в Иркутске 23:32, Окт. 21:t +3°C

Хроники Хамар-Дабана. Белое безмолвие

Автор:Игорь Кравчук(krravva)
Опубликовано:01.02.2011
Ключевые слова: Хамар-Дабан, лыжи, Снежная
Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? Куда?
Ладно ль за морем, иль худо?
И какое в свете чудо?"
Ну а мы ему в ответ:
"Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
Лес в горах стоит густой
В белых шапках с бахромой
Снег по пояс – не пройти
Только сгинуть по пути
Тишина вокруг такая,
Что не снилась и Мамаю
Соболей там – до фига!
А в зимухах – теплота!
Можно вещи подсушить,
Самогоночки испить!
И зовется сторона –
Хамар-Дабанова страна!


Минус 30 втихую скребется за мерзлым фиолетовым окошком. Зимуха. Январь. Хамар-Дабан. Окружающий теплый полумрак мелко перетряхивают сполохи от довольно потрескивающей дровами железной печурки в углу... Что происходит? Кто я? Что я? Где я?... Еще буквально позавчера, сидя на берегу бесконечно синего океана, я лениво поглядывал, как солнце нещадно жарило тела беззаботных отдыхающих, в этом дальнем тридевятом царстве людей, не разбираясь в их племени и вероисповедании. Плюс 30 на дворе наблюдалось. И тела наблюдались разные: до черна загоревшие и ярко-розово-обожженные от их собственной, вчерашней беспечности. Тела эти, время от времени, бросались в набегавшую волну. Но не Стенькой Разиным, а неистребимым желанием их хозяев поскорее насытится этим солнцем, воздухом и морской водой. Интересная штука – жизнь эта. Сидишь, вот так себе, на песочке и мысленно представляешь перед собой глобус. Если повернуть его к себе таким образом, чтобы перед глазами оказалась заморская страна пребывания, то Родина становится каким-то непонятным маленьким лоскутком и перемещается вверх, вверх, на север, ну а уж Иркутск-то – тот вообще и говорить нечего – теряется прямо где-то на Северном Полюсе. Вот те на-а... А вот те два!!! Местные любопытствующие праздношатающиеся обитатели на вопрос "фром из" получали от нас прозаичный ответ – "из Сибириа". Холодно! Минус 30! О, как интересно-о! О-о-о... У нас есть один маленький местный щутка: у нас говорят, что В Сибири живут! Ха-ха... Ха-ха... Да?

Хамар-Дабан
за два дня до
бродяжничества
Антенны таежного
оператора
Зимушка-зима

Ну, да ладно, лирическое отступление закончилось, и попробую немного описать (на клавиатуре с помощью пальцев!) это небольшое бродяжничество. Прилетел в Россию. Сразу же Балаха передал, что Бондареныч-де, че-то справлялся. Созвонились... Недолго думал... Набрался духу и выпалил любимой:

— Послушай, милая! Ты только не ругайся... Там Бондареныч меня успел уже вызвонить... На Хамар-Дабан зовет... Говорит, напарник ему нужен...

— ...?

— Не, ну точно тебе говорю, по правде...

— Сам вызвонил, или ты ему?

— ... Ну, я.

— Так ты бы сразу так и сказал!

— ...

Первый
след
Хочешь
пельменей
поработай
лопатой
-31


Запрокинув
голову
Прижим – это просто!
Надо прижаться
Подлунье

Немного света
и тепла
Турбаза
на Снежной
Отступление под
Хамар-Дабаном

Заехали на турбазу "Снежная" вечером со шкурной целью переночевать в тепле. Цель вполне удалась, и шкура была вполне довольна. Турбаза, впрочем, тоже – так как мы были единственными ее обитателями. Утро. -30. Выход. Погодка метет, снежок пробрасывает, и первый день ничего не снимал фотоаппаратом, все какие-то полумутные очертания вокруг. На новую турбазу на стрелке заходить не стали, ушли сразу вверх, на зимуху. Вот это жизнь... Только держись! С 0 метров над уровнем моря попал примерно на 800 + куль у меня на двадцать кило потянет + лыжи с ботами на ногах... Аклиматизация! Говорил мне Балаха:"Куда поперся? Пооботрись... Привыкни к климату!" Эх, Мать-перемать! Последний час до зимухи (дадим ей кодовое название – Бородатая) брел на "автомате", прямо как в далекой юности. Добрел... И что? А то! Дрова-то кто готовить будет? Дядя? Где ты его возьмешь? Опять что-то с матерью связанное в голове клубится. Эх, мать-перемать, я пошел дрова пилять! А силов-то и нету! Дрова напилил без силов, с помощью матери... Маленькая почерневшая дверь глухо хлопнула, пресекая морозные незаконные поползновения. Тепло в зимухе-то... И темно. Уют – одним словом. Да и на сердце тепло от того, что это самое тепло подсушивает под потолком наши носки с рукавицами. Да и по груди тепло разливается... От самогоновки! О как!

Утренняя молитва

На Ш начинаеся,
на А кончается
Укутавшись
в пуховые перины
Гольцы – это
существа,
лишенные леса,
а у рыб – чешуи
Еловая Рать



Бородатая



На второй день продолжили движение и к полудню выцарапались на зимовье под офигенным названием... Назовем его так: на "Ш" начинается, на "А" кончается, 11 букв! Куча притоков, говорят, здесь сходятся. Чуть ниже нее обнаружился свежепроложеннолыжный след + стояка под палатку. Костер еще поддымливал. Судя по следу палок, вдоль лыжни – человек пять, однако, будет. С печкой идут. Может завтра и нагоним, если дежурный у них не сильно рано поднимается. А пока так: дрова-вода-растопка-варка-подсушка-читка зимушной тетради + немного самогоновки. Хорошо! Даже очень!

Обступили

Подглядывая

Снежок
пробрасывает
Сугробный узор

Третий день начался нашим достаточно поздним выходом вверх. Но налегке-то идти – полегче! Да и солнце, где-то за гребнем, поливает своим нереально желто-медовым светом противоположный склон. Склон доволен. Пару часов подъема и – ляпота-а... Белое безмолвие... Глянь-ка! В получасе ходьбы, на боковом склоне видно фигурки вчерашней лыжной группы, карабкающейся вверх. Не догнали их. Смотри, хорошо идут! Нет, не все хорошо... Во-о-н и отстающие обнаружились. Тоже карабкаются.

— О-о-е-е-о-е-о! – мой крик в мгновение ока вспорол и раскидал на рваные куски по распадкам Великое белое безмолвие! И, за одно, все остальное. Покатилось эхо... Это хорошо, что оно пошло – давненько оно в этих краях не ходило. Ура! Услышали. Ишь, встали и разглядывают наши фигурки, одиноко маячащие в самом седле снежного гребня.

— Ты че так орешь! А?! Предупреждать же надо! Точно в тебе что-то монголо-татарское есть!

— Да ладно ты, успокойся, я еще громче умею... Меня же, в АГКТ учили. Там не учителя – зубры мастодонтовые! И не просто там учат, а насмерть вбивают в тебя все, что нужно. И не нужное тоже. Хочешь, научу? Только, чур, с вбиванием!

— Да иди ты...

Внимательно взгляни
на Хамар-Дабан...
И в ответ он на тебя,
тоже возможно взглянет
Чертоги
Хамар-Дабана
Российские
Лыжные дороги
Белое
Безмолвие
Классика жанра
На семи ветрах
Ужин доспевает
Зун-Селенгинка
Мимоходом
Молчаливая
небесная спутница
Время – выгребать
отсюда, а не снимать!
Суровый край
Зимушный
натюрморт
Домишко

Ветер сюда
не заглядывает
Хамар-Дабанские
небеса

Красиво как здесь... На семи ветрах... Чертоги Хамар-Дабанова Царства... Ни в сказке сказать, ни пером описать...( Ну, описать-то, положим, можно и попробовать). Крутимся практически на месте, впитывая в себя все окружающее... Окружающее, в свою очередь, впитывает нас. Да мы и не против. Пускай. Но, крутись не крутись – пришел час, пора вниз – на базовое место из 11 букв. Заварганили мы обед на зимухе, быстрые сборы – чего сидеть? Пошли вниз, на выход. Идем. И свет тоже, не торопясь, уходит за гольцы. И набухающая темнота вкрадчиво протискивается меж черных вековых елей, в накинутых на их голое тело, мохнатых боярско-снежных шубах... И на небесах луна своим чередом идет, подсвечивая невидимое подлунное время... А время? Время тоже идет. Только неслышно... По темноте и вышли на очередной зимушный домик. Вернее будет – Бондареныч вышел, а я подтянулся, через часик. Тоже очень даже неплохое место! А печка-то какая! Чих-пых произошел с полувздоха, и теперь она радостно гудит, переваривая стальной утробой поленья древесной пищи. Проголодалась, бедная...

Место аварии.
Адвенчур-8 не
прошел испытания
Хамар-Дабаном
В снежном
тюрбане
Монстры
настороже
Ели в снежных
шубах
Снежные
шампиньоны
облепили склоны
Две дороги

Еще неостывший
соболиный ужин
Эх, ляпота

Ба! Да, это же –
Пик Тальцинский!
Тихое
бормотанье реки
Хромолыжное
крепление

Четвертый день, на выходе, ознаменовался неприятностью для меня и будущей огромной радостью у всего коллектива конструкторов экстрим-снаряжения компании Solomon – она лопнула! Скоба! На ровном месте. Ровнее не бывает – озеро Соболиное. Скоба в ботинке верхней линейки экстрима Адвенчур-8! Теперь я точно знаю, что им нужно побыстрее сконструировать и произвести на свет – Адвенч девятый, а заодно и десятый. (Кстати, есть в этом что-то этакое... Людовик 15, Екатерина 2, Адвенч 9... Не находите?) Процесс пошел... Но пока об этом знаю только я... Это знание несколько примиряет меня с процедурой крепления ботинка, на теперь уже неуправляемую лыжу с помощью репа-четверки. Пальцы моментально задубели и подушечки потеряли чуствительность. Опять, по-моему, придавило под тридцатник!

— Ты на одной лыже умеешь спускаться?

— Ты что, сдурел что-ли? Мне на одной-то даже стоять тяжело! А на мне еще и куль сидит! Я же не горнолыжник. А что?

— Снимай!

Отбросив в сторону неуместные в сем месте размышления – снял. Серега забрал мою лыжу и, переодев ботинок, ломанулся вниз, до стрелки на одной лыже. Только его и видели. Но коленку "забить" на спуске он все равно успел. Вщелкнув оставшуюся лыжу в куль и облачившись в его лыжи, пришлось повторять движение его лыжного следа, время от времени распугивая окружающее пространство щелканьем фотоаппарата... Со стрелки опять пошли прежним порядком – каждый на своих. К вечеру и вышли... Снежная... Тихое урчание прогревающейся машины...

Радостно-осипший писк ожившего сотика. Пиликанье соединения...

— Привет, Родная! Мы вышли. Все нормально. К 10 должны быть дома...