в Иркутске 07:24, Дек. 18:t -12°C

Порт Байкал взят или великолепная семерка

Автор:Александр Тараканов(TAM)
Опубликовано:27.01.2008
Ключевые слова: Порт Байкал, лыжи, Аланка, Курма, поход
Завтра заменим одежду свою
Завтра уйдем от весны
Скоро увидим снегов белизну
Долгой сибирской зимы


Такой цитатой начинаю краткий очерк о нашем походе в Порт Байкал. Как любая современная авантюра, она началась с мониторинга Интернет-форума и сервера погоды. Зимнее морозное субботнее утро девятнадцатого января. На календаре праздник Крещения. Произведен контрольный звонок руководителю, рюкзак на плечо, лыжи в охапку и на выход. Приблизившись к заливу, узрел двух субъектов с лыжами и рюкзаками. Первая мысль – это попутчики, других людей в это время быть не может. Пароль – "порт Байкал"! Познакомились – это Петр, о котором я много наслышан и Сергей, о котором я не знал ничего. Чуть позже подошли Ксения и Володя с Таней. Я был шокирован, узнав, что они приехали из Братска ради этого похода. Последним подошел Валерий, после чего принято решение трогать.

Белое безмолвие
Могила

Великолепная семерка встала под кули, и набирая скорость взяла курс на юг. Шли неспешно, четверка ушла вперед, остальные шли не торопясь. К счастью не было ветра, но мороз не давал расслабляться. Спустя какое-то время меня догнал Петр, а в конце шла Ксения.

...Здесь ребята не жалеют ни о чем
Есть у нас ещё в резерве
Водка, деньги и консервы
И могила, занесенная снежком.

Такая ассоциация возникла на мысе между Ново-Грудинино и Калеем, где меня ждал Петр. Перекусив, стали высматривать Ксению. Через некоторое время она показалась на горизонте и бодро приближалась к нам, увеличиваясь в размерах. Назначив меня замыкающим, Петр поехал дальше, обещав подождать нас на Турбазе.

ТАМ
Пётр

После перекуса и короткой фотосессии мы продолжили путь. Вдруг позади раздался шум мотора и меня медленно догнала "Волга" с удивленным водителем за рулем, который покрутив у виска, поехал дальше. Через некоторое время опять авто, на этот раз догнал микрик "Hiace" с молодым человеком спортивной наружности за рулем. Остановив машину, парень стал выпытывать дорогу. И тут на ум пришел Антон Кротов с его школой автостопа.

— Слушай дорогой, чего на морозе болтать, давай я тебе дорогу покажу, а ты меня подбросишь – тебе и мне приятно.

Перед турбазой нас высадили, приятно удивив авангард. Так мы с Ксенией нагнали группу. Воистину наука живет и побеждает!

И снова мы вдвоем по лыжне бредем. Обрывистые берега сменились замерзшим болотом, прибрежными зарослями камышей, украшал которые самодельный рыбацкий чёлн. Прибрежная болотина превратилась в дорогу вдоль лесной речки посреди соснового бора, запахло дымом. Вскоре раздались удары топора, и за поворотом нарисовалась зимушка. Одним словом, на обед мы заработали. Как приятно после перехода завалиться в уютное, протопленное зимовье, где тебя ждет горячий чай и веселая, успевшая сдружиться компания!

Курминское зимовье

...Все хорошее рано или поздно кончается и нас ждет другое зимовье – место ночевки. Снова под кули, снова палки в руки, снова замыкающий. Лыжня становилась хуже и хуже, камни быстро надоели, и я пошел пешком, волоча за собой лыжи. Вот и сворот на Дабат, хорошо знакомый нам по велопоходам, ещё марш-бросок и егерский кордон со шлагбаумом! Все это хорошо, но где же Ксения? Неужели она рванула далеко вперед? Таки нет, за поворотом вырисовалась оранжевая флиска с красным рюкзачком, уверенно шагающая по натоптанной лыжне. Тихонько подкрадываюсь сзади, и голосом рыночного торгаша громко рявкаю "Дэвушка, а дэвушка, с вами можно познакомиться?!" Она вздрогнула, обернулась и радостно воскликнула: "Ой, а я думала ты вперед убежал!" Вдвоем, однако, веселее. Но где же остальная группа? Как далеко мы отстали, и где мы вообще находимся, как долго до зимовья? Как назло навигатор оставил дома, а карта без четких ориентиров. Хотя не страшно – я тут третий раз, а главное есть лыжня.

Будет все, как ты хотела,
Будет долгий звон хрустальный
Если стукнуть лыжной палкой
Ровно в полночь по луне.

Смеркается. Показался колоритный скальник, значит скоро кордон и поворот на перевал. Пропускаю Ксюшу вперед, а сам достаю на изготовку фонарь и перекусываю. Снова белое безмолвие, полная луна, а вокруг тишина, и только звериные следы петляют по дороге. Сквозь ночную тишину вспоминается любимый писатель Джек Лондон, его полярные герои – Смок Белью, "Время не ждет", собачьи упряжки, борьба со стихией, дух искательства и приключений. Лирика лирикой, а ноздри уловили дым костра, удары топора, вероятно это браконьеры или лесорубы – а нет, оказалось наши! Петр с Валерой пошли вперед на зимовье, остальные ждали на развилке. Пропустив кружку брусничного отвара и сожрав бутерброд, ожидаем Ксению. Как здорово морозным вечером у костра! Так хочется съесть чего-нибудь поосновательней: например пельменей под пивко или борща. Однако:

Не спеши трубить отбой
Ты дорогу до конца не прошагал!
...И уходит из под ног в небосвод голубой
Самый трудный, самый нудный перевал!

Снова под кулем. Чувствуется, мороз крепчает, градусов -25 точно будет, уже надета бывалая капроновая анорака, теплые рукавицы от SWIX, батарейка за пазухой и таким макаром лопатишь в гору, про себя вспоминая цитату Мао-цзе-дуна : "Ибу ибу татао муди" (шаг за шагом к цели). Опять замыкающий. Крейсирую взад-вперед вокруг Ксении подсвечивая её фонарем с разных ракурсов как милицейская машина сопровождения, больше походя на эцелопа (или остолопа) из фильма "Кин-дза-дза". Самое интересное, что скорость в горку на лыжах больше чем пешком с великом, поэтому подъем прошел как-то незаметно. Шлепаем по плато, высота 700 с лишним, а сотовая связь не работает, домашним не позвонишь, не поехидничаешь: "Мне сейчас лучше чем вам!". Постепенно высота снижается, но скорость небольшая, видимо мороз тупит скольжение. На велике этот спуск пролетаешь незаметно.

Впрочем, зимой есть свои плюсы. Нет комаров, клещей и кровожадных паутов. Наконец-то спуск закончен, мы на развилке, одна дорога ведет в какой-то распадок, другая к нашему зимовью, где нас ждет мясо, пиво и конечно баня. До зимовья немного, то ли 2 то ли 4 км, без GPS не скажу, но пройдя некоторое время подзываю Ксению: "Видишь, что выхватывает фонарь из темноты?". "Я ничего не вижу" – грустно промолвила Ксюша. "А я вижу в темноте контуры зимовья и дым столбом из трубы!" – Дошли, однако! Довольные и уставшие ввалились в жарко натопленное, просторное зимовье, где аппетитно пахло вареным мясом! Правда пива не было, зато на столе стоит коньяк, закусочка при нем и братва ждущая нашего прихода, что бы после бани хапнуть его.

Спасибо, спасибо тому, кто строил баню,
Кто печку топит в бане и греет воду в чане,
Еще тому спасибо, кто поддает нам жару,
Кто поддает нам жару и не жалеет пару!
А враги и лиходеи пусть уходят поскорее
За болота, за трясины, за скрипучие осины,
В те края, где нет соседей,
Кроме леших, да медведей.
Баня
Вечеринка

Отдельно стоит упомянуть баню. Это конечно не популярная в прошлом "Ларинка" с её сатаной Юрием Петровичем. Здесь нет предбанника, стены из досок, но все равно попариться, смыть усталость было приятно. Особо горячие товарищи валялись в снегу, обливались водой из проруби, отдирая ото льда пятки вместе с мозолями.

Торжественный вечер продлился до двух часов, народ делился впечатлениями, эмоциями, рассказывал различные байки, и жалко, что не было гитары. Угомонились полтретьего ночи.

Скорей проснись, сейчас откроется буфет
Ведь ты же сам мечтал увидеть, старина,
Как поутру наводят тетки марафет
И чуть звенит башка, как первая струна
Зимовье на Аланке
Юрский парк

Однако ближайший буфет был километрах в тридцати за перевалом и проливом, посему завтрак нам пришлось готовить самим. Утром к нам зашел поздороваться сторож, охраняющий технику. Народ особо не спешил – готовил лыжи, собирал снаряжение, а я устроил охоту за кадром. Ночью по сторонам не поглазеешь, а утром обнаружил на поляне целый парк техники Юрского периода – трелевочники, цистерны, армейские вагончики, похожие на бронтозавров погрузчики и т.д.

Аланка
Зачистка

Долго любоваться не получилось – Петр намекнул, что бы мы с Ксенией выдвигались первыми. В 11:30, мы покинули зимовье; наши лыжи на первой развилке. Поглядев на карту, установили – наезженная дорога нам не подходит. Что ж, тропить, так тропить. Через полчаса шурша фишерами стрелой пронеслась Таня-торпеда, за ней Володя, чуть позже остальные. Немного поплутав, дорога пересекает речку Аланку, покрытую мокрой, богомерзкой наледью, заставившей нас чистить лыжи.

Плетусь опять в хвосте, хотя набитая лыжня и солнечная безветренная погода скрашивают настроение и добавляет оптимизма. Вспоминаются летние велопокатушки, когда на этом участке идешь пешком с великом в поводу и тебя безбожно жрут пауты. А сейчас нет намека на грязь, ручьи перемерзли и пру как танк, распугивая рябчиков. Показались японские бараки, поднимаюсь в гору, а Ксении нет. Где наши остановились – неизвестно, выйдя на плато, разжигаю костер, достаю нехитрые пожитки и устраиваю пикник. Через полчаса показалась Ксюша. По времени на трехчасовой паром опоздали, остался пятичасовой – последний. Мажу ей лыжи, и рвем когти. Навстречу Петр с Виталием, они разгрузили Ксению, а я опять вырвался вперед. Только ненадолго – братчане опять обошли меня.

Переправа
Мыс Рогатка

Долгожданный спуск к поселку! Как его проехал не помню, запомнилась только наледь, которую обошел, продираясь по кустам. Блин! До парома 10 минут!! Сломя голову мчусь по поселку, распугивая деревенских собак ядреным русским словом. У магазина скидываю лыжи, тут же подбегает Ксюша, и мы словно Тарапунька и Штепсель несемся по шпалам до пристани.

Навстречу мчит микрик "Hiace", теперь Валера из окна машет нам рукой. Догнав Таню с Сергеем вчетвером с лыжами, рюкзаками плюхаемся друг другу на колени и пулей на пристань. Предусмотрительный Петр договорился с капитаном, три минуты погрузки, и мы отчалили. Теперь можно расслабиться. Созерцаем льдины, обрывистые берега, а местные глазеют на нас как на придурков – они не понимают наш образ жизни, а мы их. Поддержали только в одном – лед непрочный, его притащило с севера, вставать на него ещё рано.

Выпадет снег, лыжню заметет,
Длинную тонкую нить
Крепко связавшую нас за поход
Снова придется рубить
В автобусе

Ура! Паром стукнул причал, мы построились на пристани Рогатка для прощального снимка. Теперь душа просит чая с медом, еды, тепла, комфорта. Черта лысого!! Автобус опаздывает, полчаса пляшем кан-кан у дороги на ледяном ветру.

Вдали забрезжили Икаруса огни, загрузились на задние сиденья автобуса, на короткой остановке мухой слетал до ларька за коньяком и соком, и в путь, домой! За стеклом проносятся верстовые столбы, встречные машины, а мы, счастливые и усталые победители пьем за поход, за нашу команду и продолжение совместных авантюр.


В тексте использованы выдержки из песен разных авторов.