в Иркутске 15:08, Июн. 27:t +24°C

Высота. Проба пера

Автор:Александр Перепечин(perepal)
Опубликовано:22.05.2008
Ключевые слова: горы, пик Ленина, альпинизм, восхождение, высота, Памир
Вершина
Гора

Вдох-выдох, вдох-выдох... Немного тяжело дышать... Голова идет кругом, все как в тумане. Да на самом деле в тумане и есть. Тумане табачного дыма. Мозг постоянно нагружен звуками тяжелого рока. Смотрю на Женьку, у него подобное состояние... состояние бесконечного счастья и эйфории.

Сейчас мы сидим в баре "Текилла-Блюз" в Бишкеке на вечере памяти Виктора Цоя, а ровно десять дней назад, я и он стояли на Памире, на отметке 7134 м и испытывали похожие чувства... Ровно десять дней назад мы стояли на вершине пика Ленина...

Прибытие
Заброска
Такси

Не буду рассказывать как мы добирались до горы – это скучно. Скажу только, что прожив месяц в Ала-Арче и потом дня три в Бишкеке, мы как-то рано утром сели в самолет улетавший в Ош, а к вечеру этого же дня уже пили чай с видом на гору.

Базовый лагерь встретил нас своей размеренной жизнью. Нас поселили в огромную палатку и начали всячески ублажать. Изысканный ужин от шеф-повара одного из самых элитных ресторанов Бишкека, любой фильм на выбор, бар и все в этом роде. Два дня мы терпели, потом пришли к начальнику базлага Диме Корейцу и сказали, все хватит, мы хотим жить как нормальные люди. Дима обрадовался и тут же попросил нас натаскать ему воды в баню, а потом помочь повару Васе в приготовлении ужина...

Едалище
Дом
Вид из окна
Базовый лагерь
Акклиматизация
Встреча в горах
Лагерь 4400

31 июля мы в первый раз поднялись в первый лагерь (4400) и ничего особенного там не увидели. Только очень нас обрадовала встреча с нашей Иринкой Руновой, живущей на склонах горы уже месяц и постоянно кого-то спасающей. Нам дали палатку, накормили обедом и оставили в покое. Весь день с Женькой и Иринкой мы провалялись на морене с видом на северную стену Ленина, трепались, пили чай и ждали бишкекских парней, спускающихся в первый лагерь прямо с вершины.

Утром, позавтракав, мы в 5:00 вышли во второй лагерь (5300) в широких кругах известном как "сковородка". Отойдя метров 300 от лагеря, наткнулись на останки альпинистов экспедиции 1990 г., зрелище конечно не из приятных. Аккуратно все это обойдя и выйдя на верную тропу мы пошли дальше.

Сковородка
Лагерь 5300

Самым ярким впечатлением этого дня стало не то, что нам пришлось перелазить через глубокие трещины, затем, когда снег размяк, мы буквально переползали "сковородку", не налипающий на кошки огромными лепешками снег, а то что потом весь день не куда было укрыться от нестерпимой жары, даже в палатке, так как она сразу же накалилась. А тут еще у Жени появилась легкая форма горняшки, и он спать лег, стало вообще скучно. Но потом нас пригласили в гости новосибирцы и угостили великолепнейшим компотом. Утром, легко позавтракав, часов в 6:00 мы начали подъем на вершину г. Раздельная, в третий лагерь (6200).

Рельеф
На акклиматизации

По началу было совсем легко, идешь с полупустым кулем, не торопясь, любуешься великолепным видом на Памир, погода звенит... Но после отметки 5800 я потух. Скорость резко упала, энтузиазм пропал и радость от восхождения тоже. Да еще жара началась, вообще засада. На одной из передышек меня догнал Владимир Иванович Прокопенко. Подошел и по доброму так сказал: "Знаешь, Саня, а ведь ты не правильно идешь...", и дальше была мини-лекция о высотном шаге и применение его на практике. После этого я стал ракетой, идти легко, дыхалка не сбивается и движение постоянно-непрерывное. Короче вылез я на Раздельную самый первый, занял самые блатные места под палатки и стал ждать Женьку с Прокопом.

Часам к 11-ти начала подтягиваться основная банда, и скоро готовых площадок в лагере уже не было.

Памир

Далее день прошел как и на сковородке. Мы пили воду, соки, лимонады, растворяшки всякие, еще не много ели и гуляли по лагерю. Короче скучно было. Но потом опять новосибы позвали нас к себе и угостили киселем с шоколадом. Часов в 19:00 мы легли спать, но не спалось, и мы решили дождаться восьмичасовой связи, чтоб сказать что все путем и пожелать Иринке, уезжавшей на завтра дальше, на Победу, всего наилучшего. Время связи. Все группы по очереди передают в базу о своем местонахождении и состоянии, говорят, что все у всех хорошо. Дошла очередь до испанцев, ходивших сегодня на гору, и тут выясняется, что они до сих пор блудят по полям на 6900 и не знают куда идти. А тут еще пурга началась... Ну, мы волноваться особо не стали, наварили чаю кучу, сладостей каких-то подсобрали, оделись и стали ждать время Хэ, то есть когда они в рацию "help, help!!!" орать начнут. Через час опять связь с ними, а они нам и говорят, что мол все путем, тропу нашли и уже спустились с ножа. Еще через два часа, сквозь сон, я слышал как они пришли в лагерь, и разрывая палатки вползали в них.

Завьюжило

Утром я вылез из палатки и ничего не увидел. Туман был такой плотный, что соседнюю палатку Прокопа, стоявшую в трех метрах, не возможно было определить. Ни тропы, не вешек... сплошное молоко, да снега подсыпало порядком. Через пару часов появилась видимость, и стало видно начало спуска с Раздельной. Так как мы были собраны уже давно, то сразу подорвались и спустились на 5300. Там оставили все снаряжение, необходимое нам при штурме, и побежали дальше, в первый лагерь.

Чествуем спонсоров

Пройдя сковородку, повстречали начальника (лагеря 1) Виталю, перекинулись парой фраз и дальше вниз.

В первом лагере нам очень обрадовались, сразу же вручили по баночке пива и накормили блинами. А вот и сеанс связи, на котором выясняется, что по пути во второй лагерь, не дойдя до него метров двести, Виталя обнаружил свежее тело. Он очень удивлялся, как мы его не увидели, ведь прошли буквально не далеко от него... Потом мы весь день ели, а вечером у нас был культпоход в лагерь узбеков, после чего руководство их лагеря сказало, чтоб парней из Сибири туда не пускали, а работники наоборот, звали еще на раз... Утром следующего дня, хорошенько выспавшись, после завтрака мы рванули на базу. На травке полежать. По пути встретили группу Паши Трофимова, загруженных и уставших. Перекинулись парой фраз и дальше. На базе нас ждала баня, пиво, вкусный ужин и многое другое. Да еще испанцы (те самые) отмечали свое восхождение, так что пока мы не выпили весь виски в лагере и не пересмотрели все концерты группы ДДТ, мы спать не ушли. Отдых в базовом лагере ни чем не отличался от курортного. У нас было три простых мужских желания: есть, пить и спать, которые мы в полной мере удовлетворяли...

Восхождение
Ледник Ленина
Женька

На третий день отдыха, мы с Женькой, бодрые, энергичные и отдохнувшие, ближе к вечеру выдвинулись в первый лагерь, чтоб в следующие три дня все же побывать на горе. В этот раз время движения до лагеря, мы сократили вдвое, что очень нас порадовало. В первом все было как обычно, мы заняли палатку, поели и пошли на "хай маунтин сейшен" к узбекам (уж очень нам у них понравилось). Поход к нашим (уже) друзьям был обусловлен еще и тем, что у них имелся Интернет, в результате чего мы узнали, что на завтра погоды не будет, потом будет небольшое окно, а с 10-го числа вообще жопа начнется. И тут началось...

Утром, с трудом продрав глаза часов в девять, я увидел синее небо и яркое солнце. Женя, который тоже проснулся, смотрел на меня как на злейшего врага, так как вчера я его уговорил никуда сегодня не идти, а весело тусить у узбеков. Поворчав часа два, он вдруг как-то резко успокоился. Оказалось, что погода испортилась. На что я ему сказал, что типа опыт-то не пропьешь. На том и сошлись.

Вечером послали засланца все к тем же узбекам, так как сами идти уже побаивались. Он пришел не сразу и не совсем свежим и сказал, что на завтра погоды опять нет. А мы взяли и поверили.

Здесь будет
город заложен
Коммунальное
строительство

Утром прогноз оправдался и мы спокойно сидели и пили чай в юрте-столовой. Как-то зайдя на кухню, руководитель омской экспедиции Игорь Зданович был на столько удивлен нашим присутствием в лагере, что выдал тираду типа: "...ох эти буряты-бухарики, ни хрена делать не хотят, все на погоду грешат..."

Этим вечером мы не пили специально... потому что погода наладилась. Сначала мы планировали подниматься ночуя, поочередно, во всех лагерях, но все хорошенько взвесив, решили сразу за день дойти с 4400 до 6200. Так и сделали. И как оказалось в последствии – это было мудрым решением.

Придя на Раздельную часа в два дня, нам пришлось заново готовить место под палатку, так как свободных мест не было. Чем мы и занимались часа четыре, ну очень тяжело было. Потом мы с ребятами из Омска решили вырыть отхожую яму, потому как всех достали буржуи, гадящие прямо у палатки. А палатки там о-о-очень тесно стоят... Подготовившись к завтрашнему восхождению, мы легли спать в восемь часов.

Городок
Перспектива

Я проснулся без пяти три и удивился, что не проспал. Разбудил Женьку. Мы поели и стали одеваться. Я раньше читал, как суровые мужики одеваются на высоте в палатке, и как им там тесно, неудобно и тяжело. Но чтоб на столько! Просохатив время выхода на час, в 6:00 мы вылезли из палатки, укутанные как японские летчики в заполярье. Я посмотрел в сторону гребня ведущего на 6400 и огорчился, на гребне была видна длинная змейка поднимающихся людей. "Эх, не успею," – подумал я. И потом эта мысль долбила меня все то время, что я шел до вершины.

Спустившись на перемычку между Раздельной и Ленина (6100), нас настигло ужасное дуло, которое продолжалось до выхода на плато на 6400. Там ветер стих и причем совсем. Надо сказать, что к тому моменту я обогнал половину людей, решивших в этот день совершить штурм, что меня несколько успокаивало. Но все равно было ощущение, что я сильно отстал от графика. Еще на базе, просчитывая восхождение, я установил для себя "поворотное" время в 14:00, после которого я, не взирая на то, был на вершине или нет, должен повернуть обратно. И когда я буквально бежал (если конечно можно бежать на высоте 6500, но в голове своей я бежал) до "ножа", постоянно была мысль, что я не укладываюсь во время.

Внизу лагерь 6200
В облаке

Но главным просчетом в этот день стало то, что я не взял с собой палочки, а только ледоруб. По склону подниматься с ледорубом было просто великолепно, но когда пошел слабый набор высоты от 6400 до 6700 по почти горизонтальной поверхности, я проклинал этот короткий кусок железа.

Подойдя к "ножу", я сначала решил выяснить почему это место в гребне называют "ножом", но так и не понял: "Нож" представлял собой крутой (градусов в 45) ледовый склон длиной в веревку. На нем висели одинокие перила, перед которыми собралась небольшая очередь человек в двадцать.

Я подумал, что не видать мне счастья, если я займу место ив этой толпе и поэтому пошел в обход, и оказался не одинок в своем решении. Какой-то мужик в синем костюме тоже вышел на склон и начал рубиться по льду. Я пристроился ему в хвост. Так мы в паре и прочапали на верх под грустные взгляды людей, смирно ожидающих своей очереди встегнуться в перила. После "ножа" мы с этим мужиком так и пошли дальше, сохраняя одинаковый темп и расстояние между собой. Мы все шли и шли, обходя какие-то скальники, скальные уступы и снежные склоны.

6700
6500

Но вот впереди остался только один купол на фоне неба. Я уже обрадовался и поднажал... Но когда я вышел на него, передо мной расстелилось огромное снежное поле, плавно уходящее вверх и где-то метрах в пятистах кончающееся скальным гребешком. Вспоминая описание, я решил что это очень похоже на начало предвершинных полей, которые начинаются на 6900. Я не много взгрустнул и пошел вслед за моим спутником. Когда поле кончилось, то сразу же началось следующее, а потом еще одно и еще... Я уже шел как зомби, тупо ориентируясь на спину впереди идущего. Не доходя до следующего гребешка метров пятьдесят, меня приспичило по маленькому. Я остановился и начал распаковываться, чтоб сделать нужные дела. В это время мужик вылез на гребешок и остановился, повернулся ко мне и начал мне усиленно жестикулировать и кричать, что мол все, вот вершина! А я стоял готовый рвануться вверх, но одновременно не могущий этого сделать в силу определенных обстоятельств.

После, я кое как дополз оставшиеся метры и плюхнулся на рюкзак около вершинного тура. Посмотрел на часы, они показывали 11:30. "Успел!" – подумал я, и даже время есть еще на вершине посидеть.

Высота 7000
На вершине

Вершина представляла собой охрененное поле с несколькими холмиками, на одном из которых сидели я и Виктор (так звали моего спутника). Я достал термос, налил не много чаю и отпил, и тут же мне захотелось блевать. И я бросил эту идею.

Мы сидели на вершине и Виктор о чем то философствовал, а потом сказал, что холмик который находится на таджикской стороне вроде как повыше, и что он пойдет до него. Меня тоже заусило и я двинул за ним. Проковыляв ещё несколько метров, мы взобрались на "вторую" вершину, посмотрели на нашу... нет наша первая была явно выше.

Вернувшись, мы сфотографировали друг друга, и я пошел вниз, а он остался ждать свою группу из Томска.

Кто вверх, кто вниз
Высота, однако

Идти вниз было одно удовольствие. На 6900 я встретил Женьку, он шел медленно и тяжело, спросил меня сколько еще до вершины, я сказал что его темпом часа три. Он оставил рюкзак, взял только ледоруб и фотоаппарат и пошел дальше, а я снова вниз. До перемычки между Рздельной и Ленина я спустился за два часа и присел отдохнуть. Попил чайку (тут он шел на ура), поднялся и начал взбираться на Раздельную. Эти сто метров по высоте я шел целый час. В лагере было не ветрено и тепло. Увидел Эльку с Пашкой, о чем то с ними поговорил, они поздравили с горой, и я поплелся до своей палатки. Там залез в спальник и спал до прихода Женьки. Он вернулся в 19:00, сказал, что вылез на вершину в 14:30 и что сейчас будет блевать, но блевать однако не стал.

Есть не хотелось, а только очень сильно пить. Мы постоянно кипятили чай и делились впечатлениями, но все это делали совершенно без эмоций.

Спуск
Женька после горы
После горы

Утром встали как огурчики, не спеша собрались и двинули вниз. Погода испортилась. На 5300 решили вскипятить чайку и немного пожрать. Тут к нам подходят два мужика и спрашивают есть ли у нас пластиковая бутылка. Сказали, что бутылка то есть, но в ней немного водки, которую вылить мы не дадим , а пить её сейчас не будем. А они нам и говорят, что и не надо её пить. Дело в том, что у них проткнуло кошкой флягу со спиртом и им в свою очередь очень жаль его выливать просто так, вот они и решили его подарить, а мы как раз оказались рядом, да еще с почти пустой бутылкой из-под водки. Какая удача, подумали мы, и Женька перелил спирт в нашу тару.

Далее спуск прошел без приключений. Когда мы пришли в первый лагерь, то нас там ждала целая толпа народу. Все построились, Виталя-начальник вышел поприветствовал нас, мы сказали что рады, все вместе громко три раза крикнули ура и начали обниматься. Потом нам подарили много подарков, основное число которых были спиртосодержащие, а потом был прекраснейший ужин. Кульминацией дня был ответный визит узбеков к нам, в результате чего на утро повар Олеся и её помощница Юля вставили нам такой пистон за оставленный бардак на кухне и за оставленную пустую тару из-под подарков.

Когда мы пришли на базу, то никого не увидели. Шел плотный снег и дул сильный ветер. Мы одиноко стояли посреди поляны и чего-то ждали...

Под горой

Вдруг одна из палаток открылась и тут же раздались дикие крики "...буряты пришли!!!", и опять обнимания и поздравления. Повар Василий зарезал барашика, а директор Дима достал много водки. И праздник начался заново.

Потом было утро, и было прощание с очень хорошими людьми, были теплые слова и приглашения приезжать еще. Было очень хорошо и немного грустно.

И до сих пор от тех воспоминаний мне становится очень хорошо, тепло и немного грустно. Грустно оттого, что такое приключение больше не повторится. Несомненно, будут еще приключения, может даже лучше, но тех эмоций и в той концентрации больше не будет...


Фотографии: А. Перепечин, Е. Токарев