в Иркутске 23:46, Дек. 17:t -10°C

Хождение по грани
Лавина. Взгляд изнутри

Автор:Антон Лементуев
Опубликовано:27.03.2008
Ключевые слова: горы, безопасность, лавина, горные лыжи, снаряжение
1 марта 2008 г. Хакасия, предгорья Поднебесных Зубьев. Местечко Казыр.

Нам нужен дроп! Весь день без вертикали и дропа. Уже самому грустно. Конечно приятно резать паудер меж ёлок, слышать позади в лесу восторженные возгласы, но все это быстро наскучивает, хочется чтобы было ещё веселее.

Все, едем в Кулер, как и обещал, под занавес отличного дня катания. Со снегом сегодня на редкость подстава. Посыпало вчера ещё, а сегодня, вопреки прогнозам, хорошая такая оттепель. Нет, скорее, не оттепель: просто там, наверху, включили весеннее солнце, прибавили печку на максимум и поджаривают, точно шашлыки, южные склоны гор. Ещё совсем немного, и заговорят они громоподобно, сбрасывая с себя сырой тяжёлый снег, точно ставшую ненужной шубу, не глядя куда. Затрещат по логам вековые кедры, вздыбятся подпруженные речки, набирающие силу.

Ну а мы в 5 вечера стоим на старте в Кулере. Который раз я здесь? кто бы считал...

350 метров по вертикали неизвестно чего.

"Торопимся!" Стартую как-то даже неожиданно для себя "Епт! Забыл крестик показать!" Перед стартом нужно скрестить палочки и стукнуть, такая традиция.

Еду. Наст. Противно хрустит. В ногах ощущение, будто топчешь лыжами сухари. Снег не сырой, не то что утром на Разминочном, после которого мы ушли на кайфовые ровные и мягкие севера.

Останавливаюсь перед трещиной, которая здесь постоянно прописана весь сезон, с ноября по апрель. Долго объясняю как нужно проехать. Все, кроме одного участника, проезжают как я сказал. Дальше большой пятиметровый дроп. Саня выскакивает вперёд и становится ниже него. Начинает меня подбивать на прыжок. Слепляю снежок и бросаю его сверху на предполагаемое место приземления – снежок мягко тонет. "Наста нет! А почему? хм.. Нафиг-нафиг". Сразу живо представилась картина как я приземляюсь в него и толкаю эту, скорее всего, кашу вниз. Обхожу слева, группа подтягивается. Валеры – замыкающего все не видно. "Ну где же ты, мой хороший? Валить уже отсюда надо." ... Наконец-то! Появился.

Чтобы не стоять над этим дропом посреди кулуара, говорю Сане, чтобы он ждал сигнала и двигался ко мне, когда я пересеку кулуар слева направо, под прикрытие леса. Снова наст. Отлично! Двигаюсь по нему вправо, смотрю вниз, на выкат. Днём по кулуару скатилось несколько небольших комочков снега, и их дорожки-следы убегают почти прямолинейно вдаль, сходясь в одну точку. Будто бы едешь по вспаханному полю, и борозды быстро проносятся мимо, причём совершенно не двигаясь на том конце поля.

...Внезапно лыжи увязают в рыхлом сыром снегу. Скорость снижается до нуля. Повсюду: спереди, сверху и снизу, трещины. Снег мокрый. Где-то под ним палкой чувствуется жёсткая подложка. Внимательно смотрю на трещины – в размере не увеличиваются, сидит стабильно. Сразу поворачиваюсь и кричу Сане, чтобы не ехал сюда, мол, трещины, опасно. Показываю крест руками, если он не слышит. Услышал. Стоит. Теперь пора как-то технично свалить из этой зоны. Мля, откуда здесь такой мокрый снег? Теневая сторона одного и того же кулуара, по логике вещей именно здесь должен быть он замёрзшим. Если на светлой стороне он уже застыл, то кто его подогревает здесь??? Чушь какая-то.

За минуту до схода

До березняка, в котором можно безопасно перевести дух и подумать что делать дальше, остается метров 20. "Долго стоять нельзя, шевелиться нельзя, топтаться нельзя. Здесь находиться нельзя!" От этой мысли становится веселее. Немного усмехнувшись, осторожно начинаю двигаться до края зоны трещин вперёд, к правому краю кулуара, в том же направлении, что и въехал в эту зону нестабильности. Не свожу глаз с них, ловлю каждое изменение.

Ничего не происходит. Отлично!

Вот и зона пройдена, как вдруг впереди, метрах в пяти, снег неожиданно проседает, рисуя полукругом тёмные тонкие трещины. Сразу смотрю вверх, и тут мне кажется, что это я взглядом ломаю и рву снег, куда ни посмотрю. Выше, ниже спереди, сзади – все треснуло. Скорость моя очень маленькая, снег буквально вклеивает лыжи в свою массу. Дошло, что, чтобы выскользнуть, потребуется везение, просто скорости не хватит, учитывая динамику изменений.

Трещины медленно расширяются, снег рвется, как мокрая вата. Все. Счет пошёл на десятые доли секунды. Я так уже делал. Абсолютная уверенность в приеме позволяет не мешкая действовать. Направляю лыжи под 45 и начинаю двигаться к краю очага. Нужно преодолеть каких-то 5 метров до березняка. лыжи отказываются ехать. Остановка. Снег срывается с места и начинает плыть мимо меня. Я стою на кантах посреди потока жидкого снега, шумящего как вода, в надежде что слой не толстый и меня не смоет эта серая масса.

Через минуту после схода

Глубина растёт, шум все громче. Начинает стаскивать. Разворачиваю прямо вниз. Ощущение будто встал на эскалатор и пытаешься скатиться по нему быстрее всех.

Плавно опережаю поток. До переднего края, окаймлённого бурунчиками, буквально шаги. Главное здесь и самое сложное – выдержать разность скоростей, которая окажется весьма существенной, когда выскочишь на статичный снег. Трудно не упасть.

...перед самым фронтом лавины все трескается и вспучивается...

Все. Больше ехать некуда. Обидно. Ведь до края можно было дотянуться рукой. И дальше, скорее всего, быть свободным. Теперь это невозможно так же, как невозможно выпрыгнуть из самолёта, который падает, потому что ты пассажир, намертво пристёгнутый к креслу.

А ещё я знал, что впереди есть один пятиметровый дроп, и единственным моим шансом было выйти из лавины и уйти вправо до него. Теперь я набирал скорость, на которой с него прыгать не положено. Плохо помню сам момент приземления. Скорее всего, вылетел как попало, хорошо помню лишь сильный удар плашмя о снег, упал лицом вниз, головой вперёд. Лыжи громко отстегнулись. Это порадовало. Сверху сразу же навалило тяжёлого снега, склеило и потащило вниз... Вспомнил, что нужно сгруппироваться и сохранять пространство вокруг лица. руки держать спереди, колени поджать. Никаких плавательных движений, а то этот пластилин оторвет руки и не заметит. Сразу снег вокруг превратился в кусок резины, которая начала сдавливать, сковала движения, и я больше ничего не мог делать, кроме как слушать шум снизу, постоянно пытаться оттолкнуть от лица и груди снег. Становилось все темнее, лавина набирала скорость, это чувствовалось по перегрузкам на поворотах: меня то вдавливало, то сжимало, то резко бросало вниз, и, в то же время, вокруг оставался тот же неподвижный снег, будто едешь в какой-то капсуле, точно в адском бобслее. Пахло сырой землёй и водой. Куски снега лезли в рот, давили на глаза. И все сильнее чувствовалась мощь стихии, в которой я оказался.

Вид выноса в профиль

Мне выпала честь наблюдать эти ощущения. В какой-то момент я вдруг понял, что самому выбраться не удастся ни при каком раскладе. "Кажется, больше никто не попал в неё, это радует". Еще было ощущение из разряда "извините мужики, так вышло".

Лавина шла все медленнее, все сильнее давило на меня со всех сторон, все труднее было отталкивать от себя массу снега. Но движение продолжалось, и я ждал момента, когда она остановится, и эти тиски сожмутся по-настоящему. И тут снег глухо заскрипел, будто вагон поезда, меня начало сжимать по продольной оси, и я принял невольно позу младенца. Стало совсем темно. А через мгновение – тихо...

...Оказалось, что в лавине невозможно вдохнуть. Воздух есть, сколь угодно, но вдыхать его некуда. Как я ни воевал за буквально жизненное пространство, снег победил и теперь я мог делать кроличьи микровдохи, которые нисколько не удовлетворяли потребностей в кислороде, после долгой борьбы. По рации меня вызывал Саня, я его слышал великолепно, но ответить ничего не мог.

Да и что бы это дало? Скажу, что я тут, под снегом? Абсурд. Хотя наверно интересно было бы поговорить. Смешно, но сразу промелькнула мысль о реальности звонка из могилы.

Я мог свободно шевелить только пальцами в горнолыжных ботинках. Я знал, что нужно быстро успокоиться, чтобы экономить воздух. У меня датчик, а значит меня найдут. У меня фулфэйс, который не дал заклеить рот. Без него это бы точно произошло. Ну что, господа, приступайте! Я здесь, жду. Экзамен по поиску датчика! Время разговоров прошло. Тогда я ещё не знал, каковы масштабы лавины. Я не знал что сошёл весь Кулер, кроме правого кулуарчика. Что он протащил меня через заросли кустарника и каких-то деревьев. Что сошел весь снег до травы, и именно по этому ощущался запах земли.

Попробуйте не дышать. Сколько можете. Все что дальше не дано нам в ощущениях в обычной жизни. Сначала появляется жгучая боль в лёгких, потом начинает звенеть в голове. Потом боль пропадает. Страха нет. Абсолютно. Появляется интерес к тому, что же происходит дальше. Я поймал себя на мысли что мне просто интересно лежать и наблюдать за тем, как я отбрасываю коньки. Отчётливо помню, как кончился воздух, как кроличьи вздохи стихли. Мне хотелось поскорее отключиться, потому что уже надоело вот так вот лежать и подыхать. Без воздуха, сдавленный, скрученный, абсолютно беспомощный, ты не можешь сделать ничего чтобы как-то, хоть на миллиграмм улучшить своё состояние. Ты абсолютно повержен. Все что я чувствовал, можно назвать как совершенно дикая беспомощность. Голая и громадная. Тёмная. И как только я её увидел, сразу же перестал о ней думать и переключился на свои наблюдения. И мне вдруг стало очень комфортно. Мне понравилось что я лежу, что меня сжимает, что мне хочется спать, что я сильно устал, работал целый день, а тут дополз таки до кровати. Темнота стала сменяться светом, каким-то бредом, я с кем-то много говорил, мне обязательно нужно было рассказать всем что и как я испытал, каково это, что это может помочь кому-то ещё и что нельзя эту информацию просто так просрать. Хотя, с другой стороны, мне было интересно посмотреть на то, как оно Там. Раз уж я так близок к нему. Прав был герой одного известного фильма утверждая, что "смерть, в отличие от жизни, не дана нам в ощущении..."

...Светло...

...Тепло...

...Чьи-то ноги. Только что я прибивал лыжи свои к стене, а тут чьи-то ноги. И снег. И вода шумит. А! Это же я! Как все изменилось! Солнце освещает кучи снега. Цвет куч какой-то жёлтый. "...срочно требуется помощь..." – это по рации кто-то. Кому помощь? Все в поряде. Это меня нашли. Ха! Ха-ха! Ну молодцы, поздравляю. Меня устраивали оба варианта. Этот тоже ничего, нормально, привычно. Ощущение прерванного интересного сна. Возвращаются прочие атрибуты, присущие здесь: тошнота, головная боль (это не вода шумела, это у меня в голове шумит), судороги в ноге. Короче – сплошной развод, там такого не было.

Копают и копают
Откопали уже
 

Я почти откопан. Я в какой-то яме. Могу лишь хлопать рукой по снегу. Пытаюсь выдернуться из плена. Валера сверху мне: "не дёргайся, лежи!" Это он переживает из-за возможных травм. Я к тому времени начал чувствовать, что замерз как собака. Куртка, перчатки – все пропитано водой, точно в речку упал. Паршивенько. Помню спросил, кто меня нашёл. Когда вылез и снял шлем, мне стало даже смешно от того, каких делов я наделал: в Кулере почти не осталось живого места, везде торчали какие-то кусты, деревца, надёжно спрятанные под снегом зимой, внушительный вынос, примерно пятьдесят на тридцать. Обнаружилось что на руке у меня висит палка, на другой нет ничего. Валера сказал что все нашлось. Мне как-то по барабану, что он там нашёл, какие ещё лыжи, и какое я к ним имею отношение...

Сфотографировал лавину. Ходить очень тяжело, я будто с сильного похмелья. Поехали отсюда. Вот и Сеня на снегоходе. Улыбается, видно что немного в шоке от увиденного. Ща только бы в баньку и пожрать. Солнце почти село.


А завтра нас ждал ещё целый день кайфового паудерного катания по северам!


P.S.: Мне повезло выжить в мокрой лавине, пролежав под ней больше 10 минут. Время схода – 17:13, время когда пришёл в себя – примерно 17:30. К моменту обнаружения я был без сознания. Очнулся сам, но успел изрядно посинеть. Мне повезло так же, что не получил никаких травм, обычно свойственных этому типу лавин. Хуже них только ледовый обвал и камнепад.

  1. Фулфэйс рулит! Без него бы заклеило все что можно, я бы точно сыграл в ящик ещё до того, как лавина остановилась.
  2. Сразу отстегнулись лыжи. Если они не отстегнулись, их нужно любыми способами таки отстегнуть.
  3. Сгруппировался. И это было правильное решение. Иначе, я бы потом не выдернул руки из этой массы.
  4. Никакой паники. Спокойно! У меня не было ни страха, ни паники. Это тоже сыграло свою роль.
  5. Датчик и тот кто его найдёт.
  6. Палки были в темляках. Это ошибка. Руки выворачивает. Мне повезло. Кататься нужно, не вставляя руки в темляки палок.

Надеюсь, я донёс то, что хотел. Кто ищет, тот найдёт в этом нужную и полезную для себя информацию. То что я оказался на лавиноопасном склоне... тут сложно судить. Интересные склоны всегда лавиноопасны, в большей или меньшей степени. Совру, если скажу что это было для меня неожиданностью. Это случилось, и мы были, к счастью, готовы к этому.


Всем удачи! Берегите себя!


Примечания:

    Кулер – маршрут на Казыре. Перепад около 350 метров, средний уклон 30-45 градусов. Широкий кулуар.
    Разминочный – так же маршрут, перепадом 400 метров.

Фото Татьяны Деменковой