в Иркутске 00:42, Дек. 14:t -19°C

Хрустальная мечта. Продолжение

Автор:Марина Васильева (Красноштанова)(fyufhxfyrf)
Опубликовано:21.06.2013
Ключевые слова: Аккем, Алтай, Белуха

Наедине с Алтаем. Возвращение с Белухи. Продолжение рассказа "Хрустальная мечта"

Финал путешествия оказался совсем неожиданным. Вместо того, чтобы скучно топать колонной вниз по прозаическим конным тропам, сожалея о расставании со сбывшейся мечтой, ноги мои скорые и мысли мои лёгкие понесли меня за новыми приключениями… Дальше было – соло, неожиданное, но приятное ...



"...А на самом-то деле..."

А на самом-то деле этот путь к Алтайской шамбале начался не 5 лет назад, и не с Колиной картины, а гораздо раньше… Если копнуть глубже – начинался он с детства. Когда впервые были увидены картины Рерихов. Тогда был юношеский нигилизм и отношение к краскам на картинах скептическое: «Ну не бывает в природе такого цвета, всё неправда, всё чересчур утрировано, не реально!» И то, что картины Рериха не просто пейзажи, а ещё и сюжет, отражение внутреннего мира – этого в детстве, конечно, не понималось… Потом, когда становишься старше, и мир вокруг становится шире, с удивлением замечаешь, что есть в природе и «не реальные» краски, и сказочные превращения рая в ад, и ада в рай, и есть в природе чудеса, в которые другие люди, не ходившие твоими тропами, ни за что не поверят… Скажут – «какой бред!», а ты просто пожалеешь этих людей, потому, что их видение мира – вокруг одной точки (своего двора), а у тебя – вокруг пространства, и это пространство становится с каждым путешествием и с каждым знанием всё шире и шире…



Потом, походив по свету, начинаешь соглашаться: «да, есть такие краски, есть такие сюжеты, есть такие истории…» Начинаешь признавать, что если ты чего-то не понимаешь, это не значит, что его не существует. Картины Рерихов начинаешь разглядывать под другим углом. В феврале 2004 г. на Восточном Алтае в лыжном походе я поставила все точки над сомнениями: «Есть. Верю. Знаю. Правда». И гуру, и ведущая, и врата, и свет… Чем старше мы становимся, тем больше видим. Больше открываем. Больше верим. Больше делимся. Путешествуя.



16.08.12. Аккемское озеро.

Солнечно, прозрачно, светло с утра. «Продолжатели учения Рерихов» выползли из палаток, играют на дудочках, на варганах, бьют в барабаны... Разодеты чудно: в балахонах, хламидах, пледах до полу (как в таком одеянии они ходят по горным тропам?) Мальчики – с длинными растрёпанными и свалявшимися волосами, а девочки, наоборот – лысые… Всю ночь нецензурно галдели, вопили, гулеванили, а утром изображают из себя святош с дудочками… Какое отношение они имеют к Рерихам, мы так и не поняли. Общее у них – только горы Алтая. ИМХО.



Мы вышли с Аккемского озера почти в обед...

Поднимаемся на перевал Каратюрек (1А, 3060м). Солнечно, но не жарко, потому что со стороны Белухи дует прохладный ветер. Огромный набор высоты сразу от ГМС «Аккем». Вверх, вверх, вверх. У нас, в Байкальском регионе, таких огромных перепадов высот от реки до перевала нет нигде, пожалуй… Даже на Кодаре. Бесконечный подъём без права передышки и без пологих участков, хотя бы на минуту. Нетренированный народ жалуется, что уши закладывает от перепадов высоты.


Быстро кончается лес, начинаются камни, потом ручьи, потом опять камни… Бесконечный подъём на один увал, потом на другой… Впереди меня инструкторы Слава с Андреем, и участники Володя с Димой. Уже почти на перевале догнал другой Володя (сосед по палатке, москвич). Остальных не видно, группа, как обычно, растянулась очень и очень сильно. Видимость сверху – на километры, но «хвост» группы потерялся сразу, и не виден на горизонте…


Инструктор Макс вышел с базового лагеря последним, я его даже и не видела с момента выхода. Видимо, «пасёт» отстающих сзади. Навстречу нам спускается с перевала множество людей. Спрашиваю: «Далеко ещё до перевала?» – «Далеко. Семь раз покажется, что уже близко, пока поднимешься». Как-то не очень верится в такие страсти. Но они говорили правду. Семь увалов на подъёме, каждый из которых можно принять за перевал.



"Семь раз покажется, что уже близко"

Поднимаюсь на перевал в 15:54 (около 3,5 часов занял подъём от Аккемского озера). Впередиидущие мужики ушли уже на спуск, инструктор Андрей ждёт на перевале группу. Сухофрукты достал, подкормил немножко. Сфотографировал меня и сказал: «Иди за Володей, там тропа одна, не заблудишься». Ну, я и пошла (в 16:12). Действительно, тропа одна, большая, вьючная, широкая… Даже Володю ещё вдалеке поначалу видела, но потом он скрылся из виду за увалом, и больше не появлялся.


Спустившись с первого, главного увала, я продолжила движение вниз. Но вскоре заметила, что тропа становится всё тоньше и тоньше, и переходит из вьючной в пешеходную, оглянулась: широкая вьючная тропа вынырнула из россыпи камней и уверенно тянется вправо, по увалистым верхам. Я развернулась, поднялась обратно до того места, где тропы разветвились и продолжила движение по широкой вьючной тропе. Прошла около 20 минут, и возле очередного перевального тура (обозначение перевальной точки и тропы) на следующем увале, решила всё-таки подождать группу, мало ли что.


Около получаса я сидела у тура на сильном ветру (надела на себя куртку-ветровку, пуховку, шапку, рукавицы, ветрозащитные штаны, и всё равно было холодно), ждала, когда появится хоть кто-нибудь. Вдали появились точки, как раз на той, смутившей меня развилке. Они направлялись прямо ко мне, по вьючной тропе. Ещё через пару минут я разглядела (как мне показалось) нашу группу: Оля в оранжевой толстовке, Лена в белой куртке, Макс – в чёрном, и ещё кто-то, вроде по количеству фигур – все наши. Ещё через пару минут на этой же самой развилке показался конный караван, и тоже направился в мою сторону.


Я успокоилась: «правильно иду», и пошла дальше. Навстречу мне, вверх, на перевал, тоже прошли несколько групп туристов. Все шли с Кучерлы. Все шли на Кара-Тюрек. Значит, я иду правильно, просто первые мужики – быстро рванули вперёд, а последние в группе – идут медленно (ну как обычно), подъём ведь был очень долгим, утомились, видимо.



Ещё один большой переход...

И я подхожу к каменной избе. Она чуть выше границы леса со стороны Кучерлы. Помня, что Макс вчера говорил про каменную избу на тропе, опять убеждаюсь, что я на верном пути. Навстречу – поднимается очень молодая девушка, одна. Видно, что устала очень. Спрашивает меня: «Далеко до перевала?» – «Очень далеко! До темноты не успеешь. А что, одна идёшь?», – «Так получилось». – «Здесь ночуй, дальше – снег, ветер, холодно», – «Очень холодно?», – «Да. Видишь, я в пуховке. Палатка есть?», – «Нет, я так…», – «Тогда не ходи выше, на Аккем уже не успеешь до темноты». – «Да, я медленно иду… Но мне всё равно…». – «Лучше в лес вернись, уже вечер!», – «Нет, мне нормально, я сама», – «Ну тогда, передай, там народ сзади идёт, чтобы меня не теряли, на Кучерле встретимся». – «Но до Кучерлы – далеко-о-о! Я ещё утром вышла!»


Ни фига себе! Странная какая-то. Идёт еле-еле, одна, и палатки нет… Вечер, а она на перевал, в снег. Я села и ещё немного подождала группу (минут 15-20), пока не появились из-за увала всё те же красные, белые и чёрные точки, и за ними конный караван. И пошла дальше вниз. Кстати, в этом месте тропа опять расходится: одна вниз, другая – направо. Вниз – более утоптанная, маркированная, я по ней и иду, к тому же навстречу ещё 2 мужика поднимаются, и тоже уверяют, что я иду правильно, что это единственная центральная тропа.


Вечереет (18:30), а я всё спускаюсь, и спускаюсь, и конца-края нет этому спуску. Очень грязная, разбитая в хлам вьючная дорога, падает круто вниз, к реке Кучерле. Дорога-эскалатор: кони идут след в след и разбили ровненькие поперечные канавки, а между канавками – высокие грязевые надолбы, словно ступени эскалатора. Наступаешь на надолб – он скользкий, и «едешь» на этом эскалаторе вниз на пятой точке, если палками не затормозишь. А наступишь в ямку – там грязи по колено. И вся эта экзотика на крутизне до 45 градусов!


«Семь раз покажется, что уже близко, пока спустишься». Правы, ой как правы были попутчики! Садятся сумерки, и у меня одна мысль: успеть бы до темноты. Тут и при дневном-то свете гадаешь – куда ногу поставить, чтобы не уехать вниз по грязи, а ночью с фонариком... Вот она – Кучерла, вижу, рукой подать, я уже говорю себе: через 15 минут точно буду внизу. Но опять иду, иду, тропа петляет серпантинами, иду час, иду больше, а конца и края нет… Вспоминается картина Рериха «Ведущая». Нет, это не ангел ведёт путника… Это сильная воля ведёт слабое тело…



"Швободу попугаям!"

Смеркается. Я догадываюсь, что «хвост» группы не может так же быстро идти, как шла я. Странно другое: почему я, идя довольно быстрым темпом, так и не сумела догнать впередиидущих четверых участников? Да и инструкторы не станут сзади идущих людей вести по темноте... Вывод: они ушли куда-то в сторону. Например, сразу с перевала вниз, где я возвращалась вверх к развилке, и видела сзади караван. Или от каменной избы – вправо по верхам.



А тот караван сзади, что я всё время поджидала – наверное, это были другие люди, очень похожие на нашу группу – и количеством, и цветом одежды, и скоростью движения… Но и они ведь куда-то растворились… То, что я оказалась одна – меня не беспокоит. Спички – есть. Полпалатки есть (внутренняя часть)... Есть верёвка, на неё можно растянуть полпалатки и сделать навес. Моим соседям по палатке без этой полпалатки ещё проще: у них есть тент и дуги – почти палатка. Из продуктов в рюкзаке есть рис, кофе, чай, пачка печенья, картофельное пюре на одну заварку и перец. Целое богатство. Куда идти – знаю. Жить можно…




В 21:00 я у Кучерлы.

Оба-на… У меня нет котлов! Ничто не случайно! И моя любимая металлическая чашка объёмом в литр с откидной ручкой осталась в том, забытом в Иркутске, маленьком нагрудном рюкзачке… И большая кружка, в которой я на костре не раз варила кофе... Увы. Пластиковая посуда, купленная в Новосибирске, не годится для варки. Ну ладно, выживу, подумаешь, 2-3 дня. Да и народу тут ходит полно, пристроюсь к кому-нибудь, если что. Зато – свобода и простор!


Спустившись на Кучерлу хотела было сразу остановиться на ночлег, но, по счастливой случайности, в сумерках увидела табличку на дереве: «До избы – 1500м». Ну, прям, Бог послал! («Вороне сыру»). Это хорошо, пойду туда. Я уже поняла, что группу сегодня не увижу. Но две «подленьких» мыслишки меня радостно так осенили: 1. меня сегодня ночью никто не будет пинать! 2. А тишина-то какая настала! А совесть справедливо нравоучала: «Люди будут о тебе беспокоиться, искать, позор тебе на твою седую голову…» А подленькие мыслишки опять: 1. «зато одна, зато одна, швободу попугаям!», 2. «а ночью пусть в палатке без меня пинаются!»


20 минут быстрой ходьбы в сумерках по разбитой тропе, и я у избы. Ещё чуть-чуть, и совсем стемнело. Удачно я успела спуститься. У дома меня встретили конные туристы. Группа 4 человека и их инструктор – алтайка Надя. (Идут конным караваном на Кучерлинское озеро). Надя – инструктор конного туризма, подтверждает, что я шла по правильной дороге. Помогает мне раздуть свой остывший костёр и вскипятить чай. Остатки холодного супа, который она мне предложила, были проглочены мной в момент, и тут же забыты, как сон. Я вспомнила, что я с утра ещё не ела. Пытаемся с ней за чаем обсудить, где я могла потерять группу. Она предположила, что от каменной избы группа ушла по правой тропе (там ходят конные караваны, если нижняя тропа сильно затоплена после дождей, как сегодня). И это значит, что группа может быть уже впереди меня, потому что правая тропа – короче, она сразу выходит на Елань.


Надя ничего не знает о той пешеходной тропе сразу вниз с перевала Каратюрек к Кучерле, где я впервые потеряла группу. Но она знает, что есть тропа от Каратюрека к Кучерлинскому озеру, она уходит в сторону, влево от перевала, и она более длинная, чем все остальные. Казалось бы – зачем группе идти по более длинной тропе, если мы не собирались к озеру? Ведь я спрашивала у Макса утром перед выходом – пойдём ли мы к Кучерлинскому озеру, ответ был «Нет». Надя знает тут все тропы, и убеждает меня, что я шла правильно! Но, где же тогда группа? Идущих впереди я так и не догнала, а сзади идущих – так и не дождалась…


Ещё до начала похода я в Иркутске очень внимательно изучила карту, и знала, что мой путь будет именно таким, как я и шла (по правой вьючной тропе, ведущей от Каратюрека к Кучерле). На карте тропа от перевала нарисована именно по склону, вправо, а не вниз, не влево, и не по хребтам…


Ночлег в избе – 250 руб. Нары, матрацы, печь. Топится баня. Но мне уже не до неё. Спать. Река Кучерла, о встрече с которой я мечтала сегодня весь вечер, гудит за окном нескончаемым гулом. Противоречивые ощущения комфорта. Мягко. Удобно. Просторно. Свободно. Стыдно… Тревожно… Каюсь, что так получилось…



Возвращение в Тюнгур. 17.08.12.

Утром встали вместе с инструктором Надей очень рано, ещё не расцвело. Пока она варила кашу для своих клиентов, я заварила пюре. (Весь поход таскала этот пакетик как НЗ, даже на Берельском Седле его не съела, но вот пришёл и его час). Проснулся хозяин избы (оказывается, это он так храпел на соседних нарах возле меня), очень удивился, что у него новый жилец, обрадовался, тут же не преминул напомнить, что я на частной территории, надо заплатить за ночлег. Выслушав мою историю, тоже удивился, как и Надя. И тоже поторопил меня бежать скорее дальше, к Елани, предполагая, что группа ушла верхней тропой, по хребтам, и могут оказаться сейчас уже впереди меня. Поэтому я не стала ждать группу в избе, как надеялась вчера сделать. А собрала быстро вещи и понеслась вперёд, вниз по тропе правого берега реки Кучерлы. Надю и туристов попросила, чтобы они, если вдруг встретят на тропе мою группу, обязательно сказали им, что со мной всё в порядке, и что я их буду ждать на Елани. Выход – в 8:30. (Потом, завтра, я узнаю, что группа пришла к избе в этот день уже после обеда).


Пару раз я останавливалась минут на 5-10, чтобы поесть малины и смородины, сфотографировать Кучерлу, тропу, грибы, полюбоваться удаляющимися заснеженными вершинами… Идти было приятно, легко. Не одиноко. Было ощущение присутствия какого-то незримого друга рядом, наверное, ангела.


В Елань пришла в 11:30. А ещё через 15 минут пришла к началу дороги, сюда можно заехать на машине. До Тюнгура – 12 км отсюда. Еще это место называют «У памятника» (здесь стоит памятник в виде разбитого каяка). Одинокая «Нива» стоит у дороги, одинокий мужичок скучает у костра. Подошла. Его друзья ушли в горы на неделю, а его оставили караулить машину. Буду ждать группу здесь. Мимо не пройдут. Здесь прекрасно ловит МТС по всей тропе (как только Кучерла выходит из каньона). Я звоню в турфирму, чтобы сообщить, что случилось. Потому что телефона инструкторов у меня нет, а в турфирме их знают, и как только инструкторы включат телефоны, то сразу будут знать – где я, и перестанут за меня беспокоиться.


Мужичок начал варить супчик из макарон. Я не напрашивалась, конечно, но он сам пригласил, сказал, что один столько не съест, сколько сварил, да и соскучился по людям в одиночестве. Я пристроилась (не отказываться же), тоже внесла свою лепту в обед – пачку печенья, чай, и перец. Потом навалилась дрёма. Чтобы не пропустить свою группу, я расстелила коврик, спальник, легла на солнышке у дороги, и, как ни пыталась «вставлять спички в глаза», всё-таки, задремала. Мимо меня проходили караваны, люди, вверх, вниз, но я же была уверена, что мои-то меня увидят, лежащую на дороге… Так прошло 6 часов – с 12 до 18 (можно за это время сбегать до избы – туда и обратно)!!! Проснулась я от холода: солнце скрылось и затянуло тучами небо, потянуло сыростью. Мужичок – спит в машине, ему хорошо, у него есть крыша и стены. Я прикинула: если я останусь здесь, то ночь придётся провести под дождём. Если я буду ждать ещё пару часов, то в Тюнгур приду за полночь, и не найду там места ночлега. Если я выйду прямо сейчас, то успею придти в Тюнгур до темноты и, может быть, найду, где переночевать.


Тут из машины вышел мужичок, и очень удивился, что я ещё здесь. Сказал, что уже прошло мимо меня несколько групп и пешком, и на конях, и большая группа, примерно 10 человек (как наша), прошла не прямо по дороге, а выше в 100м по тропе, затем села в грузовичок и уехала. Я забеспокоилась: а вдруг это были мои, и меня не заметили! Мало ли кто валяется на дороге… Решила идти в Тюнгур. Мужичку наказала, чтобы всем проходящим вниз группам говорил, что я, Марина, уже в Тюнгуре. Сидеть тут без палатки, без котлов, в дождь, уже не было смысла. Шла я 3 часа (12 км), по пути ела малину и смородину. Кто знает – придётся ли мне ужинать сегодня. Опять вспомнила про свою металлическую посуду, оставленную дома и 1 кг риса в рюкзаке. Грибов, опять же полно кругом.


Вечером, в Тюнгуре, отправилась на турбазу «Высотник», в надежде, что переночую там цивильно в их буржуйских отдельных номерах ( 1200 руб. – место). Но мест – не было! Зато было кафе со вкусной едой. Наелась на 500 рублей и сытая, довольная, «покатилась» колобком к автостоянке, на турбазе «Белый Кречет»... 100 рублей – машина/сутки. Я решила попроситься вместо машины со своей полупалаткой под деревцем пристроиться, но мне предложили готовую палатку с надувными матрасами (150 рублей – ночлег). Класс! Администратор автостоянки даже не удивилась, что у меня только полпалатки, а когда я начала объяснять свою ситуацию, отмахнулась: «Много вас тут таких, без палаток, без еды, без всего… и как вы только в горы собираетесь…» В общем, переночевала я в палатке-«люкс». Всю ночь лил сильный дождь. Так что я правильно сделала, что ушла с Елани. (Группа, как выяснилось потом, пришла в Елань только к ночи, после 20 часов, там и ночевала)…


Утро. Дождь стучит по палатке. Понежилась, повалялась, душевно вспоминая вчерашний обильный ужин… Но желудок не уговоришь, что он вчера и так уже много и дорого съел. Он опять чего-то просит. И не малины со смородиной. Ладно, пойду посмотрю на дорогу, может наши появятся. Нет никого... Магазин пока закрыт.


Пошла в аил, кафе «Белый кречет». В аиле накормили вкусно и дёшево, не хуже, чем в «Высотнике», но дешевле раза в три. Потом всё равно пошла в «Высотник» (время-то надо как-то убить)... В этот день там была выставка-продажа этнографической продукции Алтая. Купила хамус (у нас в Бурятии и Монголии называют его варганом), уже четвёртый по счёту в своей коллекции, и окарину – дудочку такую Алтайскую, какие у «рериховцев» были… Начала обучение игры на окарине прямо на дороге, ведущей к Кучерле. Очень надеюсь, что моя группа меня не только увидит, но и услышит. Сижу, дую, мелодии подбираю из «Одинокого пастуха». Кони вокруг пасутся, собаки трутся о ноги – идиллия... Хорошо!!! И стыдно, что мне так хорошо, а группа где-то волнуется за меня.


К обеду опять пошла в администрацию «Высотника». Там, в администрации, можно показать СВОИ фотографии со СВОЕГО фотоаппарата, и тут же получить альпинистский значок и сертификат о восхождении на Белуху. Значок – 500 руб. Дороговато. Каждый зарабатывает, как умеет.


Потом опять созвонилась с турфирмой, они сказали, что автобус нашей группы уже в Тюнгуре! Странно: автобус есть, группы – нет… Сказали, что с Максом (нашим инструктором) так и не связались – он не доступен. И я тоже не связалась. Беспокоюсь уже.


В обед, наконец, группа приехала с Елани на машине. Ночевали на Елани. Инструкторы – сначала злились (может, мне показалось?), потом чувствовали себя виноватыми (опять показалось, наверное?) Но в итоге сказали мне, что я сделала всё правильно. (Ну, слава, Богу). Меня особо не искали, знали, что сама выйду. Но в первый вечер – поволновались, конечно.



В заключение

В заключение скажу, что на самом деле инструкторов я не виню. Они бы и рады не растягивать группу, как это было у нас, а вести её рядом, но когда есть такое «чудо», которое у нас было, и с ним всегда должно находиться рядом какое-то количество инструкторов, то растягивание группы происходит неизбежно и не произвольно. А стоять и ждать группу на ветру, на высоте, невозможно более получаса. Я видела караван сзади, и была уверенна, что это наша группа, что я их подожду, и они к вечеру, в конце концов, догонят. Оказалось: то ли эта группа – какой-то был мираж, то ли это другая группа, ушедшая после каменной избы вправо, по верхней тропе. Но не наша. Хотя я ту группу не видела потом даже на Елани (возможно, проспала у дороги)... Почему конный караван шёл медленнее меня, я так и не поняла. Макс очень переживал моё отсутствие, из-за того, что у меня нет котлов и не в чем варить), и Лена тоже переживала, что я без палатки, но говорила: «Как хорошо, что это случилось именно тобой, а не с кем-то из нас. Я бы лично – не вышла в одиночку». Я призналась группе, что мне было с одной стороны – очень хорошо и комфортно, с другой стороны – очень стыдно за то, что группа за меня переживает, возможно, ищет. Кто-то в группе пошутил: «Ты нарочно ушла от нашего «чуда». Я отшутилась: «да, мне было лучше одной».


Если проанализировать работу инструкторов и турфирмы по-честному, не кривя душой, но, и ни кого не обижая при этом, скажу своё мнение (думаю, что я имею на это право, как старший инструктор спортивного туризма):


  • Инструктор Алексей – низкая квалификация. Был с нами на маршруте только до Берельского седла. То, что он альпинист, и ходит на семитысячники, не значит, что он может работать с людьми. Оскорблять клиента – недопустимо, даже если клиент – полнейший ноль, матрасник, полоумный придурок или толстая старая кляча. Не имеет права инструктор оскорблять клиента! Надо уметь убеждать, помогать, выручать, отшучиваться, сохранять отношения. Инструктор, в отличие от гида, должен уметь ещё и научить, и помочь. По себе знаю, что не всегда получается.., А матершину из речи необходимо выкинуть! Надо понимать – какой контингент ты ведёшь. И с кем можно, а с кем нельзя так сквернословить. Надо быть ближе к людям. Снобизм и звёздная болезнь не уместны в работе инструктора. Тем более, недопустимо убегать вперёд, бросая группу сзади. Инструктор должен быть замыкающим!!! Алексей хорошо и вовремя варил. Это всё, что я могу сказать о нём. Молодо – зелено. Со временем – научится, желаю от души…


  • Инструктор Вячеслав – умный, интеллигентный, грамотный, с группой – тактичен, общителен. Большой молодец во всём, кроме того, что убегает так далеко вперёд от группы. И сваливает весь груз «печали» на замыкающего инструктора. Я понимаю тактику инструкторов, когда один уходит вперёд, чтобы успеть сварить к приходу отстающих, уставших (если при этом в группе есть ещё способные принимать решения, помогать другим) – это хорошая тактика. Но есть правило перевала: не спускайся с перевала, пока не поднялись замыкающие. Разрывы в 2 часа – между направляющим и замыкающим – это уж слишком. Надо оглядываться. Ведь то, что направляющий инструктор придёт вперёд всех и сварит, а потом вся еда остынет, никому не принесёт комфорта (кроме него самого).


  • Инструктор Андрей – золотой человек, ничего не имею против его умений и работы с клиентом, думаю, что идеальный инструктор. Очень правильно сделал, что на перевале Кара-Тюрек остановился и ждал всех с подкормкой. Но была допущена одна ошибка (все мы люди!): на перевале надо было КАЖДОМУ участнику объяснить, куда конкретно спускаться, потому что люди шли по одиночке. Мне сказал идти по тропе, я и пошла по той, которая главная. А то, что в сырую погоду инструкторы обходят грязную вьючную тропу по более длинной пешеходной тропе, я не знала, и никто не сказал. Но я за это не в обиде, у меня всё было классно! Я даже благодарна Андрею и судьбе за то, что так всё сложилось, и моё соло на выходе – дало мне свободу и удовлетворение. Но, если бы на моём месте был кто-то другой – наверное, мог бы быть большой напряг с поиском и спасработами...


  • Макс – большой молодец, замечательный инструктор! Поучиться у него терпению и заботе о каждом участнике! Нам, всей группе, было его искренне жаль, когда он замыкал группу, и приходил посреди ночи вслед за последним участником, не имел права бросить «чудо». Корректно, тактично, объяснял, терпеливо учил, выслушивал жалобы… Убеждал «чудо», что «чуду» не надо на Белуху. Наша вся палатка – не сумела убедить, а Макс – сумел. И при этом, «чудо» даже не рыдало. Запомнился один момент. Когда мы впервые увидели Макса, и он начал нам рассказывать о том, как он будет нас вести на гору, и учить ходить в связках, он застенчиво так, сказал такую фразу: «Если вы чего-то не будете понимать, или делать не так, как надо, я, сразу заранее извиняюсь, буду немножко материться, но вы на меня не обижайтесь, это рабочий момент». Мы с Леной сначала переглянулись: «Ну вот, нам Алексея хватило, а тут ещё один интеллигентный человек с незензурщиной…» А потом ни разу так и не услышали его матов. А на опасных участках он так ненавязчиво шёл всегда где-то между теми участниками, которые заведомо «патологическое леталово», и караулил на каждой станции их действия. Макс – ты суперинструктор!

Себя – я тоже не виню в расхождении с группой. Я не убегала. Я не отставала. Я шла в середине колонны, по самой главной, известной всем тропе, которая нанесена на карте. Ждала. Видела группу сзади и впереди. Видела множество караванов встречных и попутных. Сидела и мёрзла, ожидая, на перевальном ветру. Сообщала о себе всем проходящим. Так кто же виноват в том, что так случилось? Напрямую – никто. Косвенно – все понемножку. Но самая большая ошибка – турфирмы. Повторюсь (уже написала в первой части своего рассказа): нельзя брать на сложный маршрут людей без опыта. А если уж и брать, то только с индивидуальным инструктором. Рисковать комфортом, здоровьем и жизнями участников целой группы из-за одного матрасника, решившего вдруг поиграть в альпинизм – это не правильно. Мне кажется, что турфирмы должны таким клиентам отказывать или предлагать индивидуального инструктора. Нет достаточного опыта – плати, и получай индивидуального инструктора за другие деньги. Вот так бывает.


Первая часть ...