в Иркутске 13:04, Окт. 21:t +8°C

Из Аршана в Ниловку. Сольный поход выходного дня

Автор:Константин Суханов(papako)
Опубликовано:31.07.2007
Ключевые слова: Саяны, Аршан, Кынгарга, Билюта, Китой, Шумак, Нилова Пустынь

Сейчас, уже сидя у экрана монитора и просматривая снимки, пытаюсь понять, как же мне удалось пройти этот многодневный маршрут за столь короткое время. Тем более что незыблемая вера в успех этого изначально безнадёжного мероприятия уже при выходе на Китой дала трещину, которая всё продолжала увеличиваться по мере продвижения к источникам.

Мост на Кынгарге
Взгляд назад
Cкоро каньон
Русло Билюты
Прямо пойдёшь...
Мелкий приток
Турбаза
Здесь на КамАЗе!
Дорожные указатели

Ошибка заключалась в том, что я, не зная маршрута в его негорной части, нагло посмел сравнить условия движения там с другими аналогичными, на мой взгляд, тропами. Не с дорогой по Слюдянке, конечно, но хотя бы с тропой от источников к перевалу. В итоге всё срасталось, оставался даже запас времени. Но обо всём по порядку.

Из питьевого павильона в пос. Аршан я вышел в пятницу в 20:30. У меня не было задачи вести точный хронометраж времени по пунктам следования, и в дальнейшем время прохождения участков маршрута даётся приблизительно, с попыткой восстановления по сделанным фотоснимкам.

Завалы на тропе
Устье Билюты

Итак, Кынгарга. Эта почти сакральная для всех туристов и альпинистов река для многих явилась альма-матерью горных наук. Быстро дохожу до стрелки, отмечая начало путей восхождения на Пирамиду и Обзорную. Чуть в стороне костёр, слышны голоса. Поднимаюсь выше – слева разворачивается грандиозная панорама Трёхглавой, сзади розовеют подсвеченные закатным солнцем пики Дружба, Аршан и Броненосец. По мере продвижения открывается верхний цирк с пиками 9 Мая, БрИКом и Братчанкой. Перевал Аршанский не впечатляет – обычный травяной холм. Поднимаюсь туда уже в плотных сумерках. Здесь есть место для одной палатки. А внизу – море огней. Аршан в июльскую пятницу! Видно, как от стрелки дорог к посёлку движется непрерывный поток автомобилей с желающими подлечиться и отдохнуть в субботу – воскресенье. Впрочем, у меня, как у пожилого человека, та же задача, только реализуется по-другому.

Первый ночлег
Утро на Федюшке

На Китое светлее, здесь закатные китойские гольцы освещают долину, цирк и даже склон перевала. Теперь вниз, искать место для ночлега. Длинный крутой спуск выводит в исток Федюшки. Здесь хорошая тропа, но темно. Приходится вооружаться фонарём. Вниз иду среди каких-то кустов. Ага, уже стрелка трёх ручьёв. Здесь стоят четыре палатки, участники спят. С трудом втискиваю на поляну свой "гробик", в 1:00 укладываюсь.

Утром на костре завариваю "быстростул" и чай. Слышу, как в палатках звенят мобильники – 6:00 – и никто не норовит встать. В 6:30 покидаю гостеприимное место, так и не увидев сокоечников (точнее, соночлежников) живьём. К Китою ведёт хорошая тропа с останками некогда грандиозных сооружений. Когда-то здесь водили плановиков, и за тропой следили. Разрушившиеся мосты, вымощенные брёвнами переходы, различные указатели – живые свидетели "порочности" бывшей советской системы.

Останки советского прошлого
Ласковый Китойский берег

А вот и Китой. Восходящее солнце ласкает аквамариновые волны, песчаный пляж приглашает пройтись босиком. Что я и немедленно осуществляю, сбросив надоевшие сапоги. Босиком по песку – это счастье далёкого детства, когда мы с друзьями буквально жили на берегу Днепра, не вылезая из его тёплых, как парное молоко нашей козы Майки, ласковых вод; ходили с вёдрами по длинному песчаному пляжу Каховского водохранилища и собирали брошенных рыбаками раков, которых варили потом на костре в увитом виноградными лозами дворе, а в садах сверху нам на голову буквально падали груши, сливы и персики. Спасибо тебе, Китой, за подаренный мне целый километр детства!

Китой
Тихий ручей

Напротив устья Ихе-Гола уютная песчаная бухточка, там скамейка и лодка. Бухта поднимается на зелёную террасу, где расположились с десяток уютных домиков. Сайдинг, металлочерепица, спутниковая тарелка, магазин. Говорят, если как-нибудь посигналить, то приплывут на лодке с продуктами. Но пока все спят. Перехожу Ихе-Гол по скользкому тонкому бревну и попадаю в прижимы. Тропа портится. После часовой битвы с подъёмами, обходами и завалами спускаюсь на терраску. Здесь стоит большая палатка, туристы спят, лишь ответственный дежурный пытается развести костёр. "С Добрым утром"! – и обычные вопросы. Узнав, когда я вышел из Аршана, и где собираюсь ночевать, парень просто молчит. Затем, почему-то подумав, что я путаю устье Шумака с источниками (куда планирую сегодня дойти), пытается мне объяснить, как там ещё далеко. Ни на чём не настаивая, иду дальше. И вновь подарок Китоя – песчаный пляж, и уютное место для бивака рядом. Как остро в этот момент я позавидовал тем беззаботным туристам, которые могут позволить себе просто отдохнуть в таком вот райском заброшенном уголке Восточного Саяна, вволю накупаться в необычно тёплой воде Китоя, голышом наваляться в песке, поймать с десяток хариусов на уху, накоптить, и под них добыть на недалёкой турбазе ящик холодного пива! Или насобирать в округе красноголовых подосиновиков и светло-коричневых боровиков (встречаются здесь такие), и приготовить какое-нибудь царское грибное блюдо! А вечером, когда сделаны все дела – большой костёр и большая компания, талантливый маэстро с гитарой, да не один, и никому и никуда не нужно торопиться, потому что впереди ещё много дней отдыха...

Дальнейший путь о подобном мечтать не позволил. Тропа ушла в прижимы, и началось. Облазы, завалы деревьев, подъёмы-спуски и прочие "прелести" однозначно дали понять, что средняя скорость передвижения сильно снизилась, до Билюты ещё далеко, и в расчётное время я не укладываюсь. Смирившись со столь неутешительным фактом, в устье мелкого ручья обедаю. Хочется сварить рыгло с грибами, но неумолимый фактор времени вновь диктует свои условия: "быстростул" и чай. Солнце жарит по-южному, активно поют какие-то чижи, в верховьях Китоя слышится взрыв. Может, геологи?

Новый мост
Вниз с моста
Инструкция пользователя

Наконец, слева по ходу горы раздвигаются, открывается долина. В неё уходит тропа, предпочитаю менее хоженую, но прямую. И не ошибаюсь, минут через 10 выхожу к Билюте чуть ниже подвесного моста. В столь диких местах это грандиозное техническое сооружение просто поражает. Сделано всё серьёзно, надёжно и надолго. Даже металлическая инструкция по пользованию прибита к камню. Основные тросы в мазуте, за них лучше не держаться. Ниже есть тонкие перильные. Мост сильно раскачивается по диагонали и влево-вправо. Но проходить Билюту позволяет безопасно. На левом берегу большой бивак, стол и лавочки, дрова. Всё свежее – наверное, строители моста позаботились. Мысленно поблагодарив их за беспроблемную переправу, в 13:00 вновь по тропе залезаю на прижимы. По карте до устья Шумака совсем немного, но на самом деле качество тропы здесь проявляет свою обратно пропорциональную связь с затраченным на её прохождение временем.

Шумакская "шапка Мономаха"
Шумак сливается
с Китоем

Кажется, что вот-вот... Уже видна Шумакская "шапка Мономаха", долина Китоя раздвинулась, готовясь принять в себя новое русло, тропа уходит всё левее и левее, теряется. К руслу Шумака выхожу напролом, по перелескам и галечно-песчаным пляжам. Здесь встречаю странную компанию из двух мужиков и тётки: брезент, камуфляж, станки "Ермак" и мокрые разбитые кроссовки на ногах. По манере общения с сильным непонятным акцентом подумал – иностранцы, но между собой они общаются жестами. Стало ясно – глухонемые. Показывают карту, тычут в стрелку Шумака с Китоем. Я подтверждаю сей факт, вижу их неподдельную радость. Молодцы ребята, не замыкаются на своём физическом недостатке. Удачи вам и счастливого пути!

Какими-то болотами выхожу к склону. Здесь тропа, место под бивак и две группы "чайников" (отдыхают). Слышатся нелестные отзывы о маршруте в стиле "в первый и последний раз, теперь только вертолётом". Тропа уходит высоко вверх, обходя Шумакский каньон. И всё бы ничего, но уж очень нравится ей в дальнейшем спускаться к устьям каньонистых правых притоков Шумака, и вновь возноситься наверх, под границу леса. Ничего не остаётся, как следовать её причудам. Солнце разошлось вовсю, слегка спасает тень деревьев и иногда пересекающие тропу ручьи. Воду из них черпаю бейсболкой. На удивление, тёплая!

Начало каньона
Водопадик
Рекламный щит

Опять вверх, вверх, вверх. Высоко поднявшись на какие-то болота, тропа круто сбрасывает высоту к ручью. Здесь водопадик. На очередном взлёте встречаю трёх человек. Утром вышли с источников, здесь будут ночевать. Завтра планируют рыбачить на Билюте. Поговорили, нашли общих знакомых. Пригласили ужинать. Короткий отдых вернул силы, и расчётным временем прибытия на источники я посчитал полночь. И вновь недооценил коварство тропы, которая начала вести себя неадекватно, ощутимо вытягивая силы. Если сложить все её подъёмы-спуски на участке Ихе-Гол – Нарин-Гол, вряд ли получится набор высоты меньший, чем с источников на Шумакский перевал. А основной мой расчёт как раз и строился на том, что большого набора высоты нет, маршрут практически плоский, и потому километраж можно пройти большой.

Хуухэйн-Хада
Впереди – источники

В ранних сумерках подхожу к лагерю поляков. Две палатки, две девушки, два парня. Студенты. Они тоже вышли утром с источников, идут в Аршан. Приветствуем друг друга, ставлю чай на их костре. Чтобы определиться, достаю хребтовку Стрелюка. Поляки в восторге от такой схемы – у них-то обычная трёхкилометровка. Объясняю, где купить, где и как лучше отдохнуть на Байкале после похода. И – конец чаепитию, меня вновь ждут фонарь и тропа.

Уже в сильных сумерках поднимаюсь над каньоном Шумака, где-то напротив устья Шумгай-Гола. Тропа здесь неприятно траверсирует крутые осыпи над сбросами. Шум воды внизу едва слышен. Пройдя немного, обнаруживаю сносное место под бивак, даже палатку поставить можно; правда, с уклоном. Но выбора нет, я настолько устал, что промелькнувшая мысль о ночлеге разом отключила все двигательные функции. В 1:00 ставлю палатку, ложусь. Сон не приходит – перевозбуждённый нагрузкой мозг не может перестроиться. Так и пролежал до рассвета. По опыту знаю, что это тоже отдых, хоть и не совсем полноценный.

Дельфиниум
Турбаза "Шумак"
Зимовье

Предрассветные сумерки на Шумаке. Кое-как вылезаю из спальника. Впереди небольшая обзорная площадка, на ней две мраморные глыбы, ниже сбросы. Где-то там, далеко внизу, сжатый стенами каньона, ревёт невидимый отсюда Шумак. Слева от меня скальное русло небольшого ручейка, тоже уходящего в сбросы. Выше на крутом склоне растут редкие кедры, там можно найти дрова. Прямо напротив взгляд упирается в склоны Шумакских гольцов. Они серые и невзрачные, как и весь мир вокруг меня. Знаю, что это временно – уже просыпающееся солнце скоро наведёт порядок в этом подлунном пока мире, и заставит мои биологические часы включить третье-четвёртое (или какое там ещё нужно для завершения маршрута) дыхание. А пока в то, что я способен двигаться дальше, верится с трудом. Кое-как заставляю себя собрать дрова и поставить котелок. Никаких планов на день не строю, целей не ставлю – просто "нужно идти", и всё, не более.

Граница леса
Просторы

В 7:00 выдвигаюсь, понимая, что с выходом опоздал. Но выйти раньше откровенно физически не был способен. Солнце уже встало и раззолотило пики и гребни. Идётся с трудом, в подъём вообще кое-как. Показавшееся вскоре за поворотом расширение долины перед устьем Нарин-Гола вдохновляет и прибавляет сил. Наконец закончился Шумакский каньон, тропа спускается на раздольную невысокую террасу. Впереди уже видна стрелка двух Шумаков – Левого и Правого. Прохожу Хуухэйн-Хаду – место, где живёт дух Шумака. На левом берегу здесь причудливые галечные останцы. Чувствую положительную энергетику места.

Источники прохожу без остановки. Время 9:30. Начинает припекать солнце. Спасает то, что тропа идёт теневым правым берегом. По пути встречаю много спешащих на Шумак групп. Вот уже граница леса. Теперь нет здесь того чуда, что видели мы две недели назад – висячего льда, из-под которого вырывалась дикая необузданная сила Шумака. Теперь это просто водопад, но и он впечатляет, уже в который раз.

Солнце разошлось вовсю, и бороться с ним нет никакой возможности. Ни кусочка тени! Купаюсь в каждом ручье, черпаю воду бейсболкой. Прохладная вода исправно выполняет свою охлаждающую функцию, но ненадолго. Чувствую себя почему-то "чайником", которому некуда торопиться, так как впереди у него целых два-три дня для выхода в Ниловку. Любуюсь озёрами, фотографирую цветы на фоне гор, просто загораю. В морены поднимаюсь медленно. На последнем ручье заправляю водой галлоны.

Водопад
На фоне перевала
Горные маки

Последний взлёт – и в лоб – перевал. Всё, теперь только вниз, с небольшим подъёмом на водораздел. Время 16:00 – есть шанс до темноты выйти в Ниловку. Со стороны Эхе-Гера на перевал выходит группа. "Где сегодня ночуете?" "В Ниловке". Молчат. Затем "Ну, до границы леса Вы должны дойти". Минут через 10 начинаю спуск. Вот он, участок, где можно нагнать упущенное время! И никакая усталость не помеха. Бегом, вприпрыжку, быстро сбрасываю высоту. Ноги сами находят очередную опору, которая через долю секунды меняется на другую. Послушное тело расслаблено, руки болтаются, поддерживая равновесие. Сознание процесс не контролирует – я не знаю, на какой камень и куда придётся следующий шаг. Это происходит само собой. Я полностью доверяю своему телу, оно лучше меня знает, как нужно спускаться. Промелькнул перевальный взлёт с поднимающимися группами, дальше почти ровно, теперь водопадный ручей, снова ровный участок, морена – и я уже перехожу Эхе-Гер. И снова вниз, вниз, вниз – по небольшим увалам, по каменным извивам троп, между кустов саган-дали, карликовой берёзки и стадом ярко-рыжих (на удивление чистых) и живописных коров какой-то особенной, наверняка горной, породы.

Горные коровы
Маскировка от неприятеля

На водораздел поднимаюсь медленно, экономлю силы. Тут тропа утрачивает крутизну спуска, скорость снижается, оставаясь высокой лишь на отдельных участках. Грязь, лужи, болота и кочки прохожу аккуратно и напрямую, не останавливаясь и не заморочиваясь поиском обходов – на ногах резиновые сапоги. Это, на мой взгляд, лучшая летняя обувь для Саян и Хамар-Дабана. В 19:20 подхожу к озёрам. Здесь буряты, предлагают подвезти на лошади. Отказываюсь, понимая, что такая процедура займёт много времени. Ещё и платить нужно. Нет, это вариант не для пожилых людей. Я уж как-нибудь сам. Тем более, что скоро начнётся дорога, и можно будет сменить надоевшие сапоги на лёгкие кроссовки.

От озёр тропа продолжает вести меня невысоким водоразделом, ныряя иногда левее. Теперь небольшой крутой спуск, и – дорога. Сапоги в рюкзак, в руки – ветку, отбиваться от стада желающих отведать пожилой крови комаров и оводов. Навстречу поднимаются буряты на лошадях, какие-то туристы. У них два лишних рюкзака, перемещаемых челночным методом. После поляны с сараями прямая галечная дорога выматывает своей безнадёжностью. Её чуть более длинная альтернатива – грунтовка в лесу – воспринимается лучше. Прохожу бывшую лесосеку, миную сухое русло Эхе-Гера и подвергаюсь нападению невзрачной шавки. Здесь на дощатом настиле установлена палатка, рядом полуразобранный ГАЗ-66 и Жигули-шестёрка. Предлагают чай и в нагрузку – транспортную услугу по доставке моего тела в Нилову Пустынь, всего за 70 рублей. Хоть идти осталось всего ничего, не отказываюсь, и после двух-трёх чашек мы садимся в Жигули. В 22:00 мы уже в Ниловке, где, как приз за пройденный маршрут, в продаже имеется холодное пиво.

Июльский зной
Русло Эхе-Гера
Озеро на стрелке