один. Метров 100 он проехал с нами, у него что-то отвалилось с багажника и он остановился. Ждать мы его не стали, Паха даже не сразу заметил его отсутствие. Уже темнело.

Я бы сказал, что «Уже темнело», а потом «Я не сразу заметил его отсутствие», ибо вглядывался в свет фонарика, ямы на гравийке, и мысленно крутил в голове оставшееся время, километраж, рельеф, а так же то, почему давно не видно Томичей, ну и глобальная мысль не покидала: нахрен я сюда вообще залез?…

Проехали мимо поселка Янталь.

В темноте выглядит как макет мегаполиса.

Уже окончательно стемнело. Подъехали к кафе «У Стаса», заезжать мы туда не стали. Сбавили скорость, чтобы спросить у парня с девушкой, давно ли велосипедисты проезжали. Они ответили, что часа 1,5 назад. Мы не знали, кто это был, либо Томичи, либо туристы из Братска. Едем дальше. Прохладно. Хотели доехать до отметки 555 километр, но решили остановиться не доезжая асфальта перед Усть-Кутом, в лесочке между автомобильной и железной дорогой, на 545 километре, если я не ошибаюсь.

Кажется, в тот момент, проскользнула вслух мысль, что поезда будут мешать спать, но я думаю, что даже если бы палатка стояла в метре от ЖД, то это бы никак не отразилось на нашем сне.

Тут я обнаружила, что маленький кармашек, в котором у меня были ключи, расстегнут, потеряла ключики (говорил мне Мишка Полянин, что бы я ник меняла на «Наташку-Растеряшку»). Время 1:30, раскладываем палатку, варим макароны, закидываем туда мясо курицы (с говядиной было вкуснее). Закидываем вещи в палатку, пристегиваем велы, кушаем. Спустя, наверное, час после остановки, ложимся спать. Будильник на 4:00.

День третий

Будильник зазвенел в 4 утра, я его выключила, смутно помню этот момент…

Да, я хорошо помню: будильник был. Я сказал: «Ага, надо вставать».

Открываю глаза, то ли от проходящего над головой поезда, то ли еще от чего, понимаю, что как-то светло на улице, смотрю на время – 5:48. Паха! Мы проспали, время шесть утра!!! – выкрикиваю я. Паша что-то буркнул, типа еще бы настолько же проспал с удовольствием.

Ну да, кто знает, во сколько я иногда на работе появляюсь, ничему бы не удивился.

Я выползаю из палатки, начинаю потихоньку собираться, Паша не подает никаких признаков жизни, ему наверное, спать понравилось. В конце концов он тоже встал. Собрались. Паша смазал цепи. Выкатываем из этого пыльного лесочка. Пятая точка отказывается садиться на вел, стоя далеко не уедешь, шея болит, сил ехать нету. Скорость была очень маленькая, мы оба не ехали, а волоклись, имитировали езду. Так, методом имитации мы доползли до асфальта, пятой точке пришлось смириться с болевыми ощущениями (мягко сказано), остановились минут через тридцать, перекусили, едем дальше. Начался Усть-Кут. Не знаю, на сколько километров он растянут, но он надоел – это факт. Наконец-то мы в центре, решаем остановиться возле магазина и купить бананов, а потом найти кафе и съесть что-нибудь горяченькое. Подъезжаем к магазину и … ох, мы афигели, возле магазина стояли Томичи (мы про них уже и думать забыли),

По-моему, они тоже нецензурно удивились, увидев нас. Выглядели помятыми, и в общем, чуть не родными на этой чужой усть-кутской земле. Сообщили нам, что просто то ли проспали, то ли решили поспать подольше – в общем, все как надо на этой мега-гонке.

они чего-то прикупили и уехали, мы купили бананов, спросили, где есть кафе. Едем в кафе «Вергиния», оно возле вокзала, тоже на главной улице (там весь город на главной улице). Напомню, что это была пятница 13, 10 утра, а 12-го был День России, и народ гулял. Пока мы стояли возле барной стойки выбирали чего бы съесть, нас рассматривали местные пьяные «мужики» (есть мужики, а есть мужчины, есть девки, есть девушки и т.д.), точнее их внимание привлек Паша в велотрусах с памперсом, и под ними обтягивающие гетры,

Для них это были просто «бабские лосины», пусть и с надписью Shimano. Вряд ли она им известна хотя бы в качестве крупнейшего производителя безынерционных катушек для спиннингов. В общем быдлогопы обыкновенные…

их было человек пять.

Четыре, но в особом «восторге» был только один товарищ. Жаль, что не один по количеству особей, а то может, оставил бы восторг при себе…

Они долго так яро обсуждали между собой, но мы на них никак не реагировали, так будто их нет.

Ну да, собственно, и без них дерьмово себя чувствовали

Заказали себе борщ и чай. Сидим, ждем. Местные бухарики не выдерживают игнора и сами заводят разговор, рассказывая Паше, что это Усть-Кут, и так ходить здесь не приемлемо, на что Паша попытался им объяснить, что он тут вообще-то не ходит, а едет.

Однако, помнив о том, что их задача – втянуть в спор, решил игнорить дальше. Цель-то – доехать маршрут, а не звиздюлей получить.

Это была середина нашего пути, и что будет дальше, какова будет реакция местных жителей на нас, было трудно представить. Быстро кушаем борщ, пьем чай, и сваливаем поскорее из этой деревни, раскинутой на несколько километров. Отъехав от города километра три, останавливаемся по делам, разбавить изотоник, поглядеть карту, да и так вообще перекурить, что к чему. Минут через пять подъезжает группа велосипедистов из 5-ти человек, 4 парня и одна девушка – это туристы из Братска, они хотели уехать на электричке до куда-то там, но ее не оказалось. Болтаем, они сказали, что мы идем пятыми, четыре команды сошли. Нас это радовало, радовало то, что не девятые. Они уезжают, мы собираемся и тоже едем.

Едем, едем, едем… Сплошной подъем. Если обернуться назад, то на некоторых участках с высоты птичьего полета видно, где мы были пару часов назад.

Решаем, что в 14 часов остановимся и сварим обед. Едем. Примерно в 13:30 на горизонте мы увидели Томичей, скорость у нас отличалась, мы шли быстрее, у Паши откуда-то взялись силы и он втопил, невзирая на то, что ехали мы по гравийке, я естественно у него на колесе.

Сразу вспоминается анекдот:

Приезжают два бизнесмена к третьему домой. Встречает их дворецкий, чуть ли не выписанный из Лондона. Гордый, вытянутый и т.п.-ный.

Дворецкий: Господа! Александр Сергеевич немного задерживается. Он просил его извинить и показать вам его дом.

Входят на первый этаж. Вокруг золото, мрамор, картины дорогие. Красота неимоверная.

Дворецкий: вот тут А.С. встречает гостей...

Идут в следующий зал. Там огромный бассейн с кристально-чистой водой.

Дворецкий: а вот тут А.С. любит плавать...

Идут на 2 этаж. Там огромный зал красивый с немерянным количеством тренажеров для фитнеса самой последней модели.

Дворецкий: а вот тут А.С. любит заниматься спортом... после бассейна очень хорошо...

Идут на 3 этаж. Там огромная комната, метров 100 и натянут БАТУТ, на котором прыгать можно.

Дворецкий, гордо: а вот тут А.С. любит прыгать после того, как поплавает в своем бассейне и после того, как позанимается спортом...

Потом поворачивается, ухмыляется и добавляет: А $$$ ему не прыгать-то?...

В общем-то, это была верхняя точка очень долгого затяжного подъема, а дальше был спуск. Было бы странно, если бы я в этот момент забыл, что еду на хорошем двухподвесе. Боялся, что Наташа отстанет, но она очень точно и ровно шла за мной, так что наша команда напомнила мне состав поезда по скорости, слаженности работы, а так же создаваемому шуму.

Таким экспрессом мы прошуршали мимо Томичей и решили, что обед варить не будем, а доедем до Звездного и в кафе по-быстрому что-нибудь съедим.

Однако, наша радость была бы не полной, если бы не выпавшая в очередной раз бутылка воды с багажника…

Около 15 часов мы были в Звездном. В кафе не было света, но были готовые порции. Мы взяли по порции картофельного пюре с котлетой, винегрет и сельдь с луком в масле.

Всю дорогу старался отдавать Наташке руление в вопросах питания – и не прогадал, было вкусно!

Ели мы на улице, т.к. в кафе было темно, и мне показалось, что там было холоднее, чем на улице, погода была пасмурная. Перед кафе остановился небольшой грузовик, и от туда вывалили Братские туристы. Пока мы доедали наш обед, мимо кафе проехали Томичи, они не стали останавливаться. Попрощавшись с туристами, мы уезжаем. Вел не едет. Еще и эти подъемы. Проехав 45 минут, останавливаемся. Спим 2 часа. Надо отметить, что спали мы не мертвым сном, я проснулась через час, и мне казалось, что мы уже много спим, Паша просыпался через 1,5 часа и тоже плохо спал, мне еще вдобавок ко всему было душно. Проснулись. Собрались. Выехали примерно около 20 часов, отметив, что до конца гонки осталось 24 часа. После места ночевки началась глина с лужами, но слезать с велов и переходить чачу пришлось всего один раз, все остальное проезжалось.

На карте, которую нам выдали было небольшое описание рельефа трассы, в частности: «Каймоново-Небель: ровный участок», так вот хочется заметить, что там нифига не ровный участок!, мы были в шоке от такой ровности участка. В 21:55 мы были в поселке Ния, успели забежать в магазин, купили бананы и лимон.

Я когда лимон увидел, подумал «шикуем!». Но думаю, раз Натахе хорошо, и она думает о лимонах то, в общем, то зашибись.

Взяли в магазине кипятка, прямо на крыльце магазина заварили сублимированные супы, закинули туда еще мяса и сухариков, потом попили чай с лимоном, кружки по 2-3. На покушать у нас ушло ровно час.

Жрачка была густая, а чаю много. Еще бы поспать… Кстати, поразил домик там, у которого почти на всех балконах стояли спутниковые тарелки. Ниче так деревня… Однако солнце садилось и температура воздуха стремительно падала.

Дальше дорога состояла из гравийки с постоянными лужицами и так почти до самой Небели,

Кажется, к тому моменту мои выражения на 2/3 состояли из нецензурной брани по поводу ровняка, ям и луж…

перед ней начинается асфальт. Мимо Небели мы проезжали примерно в час ночи, заезжать туда не стали. Уже было темно и холодно. По обочинам везде была вода, там двое суток лили дожди. Еще холоднее было от того, что был спуск, скоростной по асфальту, может он конечно был не такой уж и скоростной, но в темноте и холоде он казался нам именно таким…

Ога, душу грел только Dinotte-200L, освещающий дорогу по всей ширине на крутых уклонах и заставляющий очень редких встречных водителей переключаться на ближний свет.

К тому же вентиляция в шлеме давала о себе знать замерзшим черепом, из-за чего глаза совсем съезжались в кучу. «Если бы я мог добраться до х.б. трусов, то я натянул бы их на бошку», – сообщил я Наташе. В ответ на это Наташа дала мне шапку «Лыжня России», которую я одел под шлем, подумав, что «лыжня» – это очень в тему, по погоде, так сказать.

После того как Паша сказал фразу «одел бы трусы на голову», на меня напал очередной приступ истеричного смеха, до коликов в области живота, я эту фразу потом периодически вспоминала и хихикала за Пашиной спиной, и мысли о том, что Паша повернется и увидит что ржу в одну каску, только добавляли истерии.

Дальше был подъем к Магистральному это примерно пять километровых ступенек, в которые мы запарились подниматься. Время было часа 4 ночи, мы всю ночь ехали, замерзли, устали, хотели спать, жрать, надеялись, что в Магистральном будет кафе и мы съедим там чего-нибудь горячего.

День четвертый

Вот мы забрались в этот подъем и тут по ту строну дороги я увидела черную зверушку, которая встала на задние лапы и смотрит на нас, но не боится, я удивилась, что Паша ее не заметил и когда я с ней сравнялась…, это была не зверушка, это была коряга, а у меня глюк, «отпусти меня трава» – подумала я, и удивленная поехала дальше за Пашиным колесом. Потом был спуск, достаточно крутой и длинный спуск к Магистральному, уже было светло и не так холодно. В Магистральном заехали в магазин-киоск купили пол килограмма шоколадных конфет, печенье юбилейное и литр сока.

Буквально до киоска поставил передачу 1-3 и не спеша подъехал к нему. Когда же отъезжали, то дорога шла вниз. Велосипед сам разогнался, я стоял на педалях, потому что сидеть не хотелось, и тут перед поворотом, решил надавить стоя на педаль, однако забыл про передачу. Педаль резко провалилась вниз в свободном падении, велосипед качнуло, а я чуть не упал. Вроде ничего страшного не случилось, но последствия данной ошибки начали давать знать о себе под конец этого дня…

На улице холодно, время часов 5, хочется чего-нибудь горячего, отъехав от Магистрального, минут через 30 решаем остановиться попить сок, в надежде, что он не такой холодный, как температура воздуха. Стоим пьем, жуем печенюшки с конфетками и тут, на горизонте появляются байкеры! Ты сейчас обернешься и офигеешь! – говорю я Паше. Он обернулся и офигел, не меньше чем я. Это были наши, уже любимые Томичи. Они где-то недалеко спали, но уже собирались, когда увидели нас и стали еще быстрее собираться. Олег спросил, удивленно – «Вы что всю ночь ехали!?» – на что, получил положительный ответ. Мы спросили у Андрея уложатся ли они во время, на что он ответил – «Доехать бы». Вот и нам бы доехать, на тот момент нам уже было поровну, какими мы там приедем, уложимся ли во время, цель была одна – доехать! Они уехали, мы не торопясь (как в прочем и всегда) перекусили и тоже поехали.

Да, всю гонку мы спешили и торопились, но у нас это стабильно плохо получалось.

Проехав минут 15, впереди себя мы увидели воду! Ступор. Река поднялась так, что дорога залита.

— Что делать? – спрашиваю я.

— Ехать – отвечает Паша. И мы едем. По асфальту. Вода прозрачная, но все равно страшно, кажется, что там непременно будет обрыв, длилось это метров 50, немного и не глубоко, но ноги уже замочились. Вода закончилась, мы обрадовались. Следом началась гравийка, и опять затопленная дорога.

Причем гравийка началась внезапно, в аккурат под очередным огромным затопом, и сразу дала знать об этом нырком переднего колеса и начавшейся колбасней велосипеда по камням, подогреваемой боковым течением разлившейся Киренги.

Я была в ужасе! В шоке! Начала ныть о том, что надо это обойти по железной дороге, и ехать мы тут не сможем. Но мое нытье Пашу не чуть не смущало, он сказал, что до железки тоже надо дойти… а вода была везде. На этот раз дорожный бассейн был длиннее, глубже, гравий в конце концов, это нам не асфальт, я пару раз спрыгивала с вела – ноги не приятно проваливались в песчано-каменистую смесь, снова запрыгивала на него, ехала. СТРАХ – вот что я чувствовала в тот момент.

Вода, та еще стихия. Не понимаю, как я раньше на катамаранах сплавлялась, сумасшедшая, сейчас бы точно на катамаран не села. Выехали на «сушу» постояли, посмотрели назад, собрались с мыслями, едем дальше.

Дорога идет под ж/д мостом, и там как раз бежит «речка» на всю дорогу. Слазим с велов, проходим в брод, глубина там была выше колена (моего колена).

Ну, т.е. я попытался проехать, но так нырнул возле берега, что непонятно как не перевернулся. Не зная броду – не лезь в воду.

Дальше было просто море какое-то, без конца и без края. И мы все же решили выйти на железную дорогу. Надо отметить, что по железке идти тоже, адреналин тот еще! Дорога петляет, путь один, несколько секунд и поезд окажется совсем рядом.

Третьи сутки – день водных процедур и бесплатной раздачи чувства страха за свою шкурку. С железной дороги частично было видно утонувшую дрогу,

Да, где то там есть дорога…

автомобилисты не решались туда соваться, но после опроса все же, проезжали.

Не знаю как с легковушками, но пока ехал ГАЗ-53, то ступенька его кабины иногда скрывалась в воде. В общем, смотреть на это можно было бы бесконечно, если бы мы никуда не «спешили».

В начале затопа стояли водители двух легковушек и чесали репы…

Мы, обойдя этот «спецучасток» вышли на дорогу. Начался асфальт, силы заканчивались с каждым оборотом шатуна. Проехав по асфальту, еще минут тридцать решаем лечь спать, солнце уже поднялось. Время около 8:30. Останавливаемся. Раскидываем спальники. Легли так, что нас было видно с дороги, но нас это особо не парило, от дороги расстояние было метров 50. Рядом какое-то болото. Спим час. Удивительно то, что не было дикого желания спать дальше, просыпалось легко, дома так быстро не встаешь. Собрались, попили сок с конфетами и печеньем. Поехали. После сна мне совсем не катиться, как телега, еле успевала, а иногда и отставала от Паши. Доехали до Улькана, никуда заезжать не стали. Сразу после него начинается гравийка и подъем. Проехав минут 15, останавливаемся на перекус, время было, кажется около 12. Разбавляем изотоник, жуем печенье с конфетами, Паша выдал мне какую-то мазь для коленей, сам намазался. Около часа мы там тусили, решив что лимит времени исчерпан, едем дальше. Закарабкались в этот подъем, далее был спуск, и железнодорожный мост. Дальше наша дорога шла совсем рядом с жд. Начали виднеться снежные вершины Байкальского хребта. Проехав еще два часа останавливаемся на перекус и отдохнуть. Паша не долго думая, расстилает свой коврик из «фольги» и решает основательно отдохнуть.

Я достала упаковку ништяков (фруктово-ореховую смесь) и мы приступили к перекусу, вообще по времени был обед, но есть особо не хотелось, то ли от жары, то ли от лени, мы как-то даже об этом не задумывались. Минут через 40 мы все же поехали дальше. Настроение у меня было такое, что мы вот-вот доедем, сядем в поезд и будем спать… Через полтора часа на горизонте появился мотоцикл, остановили. Двое мужчин и собака в люльке. Узнали можно ли пить воду из ручья, на что получили положительный ответ.

— Сколько до Кунермы? – спрашиваю я.

— Километров 5 – ответил мужчина.

— А потом, за Кунермой, Солнечный да?

— Эээ, нее, потом Дабан (улыбается).

— А, Дабан… (мы с Пашей задумались).

Они завели свой мотоцикл, позвали собаку, но она решила с ними не ехать, я ее угостила печенюшкой, а она, собака, не стала ее есть. Потом она все же убежала. А мы с Пашей так вслух, задумались, что же там за Дабан нас ждет. Попили воду, немного поплюхались, умылись, намазались кремом от загара.

На это ушло опять около часа, хе-хе… Но тут, кажется, в основном, я тормозил, а Наташа подгоняла.

и покатили.

Только мы отъехали, я попыталась скинуть цепь на самую маленькую переднюю звезду, т.к. лень было слазить с вела, она никак не хотела мне поддаваться, но я настаивала… и довыпендривалась, цепь быстро слетела на каретку, и я еще быстрее приложилась правым боком к земле. Заработала шишку на бедре, которая потом переросла в большой синяк. Паша, офигел:

— Ты что решила в горку без рук заехать? – спросил он.

— Нет – ответила я. Поправив багажник, мы покатили дальше. Проехали Кунерму, никуда не стали там заезжать. Потом был брод. Увидев его, сразу возникло желание, где-нибудь обойти, мне почему-то казалось, что меня обязательно снесет течением в обрыв. Слава богу, не снесло. Уже вечерело и ноги были мокрые. В 20:00 мы подъехали к металлической обшарпанной стеле «Гранитный ТО №19», я ее кстати не сразу заметила вообще. По времени гонка закончилась… очень хотелось, что бы она поскорее закончилась и фактически. Прям возле стелы мы решили перекусить, за весь день мы съели пол кг конфет «Испанская ночь», пол кг печенья «Юбилейное», 450 гр. фруктово-ореховой смеси и два батончика мюслей, вот. Паха хотел есть, я как-то не очень, я вообще не хотела останавливаться, так как стоило остановится и все начинало дико болеть, колени ныли, шея болела так, что плакать хотелось, ну а про пятую точку я вообще молчу… Паша разбавил сухую кашу холодной водой, а я грызла оставшиеся сухарики.

Да, с едой в этот день мы как то, кажется, не рассчитали. Возможно, просто весь день не было особого аппетита, поэтому ели мало и все быстросгораемое. В итоге меня сильно начала накрывать усталость, просто хотелось упасть и вырубиться.

Вид на подъеме
в перевал Дабан

Пожевали, поехали. Нас ждал долгожданный подъем. В него мы частично заезжали, частично шли, не упираясь и не торопясь, любуясь окружающей красотой. Солнце спряталось за какую-то гору, от лежащего снега и сбегающей воды становилось прохладно. На самой вершине мы остановились и оделись, нас ждал спуск. Спуск, конечно, был не такой крутой и интересный как подъем, но спуск, каким бы он не был, радует оттого, что скорость значительно выше и значит, скоро мы будем дома.

На самом деле, я уверен, сказывалось состояние. Будь мы там, наверху, со свежими силами, без багажников, без рюкзаков – ух бы прокатились! Но сейчас, увы, все силы были направлены на то, чтобы к усталости и холоду не прибавилось еще каких-нибудь технических проблем в виде оторванного багажника или просто падения на каком-нибудь вираже.

Спускались мы достаточно долго, рядом бежала река, от которой веяло ледяным воздухом, Паша с открытыми перчами просто офигевал… Возле Солнечного мы остановились доесть оставшиеся конфетки, я одела куртку. Подъем перед Северобайкальском показался нам вечным, я думала он вообще никогда не закончится, крышу сносило, словами не пересказать. Темнотища, я ехала впереди и от фонаря-прожектора, что был у Паши, мне постоянно чудились люди на краю дороги, наводили на меня страх. Паша чувствовал то же, что и я.

Глючило меня уже давно: сумерки, справа ручей какого-то красно-кровавого цвета (видимо, породы земли там такие хитрые), временами пролетают летучие мыши… О чем хорошем можно думать в такой момент? Хотя я думал, нет, даже мечтал, что как только появится связь, позвоню своей любимой и узнаю, что у нее все хорошо. Почему-то только это мне и было интересно.

Мы решили этот подъем идти пешком, т.к. было очень плохо. Закончился гравий, начался асфальт, мы даже обрадовались, поехали, а подъем все не кончался и не кончался. Громко матюгаясь, мы забрались наконец-то в это гору, увидели огни внизу, осталось только спуститься. Спуск был очень крутой и очень длинный.

И без разметки на асфальте, что самое страшное. А уклон и повороты там позволяют вылететь с дороги при первой же неосторожности.

Спустившись в этой дивный город, я включила телефон, и попыталась дозвониться Татьяне и Стасу, у меня ничего не вышло, они были не доступны.

А я наконец-то позвонил своей девушке и сообщил, что не уложились во время, но все у нас хорошо. Всего то осталось до вокзала доехать.

Спросили на заправке как доехать до вокзала, затем спросили в киоске, нам сказали, что отворот на вокзал в другом месте. Худо-бедно, мы приехали на вокзал и мягко, скажем, удивились, когда прочитали, что вокзал работает до 24 часов, а время было 01:20. Спросили у таксиста, видел ли он велосипедистов, на что он ответил, что все уехали в 22:30. В киоске начали расспрашивать, где тут есть гостиницы. Продавщица сказала нам про какую-то, мы спросили где это. К киоску подошли два парня, услышав, про что она говорит, назвали адрес – улицу, и то что рядом с какой-то школой, (я про себя подумала вот, блин идиоты, что нам ваш адрес). С ними завязался разговор, точнее с одним из них, который проявил инициативу показать нам, где находится гостиница. Я как-то с недоверием к ним отнеслась. Ну сами представьте: двое парней, время уже около 2-х часов ночи, покупают лимонад «Гелиос» в стеклянных бутылках, трезвые! Мысль – что-то мутят. Надо было идти через виадук, он было очень высоким, но мы пошли, особого выбора у нас не было. Желание было одно: упасть и спать, двигаться куда-либо не было сил. За виадуком – лесок, а за ним – Байкал. Паша выдвинул мысль в слух о том, что бы поставить палатку прямо в лесу, или на берегу Байкала. На что Коля нам ответил, что этого делать не стоит, т.к. сегодня во всех школах города выпускные вечера, и все идут на Байкал.

Догоняться…

Доплелись до гостиницы, которая представляла собой ряд одноэтажных домиков и один большой дом, из этого дома вышла женщина, сказала, что сутки стоят 500 рублей с человека, и чтобы мы шли оформляться куда-то там. Постояли, подумали. И тут, Коля говорит: «Слушайте, у меня мама сегодня в ночь работает, и вы можете у меня до 5:30 поспать, а вокзал в 5 утра откроют. Что-то я сразу не догадался вам предложить. Я как раз рядом с вокзалом живу». О, опять этот виадук!!! – подумала я. Мы поперлись обратно, Коля опять затащил мой вел на виадук. Спустились к вокзалу, его товарищ пошел направо, а мы пошли налево. Зашли, разулись, ноги были в шоке. Коля сказал, что он едет на рыбалку с утра, и мы можем у него побыть до 6 утра. Пошли пить чай, я у же не могла даже сидеть, меня просто вырубало. Сняв с себя трико и наколенники, я вслух буквально завыла, от того, как у меня болели колени. Паха сказал, что бы я пошла и погрела под горячей водой. Недолго раздумывая, я пошла в ванну. О душ! Теплая вода! Аааааааааааааа! Кайф. Помылась, погрела колени, чуть не уснула прям там. Вышла, и плюхнулась в спальник на мягкий диван.

Я в это время беседовал с Колей на кухне, уже даже не очень помню о чем. Вроде, о нас немного, потом о его друге, с которым он ходил за напитком. Времени уже был пятый час. Я так же, как и Наташа, пошел в душ и, попав под теплую воду, просто завис. Не знаю, сколько так простоял, но когда вышел из ванной, было около пяти. Коле сказал, что все, спать (подумав про себя, что снова час остался). Он посмеялся и продолжил смотреть футбол.

День пятый

Утро. Паша мне: «Натаха, вставай». Я, не сразу и поняла, что случилось и где я, вставать не хотелось, однозначно. Коля, что то бегал, суетился, собирался, на нас суету наводил, сказал, что бы вставали, и шли кушать. Мы – сонные мухи, поперли на кухню, где нас ждали жареные яйца, сало, чай… мы офигели!, потом забежал Коля, говорит: «Извините, что мало». Мы вообще были в шоке: мало того, что ночевать приперлись, так еще и накормил с утра, и извиняется!!! Сам он футболист-вратарь, в его комнате вся стена аккуратно увешана грамотами типа «лучшему вратарю», и висит, наверное, около 10 медалей. В то время пока мы спали он смотрел футбол ЕВРО 2008, наши кого-то там победили, и он был очень этому рад. Мы доели, стали собираться. Но мы ведь не умеем это быстро делать, а Коля этого не знал, естественно. В итоге вещи мы собирали в коридоре, а Коля убежал, кажется на электричку.

Вышли из подъезда. Пошли пешком до вокзала, на вел садиться не было никакого желания. Вокзал. Билеты были только в купейный вагон, а мы рассчитывали на плацкартный вагон, достав все деньги, посчитали, что если мы возьмем купе, то кушать мы будем воздух. В итоге взяли купе до Тайшета, а дальше на проходящий поезд в плацкарт. Времени у нас было много, поэтому мы поехали на Байкал, помыть велы. Приехали. Помыли. Я навела порядок в своем рюкзаке, что бы в поезде не ковыряться. Поднялся ветер, и мы поехали на вокзал, до поезда оставалось еще часа два. По дороге на вокзал заехали в магазин, купили мороженного и вкусняшек к чаю. Прибыв на вокзал, поместились в зале ожидания на втором этаже. Напились чаю. Я решила сходить купить бананов в поезд. Выходя из магазина заметила проезжающего мимо байкера, обрадовалась, думаю: «клево, тут даже байкеры ездят!», подходя к вокзалу, гляжу он разворачивается и собирается проехать мимо. Это был Алексей участник гонки из Перми, который сошел в Видиме. Я ему помахала, он улыбнулся и проехав еще метра два развернулся, узнал меня, хоть я была и без вела. Постояли, поболтали. С Видима Алексей приехал на поезде, а его товарищ проехал 300 км и тоже решил сойти. У них заранее были куплены билеты. Вместе с водителем сопроводительной машины, пермяки остановились в гостинице (не той, в которой мы хотели разместиться), там же отсыпались Томичи. Мы попрощались.

Через минут 30 прибыл наш поезд, в который мы неспешно загрузились. На верхнюю полку влез только Пашин вел без колес, поэтому все остальное пришлось поставить, прям посреди купе. Поезд тронулся, Паша ждал пока начнется туннель, а я, так и не дождавшись, уснула, причем уснула сидя, потом Паха меня разбудил, и я поползла на верхнюю полку…

Подводя итог, могу сказать, что сам по себе маршрут очень интересный, насыщенный свежим воздухом, густым лесом, дикой природой и малым количеством автомобилей. Для себя отметил, что наличие цели, к которой постоянно движешься, позволяет закрыть глаза на многие неудобства и раскрыть более широко потенциал организма. После данного марафона многие поездки стали казаться достаточно скучноватыми, но не от отсутствия нагрузки, а от того, что нет какой-то высокой цели, что ли. Видимо, ожидание мероприятия, его нестандартный формат и мысли о том, что не много желающих находится принять в нем участие, очень подогревали интерес и придавали эмоциональный настрой. Однако, считаю, что подобные забеги вряд ли стоит часто устраивать, потому что организм не железный, но эту точку зрения разделяют не все. В следующем году, предполагаю, количество участников и их подготовка вырастет, учитывая опыт прошедшей гонки.