в Иркутске 18:10, Ноя. 21:t -7°C

Вокруг Ольхона на велосипеде

Автор:Павел Бакунов(Shapa)
Опубликовано:31.03.2007
Ключевые слова: Байкал, Ольхон, велосипед, лёд, поход

Паша привет. В четверг в 8 утра приезжай на Байкальскую, загружаться будем там. Проезд 1335 руб. Возьми ещё денег на ночлег и продукты будем докупать в Хужире. С тебя бутылка водки и галеты, возьми что-нибудь себе на перекусы, обедов у нас не будет. Возьми балаклаву, очки, спальник, да ты и сам знаешь что надо.


Вот такое или примерно такое письмо я получил 5-го марта. Надежда на то, что поездка не состоится, и я потом смогу сказать: "Ну вот, так хотелось прокатиться вокруг Ольхона, а вы все сдулись!" – лопнула как мыльный пузырь. Придётся ехать. Была идея взять санки, дабы разгрузить плечи от рюкзака, но знающие люди вовремя отговорили. Постоянно будешь останавливаться и переворачивать их, а переносить через торосы мы помогать не будем. Уговорили. Не беру. На покупку вело-багажника денег нет и решаю сделать сию конструкцию, как говорится из того, что есть в холодильнике. А в холодильнике у меня была полоска довольно мягкого алюминия, хомут на водопроводную трубу и старый спиннинг купленный на рынке по дешёвке, да так за лет 5-7 и не познавший, что такое рыбалка.

При помощи ножовки по металлу, дрели, молотка и какой-то матери получил неказистую, но довольно крепкую и лёгкую конструкцию. Жаль, испытать времени не было, очень жаль. Водка, галеты, паштеты и ништяки закуплены, вел в багажнике, госэкзамен сдан. Завтра рано вставать, всем спать. Ах да, совсем забыл, два енота еще на заднем сиденье, завтра же 8-е марта. Утром друг отвозит в Иркутск. В Ново-Ленино забираем Воробьева, он же Викторыч, он же vpv. На Байкальской уже все собрались: Аня(anyta), Оля(Olik), Лёха(djimi) и Паша, он же Михалыч, он же Polkan, ждут только нас. Байки в багажник, колёса на байки, рюкзаки на колени, мы на сиденья, еноты и поцелуи девчонкам. Трогай! Из шести участников трое с рождения именовались одинаково, поэтому было предложено звать нас по имени отчеству, но остальные посчитали, что много чести будет, и нарекли нас Викторычем, Михалычем и Николаичем. Деревенька Сарма, состоит из нескольких домиков, уныло стоящих в болотистом, усеянном камнями устье одноимённой речки, встретила нас сильным ветром. Он буквально сбивает с ног и сразу же уносит мелкие вещи, что не прижаты кучей рюкзаков. Собираем велы, закрепляем на багажниках кто спальник, кто палатку. Думал удлинить лямки рюкзака, так чтоб он опустился на багажник, а я оказался в шоколаде, но не вышло. На плечи взваливать этот мешок ох как не хочется и пробую просто привязать рюкзак к багажнику, но, проехав 200 метров, понимаю, что до Хужира придётся этого кабана тащить на плечах. Немного о нашем шипованом оснащении. У всех стояла четырёхрядная шиповка и только у меня на заднем колесе двухрядка. Сразу скажу, что маршрут прошли все, но на следующую зиму обязательно куплю вторую четырёхрядку.
Сарма не без успеха пыталась нас прижать ближе к Ольхону, но мы упорно устремились к нашей первой и наверно самой красивой остановке, острову Огой. До сих пор стоит перед глазами эта скала, напоминающая величественный нос какого то огромного военного корабля пробивающегося сквозь ледовый плен. Постояли, подивились. Поднялись к ступе, (для тех, кто не в танке, на этом острове установлена буддийская ступа – это что-то типа мавзолея вечно живого, только маленькая и никто там не лежит) полюбовались видами и покатили к острову Замогой.
Там устроили перекус, пока я по совету Михалыча качал максимально шины, Лёха катал Аню на льдине. Ей можно было даже в кёрлинг поиграть, но ведь сегодня 8-е марта, отложим эту затею на завтра. На Замогое первый раз увидел, как Михалыч питается в зимних условиях. Перед трапезой он облачается в пуховик-невидимку, одевает капюшон, садится, и достав из рюкзака снедь, начинает её с аппетитом точить не произнося при этом ни слова. Так может продолжаться довольно долго и часто.
За Замогоем началась жесть. Торосы, торосы, на сколько хватает взгляда. Ехали всякими зигзагами, выбирая поровнее путь, а когда и пешочком приходилось. В поисках более ровной дороги разбрелись на довольно приличное расстояние и оценивая скорость передвижения соседа решали, стоит ли с ним сближаться или надо искать дорогу самому. Ближе к Хужиру все вышли на зимник. Меня с Михалычем делегировали в магазин закупать продукты, а Аня с Лёшей остались ждать Олю и Викторыча резко отставших на последнем участке, позже выяснилось, что Викторыч пробил покрышку. Когда отставшие прибыли в Хужир, мы уже затарились провизией и вся банда покатила искать место ночлега. Для ночлега местным фельдшером была любезно предоставлена гостиная в её доме, а так же умывальник, газовая печь, сортир на свежем воздухе и огромный добрый Кавказец, который охранял всю ночь наши велы и провожал нас громким лаем в туалет.
Расположившись в восточном стиле на ковре на полу, наполнив кружки Мускатом, поздравили друг друга с праздником и выпили за девчонок (они в этот торжественный момент были на кухне и готовили нам ужин). Три литра вина как-то быстро закончились, с их смертью не смогла смириться и водка, хотя девочки как могли, ухаживали за больной, мы её придушили, чтоб не мучалась. Подъём был намечен на 7 часов, хотя некоторые предлагали встать не раньше одиннадцати. Поднялись в 7, но выехали в 11. На этот раз мой спальник и верх викторычевой палатки были привязаны на багажник, вот теперь мой рюкзак всем весом лежал на спальнике, а лямками только придерживался за мои плечи и я оказался в шоколаде. От Хужира до Харанцов зимник проходит вдоль берега, а дальше уходит в глубь к середине пролива. Гладкий лёд и почти отсутствие снежных наносов благоприятно сказались на нашей скорости. Байкальский лёд иногда просто завораживал паутинами внутренних трещин. Только по ним иной раз можно было определить его толщину, достигавшую метра и даже больше. Такого наката, как по гладкому льду не встречал нигде, сопротивления качения вообще не чувствуется. Попадались участки "музыкального льда", это когда между поверхностным небольшим слоем льда и основной его толщей лежит прослойка снега. При проезде по нему слышно, как снег поскрипывает, очень красиво. К Хобою подъехали к двум часам, перед ним пришлось пересекать небольшие снежные наносы и торосы. Плотно перекусив, посшибав сосульки и полазив в гротах, покатили в Узуры.
Ночевать, нам было предложено в доме с кирпичной печью, некоторым подобием кухни и двумя комнатками, разделёнными невысокой перегородкой. В каждой комнатке было по три кровати. Вечер проходил на сухую и в 10 часов, накушавшись супа, все заснули крепким сном. Только Михалыч пол ночи каких-то чертей гонял. Я же говорил, нельзя его к женщинам ложить. Подъём в 7, выход в 9. Прогресс. Впереди был самый трудный день, сегодня нам надо проехать больше 80 км и если ледовая обстановка более-менее представлялась со снимка из космоса, то откуда и какой силы подует ветер мы могли только гадать. Планы ветра с нашими не совпадали, и скорость временами снижалась до 7-10 км/ч. Немного осложняла жизнь трещина вдоль берега, образовавшаяся наверно накануне ночью так как в ней стояла вода, и нагроможденные льдины ещё не смёрзлись. Мы с Лёхой оторвались от основной группы и первый привал наметили на мысе Ухан.
Где то перед Уханом я потерял свой коврик, кто найдет – дарю. После Ухана поехали одной группой, только Лёха всё дальше и дальше отдалялся в открытый Байкал тем самым получая в свой адрес от нас всякие нехорошие слова. Во что бы то ни стало наша команда решила сегодня ночевать в МРСе и сделав ещё два небольших привала наши герои в лучах заходящего солнца таки приближались к Ольхонским воротам. Ветер стих, Лёха вернулся, солнце садится, надо торопиться. Как красив был Байкальский лёд на закате.
Если днём он блестящий, то сейчас был матово-чёрный. Ближе к проливу и в нем самом начал как-то не дружелюбно потрескивать лёд. Паутины в толще льда возникали прямо под нами, было страшновато. Инстинктивно начинаешь что есть мочи педалить от этого места. В МРСе затарившись бухашкой и вкусняшкой уже в полной темноте начали искать ночлег. Остановились на турбазе "Ветер странствий" в первый и последний раз. Номера у них вроде нормальные и вид из окна хороший, но ревностное отношение смотрителя к пользованию туалетом переходит все границы. Ну какому здравомыслящему человеку придёт в голову закрыть на ночь туалет. Ну экономят они воду, ну пусть даже поверю, что возят её из проруби, но всему должны быть границы. Открытым туалет на ночь надо оставлять, и если даже встретил ты вечером человека выходящего из ванной в одних трусах и с полотенцем, а он смотрит на тебя честными глазами и говорит, что ручки, ножки только помыл, то ему верить надо, а не вешать на туалеты амбарные замки. Люди, страдающие энурезом, убедительная просьба обходить сие заведение стороной. Встали в 7 утра, потом перекрестились, перевернулись на другой бок и опять уснули. В 12 приехал наш транспорт.

P.S. Маршрут всем понравился, в следующем году наверно опять поедем.



Расходы:
Микроавтобус Иркутск-Сарма, МРС-Иркутск – 8000 рублей
Ночёвка в Хужире – 100 руб/чел.ночь
в Узурах – 150 руб/чел.ночь
т/б "Ветер странствий" – 350 руб/чел.ночь (просили 400)

Участники:
Анна Непомнящих, Ольга Фукс, Алексей Храмков, Павел Воробьёв, Павел Арсентьев, Павел Бакунов.

Фото:
Павел Воробьёв, Павел Арсентьев

Павел Бакунов (Shapa)