в Иркутске 06:52, Дек. 12:t -28°C

Владивосток

Автор:Ирина Абдулова(Irida)
Опубликовано:17.04.2008
Ключевые слова: Дальний Восток, путешествие
Вертикали

Добиралась я долго, и это усиливало мое нетерпение и удаленность места, куда мне предстояло попасть... сутки там бушевал ветер с незнакомым названием "муссон", самолет откладывался. И вот, наконец, рейс в 16:40, вылетаем с опоздание более чем на сутки.

Я первый раз лечу на восток так далеко. "Владивосток" – для меня какое-то мифическое место, там заканчивается Россия, дальше – Океан. Маршрут поезда "Россия" – (Москва-Владивосток) это как будто скрепа страны, части которой, кроме этой тонкой ниточки Транссиба, мало, что связывает. Мой город традиционно в центре, он прочно помещен среди огромного массива суши – "любимый Иркутск – середина Земли", поэтому мне немного тревожно оказаться на самом "краю". Там, где "кончается" Транссиб, "кончается" и Россия.

Город на сопках

Садимся ночью, прожектор освещает сугробы высотой с самолет – полосу недавно расчистили. Меня никто не встречает – и аэропорт и город предстоит осваивать самостоятельно. Сразу на выходе – киоск "Икра-Крабы", то же на английском, как фирменная метка. Полуосознанно, постоянно сравниваю все с Иркутском – "у нас бы это были кедровые орехи и омуль".

Второе удивление – порт и город достаточно удалены, и то место, куда я прилетела, это еще не Владивосток, а Артем. Это имя мне кажется несерьезным для города, каким-то "мальчиковым". Даже "поселок "Ерофей Палыч" (по моим представлениям, он тоже "где-то здесь") звучит солиднее.

Ночевка в мрачноватом аэропорту и рано с утра я добираюсь до Артема. В понедельник, да еще после двух суток муссона все выглядит безжизненным. Потом я узнала, что многие водители просто не смогли откопать свои гаражи и вывести машины. Выпало очень много снега. Однако, я все же сажусь в автобус до Владивостока, он битком набит студентами – электрички еще не пошли, но занятия не ждут.

Золотой Рог

Наконец я во Владивостоке, термометр на автостанции показывает всего -7°С ("у нас-то уже к двадцатнику!"), но я ужасно мерзну даже в зимней одежде – ветер пронизывающий и как будто мокрый. Здесь тоже сложности с транспортом – машин вышло мало, улицы города не расчищены. Наконец водитель-частник соглашается отвезти меня до института: "попробуем вдоль океана проехать, у меня четыре вд – вытянем...". Чувствую потрясение – вот так сразу и "вдоль Океана"! Действительно, серые большие волны бились прямо в дорожную насыпь, мы ехали по "изнанке" города – под мостами, мимо промзон и гаражей. Никогда бы не подумала, что Океан может быть в таком месте.

И вдруг машина как-то "выныривает" в самый центр городской жизни – мы оказываемся на верху сопки (?) – внизу блестит залив (потом я узнаю, что это "Золотой Рог"), улицы спускаются вниз настоящим "серпантином". До этого я видела такие дороги только в горах.

Океан

Расположение на сопках формирует интересную городскую географию – появляются "верх" и "низ", а не только привычные городские "право" и "лево". Во время прогулок, я часто спрашиваю дорогу и особенно остро чувствую эти новые координаты. Город трехмерный – городские декорации вырастают вверх. Кажется, очень много высотных домов, однако, они просто расположены по склонам одни над другими, стоят плотно друг к другу. Почти нет пустырей и скверов, привычных в широко раскинувшемся, малоэтажном Иркутске.

Главной "деталью", можно сказать "фишкой" Владивостока, для меня стали лестницы. Маленькие и большие, по несколько пролетов, они соединяют между собой улицы и уровни, как бы "прошивают" город, скрепляют его. Лестницы – это царство пешеходов, они (пешеходы) как будто имеют больше прав в городе, благодаря тому, что могут быстро попасть с одного уровня на другой, в то время как машины наматывают километры на крутых спиралях улиц.

Океанариум

Гуляя по городу, сложно запомнить дорогу сразу – непривычная трехмерность дает новые ракурсы, пройденный путь кажется незнакомым.

Было несколько мест, которые я собиралась посетить – "достопримечательности", которые Владивосток "предлагает" еще в Интернет. Прежде всего, это "Океанариум" – детская мечта, я была уверена, что там должны жить дельфины. И музей Владивостокской крепости (потом мне стало казаться, что он буквально "встроен" в город, так как практически на каждой сопке были отмечены на карте "равелины" – то есть отдельные укрепленные орудия).

Фуникулер

"Океанариум" показался огромным гротом, с окнами в воду – как будто немногочисленные посетители были заключены внутри, а многочисленные обитатели – просто жили снаружи. По глубине произведенного впечатления дельфинов вполне заменили огромные осетры – они величественно кружились в центральном аквариуме-колонне.

Город опоясан причудливо изгибающимся поясом набережных – что-то внутренние заливы, что-то "уже Океан". Во время одной из своих прогулок я спустилась к воде и попробовала ее на вкус – конечно, она была соленой! Наверное, это был момент самого острого ощущения "непохожести" этой воды, ее огромного пространства, вкуса и цвета на "нашу" воду небольших горных речек и озер. Даже огромный Байкал имеет начало и конец, восточный и западный берега, контуры которых можно различить в ясную погоду. Вода, которая начиналась от моих ног во Владивостоке, уходила куда-то в другое полушарие, не имела очертаний. "Океан" был не деталью Суши, а содержал ее в себе, как некий элемент низшего порядка.

Главная площадь

Исторический центр вдоль улицы Светланская и залива Золотой Рог (основная ось, на которую были нанизаны мои экскурсии) показался более привычным – стиль купеческого сибирского города, солидные доходные дома. Однако, присутствие Океана было и здесь – силуэты огромных портовых кранов между домами, вывески, так или иначе, связанные с военным флотом. А названия улиц – "Корабельная набережная", "Береговая", "Адмирала Макарова", "Адмирала Фокина", "1-ая матросская", "2-я флотская". Владивосток не давал забыть о своей морской сущности, особом военном предназначении крепости – защитника рубежей.

Порт

Эта "особость", "пограничность" города по отношению к остальной стране, проявляется и в разговорах владивостокцев – "слетать на материк" – о поездке в Москву, или Питер, например. Вообще, "материк", европейская часть России очень отдалены – часовые пояса и тысячи километров – серьезное препятствие для жизненных траекторий. Япония, Корея, Китай гораздо ближе – поездка туда повседневность, телевизионные передачи, обилие иероглифических надписей, сплошь праворульные машины делают эти заграничные страны близкими.

Пожалуй, главное мое впечатление от Владивостока это впечатление некой "оторванности"... оторванности от России, материка. Такое чувство, что город является огромным (военным?) кораблем – множество палуб, узкие трапы-лестницы, орудия и частокол антенн. Владивосток пришвартовался к берегу, но неизвестно, надолго ли он собирается оставаться в порту.



На фотографиях Владивосток в летнее время.

Подготовлено для публикации в научном и культурно-просветительском
альманахе "Гуманитраная география", выпуск 4, Москва.