в Иркутске 18:07, Ноя. 21:t -7°C

Опять свернули не туда, или c велами по ББТ

Автор:Малкерова Лариса
(Lo),
Спешилова Юлия
(katastrofa)
Опубликовано:26.07.2009
Ключевые слова: велосипед, ББТ, Большие Коты
Сначала мы хотели просто написать на форуме,
где блуждали тем прекрасным июльским днем,
но взглянув на тексты друг друга,
лицезрели две половинки целого, Инь и Ян.
Оставить их разделенными было преступлением.
Текст Ларисы – черного цвета, Юлии – другого.


Вторник. Вечер. Юлька сидит на моей кухне и лопает ириски. Ещё двое суток назад роднее её у меня никого не было. Да, все же, когда две особи женского пола, характера взбалмошного и склонного к авантюрам, предоставлены сами себе, рождается приключение…

Вечером спросила Шапу – "Едем с варкой или на перекусах?" Ответ не замедлил – "Бери спальник, палатку, горелку, фсё бери!" Накаркал, блин.

Сейчас, прокручивая в уме вчерашние события, понимаю, что весь день прошел под девизом "опять свернули не туда"...

В семь утра погрузилась в машину к Коле, поехали за Сашей. И умудрились на ближайшем же перекрестке поехать не туда! Хотя перед носом даже ЖПС стоял с подробной картой города. Не прошло и получаса, на развилке Иркутск-Красноярск, мы очень красиво вписались на дальний край, в результате чего сделали крюк в 5 км.

В Иркутске на Трактовой проскочили на красный – сработал автопилот смотреть на наличие машин, а не сигнал светофора. Потом еще один пролетели, это уже я виновата, отвлекла водителя. Утро было раннее, долго не могли найти работающее кафе на предмет завтрака. В итоге затарились готовой едой в "Цезаре" и позавтракали в соседней беседке.

До Листвянки доехали ровно, без лишних своротов, по дороге стал накрапывать дождик.

А ведь не хотелось ехать-то! Воскресенье встретило меня свинцовым небом, плотным душным воздухом и тотальным недосыпом. Организм бунтовал. Спать!!! Уснуть в пять утра и встать в половину восьмого, всю ночь умирать от духоты и назойливого аккомпанемента комаров – это перебор даже для самых крепких нервов. Но утро наступило – пора соскребать себя с дивана.

Серая лента Байкальского тракта в обрамлении сочности леса радовала, но не бодрила.

В Листвянке дул ветер, накрапывал дождь, и вообще приветливостью не пахло. Мы приехали.

Утро в Листвянке

Пока собирали велы, одевались, жевали, здоровались, несколько раз кто-то из ребят произнес: "А может ну их, эти Коты, сейчас пива попьем да домой рванем!" Моя молчаливая физиономия выражала согласие, но…! Сама же стала "официальным" инициатором покатушки. Эх, чего ж тебе дома-то не сидится, Лариска?! И правда: ну чего тебе тут нужно? Так, ведя внутренний монолог и прочавкивая по очередной грязюке, я не спеша ехала по лесовозным колдобинам, зевая на ходу и мысленно подбадривая себя: соберись, тряпка! 18 километров на харде дались спокойно, дорожка изобиловала лужами, грязью и ручейками, собственно всем тем, что уже не удивляло и заставляло щелкать передачками скоростей.

Дорога мне сразу понравилась – а чего унывать, ну подумаешь, лужи, все равно едешь. По болоту попрыгала, как ни старалась, а ноги промочила. Еще больше понравился мой двухподвес, как приятно на нем ездить прям по лесу, объезжая лужи и грязюку, лавируя среди пеньков и корней. Через речки по каменюкам и грязь прет как танк. На хардтейле у меня и половины этого бы не получилось. Катилась по дороге и хохотала от радости.

Парни быстро ушуршали из виду, Лариса отстала на одной из грязюк, так что плеер был в тему.

Увязнув по лодыжку в очередном болоте – наивная, хотела проскочить с размаху – я встала. Колеса засосало, меня – тоже. Немного поразмышляв о пользе грязевых ванн, решила выпустить из вида удаляющихся мальчишек и красную спину Юльки. Тем более, сзади шли ещё двое. Наученная "горьким опытом" горе-организатора, остановилась, дабы подождать отстающих. Заодно покормить комаров.

На развилке было стопорнулась в недоумении, куда же ехать, но вдали разглядела спину одного из парней. Двинула за ним, внимательно глядя под колеса – след почему-то был только один. Остальные пролетели тут, что ли? Наконец на очередной чаче разглядела пачку следов, вздохнула с облегчением, обернулась – там среди кустов мелькала Лариса. Вскоре догнала мальчиков – они отдыхали за речкой, которая, собственно, и создает эти бесчисленные лужи на дороге.

Тут мне показалось, что слева есть объезд по кустикам, ринулась туда, и чуть в эту речку-то и не въехала. Переползла ее вброд, с велом наперевес. Ох, знала бы я...

У подножия Черного меня ждала группа коллег. Речушка пересекала дорогу, быстрая, прохладная. По левую руку – заросли курильского чая. Юлька уже успела обнаружить то ли жимолость, то ли ещё какую снедь растительного происхождения, ребята почесывали голые коленки, ибо комары зверствовали.

— Мальчики, подставляйте ножки! – живенько опрыскивала я острые коленки парней по очереди антикомарийной жидкостью. Нас ждал подъем.

Подъем достал немножко, но мы оценили благость пасмурной погоды – при солнце мы бы сжарились, а пауты и слетелись бы как раз на готовенькое. А так только от комариков отмахивались.

Сначала все, конечно же, решили, что не ходить сюда приехали и героически покрутили педалями в горку. Наш с Юлькой героизм испарился раньше, мы слезли с байков и пошагали вверх. Протопав пешком в подъем, при этом умудряясь смеяться и чесать языками, мы очутились на самом перевале. Дул ветерок, далеко не ласковый, с неба сыпалась влага, заставляя кожу покрываться мурашками. Ребята степенно надевали обмундирование, один только Шапа нетерпеливо ерзал. Ещё бы! Там такой потрясный спуск!

С перевала съехала наполовину – сверху, пока кусты не начались, свисающие над дорогой, и после. Еще раз оценила самоходность и устойчивость двухподвеса, даже хотелось его целовать от счастья. С такой широченной улыбкой прилетела на берег Черной пади, где на гальке валялись железные кони наших мальчишек.

Я, конечно, решила особенно не рисковать сохранностью кожного покрова, поэтому задумала чуть прогуляться пешком, пропустив парней и Юльку на двухподвесах. Те с замершими от радости и напряжения лицами прошуршали вниз, а следом – Катастрофа, хохоча и улюлюкая. Когда крутизна кончилась, я водрузилась на вел, отпустила тормоза и понеслась вниз. Иихххааааа! Юлька давно уже мелькала внизу, предостерегая звонко: тут речка, тут яма, тут аккуратно, Лорка! Собственно, в какой-то момент проскользнула мыслишка – покупать второй вел. Марафонский двухподвес. О чем думаю и по сей день, и все более утверждаюсь в верности решения…

Тем временем припустил дождик, и желающих поплавать не было. От одного из велов на гальке остались два белых сухих круга. Кто-то медитировал на пирсе, кто-то фотографировал, кто-то с упорством фанатика еще и еще раз взбирался на ближайший холмик, чтобы затем быстро с него скатиться.

Полпути пройдено. Пройдено неожиданно легко и быстро, несмотря на заметный перевал. Передо мной и Ларисой встала дилема как попасть в Листвянку – обратно через перевал, или по Большой Байкальской Тропе.

Итак, мы на Байкале. Доехали довольно-таки быстро. Примерно в 17:00 я планировала рвануть из Листвы своим ходом до Иркутска. Смех, шелест оберток от еды, салат Катастрофы. Шоколад и пирог Мишки. Я потеряла по дороге велобачок (его, к счастью, обнаружили и подобрали). Фото, фото и ещё раз фото. Всего поехало 11 человек: 2 Лехи, Мишка, Шапа, Сталк, Саня, я, Юлька, Батискаф, Наталья и Вовка. Здесь-то, на галечном бережку и началась дилема: как же ехать обратно? ББТ или все то же самое: перевал Черный, ЛЭП, болотины – только с точностью наоборот? Я вообще в этот день геройствовать не хотела. "Мы что, не Дуро-клуб?!" – хохотнул Шапа. Молчаливо согласившись с ним, мы с Юлькой поехали вслед за ребятами. Эх, Паша, прав ты был, думала я присев на очередном перевале-утесе, ощущая, как кружится голова от высоты и напряжения. ДУРО-клуб, никак не назовешь иначе. Мы с Катастрофой полностью оправдали шутейный лейбл. Потому что… дуры!

Надо сказать, что по берегу из Листвянки в Большие Коты я ходила, но всего один раз, и то лет 8 назад. Тогда о проекте ББТ еще никто и не слыхал, мы тогда шли так называемой нижней тропой по скалам и прижимам. Помню, было страшновато, где-то даже веревку бросали для подстраховки. Говорили, что где-то выше есть тропа, обходящая самые страшные прижимы. О том, что есть настоящая лесная дорога через какой-то перевал, я узнала гораздо позже. Еще позже узнала о ББТ – говорили, что тропа стала широкая и ровная, а в сложно-опасных местах оборудованы лесенки и мостки.

Вобщем, когда парни все как один заявили, что в Листвянку поедут по ББТ, я решила, что теперь там все проезжабельно, а на самом крутом прижиме либо лесенка, либо...

На мой вопрос – "Тема, ну там нормально, везде можно пройти?", Тема лишь фыркнул и быстро упедалил в сторону Листвы.

Мы с Ларисой лишь переглянулись, и двинули вслед за парнями.

Велоследы

Хотя, изначально все шло как по маслу. "Да и правда, что я там не видела-то, поеду по ББТ!" – сквозануло в голове, и я бодренько поехала по довольно-таки широкой земляной и приятной дороге. С одной стороны распростерся Байкал, с другой – яркие пятна огненных саранок, кричаще-фиолетового мышиного горошка, бархатно-синих колокольчиков и ещё каких-то неведомых мне белых, желтых, голубых цветов. Юлька незамедлительно воткнула веточку красных цветков в косичку.

Фото на память. Едем дальше, непринужденно треплемся ни о чем, смеемся и едем дальше. Дышится легко, катится отлично, как хорошо, что я поехала этой тропой! – соглашалась сама с собой, педалируя дальше и дальше.

Дорожка была просто сказка – достаточно широкая, чтобы без труда лавировать между деревьями, ровная, без ямок и упавших деревьев.

Саранки

Удивили цветущие жарки и колокольчики, в окрестностях города уже отцветшие. Глаз радовало сочетание зеленого леса, голубого Байкала и ярко-красных саранок. Не удержалась, пару цветочков вставила в косичку. Катились не спеша, вдыхая и впитывая в себя каждую частичку этой оглушающей красоты.

Дорожка кокетливо виляла, уходила вниз-вверх, вправо-влево, подсовывала корешки и камни, траву по колено и фантастические пейзажи, которые обязательно нужно было запечатлеть на фотоаппарат.

Байкальский
велохайвей!

Время от времени попадались палатки и люди удивленно провожали нас взглядом. На одной из стоянок встретила знакомых, они тут уже неделю отмокают, сегодня домой, за ними должен приплыть кораблик часов в пять-шесть вечера – "О, здорово, так мы с вами еще в Листвянке встретимся, у нас машины как раз у пристани стоят". Хе-хе... Не говори "Гоп!" пока не перепрыгнешь!

Тур прибрежный

Едем дальше. Кто-то из горе-туристов не затушил костер, и уже схватилась сухая трава. Затушили. О чем незамедлительно проэсэмэсили Шапе. Паша сообщению, как выяснилось, не порадовался… Едем дальше, смеемся, шутим, иногда пыхтим.

На другом пляжике нам повстречался мелкий пожарик – какие-то нехорошие люди не затушили костер, который развели к тому же чуть ли не в кустах. Пожарик и костерок забросали песком, в двадцати метрах обнаружили еще один, но тут все по правилам – на песке, костровище выложено камнями, трава далеко.

Тропка резко взбирается в гору и там действительно оборудована лестница! Хозяйская такая, из толстых бревен, хотя и крутовата для человека велосипедом.

Хвала строителям
ББТ
Широкая тропа

Далее тропа набирала высоту, ехать уже не получалось, но все же она была достаточна широка, чтобы катить велы рядом.

Мы вспоминали разные смешные истории из жизни, хихикали, пели песенки и вообще радовались такому чудесному дню и замечательной тропинке. Махали руками проплывающим мимо корабликам, оттуда махали в ответ.

Затем тропа постепенно спустилась и мы снова оседлали коней. "Это мы, наверное, как раз прижимы обходили по верхам" – высказала я предположение. – "Как здорово, что мы все-таки решили ехать по берегу, а не обратно через перевал, ведь тут так красиво". Лиственный заросший кусок леса плавно сменялся на аккуратно-прибранный хвойный, который, в свою очередь уступал место болотистой осоке и зарослям кустов.

Тропа широкая
У деревца

Несколько раз пересекали ручейки и речушки, где-то по прыжками по камешкам, где-то по жердям, но большей частью по добротным мостикам – "По-любому, Тема тут земли ногами даже не касался" – говорила я Лоре. Мы не геройствовали и топали по ним пешочком, воздавая хвалу строителям ББТ.

На одном из ручейков отдыхала кучка подростков, они ошалело пялились на нас, и на наши вопросы "Вы откуда пришли, по какой тропе, как там оно с прижимами?" – лишь что-то невразумительно промычали. Махнули на них рукой, переползли ручей, радостно покатились дальше. "Дальше" длилось недолго...

Сначала появились просто обрывистые скалки, с довольно узкой тропой, рассчитанной на две ноги одного человека, поэтому вел уже пришлось даже не катить, а тащить на себе. Но все же мы спокойно и весело топали, рассуждая, кто из мальчишек тут ехал (попутно дивясь отсутствию их следов) и какие мы все-таки молодцы, что не поехали через скучный перевал, а топаем здесь, среди этой суровой красоты.

Любишь кататься
– люби и велик
на себе катать

Собственно, сия груботесанная живопИсь не кончалась, но уже не особо радовала искушенный взгляд, когда начались первые прижимы. Тут пешком-то малокомфортно, а ещё эта железяка. Но мне не привыкать к тому, что велосипед порой превращается не в средство передвижения, а в "походно-туристический" и абсолютно бесполезный аксессуар. Вел на плечо, и шагаешь. Ну не шагаешь, конечно, чего уж тут пыль в глаза пускать, а карабкаешься, цепляясь руками за камни и выступы, за корни или траву. Неверный шаг и прощай молодость.

Неожиданно тропа стала козьей… И на очередном изгибе еще и сама тропка обвалилась – длиной в широкий шаг. Зафиксировали Ларисин Аваланч на этом микрообвальчике, она прошла вперед, вытянула его, протащила дальше метра на полтора, вернулась за моим Джайнтом. И только протянула руку к нему…

…не успела я и глазом моргнуть, как противный холодок ужаса пробежался по позвонкам и осел в копчике: моя попутчица смотрела куда-то мне за спину и кричала! Только не это! Мой велосипед уходил вниз по обрыву! Поймала. Тупая слабость подогнула ноги и заставила мелко дрожать руки. А ведь это было только начало. "Ну и занесло же нас!" – не уставала отпускать щедрые комментарии подруга по несчастью, которая топала следом.

— Ну и как мы здесь полезем? — аккуратно "припарковав" велы на склоне, почапали налегке на рекогносцировку. Песчаная тропка круто полезла вверх, и на первый взгляд казалась вообще вертикальной, подивились, почему нас тут никто не ждет, чтобы помочь (мысль о том, что раз тут никого нет, то значит и идти сюда не надо, в нашу голову не попала). При ближайшем рассмотрении обнаружили ступенчатую структуру, а значит, и пролезем легко. Уже испытанным способом – я подаю, Лариса принимает – пыхтели на склоне с ее велом. Сильно мешало переднее колесо, которое за все цеплялось и вертелось как хотело. Так родилось ноу-хау – использовать вилку как альпеншток.

Я закинула свой вел наверх и пошла помогать Катастрофе, которая снимала переднее колесо. Втыкая вилку в каменюки, подтягивалась к рулю. Ещё шаг – рывок вперед, и ещё один рывок. "Ничего, Юлька, зато у нас приключение!" – юморила я. Юлька смеялась на все побережье. А чего унывать-то? Подумаешь-ка, трудности! Так, очередная проверка женской сути, не более.

За подъемом следует скальный выступ, который мы грациозно обогнули, удивив самих себя гибкостью большой дикой кошки. Далее на тропу помещались ажно две ноги сразу и можно было даже не держаться за скалы, и просто топать. Короткий спуск вывел нас на мелкую полянку с людьми.

Устало и обреченно сев на полянке возле парочки с палаткой и резиновой лодкой, мы начали выспрашивать: а сколько до Листвянки, можно ли там пройти, и вообще, мы же прошли те самые страшнючие прижимы? От ответов, честно говоря, сердечко мое ёкнуло. Все самое серьезное ещё впереди, а это так – детские шалости. А вообще, тут бегали какие-то парни с велами, и они ушли обратно. Как мы узнали потом, пройдя какой-то ручей, мы не заметили указателя на развилке, которые нам оставили мальчишки. То ли мы увлеклись болтовней, то ли указатель был не слишком привлекательным для нас. Дело прошлое уже. "Ну люблю я искать приключения на свою пятую точку, ну вы же знаете меня!" – оправдывалась я перед побледневшими родными в первом часу ночи, рассказывая, как мы успешно прокатились.

Юлька нервно смеялась, меня тоже разбирало трясущее хихиканье. От нечего делать, мы стали дожевывать безвкусные тогда припасы еды. Из кустов то тут, то там, появлялись туристы, смотрели на нас безумными глазами. То на нас, то на велосипеды. Смущенно улыбались нам и округляли глаза на наше уверенное заявление: не, МЧС вызывать не будем, пойдем дальше!

"Мдааа, – протянула Катастрофа. – если вызывать МЧС, то не совсем эконом-поездочка получится". Я молчала. Жевала. Тупо пялилась в серую воду. Не получится, видимо, уехать в Иркутск своим ходом… Жаль. Отписала всем, кто был в команде смс: "Сидим на обрыве, нам страшно и плачем горькими слезами. Кароч, ждите нас в Листве". А что я ещё могла написать?!

Мы ржали часа полтора, рисуя дальнейшие перспективы так и сяк. Лариса хихикнула – ты почему не взяла с собой спальник и палатку?? Я чуть не подавилась – ведь именно это "посоветовал" мне Паша по доброте душевной накануне.

Итак, у нас было как минимум два варианта – пойти обратно и искать сворот, или пойти по заросшей тропе вглубь ущелья. Обратно мы бы не пошли даже если бы другой тропы не было (мне щас кажется, я бы там и без вела не прошла). Повздыхав и напшикавшись от комаров, потопали в ущелье. Коварные твари кусали только руки, а ноги почему-то не трогали. Еще под перевалом Черный я пошутила, что грязь дорожная покрывает меня аки броня. Потом дома мама сказала, что я приперла на носках бактериологическое оружие массового поражения. Может и правда, запах грязи был кровопийцам не ароматен?

Стало ясно, что мы довольно-таки серьезно плутанули, но обратной дороги не было. Нет, вернее она была, но мы ни за какие коврижки не пошли бы обратно. Ну её, эту тропу с её сюрпризами! Мне хватило порции адреналина.

За скрюченными спинами нашими было ущелье. А что если подняться по ущелью? К бабке не ходи, а выйдем на какую-нибудь маломальскую тропинку и обойдем опасности. Тяжко вздохнув, проглотив съестное, мы понуро, но настырно пошли дальше. Тропа тянулась вверх. Понятия не имели, куда она нас приведет. Ибо в тот миг вообще какие-либо мысли и понятия меня покинули. Чувство времени и места – тоже. Я ушла в себя и старалась не думать о том, что плечо уже не просто болит, а умоляет больше не насиловать его велосипедом, ноги устали, свинцовая тяжесть охватывает все тело. Я сосредоточилась на ровных шагах и дыхании.

Тропа пошла наверх...

Не понять, что хуже – карабканье над обрывом, или ползанье по катящимся из-под ног камням среди мелкой поросли как-то серых березок. Педали цепляются за деревца, тянут назад, нарушая хлипкое равновесие, ветки накручиваются на звезды и переключатели, мошкара лезет в глаза. Ползем в горку со скоростью улитки. Я что-то беспрерывно бормочу, Лариса бессвязно поддакивает – эта бесхитростная уловка помогает не упасть духом и терпеливо продираться дальше. И вдруг… что-то там в кустах пошевелилось, большое и серое...

...из состояния оцепенения меня выдрали Юлины слова: "Лариса, ты где? Иди скорее сюда, я больше не могу тут стоять!" подруга моя боевая была напугана. " Посмотри: там что, медведь?" – спросила она тихо. У меня онемела челюсть. И даже, наверное, отвисла. Вот это попали! Что-то квадратное чернело за небольшим поворотом тропки в кустах. Вытянула и шею и пригляделась… "Это пень…" – выпорхнуло вместе со вздохом облегчения.

Тропа уходила вверх. Тем не менее, мы шли дальше. Тропка уже мало напоминала человеческую. Она коварно шла то вверх и принуждала взваливать байк на себя, карабкаться к небесам, либо весьма круто уходила вниз, чем вынуждала нас придумывать новые способы велокатания! Что и материализовалось весьма успешно. Суть в следующем: если все нормальные люди (здесь читать как безумные даунхильщики) скатываются вниз по каменистым выступам пускай не легко, но на байке, то неодаунхильщики ставят вел поперек и, опираясь на него руками, аккуратно скатываются на округлой части измученного тела. И название, как мне кажется, удачное: КроссБэк! (Юле – респект за копирайт). Потешаясь над собой и над смешным названием, мы пилили дальше, абсолютно спокойно и хладнокровно, периодически стискивая зубы и мысленно вспоминая героические подвиги партизан из советских кинофильмов.

После того, как тропа совсем нависла над нами, переть стало совсем тяжело. Мы ж не танки, а все-таки какие-никакие слабые женщины. Я ползла впереди, посматривая на верхушку перевала. "Все, Юлька, ещё пару шагов и мы наверху", подхрипывала я Катастрофе. Та молча пыхтела вслед.

Все выше и выше

Собственно, тут-то и началась самая занимательная часть нашей "велосипедной прогулки". (Да??? Не соглашусь – мне самой занимательной прижимы показались). Растительность склона говорила о том, что мы очень высоко. Зубастые и остроносые скальники упирались в небо, по неровной поверхности земли ниточкой проглядывала так называемая дорожка. Узкая. Опасная. Стоять на ней было страшно. (А мне после прижимов уже все футбольным полем казалось). Идти – тем более. С велосипедом – просто невыносимо. Прикрываясь велом как забором, мы тихонько передвигались вперед. Священное было внизу. Далеко. Так далеко, что едва голубело... Каким образом в мою черепную коробку заполз страх, я не помню. Но он сковал меня, лишая твердости шага, уверенности в малейшем движении. Мне казалось, если я моргну, то полечу вниз. Паника, невыносимая паника разъедала меня. Ко всему прочему занудно скребло кошкой внутри – не дай бог мишка вывалит из-за угла…!

Мы шли. Наклонив корпус вперед. Десять шагов. Передышка. Ещё десять шагов. Передышка. Пару раз оступилась. На свежем обвале чуть не сорвалась – камни гладким горошком покатились вниз, унося меня и велик. Устояла. Промолчала стоически… Юльке не говорю, не пугаю. (Я видела. Затаилась с готовностью тигра прыгнуть и ухватить в полете). Тропа извилиста и практически невидима. Очередной утес. А потом ещё и ещё. Нескончаемые маковки гор. Каменистые. А за ними – небо и пустота. Я оставляю байк и аккуратно, практически на четвереньках, подползаю к самому краю и, вытягивая шею, смотрю: обрыв или не обрыв. Еле уловимая тропочка зигзагом идет по склону и опять на самый верх. Как будто кто-то громадный прочертил палочкой. Юлька меня подбадривала, рассказывала что-то… Но большей частью молчала. Передвигаясь вперед, я вспомнила всех святых и мысленно, на всякий случай, попрощалась со всеми.

В горку тяжело болтать, дыхалки не хватает. Периодически доставала телефон – проверяла связь, я все беспокоилась, как же там парни-то, им, наверное, еще хуже чем нам. Мы-то знаем, где мы и как мы, а они там щас гадают, звонят нам, а мы недоступны.

И за каждой сопкой выглядывала порт Байкал, и каждый раз ошибалась.

Опять спустились к самому берегу. На узкой песчано-галечной косе стоят палатки, люди на костре что-то варят. Мужик из Тольятти сказал, что видел велосипедистов, но очень давно, несколько часов назад, посоветовал лезть в гору как можно выше и выбирать правые тропинки, и "ни в коем случае не спускаться вниз, там такие козьи тропки, что и без велика еле пролезешь".

Вечерело. "Ну где же Листвянка?! Мальчики, миленькие, дождитесь нас, а? Я не боюсь высоты, я всегда мечтала быть скалолазом и космонавтом. Вроде медведи на такой высоте не водятся. Не смотри вниз! Все, кататься только вокруг клумбы! Ну когда ж ты остепенишься-то уже?!" – роилось в моей голове, пока я на полуватных ногах передвигала уставшее и напряженное тело. Юля тем временем, дабы отвлечь, рассказывала мне про свои путешествия. Я внимала. Как могла. Потом чего-то молола сама…

Время уже больше восьми, парни наверное, отправились на наши поиски, екарный бабай, а связи все нет, потом еще их искать придется. Эта мысль придавала сил двигаться быстрее, подниматься через не могу, тащить неподъемный вел. О, если бы не осознание того, что нас потеряют, я бы, наверное, осталась ночевать на берегу.

И где же правильная
тропка?

Сколько мы прошли по самому верху – я не знаю. Мне казалось, весь день. Вечность. Спускаемся. Методом КроссБэка. Ржавая консервная банка, а затем упаковка от майонеза "Янтарь". "Здесь были люди, Юльча!" – радостно залепетала я. Следы от велика! Здесь шли наши! "Боже мой, заборчик!" – молитвенно сложила я ладони. Катастрофа засмеялась, демонстрируя озорные ямки на щеках. А вот и дорога…

— Вообще-то, на нем можно тут ехать! – подтрунивала надо мной попутчица.

— А..? – не поняла я, уставившись на попутчицу.

Я по привычке закинула вел на плечо и шагала.

— Аааа, – протянула в ответ, – может это не велосипед. Может это моя... косметичка! Новый модный туристический девайс!

Напоследок обрывистый спуск по камням, невысокий, но как напоминание о пройденном. Смеясь, быстро кроссбэчимся и вот мы уже в седле! Фантастические ощущения после четырехчасового маршброска на 5-километровую дистанцию!

Как же приятно ощутить давок педалью. Ехать. Щелкать переключателями. И опять ехать. Мы влетели в Листвянку. Я не была уверена, что нас дожидались. Что логично. Иркутяне-то точно смотались. И правильно сделали! Хотя Юлька уверяла, что Шапа и с места не сдвинется, пока мы не приедем. Однако я предложила следующий план: Юлю мы загружаем в машину, выскребаем все деньги и отправляем до дому, я же еду своим ходом до города и остаюсь в Иркутске. На том и порешили.

Нас дождались. Все. Лешки искали нас два часа, ползая по горам. Сосредоточенное лицо Шапы. Лукавая улыбка Сталка. Уставшие, но спокойные лица двух Алексеев. Ободранный Мишка. "Пашаааа, – шмыгнули мы носом, – прости нас, а?" Шапа сделал какой-то жест рукой, видимо, означающий – да ладно, проехали, что с вас взять-то! Глянул на нас строго и молча начал загружаться в машину.

Хорошее выдалось воскресенье…! Философское.


Спасибо, мальчики, за то, что составили компанию двум милым дамам, затем затащили в непонятные дебри (вместо ББТ читать как УКТ – узкая козья тропка), приготовили очень ПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЙ указатель на развилке в виде доски в высокой траве, оставили на съедение живности, а потом героически искали нас в горах, и, возможно, роняли скупую мужскую-мужскую слезу, вспоминая наши чудесные улыбки, улыбки двух дур… Вы наши рыцари!



Фото: Малкерова Лариса
20 июля 2009