в Иркутске 18:07, Ноя. 21:t -7°C

… на работу не пойду…!
(велоПесчанка-велоХаргино 2009)

Автор:Лариса Малкерова
(Lo),
Иван Сухорученко
(Cherezrul)
Опубликовано:10.09.2009
Ключевые слова: велосипед, Голоустное, Песчанка, Харгино
"И чайник шепнул утюгу:
Я дальше идти не могу!"
К.Чуковский "Федорино горе"


"И чайник шепнул утюгу: я дальше идти не могу!" – покряхтывал Паша Воробьев, перетаскивая вел через очередной валун байкальского прижима. "И заплакали блюдца: не пора ли вернуться?" – отвечала я. Сзади подпирал Polkan, поэтому я бодрой козой с байком на плече скакала по каменюкам, впереди вышагивал "предводитель велопохода" Иван, потом Димка с Флексом, затем наша развесело-пыхтящая троица. Еще дальше толпа таких же любителей природы.


На прижиме

Как я поняла с маршрутом фактически мало, кто был знаком, кроме Ивана (Cherezrul), Ольги Фукс и меня. Маршрутом от Голоустного до Песчанки… Несомненно, организатор (в нашем случае – кинувший предложение в массы – X-man) данной информацией также обладал. Но так как Сережа по уважительным причинам оставил нас, 14 туристов-авантюристов, на произвол судьбы, мы решали все собственными силами. План был прост, до смешного прост: до Голоустного в пятницу на машинах (4 человека – собственным ходом), в субботу с утра выдвинуть в Песчаную через перевал, в воскресенье – домой. Путь в родные пенаты предполагал альтернативу: обратно тем же субботним путем, на "Баргузине" по воде, либо через Харгино некоей мифической тропой. Но как-то негласно был выбран третий вариант.

Иван: Я, на самом деле, не хотел ехать: маршрут через Харгино незнакомый, в понедельник нужно быть на работе, да и что-то подсказывало мне о предстоящих подъемах в перевалы, к тому же Гугл сказал, что маршрут чуть ли не в два раза длиннее субботнего. Но Оля меня убедила пройти новой дорогой.

Темнело. Мы вкатили в Голоустное. Шумно распаковывались, собирали велы, ждали остальных. Небо вызвездило так, что рябило в глазах. Будет холодно. Шумной толпой мы двинули к месту первой стоянки. В потемках обустраивали палаточный городок. Разжигали костер, вытряхивали из рюкзаков походные деликатесы. Я в велопоходах особо не склонна к гастрономическим изыскам по причине их немалого веса как правило, поэтому лапша, печенье, сухофрукты и шоколад – мои извечные попутчики. Тем ни менее, народ варил какой-то фантастический по составу суп с тушенкой, картошкой и кабачками, строгал овощи на салат, кипятил чай, переговаривался, смеялся, шнырял туда-сюда. Туман и сырость приносили с собой стаи надоедливых мошек и комаров, холод настырно пробирался под одежду – ночь в палатке не вдохновляла меня никоим образом. Ночевала в машине. Вольготно.

Вскоре гам распался на тихие шепотки. Велосипедисты тихо сопели в своих шатрах. И только одинокий романтик Андрейка в гордом одиночестве попыхивал сигаретой. Наблюдая за его молчаливой худой фигурой, я погружалась в дремотное оцепенение. Периодически в голове проносились, не задерживаясь, мысли о предстоящем маршруте да теплилась микроскопическая надежда на то, что следующая ночь не будет такой холодной: прогретый за лето Байкал просто обязан согреть теплым воздухом.

Утро встретило солнцем, голубым небом и стадом коров, которых Паша Арсентьв разгонял диким топотом и дубиной из ветки.

Собрались, закинули рюкзаки на плечи. Фото на память. Иван терпеливо ждет копающихся велотуристов.

Иван: Кошмар! 12 часов дня, а мы ещё не выехали!

Оля форсирует
Голоустную
Дороги

Недолго думая, мы с Мариной поехали первыми. Наслаждаясь ездой, я с ужасом вспоминала прошлое лето, когда мой велосипед превратился в сорокакилограммовый трактор именно на этой дороге, но разъеденной дождями до основания. И Голоустная не была такой суровой и бурливой, раздутой до невероятных размеров. Так, мирный ручеек. Закинув вел на плечо, прошлепала на противоположный берег как ни в чем не бывало. Да и сам маршрут до перевала не показался таким уж беспощадным как в прошлом году, когда мы, стиснув зубы и окоченевшие пальцы, не чуя собственного тела, брели по колено в ледяной болотной грязи бок о бок с медведями к неизвестному счастью.

Приятная грязюка и лужи, бурливые ручейки, разжеванные лесовозами колеи были пройдены на одном дыхании.

Сквозь грязь
к Байкалу

Не успела оглянуться, а уже вырисовалось зимовье ИСХИ. "И все? И это все?" – вопрошала я мысленно, не переставая удивляться и радоваться крайним проявлениям природы. Мы сидели под жарким августовским солнышком, ребята достали съестное, хохмили, шуршали обертками, задавали один и тот же вопрос про перевал. Я подставила лицо солнышку и растянула ноги – хорошо. Хорошо, черт побери, сидеть на траве среди елок и сосен, дышать тайгой и ни о чем не думать.

Красавцы

Слава богу, обошлось без приключений. Ну без особых приключений, как я думаю. Первая часть дороги изобиловала манящими развилками. Мы доехали до первой, и я, вспоминая описание, предположила ехать направо. Сомневаясь в верности решения, предложила все же дождаться остальных. Но… Флекс и Кирилл уже покатили вперед и магнитом поманили остальных. Неуверенно даванув на педали, я поехала следом. Ехала неспешно, позади всей вереницы. В голове нудило – не туда едем, не туда! Остановилась. Вовремя, потому как по лесу пронесся гулкий позывной. Такой "Эй!" только у Ивана. Вскоре появился мчавшийся налегке матерившийся на всю тайгу Ваня. Я развернула назад. Спустилась к злосчастной развилке, на которой ждали девчонки. Вскоре скатились оба Паши, Марина. А четверых не было! Что делать в таких ситуациях? Ждать – нелепо. Бросать? Надеяться только на то, что не глупые, сами догадаются, что не там едут. "Палатка у них есть, еда есть, не пропадут, не маленькие" – решили коллективно. И все же какая-то тревога засела в голове. Я начала мастерить свои фирменные стрелки из палок, Иван оставил блудням записку с описанием маршрута.

Передышка

Иван: Насколько долго собирались, настолько быстро поехали. Предупреждение – ждать всех на развилках – было поставлено в игнор. Я ехал с Олей, Аней и Настей. Специально не торопился, чтобы не ждать на отворотах. Но когда подъехали к повороту, девушки спросили: "А куда ехать? Направо или налево?" Я ответил: "Налево". Но Оля пожала плечами: "А все уехали на право…" Матюгнувшись, скинул рюкзак и понесся вверх догонять блудней. Вернуть успел не всех: четверо самых резвых ухали далеко вперед. Сил не было. Пока Лариса мастерила стрелки, написал записку: "Уроды! Налево – вниз, направо – вверх, налево – вниз".

Рванули дальше. Скоро уже долгожданный поворот в таежную чачу. У ручья слезли с велов на водопой-перекус. И, о чудо, что я вижу? Наша "пропажа" вернулась. И стрелки мои пригодились. Я мысленно погладила себя по голове.

Вскоре, частично пройдя, частично проехав перевал, мы были в заветной бухте. Иван и Флекс рвались вперед, нетерпеливо перебирая ногами – там же такой спуск! Остальная ватага сие стремления не разделяла и более-менее аккуратно спускалась вниз. Помню, как сзади чертыхался Кирилл по поводу "чудесной тропинки вниз". Кирилл, да и все мы, даже и не подозревали, что нас будет ждать завтра… Вскоре крутизна кончилась, мы водрузились на велы и погнали вперед. Вкатились в Песчанку, ушли в Бабушку.

Перевал в Песчанку
Спуск

Побросав велосипеды и поклажу, с криками и улюлюканьями помчались на встречу огромным и сильным, но теплым волнам бирюзового озера. Этот день показался длинным, приятным, не принесшим и малейшего разочарования. Костер, ужин, хохмы и вечерние посиделки – традиционное и приятное однообразие туриста. И даже изредка крапающий дождик не омрачил пребывания в вечно радушной Песчанке.

Женская часть шустро нарядилась в купальники и ускакала в волны, мальчишки кричали от восторга, перекатываясь вместе с волнами.

Приехали!

— Приятная нынче дорога получилась, правда? Не то, что в прошлом году, – улыбнулся мне Ваня. Я молчаливо кивнула и пошла собирать дрова, бродить по лесу, фотографировать. Ждала, когда же Паша омоет свое тело бренное и начнет уже ставить палатку.

Байкальские водные
процедуры vpv

Спокойствие мое, блаженно растекавшееся по телу, периодически пасовало перед… Я спинным мозгом чуяла завтрашнюю авантюру, которая будоражила меня и заставляла собраться в комок уже с вечера. Но я молчала. Ждала. Ужинала. Общалась, шутила. Наблюдала за нашей разномастной, но уже родной группой.

Долго не спали. Ночь окутывала теплом, шумливые волны баюкали. Но все равно долго не спали. И даже как-будто пропустили мимо ушей ивановское: "Завтра всех разбужу рано".

Воскресенье

Этот день показался длинным. Пожалуй, самым длинным из всего моего велолета.

А начиналось все так бодро. С бодрого крика-рыка то ли Тарзана, то ли самца-победителя, то ли снежного человека. И как у Ивана легкие не разорвались? Загадка, однако. Тем ни менее, прорезав утреннюю негу, позывной заставил меня вздрогнуть и проснуться. Если бы такое пронеслось над моим ухом, я бы навсегда, подозреваю, осталась инвалидом.

Тут же в ответ из всех палаток послышались шорохи разбуженных туристов, смех и комментарии в адрес крикуна. Думаю, комментарии, но менее позитивные, родились и всех тех туристов, которые отдыхали также на побережье. Короче, проснулись все. Свои и не свои.

Они же, свои и не свои, немедля принялись за утренние процедуры, за приготовление завтрака и сборы, попутно сожалея о неимоверно малом количестве времени, отпущенным на отдых. Эх, еще бы денек тут. На песочном пляже, у теплого Байкала…

Итак, нам предстояло пробраться (именно пробраться) в Харгино, которое, как мы с Иваном предполагали, находится воооон в той видимой нам бухте, там найти тропу или дорогу, которая обязательно (!) должна быть, затем – через перевал, и дальше должно пойти все как по маслу. Бодренько мы двинули по прижиму. Валуны, собственно, мне были привычны, но особой радости не доставляли. Были опасные участки, были тоскливые. Мы хохмили и топали вперед. Впрочем, один момент чуть было не выбил меня из колеи: я стояла и засмотрелась то ли на что-то, то ли на кого-то, неважно. Когда я повернула голову, то так и заледенела на месте истуканом, открыв рот. Противно екнуло под ложечкой. Велосипед vpv уходил вниз по обрыву, следом по камням летел сам владелец. Я только успела крикнуть: "Паша!"… Слава богу обошлось. Мы вкатились вниз. Пока дожидались основную массу велосипедистов, расспросили у сидящей там группы людей: это ли и есть Харгино, где здесь дорога? Ответ получили малооптимистичный. Идиотка, Лариска, ты же перед отъездом специально просмотрела карту… Это не Харгино. Я мысленно почесала себе затылок. Мда, вот тебе и приключение! И приключение ещё 13-ти ни в чем неповинным катунам. До Харгино еще топать и топать. И топать, скажу я вам, очень мягко сказано. Но мы же не ищем легких путей! А нужно было…

В Сенную

Гуськом мы взбирались в перевал. Жара. Жара снаружи, пекло – внутри. Пот градом. Как-то резко стал ощущаться каждый миллиграмм на твоих плечах. Тут рядом ещё и велосипед, который нужно не просто катить, а перестакивать по ухабам. А тропинка все ближе и ближе подбирается к лицу. Шагать по ней невозможно, ползти – более менее реально. Впереди меня шагают Флекс и Кирилл. Андрей удрученно сквозь пыхтение разглагольствует на тему пригодности контактных ботинок для скалолазания. Потом я. Потом Полкан. Вниз лучше не смотреть – чет страшновато и совсем ничего не видно. Вверх смотреть тоже не стоит – неба не видать, земля вертикалью. Там, сзади, мурашами ползут мои попутчики.

— Кто последний – тот дурак! – кричу я им. В ответ несется хохма от vpv. Я перетаскивала напряженное тело вперед и подбадривала себя – ничего, Лариса, вот Юре вообще не сказка. Ибо Юра водрузил на байк велоштаны. Догадался.

Самый главный
пыхтун

Итак, мы перли. Нескончаемый, нудный, выбивающий из сил перевал. Поту попила я на нем вдоволь. Если бы тут прошел хотя бы получасовой дождик, мы бы так и не поднялись бы никогда. Нам пока везло с погодой.

Постепенно тропа стала выполаживаться, но ноги у меня превратились в два налитых бетоном столба.

Спуск. Хитрый, кочковатый и опасный. Узенькая тропочка, богатая ямками и резкими уклонами, кустами и завалами, подсовывала под колеса то деревья, то рытвины, то невинно вихляла посреди пней и частых-частых деревьев. Я кувыркнулась. Потом ещё раз чуть ли не шмякнулась прямо в муравейник. Опасаясь за сохранность конечностей, где-то шла, где-то совсем немного ехала.

Спустившись к Байкалу, дожидались остальных. Обед. Как-то не елось. Совсем не было аппетита. Но я пожевала что-то за компанию и на всякий случай… Вернулись все, кроме Андрейки. Мы уже и поели, и попили, и искупаться кое-кто успел. А его все не было.

— Ну ничего, минус один, – смеялся Полкан.

Андрейка, конечно, же приехал. Упал очень сильно.

Я прилегла на траву. Чувствовала себя сосиской. Сон медленно стал накрывать меня и уже реальность отпускала из своих лап, какие-то сонные образы проносились перед глазами, абсолютно не обращая внимания на вырывающий из дремы голос Ивана.

— Все, все, хватит лежать, ехать нужно.

Хватит лежать,
ехать нужно,
ехать нужно...

"Ехать нужно, ехать нужно" – отозвалось в голове. Мы и поехали. Сначала вверх, и ещё вверх, и еще вверх. А потом пошли. Ну его, этот велосипед! Я шагала вперед. Не потому что геройствовала, а потому что боялась того, что любая остановка даст сбой дыханию и работе мышц. И характер, черт бы его побрал, врожденные упрямство и "солдатизм" не давали даже пикнуть. Я шагала без остановок. Тут же сбоку – Иван, Денис и Дима. Там ещё где-то кто-то… Ребята посматривали на джипиес, смотрели уровень набранной высоты. Иван полумолился в слух, чтобы спуск не был крутым. Что обозначало бы одно: впереди ещё перевал.

Иван: в конечном итоге вместо одного подъема до 1030 м, прошли прижимы, затем поднялись до 800 м и спустились к Байкалу, потом – до 900 м вверх. Впереди было ещё 62 км до Голоустного.

Как рассказывал Flex:

Они шли рядом с vpv. На андреево высказывание: "Как же мне надоели эти горки" Паша безапелляционно ответил: "Тебе они надоели, а меня они за(пииииииииип)…и".

В перевал
Денис и Димка
Вверх, вверх,
вверх Иван
и Андрейка

Кстати, данная велопрогулка несколько поотбила у многих желание катить в Порт Байкал.

Мы сели. Сели и нас просто накрыло нервное состояние. Казалось, палец покажи и мы просто умрем со смеху. Подошел Polkan. Сел. И достал из рюкзака… очередной банан!!! У Паши в рюкзаке была пальма?

Вот рядом присела Ольга Фукс. Поднялась уставшая, но молчаливая Аня. Критично осмотрев избитые ноги, Оля выдала:

— Вот так и ходим по городу, как бичихи, с избитыми ногами. А все, наверное, думают, что жизнь не удалась, муж бьет и денег нет.

Периодически по лесу раздавался гогот Ивана и вторил ему наш дружный смех. Попахивало истерикой, но пока хорошей, не утомляющей. Остроты сыпались как из рога изобилия. Андрей, с лихорадочно горящими глазами, подытожил:

— Какие же мы все-таки веселые! Нас хоть в самое дерьмо посади, а мы все равно будем смеяться!

Тут поднялся Андрейка в красном котелке и, как мне показалось, с остервенением бросил свой Стелс-двухподвес оземь. Иван немедленно прокомментировал сей жест под наш дружный хохот:

— Вот так и прощаются со Стелсами!..

Мы смеялись до слез. Не горевать же! Никто ж сказку-то и не обещал…

Ивановы надежды оправдались. Спуск оказался хоть и каменистым, но долгим и пологим. По началу я пыталась аккуратно проезжать грязь и лужи – ну уж очень хотелось вернуться домой относительно чистой, поэтому заметно сбавила скорость. Но Olik разубедила меня в намеченном порыве – да забей ты, Лариса, на чистоту. И я забила. В результате чего велосипед мой превратился в "маленький цементный заводик", а по возвращении домой разувалась и раздевалась я на подъездном коврике перед дверью, дабы не шокировать родственников внешним видом.

Вечерело. На небе собрались грозовые тучи. Успеть бы до дождя. А куда успеть-то? Собственно, всякое сопротивление реальности меня покинуло, и я вообще перестала обращать внимание на грязь, камни, лужи, на железобетонность в ногах и боль от ссадин на голенях и спине. По совету Ольги, забила на все.

Вы выкатились на дорогу. На ту самую дорогу, что приведет нас в Голоустное. Впереди ещё 65 км.

— Да что тут не ехать-то?! Это ж практически асфальт, – резюмировал Полкан.

В Голоустное

Ну мы и поехали. Шустро как-то, быстро. Дорога большей частью шла на спуск. После неимоверного топталова ехалось быстрой легкой ласточкой. Мы летели впереди планеты всей. Я ощутила легкий голод. Но останавливаться нельзя. Там, в машине были заныканы умопомрачительной вкусноты пряники и коробка божественного ананасового сока. Сглотнув слюну, я даванула на педали. Вперед, навстречу теплу и еде.

Впрочем, мысли о еде меня покинули, ибо я как-то совсем уж неуклюже под хохот парней завалилась в болотистую лужу на бок, увязла по локоть в грязище, что, собственно, напрочь уничтожило идею приехать относительно чистой. Ну ничего, остался ещё один чистый бок. А тут начал накрапывать дождь. И дорога превратилась в скользкую глиняную поверхность. Забитая резина елозила, вел шел юзом. Впереди спуск. Подустала. Контроль несколько потерян. Эквилибристом гоню вниз, на передаче 3-8. Впереди, на обочине лиственница распахнула свои зеленые мягкие ветки. Вроде веточка маленькая, слега погладит по щеке. Не буду сворачивать. Лень. Пролечу и так. Когда от пушистой зелени остался метр от силы, я поняла, что там торчит целое бревно. Выворачивать поздно, вел юлит подо мной, брыкается. Удар в грудь, я лечу на мокрую глину и мелкие камни. Второй мой бок тоже грязен. Мимо несутся Аня и Оля:

— Это от усталости…

— Я тоже также упала.. Помощь нужна?

Я чего-то буркнула в ответ, мотнула головой. Мне было даже не так больно, а скорее обидно.

Иван ехал замыкающим. Присоединилась к нему. Тот, конечно, подколол меня по поводу внешнего вида, пожурил за неуклюжесть и за то, что потеряла уверенный ход. И вообще…

Нас догнал ободранный Полкан. Тоже завалился в лужу с камнями.

Дальше я уже не помню, кто и как ехал. Я поставила рабочие 3-7 и просто давила на педали. Ехала и ехала. Смеркалось, а я ехала, поглядывая на велокопьютер. Вел подо мной то кряхтел, то посвистывал, передний переклюк забился грязью и игнорировал мои команды. Закинула цепь ногой.

Иван: Я ехал замыкающим и догнал Настю. Мы ехали на одних скоростях, но мне ехалось легко, а Настя с трудом вкручивала педали. Взглянув на её тормоза, понял, что задний диск заблокирован из-за грязи, а Настя так ехала уже не один километр. Тогда я предложил ей пересесть на мой велосипед. Сам поехал на её веле, предварительно отжав тормоз – Аваланч катил легко. Уже дома проверив вел, понял, что задняя втулка на моем Заскаре умерла и колесо почти не крутилось. Бедная, бедная Настя…

Периодически меня спрашивают друзья-родственники: тебе зачем это нужно? Я не знаю. Это своего рода кайф, стиль жизни, форма отрешения, да что угодно. Когда голова пуста от повседневности и удручающего быто-круговерта. Я уверена, что сожаления не испытывает ни один из участников велопокатушки. Плохое всегда забывается, остается только одна позитивная эмоция – она главная. Люди роднятся что ли в таких условиях. В экстремальных. Когда обратного хода нет. О чем и свидетельствовала наша последующая встреча с целью обмена фотографиями.

Берег Голоустной. Уже темно. Мошка жрет. Мы уставшие, грязные. Моемся-не моемся, жуем-не жуем. Грузим велики и рюкзаки. Уже ночью мы вкатили в Иркустк. Последняя электричка до Ангарска уже давно спит в депо. Я не могу позволить себе в таком виде среди ночи заявиться к друзьям или к родственникам. Но само то, что цивилизация вокруг нас – радует. Раскидав по домам Аню и Марину, Паша Воробьев везет нас Иваном к себе на дачу. В придорожном магазине мы берем пива и еды. Еще с час сидим и пожинаем, сидим и обсуждаем-вспоминаем. Опять начались смешки и хохотки. На сон осталось часа два-три. Я приняла ещё в конце пути весьма важное решение: на работу не пойду!

Вывод: такие покатушки хороши, но надоедает куль и бесконечное карабканье в перевалы, более эффективно и продуктивно катать не таким количеством людей, но что уж там душой кривить – компания подобралась просто великолепная! Возможно, мы открыли (либо утвердили) новый маршрут – как из Песчанки через Харгино пройти-проехать в Голоустное.

Я не хочу писать про километраж, про то, что нужно брать собой. Самое главное в таких поездках – психологическая стойкость и безупречная работа техники. А остальное приложится.

А через неделю я катила в Порт Байкал. Ехала и посмеивалась над так называемой "грязюкой"…

Иван: Сижу, вспоминаю… И все же хорошо, что уговорили ехать через Харгино. Проехал новым маршрутом. Да и приключения незабываемые!

Состав безумцев (к сожалению, я не у всех знаю ники):

Безумцы
Марина (Vekcsha),
Настя (Alanis),
Аня,
Ольга Фукс (Olik),
Кирилл Жучков (FEAR),
Иван (Cherezrul),
Андрей Протасов(Flex),
Андрей Тюрюмин (Andreyka38),
Юра Кучумов (Urbanet),
Денис Мустафин(des),
Павел Арсентьев (Polkan),
Павел Воробьев (vpv),
Дима (G-u-r-h-u-n)
и Лариса Малкерова(Lo).
Фотографии: Арсентьев Павел
Денис Мустафин
Лариса Малкерова