в Иркутске 00:20, Авг. 19:t +16°C

Вертикальный предел. Саянский беспредел.
Или байка о том, как Суровые мужики в горы ходят.

Автор:Поздеев Василий
(Psycho),
Тарасов Евгений
(etar),
Даниил Сазонов
(DSazonov)
Опубликовано:09.01.2010
Ключевые слова: горы, горный туризм, альпинизм, Саяны

Нитка маршрута: п.Аршан – нижняя Стрелка – цирк г.Трехглавая – Северная Башня – Центральная Башня – цирк г.Трехглавая – нижняя Стрелка – п.Аршан.

Состав экспедиции: 4 суровых мужика.

Дополнительный состав: Жучка-Найда и Нарик – собаки (присоединились к экспедиции в Аршане).

Про еду: Пельмени, каша овсяная (хлопья), пельмени, пельмени.

Первое правило суровости: "Настоящие Сибирские Суровые Мужики ходят в походы только с пельменями".

Наш поход начался уже в офисе, своим видом и сборами мы создали какую-то неповторимую обстановку суровости вокруг себя. Четыре Суровых Сибирских Мужика собрались в зимний поход с ночевкой в палатке. Все нам сочувствующе улыбались, некоторые падали в обморок, узнав, что мы две ночи собираемся ночевать в палатке, а не одну, ну это все отступления.

Предварительно распределив все снаряжение между всеми участниками экспедиции (кроме доп.состава) мы выехали из Иркутска в 15:00. Благополучно миновали все пробки и с уверенностью и нетерпением помчались по Култукскому тракту.

И разговоры во время поездки у нас были тоже суровые – в основном... молчали.

Второе правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики в зимние походы спальники берут не по температурному режиму, а по количеству! Летом спальники вообще не берут"

Реплика из разговора в машине:

Вася: Леха у тебя сколько спальников?

Леха: У меня два летних

Таким образом, на четверых у нас было 7 спальников и 6 ковриков.

У меня спальник на "-17", а если 2 спальника на "-3" это вместе "-6" или сколько?

Байкал нас встретил серой дымкой, туманом. Линии горизонта не было видно. Суровый Дедушка Байкал смотрел на нас с восхищением и... наверное, уважением, да!

В Аршан мы прибыли ровно в 19:00, потому что Суровые Сибирские Мужики всегда все делают во время! Аршан нас встретил... пустынными, темными улицами и только отдельные фигуры Суровых Бурятских Женщин прошмыгивали в темноте. Они были настолько суровы, что от своей суровости еле держались на ногах, поэтому они ходили обычно парами.

Место, где можно было оставить машину мы нашли быстро – минут за 10. Переодевшись, а надо заметить, при переодевании мы практически оголились, и даже суровая пьяная женщина поежилась от холода. Собравшись, нацепив фонарики на лоб, мы вышли в 19:45. Четыре суровых фигуры уходили в ночь. Снег тоскливо и протяжно скрипел под ногами, как бы уговаривая нас остаться, но мы были неумолимы. И вот здесь к нашей группе присоединился пятый участник – Жучка-Найда, она хорошо откликалась на кличку "Собака", поэтому мы просто так и звали её.

Собаки в Аршане очень похожи на гастарбайтеров. Не успеешь приехать, как к тебе уже целая ватага собак ломиться с криками: "Туры по Аршану! Туры по Аршану! Двухдневный тур на Трехглавую! Двенадцатичасовой тур на Пик Любви! Работаем за еду! Работаем за Е Д У!"

Гора

Темень была просто суровая, складывалось такое впечатление, что сейчас было не 20:00, а около двух часов ночи. Но наши фонари уверенно разрезали яркими светодиодными лучами пелену мрака впереди, и растворялись во тьме через 1,5 метра. Тропа надо заметить была хорошая. Такое ощущение, что с последнего моего визита сюда, в начале ноябре этого года, снег здесь вообще не выпадал больше.

Первый базовый лагерь – Base Camp, мы решили установить на Нижней Стрелке, на высоте 1800 метров. Прибыли туда мы в 22:25, собственно согласно расчетному времени.

Сходили за дровами, развели костер (только для того чтобы светлее было и не садить лишний раз батарейки в фонарях). Установили палатку, поужинали пельменями.

Луна взошла в 22:05 раньше согласованного срока (официальный фосход луны в данный день был назначен на 23:30).

Третье правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики пельмени не варят, а едят замороженными!"

Легли спать в 00:30. Температура на улице около -10 градусов, может, чуть ниже. Было тепло и комфортно, даже утром вставать не хотелось.

Четвертое правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики спят всегда в тамбуре палатки, а рюкзаки кладут в палатку!"

Подъем в 5:50. На улице темно хоть глаз выколи. Приготовили кашу овсяную с изюмом и шелушенными семенами подсолнуха – сурово и вкусно!

Собрались и вышли на штурм в 7:10. После верхней стрелки тропа стала теряться в снегу, начали тропить. Подмораживало, температура была наверное около -15 градусов, так как носы мерзли не только у гастарбайтера Жучки, но и у нас – Суровых Сибирских Мужиков.

Пятое правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики кошки одевают на голую ногу, и только потом ботинки!"

Добрались до камня в цирке Трехглавой, выпили из термоса горячего чаю с бутербродами, отдохнули 10 минут и начали карабкаться на гребень. Время было около 9:00, утреннее солнце осветило золотистыми лучами вершины гор, чистое, голубое небо распласталось над нами.

Снега было по колено, местами по пояс, с учетом того что подъем шел под углом в 45 – 60 градусов, все было достаточно сурово. На гребень выбрались уже около половины одиннадцатого. Ветра практически не было, солнышко нас согревало своими нежными и теплыми лучами.

Вид с гребня открылся просто волшебный. Вокруг ленты бело-серых гор, словно забор расходятся в разные стороны. Белоснежные вершины настолько ровные и гладкие, словно какой-то мифический скульптор своей талантливой рукой долго и кропотливо выводил все эти вершины, отроги, стены. Воздух настолько чистый, настолько прозрачный, что видно все до самого горизонта. Вокруг горы, горы, падающие вниз пологими и крутыми склонами, обрывами, а внизу в распадках чернеют верхушки деревьев. Отсюда с высоты все это настолько ровно и гладко и не найти изъяна в этом великолепии и совершенстве, одним словом – ПРИРОДА! И пусть это Прекрасное слово вызовет у Вас благоговейный трепет, Наш Дом – это НАШ НАСТОЯЩИЙ ДОМ!

Одев кошки, конечно же, на голую ногу, ну что Вы, в самом деле, мы же Настоящие Суровые Сибирские Мужики, одели обвязки, каски, взяв в руки ледорубы, мы продолжили свое восхождение на Северную Башню Горы Трехглавая, а от туда рукой подать и до центральной.

Мммммм...

В общем... Горный воздух суров и изрядно, надо сказать, разряжен. Горная болезнь неумолима. Двое участников (плюс шланг-гастарбайтер Жучка) были вынуждены отступить. Отдадим им должное – суровость так и не сходила с их лиц. Мужественно перебирая босыми ногами они продолжили свой путь в обратном направлении.

Из личного дневника Василия – впечатления: "Было такое состояние, словно я сейчас усну. Вот закрою глаза и усну сразу же, в сон тянуло неимоверно. Сердце бешено колотилось в груди, вроде и постоишь, отдохнешь и пульс войдет в норму, а сделаешь еще несколько шагов и снова канонада в груди. Теперь я понимаю, что чувствуют люди при восхождении на Эльбрус. Пусть масштабы и не те, но ощущения почти одинаковые".

Жека с Лехой продолжили восхождение вверх. Мы с Даней и шелудивым борбишом-Жучкой-Найдой, попив чаю у камня, бодро и весело пошли в лагерь. Почти у самого лагеря нам на встречу попался новый гастарбайтер – Нарик. Надо сказать суровая псина – маленький, грязненький, худенький, весь страдающий горной болезнью от кончика своего замерзшего носа до кончика хвоста. Он кинулся нам на встречу чуть ли не с обнимашками-целовашками и воплем: "Нууу!!! Наконец-то вы вернулись. А я вам весь бивак уже изсторожил"! Таким образом, нас уже стало шестеро в нашей суровой экспедиции.

Так как спичек у нас не было, костер мы развели газовой горелкой. И нет предела находчивости, суровости и смекалистости для Настоящих Суровых Сибирских Мужиков!

Шестое правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики костры разводят не спичками и зажигалками, но горелками газовыми с пьезоподжигом!"

Через часа 2 вернулись Жека и Леха – веселые... Жека только! Они почти добрались до вершины, но тут неожиданно... Алексей решил толи спрыгнуть на полку, что была ниже, толи на Женю. В общем пролетев пару метров, повредив каской скалу, пнув Жеку кошкой, который в свою очередь поймал падающего альпиниста. Немного подержав Леху, Женя отпустил его, чтобы он мог продолжить свой изящный, но короткий полет дальше.

Из слов очевидца:

Женя: "Я увидел, как Леха развалился на снегу, в неестественной позе почему-то. Я отвернулся, чтобы хоть как-то закрепиться на скале и удержаться от желания спрыгнуть на Леху сверху. Обернулся... Лехи уже не было..."

Вечером, пощелкав пельмешки без спешки, нарезавшись до отвала чаю вкусного, мы решили лечь спать по раньше... Часов в 18:00.

Часов в 12:00 ночи Женя проснулся с жутким желанием пить, он заботливо напоил Васю и Леху, и после минутного колебания разбудил Даню чтобы не дать ему во сне мучиться от жажды, интелегентно пробурчав слова благодарности Даня вежливо отхлебнул пару глотков чая. Потом как-то неожиданно начали обсуждать глобальные проблемы мироздания, но поборов эту минутную слабость, дружно с хлопком закрыв веки мы провалились в глубокий сон, грезя простыми и такими нужными вещами (чебуреками, горячей ванной).

Этой ночью небо было особенно звездным, огрызок луны медленно проплывал по черному небу прячась за сурово исковерканными ветвями деревьев.

Жучка-Найда

Ночью Жучка-Найда, которая Собака, толи хотела забраться к нам в палатку, толи просто решила осведомиться, не врезали ли мы там дуба. Два раза она подходила к тамбуру и жалобно скулила. Сквозь дремоту сна было сложно разобрать ее гастарбайтерский диалект. Как-то, проснувшись ночью, я увидел, что в палатке идет снег. Это было прекрасно! Белые комья снега отваливались с потолка палатки и медленно падали на спальники, на голову. От очередной снежинки упавшей мне на голову я похоже потерял сознание и снова уснул младенческим сном. Ночь прошла тепло, ну а что вы еще ожидали от двух летних спальников и четырех Горячих Настоящих Суровых Сибирских Мужиков!?

Первыми проснулись Даня и Вася. С суровыми улыбками на лицах они выбрались из палатки. По традиции Даня запалил костер горелкой. Жучка мирно спала на снегу свернувшись калачиком. Нарик где-то промышлял в лесу, наверное, искал шабашку. Кстати ночью были слышны звуки драки и грызня, видимо кто-то избивал Нарика, возможно даже лапами. Следов крови и шерсти, которые мы так ожидали увидеть, вокруг лагеря мы не обнаружили, а позже после того, как все уже позавтракали, объявился Нарик – живой и невредимый.

В обратный путь выдвинулись примерно в 10:00 или чуть позже. Снег весело хрустел под ногами, повествуя нам, как хороша дорога домой. С Аршана мы выехали в 14:00, а в Иркутске были в 17:30.

Седьмое правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики даже за рулем не снимают кошки и каски, так лучше сцепление!"

Восьмое правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики всегда остаются пацанами, и обгоняя на Култукском тракте в 1,5-литровом корыте другие машины, одев на головы каски, и прибавляя к звуку двигателя дружный рев "Р-рр-рр" делают вид что все легко и непринужденно, доведя двигатель до 5 тыс. оборотов, и глубоко вжавшись в сиденье и оставляя следы ногтей на ручках дверей"

Девятое правило суровости: "Настоящие Суровые Сибирские Мужики никогда не будут портить природу, написав на девственных камнях "Здесь был Вася", они это сделают в машине у своего товарища на долгую память."

Экспедиция вполне удалась, несмотря на то, что основная цель не была достигнута полностью, и на то есть объективные причины:

  1. "Я же говорил, что пельменей нужно брать больше!" – Вася.
  2. Дополнительный состав экспедиции был лишним. Постоянное пиндосное (т.е. собачье) нытье на тропе, мол "я уже зачмырилась тропить", скуления "давайте вернемся" и прочий лепет в стиле "слышь, мужики, чё-та я очкую". Так же манера гадить посреди тропы, все это изрядно выматывало. В общем этих гастарбайтеров нужно высекать еще на подходах к п.Аршан.
  3. Отсутствие необходимого количества фотоаппаратов! А чего идти, если запечатлеть не на что?

Во время экспедиции серьезно никто не пострадал, включая гастарбайтеров.

P.S. Наверное для многих осталось загадкой, почему же пса Нарик зовут – Нарик. Потому что он действительно Нарик. Псина, измученная горами, постоянно страдающая профессиональной сложнейшей формой горной болезни сопровождающейся визуальными и слуховыми галлюцинациями. Ему постоянно казалось, что нас кто-то окружает, толи партизаны, толи еще кто-то, он не мог внятно объяснить свои ощущения. Периодически бегал вокруг бивака с лаем. И эта манера... спать стоя периодически приседая на все четыре лапы...