в Иркутске 09:25, Окт. 21:t +2°C

Аршан – Шумак за день. Повторение пройденного

Автор:Константин Суханов(papako)
Опубликовано:26.08.2009
Ключевые слова: Саяны, Аршан, Шумак, Нилова Пустынь
Самый старый из
пожилых людей на
Аннапурне перед
маршрутом

Проницательный читатель уже догадался, что прохождение маршрута Аршан–Шумак в рамках двух, двух с небольшим дней, является прерогативой исключительно пожилых людей. Ильдар Гибадуллин, совершивший этот подвиг в прошлом году, к таковым себя, к сожалению, не относит. Даже клизму в маршруты не берёт – мол, лишний вес. Но это не меняет ничего…

В семь вечера, в пятницу, на маршрут уходит Сергей Лиханов – самый старый и дряхлый из пожилых людей. Провожаю его до Аннапурны. Погода пасмурная, прогноз неутешительный. В Кынгарге клубится серый туман, там наверняка дождь. Бр-р-р… Не июль, август за середину перевалил, холодно.

Возвращаюсь в посёлок. С неба капает. В доме растапливаю печь, женщины готовят ужин. Несмотря на начинающийся дождь, с улицы доносится музыка, голоса – курортный отжиг в разгаре. Ещё есть время погулять. Тут главное с пивом и позами не переусердствовать. Спать ложусь рано, в двенадцать.

По звонку "внутреннего" будильника просыпаюсь. Три ночи. Лениво собираюсь, выхожу на крыльцо, небезосновательно предчувствуя недоброе. Так и есть. Не то чтобы дождь – ливень! И сильно холодно. Понимаю, что при даже небольшой вынужденной остановке на маршруте, в таких условиях можно просто замёрзнуть. Выход один – идти, не останавливаясь, и на ходу ждать хорошей погоды. Или, если её не будет, также без остановок идти до Шумакских источников, где есть тёплая баня. Вот только философский вопрос: а стОит ли вообще выходить из натопленного дома в ночь, в дождь, в мокрый скользкий тёмный каньон Кынгарги?

С чувством, что сейчас я вновь скачусь к набившему всем оскомину вопросу "а зачем мы ходим в горы", снимаю рюкзак. Какое-то время провожу в раздумьях, взвешивая все "за" и "против". В голове крутится крылатая фраза о том, что горный ветер пахнет счастьем. А счастье – не цель, это процесс. Когда ты делаешь то, что хочешь и умеешь. И когда задуманное получается. Дух авантюризма пересиливает разум, и я выхожу из дома с целью оценить перспективу развития погодных условий. Однако из-за кромешной темноты и затянутого неба сделать это трудно. Можно только догадываться, что горы затянуты плотно. Однако, ливень плавно переходит в дождь; дождь, кажется, стихает…

Всё, выхожу. Надеваю плащ, сапоги, на рюкзак – накидку от дождя. Оп-па! "Новый век" работает вовсю, тут продолжается вечерний (теперь уже утренний) отжиг! Сие грандиозное для Аршана сооружение наконец-то вновь открылось после реконструкции, и ранее улично-кафешная дискотека теперь вполне может именоваться ночным клубом. Световые эффекты, громкая клубная музыка, рекой льющееся пиво, милующиеся парочки и "оторванные" отдыхающие только подчёркивают контраст с чёрным мокрым ущельем Кынгарги и непрекращающимся дождём. По традиции, у питьевого павильона отмечаю время – 5:00. Душой и телом я уже на маршруте, и дождь мало мешает передвижению. Прячу фонарь под козырёк бейсболки, сверху – капюшон. Теперь только вперёд, на Шумак!

По размокшему земляному склону, с пробуксовкой, залезаю в Аннапурну. Последний взгляд на светящийся посёлок, и вниз, в черноту Кынгаргинского каньона. Как же тут неуютно и мокро! Ревущая Кынгарга глушит звук дождя, луч фонаря упирается в плотный туман. До боли знакомая тропа приобретает какие-то новые, неизвестные мне ранее, свойства. Оказывается, чтобы её не потерять, за тропой нужно следить! Более того, она ещё и скользкая! Или это в черноте тумана плохо работает координация? Неудивительно, я ведь пожилой уже человек, давно выживший из ума от энцефалита и старости. И, чего же я хочу в таком случае?

На выходе из каньона переправа, по какому-то дохлому скользкому брёвнышку, перехлёстываемому потоком. Река ревёт, дождь не прекращается, вымывая из головы последние оставшиеся мысли. Зато тропа теперь значительно улучшает своё качество, в связи с расширением долины.

Цирк Аршанского
Град

На стоянках перед стрелкой, и на стрелке – пусто, ни палатки. Выше, перед Трёхглавой, тоже. Скучно. Начинает светать. В тумане пропускаю отворот на перевал и ухожу в сторону Надежды. В чувство приводит вид заснеженных гольцов цирка Братчанки, просвечивающих сквозь мглу. Ого, да там насыпало не меньше, чем по колено! Утешаясь фактом, что Аршанский всё-таки ниже, поворачиваю вправо, поднимаюсь на морену и выхожу в цирк. Дождь плавно переходит в хлёсткий град. На стоянке под перевалом, в лесочке, одиноко приткнулась палатка. Там спят. Перевальный взлёт в верхней части едва покрыт снегом, прибившим мокрую траву. Сам перевал в тумане. И так холодно, а тут ещё и ветер! В целях мазохизма, чтобы не расслабиться, представляю себе ночлег на перевале, в промокшем состоянии, без сухой одежды. Впечатляет? Теперь бегом вниз, на Китой!

Суровый Китой

Быстро сбрасываюсь до цирка Федюшки и попадаю в густой мокрый снег. Ого, полный набор экзотики. Скользко, мокро, грязно, холодно. Где-то там внизу, в тумане, Китой. А на его левом берегу тёплая турбаза с баней и пивом… Усилием воли отгоняя штрейкбрехерские мысли о приятном времяпрепровождении в подобных заведениях, подхожу к долине Китоя. Заметно теплеет. В моей выжившей из ума голове возникает непонятно откуда взявшаяся картина. Кажется, что вот сейчас, навстречу мне по тропе будет подниматься мой бесхвостый рыжий кот, пропавший в начале лета. Я его заберу и упакую в рюкзак. Ему там будет сыро и плохо. Но нет… никого. Да и откуда ему взяться тут!

Бревно через
Ихе-Гол

Пустая, без единой палатки, Федюшка остаётся позади, и я останавливаюсь у бревна через Ихе-Гол. Оно длинное, скользкое и тонкое. Однако, другого нет. Штурмую эту ненадёжную переправу и выхожу на берег Китоя. Пока выжимаю носки, успеваю замёрзнуть. Значит не до отдыха – нужно идти, несмотря на то, что я уже пять часов на ногах без остановки. Впрочем, усталости пока не чувствую.

Ихе-Гол – Билюта, на мой взгляд, самый тяжёлый участок маршрута. Из-за состояния тропы. Какие-то прижимы, кусты, брёвна, облазы, гари. И грибы! В основном подосиновики, встречаются и белые. Молодые, крепкие, румяные. Руки так и тянутся к этим дарам Китоя. Сколько воли требуется, чтобы пройти мимо! А вот и брусника, уже багровая, спелая. Собираю, горстями заталкиваю в рот. Понимаю, что эта ягода весьма полезна для пожилых людей, и своим фитонцидным действием вполне может заменить процедуру применения клизмы на маршруте. А так как для исполнения упомянутой процедуры в данное время нет никаких условий, продолжаю с энтузиазмом поедать витаминный подножный корм.

На подходе к Билюте встречаю первую группу. Наконец-то, а то уже подумал, весь маршрут придётся пройти в одиночку. Ага, а вот на берегу водники, три ярких катамарана цветов российского флага на песчаном плёсе. Обедают после прохождения каскада Билютских порогов, раны зализывают. У встречных участников спрашиваю про Сергея. Говорят, на Билюте сидит. Перехожу подвесной мост – никого. Ну конечно, ушёл. Вон костёр ещё дымится. А мне пора отдохнуть – уже девять часов в пути.

Мост через
Билюту

Билюта – середина маршрута. До устья Шумака не так далеко, тропа идёт в основном плёсами Китоя. Тем более, дождь кончился, даже пытается пробиться солнце. Выжимаю и пытаюсь просушить мокрую одежду. Тепло, хорошо, комфортно. Двигаться и есть не очень хочется; хотя вроде не устал ещё. Превентивно поедаю какой-то перекус и укладываю в рюкзак уже высохший плащ. Тропой выхожу на невысокую террасу. Какой здесь лохматый и лапчатый можжевельник! Вот с таким вот веником да в жаркую баню! Только, наверное, глупо нести этот подарок с Билюты, за тридевять земель, в режиме совершения подвига. Ну и ладно.

Встречаю большую группу подростков, ещё несколько разношёрстных групп. Как могу, пытаюсь избежать ответа на вопрос, а когда же я вышел из Аршана. Незаметно для себя оказываюсь в долине Шумака, напротив "шапки Мономаха". Ага, вот и Сергей. Рановато – я рассчитывал на встречу перед каньонами. Но уж как есть. Далее пожилые люди следуют вместе. Темп движения моего напарника несколько ниже, за счёт более тяжёлого рюкзака, иного психологического настроя и более старческого возраста. И возрастных хронических болезней у него больше, и клизмы с собой нет (экая непредусмотрительность!)

Тропа по Шумаку сразу заявляет о себе резкими наборами-сбросами высоты. Встречные группы приносят весть, что впереди следуют попутчики. Ага, если так – должны догнать. Перед очередным сбросом в каньонистый ручей встречаем девчонку. Говорит, отстала от группы – плохо себя почувствовала из-за низкого давления, села отдохнуть. Дальше идём втроём, но темп не снижаем. Куда там! Юлька (так звали девушку) с тяжёлым походным рюкзаком, несмотря на молодость, не отстаёт от пожилых людей! В очередную горку забежала бегом, чтобы успеть снять куртку, не задерживая группу. И на спусках не отстаёт! Ещё и успевает рассказывать о своих хронических заболеваниях. Ну не может молодая девчонка так ходить; она, по-любому, с такими ходовыми данными, должна быть пожилой. Впрочем, мир удивителен и многообразен.

Через час хорошего темпа ходьбы сдаём Юльку уже расположившейся на ночлег её группе. Завтра к вечеру они будут на Шумаке. А мы продолжаем путь – увалами, болотами, ручьями, взлётами и спусками, кустами и буреломами, по капризной тропе подходим к "польской" стоянке. Здесь ночуют человек двадцать – возможно, это одна группа. В начинающихся сумерках подходим к костру. Гостеприимные хозяева не отказывают в кипятке, и пожилым людям удаётся неплохо поужинать без лишних временных затрат.

Поблагодарив хозяев костра, уже в темноте уходим с фонарями. Жаль, не успели пройти каньоны засветло – самый впечатляющий участок пути. Начинается дождь – давно не было. Даже неуютно без него. Зато теперь всё в порядке, опять всё мокрое, как и положено. Потенциально опасную тропу высоко над каньонами проходим осторожно. Тропа, почти без сброса высоты, приводит пожилых людей на уровень Шумака. Ага, вот в чём дело – это Шумак здесь так поднимается.

Хуухэйн-Хада! В дождливо-туманной темноте безуспешно пытаюсь разглядеть на противоположном берегу галечные останцы. Теперь, как писал в своём прошлогоднем отчёте о подобном путешествии Ильдар Гибадуллин, "тропы становится слишком много". Настолько много, что подслеповатые пожилые люди с подсевшими батарейками в фонариках время от времени теряют её. В результате удачного спортивного ориентирования, штурмуем, наконец, разлившуюся Перевальную. До источников тут рукой подать.

Это я,
где-то на Шумаке

Первая постройка, увиденная нами – баня. Натопленная! Время 2:30 ночи. Однако. Учитывая прошлогодний опыт Ильдара, останавливаемся здесь. Тепло, сухо, есть горячая вода. Приятно нырнуть в такое помещение из холодной дождливой ночи. Сбросить мокрую одежду, и с баночкой ледяного ярпива растянуться на полкЕ! И понять, как же ты устал и замёрз, до озноба, пройдя сегодня из Аршана без малого девяносто километров по горной тайге, в дождь и ветер, через заснеженный перевал! А в рюкзаке тебя ожидает заслуженный мерзавчик армянского коньяка под мандарин с шоколадом! Вот оно, счастье!

Учинённое пожилыми людьми злоупотребление благородным спиртным напитком продолжалось до четырёх часов утра. Проснулись поздно – в девять, вышли после десяти. Холодно, солнечно, малооблачно. Народу на источниках, в общем-то, мало. Может, спят ещё.

Выход на перевал

Как-то буднично доходим до водопада. Оцениваем белое великолепие Шумакских гольцов. Всё в снегу, но солнце неустанно делает свою работу. Много попутных и встречных групп. Обгоняем. Впереди протроплено. На морене нас угощает чаем расположившаяся на отдых группа. Новосибирцы. Одна из их участниц несёт в рюкзаке симпатичную таксу. Вот с перевала спускаются человек десять, все в кроссовках. По снегу. Скользко, боятся. С самой седловины на страховке спускают ребёнка лет шести. Буряты ведут коней. На перевале тоже людно. А пожилые люди в сапогах, уменьшая тем самым численность населения долины Шумака на два человека, сбегАют вниз, к Эхе-Геру. Дальше переправа, и бесконечные зелёные увалы до границы леса.

Теперь самый тяжёлый на выходе участок – подъём на водораздел. Навстречу с мыканьем бредут какие-то бычки и коровы. Между ними – ага, вроде, поляки. Ещё иностранцы – пара, с двумя детьми пяти-шести лет. Будут на границе леса ночевать.

На первом озере палатка, костёр. Подходим. Три девчонки загорают. Ждут своих, ушедших на Шумак. Ставим котелок. Гостеприимные хозяйки не пожалели для пожилых людей ни сахара, ни печенья. А ещё нас угостили салом изумительного хохляцкого посола. Тает во рту, а не в руках. Никогда такого не ел. Спасибо. На десерт – чай с коньяком.

Уже в сумерках подходим к устью Эхе-Гера. Накрапывает дождь. Речка бежит, и перейти её непросто. На другом берегу большая компания ангарчан. Сообщают, что минут пять назад ушла маршрутка. Что ж, идём пешком. Уже на дороге из Хойтогола в Ниловку останавливаем Истану. Всё-таки, это наш день! Через полтора часа, уже в Аршане, в жарко натопленном доме, отпиваемся абаканским пивом.


Итак, вроде бы – рекорд по маршруту Аршан-Шумак: общее время прохождения 21,5 часа. Только то, что хотел, я всё-таки не сделал. Потому что расчётное время прохождения для себя я определил в 18 часов. Так где же я потерял эти три с половиной часа? Здесь сыграли роль два фактора. Во-первых, погода. Вернее, непогода. Всё-таки, на скользких спусках я осторожничал, мешала мокрая одежда и длинный плащ, увеличивая общий вес. Во-вторых, от устья Шумака я шёл не один и не в своём темпе – мне приходилось ждать, и часто. Ну, и на костре долго просидели без надобности, попав в темноту на траверсе каньона. Что тоже снизило общую скорость.

Теперь о физической и психологической подготовке. Прохождение такого маршрута за день, без должного бивачного снаряжения, в дождь, без преувеличения является авантюрой. Впрочем, процент риска присутствует в любом, даже самом чайном, маршруте. И зависит он почти всегда от подготовки и опыта участников. "В рамках подготовки" я несколько раз "бегал" на Черский и водопады за день, на время. А за несколько дней до описываемых событий был пройден следующий маршрут: Слюдянка (начало тропы) – ГМС – пик Черского – спуск на оз. Сердце (с купанием) – пер. Посетительский – предвершина Черского – спуск в сторону Подкомарной – водопады – подъём на ГМС – снова пик Ческого – ГМС – Слюдянка (начало тропы), за 10,5 часов общего времени. На этом основании я и определил расчётное время прохождения описываемого маршрута в 18 часов.

Пойду ли я этот маршрут ещё раз? Наверное, да. Вообще, есть идея устроить по маршруту соревновательный кросс-поход. Но тут сложности. Нужны две-три группы поддержки на маршруте до источников. Группа обеспечения на Шумаке, и ещё подкормка между Шумаком и Ниловкой. И транспорт на финише, хотя бы от устья Эхе-Гера. Тогда можно будет идти практически налегке, и результаты будут иными.