в Иркутске 10:39, Окт. 23:t +6°C

Очередное приключение: лыжно-велосипедный переход Листвянка – Слюдянка

Автор:Петр Мехоношин(Extremal_Peter)
Опубликовано:27.03.2008
Ключевые слова: Байкал, Листвянка, Слюдянка, КБЖД, лыжи, велосипед, соревнование

Ах как хотелось поспать... Ну не много ещё, ну чуть-чуть. И опять нырк в приятную полудрёму. Снова звенит мобильник, и с превеликим трудом заставляю себя вставать. Вспоминаю, что где-то на форуме ляпнул, что пробегу с велосипедистами по маршруту из Листвянки в Култук. Так что надо, надо... Поглядев на часы, осознаю, что как обычно, проспал мероприятие. И снова предстоит догонять народ. С усмешкой всплыло в памяти выражение про людей, испытывающих удовольствие от циклических нагрузок. 90 км – да, от таких нагрузок, пожалуй, получишь удовольствие. Может поспать ещё? Циклическим таким сном? Но нет, все! Быстрые сборы и вдогонку!

Из вещей с собой решил брать минимум, для облегчения веса. Нет сменной обуви, нет теплой куртки, только гидротара с полутора литрами брусничного напитка, три уже очищенных мандарина, шоколад и бутерброд. По моим расчетам этого должно хватить на самое большое расстояние, когда-либо пройденное мною на лыжах. Хотя риск, конечно, был велик. Один раз я уже пробегал по данному маршруту в далеком 2001 году. Тогда я догонял бегунов, ежегодно стартующих в марте на этой дистанции. Опыт того похода и подсказал мне, что чем легче вес у тебя за плечами, тем легче тебе будет вставать изможденному из лужи, на подходе к Слюдянке, до которой ещё дойти надо, те самые пресловутые 90 км.

Так как на автовокзал я уже не успевал, то поехал на маршрутке в мкр-н Солнечный, на Байкальский тракт, в надежде на проходящую в Листвянку маршрутку. Но общественный транспорт заставил себя ждать очень долго, и предельное время старта, которое я для себя определил в 11:00, уже поджимало. Пришлось голосовать. Ах, как быстро мчатся машины на Байкальском тракте. Крутые джипы, тонированные иномарки проносились на дачи, пикники, на берег Байкала, в ставшее попсовым тусовочное побережье в районе Листвянки. Кому я нужен, стоящий на дороге в спортивном костюме и с лыжами в руках. И не важно, что совсем недавно я и сам быстро ездил на машине в том же направлении на Байкал, сейчас я стоял на обочине дороги и надеялся только на благосклонность проезжающих мимо водителей. На удивление мне все-таки повезло, и один из остановившихся водителей согласился подбросить меня до отворота на Бурдугуз. Ну, теперь отступать не куда. Хоть и не до самой цели, но на полдороги меня уже подвезут. На отвороте на Бурдугуз снова пришлось постоять, но опять фортуна была благосклонна ко мне. Теперь уже меня везли до места старта. По дороге беседовал с водителями, и мой рассказ о том, что собираюсь пробежать в Слюдянку вызывал удивление, если не сказать больше. Они с пониманием кивали, что да, круто! Но что меня ожидает, не до конца понимал даже я сам. Когда я высаживался из машин, подвозивших меня, я естественно предлагал деньги за проезд, но водители благосклонно отказывались, даже не посмотрев, сколько я предлагаю. Видимо сработал эффект автостопщика, который неоднократно помогал мне в жизни.

Кирилл
Я ещё весёлый

И вот, наконец-то Байкал! Подъезжая к Листвянке, заметил, что вереница велосипедистов, растянувшись, приближается к Порту Байкал. Ну не далеко ушли, подумалось мне, догоню, обязательно догоню. Так даже интереснее, когда приходится стартовать последним.

О, вот он лед Байкала! Это удивительно, как в течение года преображается образ Озера. Совершенно разный пейзаж, зимой, летом, весной и осенью. И не важно, когда ты приехал сюда, от пребывания в этом месте просто захватывает дух! Действительно, Байкал и Иркутск – Центр Мира, как сказал один из москвичей, участник лыжного марафона "Хамар-Дабан" в своем отзыве. А мне запало в душу это выражение, приятно осознавать, что живешь в таком месте.

Ну что же, вперед! Переодевшись, я вновь, как и семь лет назад, вышел на самую длинную дистанцию, которую мне приходилось преодолевать за день. Посмотрел на время – было 10:50 – нормально, из графика не выбиваюсь. Теперь надо успевать на 5-ти часовую электричку в Слюдянке. Где-то далеко на горизонте, на другом берегу Байкала виднелись трубы Байкальска, вернее то, что они извергают. Этакая ложка дегтя. Скорей бы его закрыли! А на финише пробега эти трубы должны остаться далеко позади. Это ж сколько мне ещё предстоит пройти, и своими ногами!

Я думаю, очень немного людей, когда-либо преодолевали подобные расстояния на Байкале, и большинству обывателей непонятно, для чего, зачем себя так изнурять, когда можно просто сесть в машину и прокатиться по льду по тому же маршруту, увидеть те же самые красоты, отдохнуть в красивом месте, пожарить шашлык, попить пиво, и тоже осознать, что они активно отдыхают. Вы спросите меня, зачем я это делаю? Хотел бы я сам это узнать! Есть только догадки, и то в большинстве своем пафосные.

Совсем недавно, два года назад мне пришлось пережить полный финансовый крах. Мало того, что остался без средств к существованию, полностью потерял бизнес, весь автотранспорт, не мог долгое время найти работу, так ещё и долгов на мне висело полтора миллиона. В этом ужасе я прожил почти восемь месяцев. Иногда приходилось жить на 200 рублей в неделю семье из трех человек. Постоянно кредиторы давили, кошмар короче, врагу не пожелаешь. Что называется – выпал из российской экономики. И тем не менее, в это тяжелое для себя время я продолжал тренироваться, и даже участвовал в соревнованиях. Помню в 2006 году, перед марафоном БАМ, утром я съел только тарелку рисовой каши, потом естественно не хватило сил и я капнул на втором кругу. Когда меня догонял Макс Кривошеев, тоже капнувший и решивший сойти, я сказал ему, что пойду на третий круг – хоть поем на подкормках... А на следующей неделе к нам пожить приезжали родственники из другого города, покормили немного за несколько дней до старта марафона "Хамар-Дабан", так я тогда 3-е место занял. Тяжело было конечно, но это все лирика. К чему я обо всём об этом? А к тому, что выработанная годами марафонская стойкость в тренировочном процессе позволяла мне преодолеть все жизненные трудности и невзгоды. Это потом уже были хорошие машины, новая должность и свой новый бизнес. Ведь даже Генри Форд, прежде чем стать автомобильным магнатом в 40 лет, дважды был полным банкротом. Так что, кто не ощущал лишений, никогда до конца не ощутит вкуса к жизни.

Ну ладно, продолжаю бежать... Когда отбежал от берега, велосипедистов не было видно даже за горизонтом. Зимник по льду Байкала направлялся в сторону поселка Порт Байкал. Погода просто благоприятствовала пробегу – солнечно, тепло и почти не было ветра. Ближе к порту я начал замечать цепочку из черных точек, довольно быстро передвигавшуюся вдоль берега. Накатанный зимник позволял держать приличную скорость, передвигаясь коньковым ходом. Когда только начал движение, вспомнил о давнем споре, кто быстрее – велосипедист или лыжник. Все велосипедисты, конечно, утверждали, что быстрее они, если покрытие будет твердым, и у меня вообще была мысль, что никого из велосипедистов догнать не получится. Но цепочка-то приближалась! А значит, что не так всё плохо! Первых гонщиков я догнал в нескольких километрах от Порта Байкал, потом стал догонять всю колонну. Нескольких велосипедистов я знал по моему единственному велопоходу из Иркутска на Порт Байкал, так что старался разглядеть знакомые лица. Постепенно дорога становилась все более снежной, а моя скорость относительно велосипедистов все более быстрой. Догнал Диму Зырянова, который как-то гневно отразился о выборе направления движения. Видимо, колонна пошла не по тому зимнику. Потом познакомился с Максом Пензиным, создателем сайта Angara.Net. Всегда у меня вызывали уважение люди, воплотившие в жизнь идею, объединившую сотни людей! Он и сказал мне, что основная колонна выехала из Листвянки в 10:20, то есть я поехал на полчаса позже всех. Затем подъехал к группе участников похода, обсуждающих чью-то сломанную велосипедную педаль. Спросил, сколько человек впереди, сказали, что всего один, да и машина сопровождения.

Дорога шла между
берегом и торосами
Дальше дороги нет
впереди торосы

Еду дальше. В районе Бакланьего мыса догоняю Кирилла Хлыстова, который остановился переодеться. Тоже снимаю мастерку, решая дальше ехать в одном комбинезоне. Кирилл жалуется на слишком тяжелый рюкзак, а у меня на этот раз вес полезного груза самый минимальный. Я вспомнил, что когда ехал на велосипеде по тракту, догоняя участников велопохода на Порт Байкал, Кирилл, обогнав меня как стоячего, сказал, что я набрал слишком много вещей с собой. Сейчас все было с точностью до наоборот. Сфотографировав друг друга, мы поехали дальше вместе. Дорога шла дальше, в сторону Толстого мыса. Она была достаточно хорошо укатана, что позволяло мне не затрудняясь передвигаться коньковым ходом, а Кириллу ехать на велосипеде. Вот здесь мне пришлось сложнее. Скорость велосипедиста, которому, конечно, ещё предстояло преодолеть около 70 км, была достаточно высокой, но все-таки я держался за ним на протяжении нескольких километров. А когда зимник стал более заснеженным, скорость велосипедиста упала, что позволило мне достаточно быстро вырваться вперед. В районе Уланово Кирилла уже не было видно сзади. Я и не ожидал, что мне удастся так быстро обогнать всех. Передвижение по заснеженному зимнику особого удовольствия не доставляет даже лыжнику, чего уж говорить о велосипедистах.

В районе 106-го км КБЖД, не доезжая до мыса Половинного, там, где в нескольких километрах от берега располагается нейтринный телескоп, было достаточное количество пересекающихся дорог, и по какой из них ехать, было совсем не понятно. Я поехал по той, что была ближе к берегу. Как оказалось, это было ошибкой. Дорога становилась все хуже и хуже. Мягкий наст не позволял двигаться по целине – проваливались лыжи. Да, много снежку поднасыпало во время последнего снегопада. И, в конце концов, эта дорога закончилась. Поле торосов выклинило равнинный лед, подойдя вплотную к берегу. Две машины, которые проехали в этом месте, судя по следам, развернулись. Всё! Приехали! Дороги нет, снег глубокий, наст непрочный, впереди нескончаемое поле торосов, а ведь я ещё не доехал до Маритуя. Пришлось снимать лыжи и карабкаться вверх к железнодорожным путям. Да, представил я, велосипедистам здесь будет ещё тяжелее.

Сзади далеко не было никого видно, и я, успокоившись, побрел по шпалам Кругобайкалки. Мосты и тоннели этого архитектурного творения поражали своей монументальностью и гармоничностью вхождения в окружающий ландшафт. Да, постарались наши предки, а их бездарные потомки одарили это место зловонным комбинатом, дополняющим пейзаж своими выбросами на противоположном берегу Байкала.

Машины подъехали
и развернулись
Иду по шпалам,
вдоль берега торосы

И тут я замечаю, что вдали от берега, по дороге, довольно быстро передвигается черная точка. Неужели Кирилл? Вот это да! Оказывается, есть другая дорога! Сколько же я времени потерял на этом? Затем я быстро спустился вниз на берег. Сугробы были почти по колено. Перебрался через торосы, и поехал по целине, в направлении предполагаемой дороги. Наст был непрочный, лыжи то и дело проваливались, но отставать мне не хотелось. На зимник я выехал позади Кирилла где-то в полукилометре. Опять сзади, обидно... Но я снова держусь за велосипедистом, хотя дорога после Маритуя становится все лучше. И все-таки создались такие условия, при которых я оказался в проигрышном положении. Был довольно глубокий непрочный наст, не позволяющий мне идти коньковым ходом, а автомобильная колея была укатана достаточно хорошо, что позволяло велосипедисту передвигаться быстро, а я мог ехать только "на руках", в колее, толкаясь лыжными палками. Здесь-то я и начал отставать, Кирилл удалялся все дальше и дальше. Не доезжая несколько километров до Шарыжалгая, я решил остановиться и перекусить, окончательно расставшись с надеждой догнать велосипедиста. Подкрепившись, поехал дальше. До этого на перекусы не останавливался, попивая брусничный напиток из трубочки гидротары, что подпитывало меня на ходу, не снижая скорости.

И вот наконец-то лыжня! Настоящая накатанная коньковая лыжня, идущая с Переезда в Слюдянку. Я радовался как ребенок, что можно спокойно и уверенно закончить столь длительный пробег. А то эта колея на зимнике уже порядком поднадоела.

...Как ребенок... в голове пронеслись какие-то непонятные смутные мысли, Слюдянка приближалась, но уж больно медленно. Я в старых рантовых ботинках, на деревянных лыжах. В руках маленькие алюминиевые палки, немного погнутые на спуске. На мне простое детское пальто и теплые штаны. Я плетусь позади отца, не зная, когда же закончится этот нескончаемый переход через Байкал. Ужасно устал, хочется пить, и просто сесть на рюкзак, и никуда не ехать. И тут мимо меня проносятся Лыжники, как стая лебедей они обгоняют нас и скрываются в голубой дали. Надо же, как быстро! Неужели и я когда-нибудь смогу также? А Слюдянка все ещё маячила перед нами, никак не желая приближаться... И именно тогда я решил, что хочу также, как эти ребята, быстро и грациозно ходить на лыжах. Мне девять лет и этот первый переход через Байкал может во многом определит мою жизнь, но все это будет потом... А сейчас надо дойти до Слюдянки!

А теперь в тоннель

Что это со мной? Под конец девяностокилометровой дистанции начинает немного подглючивать. Но отличная лыжня с подледенелой корочкой позволяет окончить пробег на мажорной ноте. Батарея в мобильнике села.

— Сколько времени? – спрашиваю у человека на берегу в Слюдянке.
— 47 минут.
— Не понимаю, какие 47 минут? Сколько времени? И вообще, год какой?
— 17 часов 47 минут. Год Крысы.
— Какой ещё крысы? Это по восточному календарю что ли?
— Ну да. А Вы откуда?
Вы?? Не помню когда и кто ко мнё так ещё обращался. Туман начинал постепенно рассеиваться. Где моё пальто и рантовые ботинки?
— Оттуда, – многозначительно сказал я и побрел на электричку...

P. S. А Кирилл все-таки пришел позже меня в Слюдянку. Видимо духи Байкала завели его не на ту дорогу...