в Иркутске 03:39, Дек. 18:t -11°C

Из Университетского до Порта Байкал на лыжах

Автор:Петр Мехоношин(Extremal_Peter)
Опубликовано:15.02.2007
Ключевые слова: лыжи, Порт Байкал, Аланка

Немного истории
Скальник в долине
р.Байсик
Давно у меня зрела эта идея – встать на лыжи около дома, и доехать до Байкала по маршруту, ставшим уже популярным. Кто уже только не ездил до Порта Байкал из Иркутска по левой стороне Ангары: и джиперы клуба "Протектор", и велосипедисты, и лыжники, и "снегоходдеры", и даже мотоциклисты.
А начиналось все в далеком 2003 году, когда у меня возникла идея проехать на джипах до Порта Байкал не пользуясь паромом. Как раз там, в Порту находится пансионат "Надежда", совладелец которого – мой друг Никонов Андрей. Так что в подобных поездках у нас всегда был пункт назначения с гостеприимным приютом.
Раздобыв крупномасштабные карты, я прикинул, где можно проложить этот маршрут, с максимальным использованием существующих лесных дорог. Но даже на картах, где были показаны хорошие дороги с гатью, в первых поездках с джиперами клуба "Протектор", нам пришлось столкнуться с выросшими посреди старой колеи деревьями.
Но благодаря энтузиазму увлеченных идеей людей, маршрут был проложен со второго раза. Эти поездки описаны здесь:
http://www.irkutsk-4x4.ru/merop/17-05-2003.asp
http://www.irkutsk-4x4.ru/merop/12-06-2003.asp
Начало
Во время новогодних каникул, грех не сходить в какой-нибудь интересный маршрут, особенно если у тебя есть такая возможность. Погожим солнечным днем 4-го января я и двинул на Порт Байкал. Торопиться не стал, так как поход ожидался с ночевкой в восстановленном джиперами "Протектора" зимовье на реке Аланка. Друзья на джипах как раз поехали до этого зимовья одновременно со мной. После довольно продолжительных сборов я встал на лыжи во втором часу дня, в привычном мне месте в микрорайоне Университетский. Два года назад я уже проезжал по этому пути, но тогда я начинал от плотины, и первая часть маршрута пролегала по льду Иркутского водохранилища. На этот раз я решил весь путь пройти по лесу.
Лыжня пошла в сторону
Б. Луга
Хорошо накатанная после снегопада лыжня уходила вверх по течению реки Кая. На Солнечной поляне (где-то 10 км от города) встретил компанию знакомых лыжников, остановившихся на привал. Мой ответ на вопрос: "Куда собрался?" вызвал недоумение и восхищение одновременно. Только Вадик Бомин сказал, что если бы он был в хорошей форме, то отважился бы поехать со мной. Глотнув предложенного чаю, с пожеланиями удачи, я поехал дальше. Первая остановка на привал была запланирована на сенокосных угодьях Казанской церкви (около 16 км от города). Удобное место со столом, лавками и навесом над ними, всегда благоволит усталым путникам. Первая и хорошо мне известная часть пути была завершена, а далее предстоял выбор, как выехать в долину реки Курма. Вариантов было два: либо через садоводства и далее по автомобильной дороге, либо ехать дальше по лыжне в сторону Большого Луга, а в верховьях реки Кая через перевал по лесовозной дороге проехать до дороги, соединяющей Большой Луг и Курму.
Лишняя петля
Стоянка на сенокосных
угодьях
Хорошая лыжня, идущая дальше в сторону Большого Луга остановила мой выбор на втором варианте пути. Не хотелось мне проезжать через садоводства, да потом ещё ехать по автомобильной дороге. Привычный маршрут проходил по сказочному, сверкающему в лучах зимнего солнца снежным убранством, лесу. Доехав до места, где в стародавние времена стояло зимовье, я увидел, что лыжня идёт дальше по несколько иному маршруту, а там где она шла раньше – просто снежная целина. Но так как новая лыжня шла параллельно старому маршруту, то я решил проехать дальше, в надежде, что она выйдет на нужное направление.
Ценные указания
Проехав ещё несколько километров, я понял, что лыжня плавным полукругом выходит в направлении деревни Олха, что мне совсем не подходило. Выходить в верховья Каи по снежной целине на беговых лыжах мне не захотелось, и как не прискорбно, но мне пришлось развернуться и обратно по лыжне выехать снова к сенокосным угодьям Казанской церкви. Опять я остановился на привал в этом богоугодном месте, с прикреплёнными к дереву иконками и указательной надписью: "Покос не захламлять. Дерн не губить. Природу беречь. Аминь."
Блин, потерял полтора часа, отмотав лишних 18-20 км. Теперь придется выезжать через садоводства. Мелькнувшую было мысль – повернуть домой – я загасил сразу. Русские не сдаются. Двигаем дальше. Да и друзья в зимовье на Аланке ждут...
Смеркалось, холодало...
Повернув на дорогу, идущую к садоводствам, мне совсем не много пришлось торить лыжню, но вскоре появился след от грузовика, по которому я и въехал в садоводство "Илга". Затем где-то километр мне пришлось проехать по обочине, рядом с асфальтированной дорогой. Это был самый ужасный километр по состоянию трассы: постоянно попадалась острая щебёнка, подсыпаемая на дорогу. Дальше поехал по заснеженной и укатанной машинами грунтовке. Частенько даже получалось идти коньком. Солнце двигалось к закату, а как стемнело, то резко почувствовалось похолодание. Пальцы на руках стали подмерзать, пришлось даже одеть запасные перчатки. А вот мои новые лыжные ботинки "Саломон" показали себя с самой лучшей стороны. Хотя на мне были только одни тонкие носки, нога даже не думала мерзнуть, а температура потом опустилась почти под тридцатник.
Выбежав на Большую Хею, я одел на голову фонарик. Сразу бежать стало лучше, бежать стало веселее. Хорошее, привычное глазу большое желтое пятно от лампового фонарика, освещало лыжню на 5-6 метров вперёд, не то, что всякая светодиодная фигня. А большая плоская батарейка на пузе в тепле, позволяла фонарику ярко светить в течение более 4-х часов на тридцатиградусном морозе. Хоть всю ночь бежать можно, подумал я, как в темноте показалась фигура человека с ружьём, идущего мне навстречу. Весело поздоровавшись со мной, представляю, что он обо мне подумал.
Прыгающие мандарины
Джипы у зимовья на Аланке
Миновав Курминские болота, я вбежал в долину реки Байсик. По наезженной машинами колее было легко передвигаться, но только классическим стилем. Мороз крепчал, усталость накапливалась, и только горячий чай с лимоном из термоса, шоколад, яблоки и мандарины, помогали мне поддерживать силы. Рюкзак весь покрылся куржаком, мастерка становилась ледяным коробом. Продукты, лежащие в рюкзаке стати окончательно замерзать. Последнее яблоко еле разгрыз. На последний перекус оставил себе четыре последних мандарина. До зимовья оставалось около 18 км.
С Андреем Бориком, уехавшем на зимовьё на джипе, у меня была договоренность, что если меня не будет к определённому сроку, то он выезжает меня встречать к перевалу между долинами рек Байсик и Аланка. Но если меня не будет и ко второму условленному сроку, то значит, что я повернул обратно в Иркутск.
Торопился я как мог, но лишняя двадцатка, естественно дала себя знать и в потере времени, и в потере сил. Во-общем, как потом выяснилось не дождались они меня минут пять, уехав обратно на зимовье. Остановившись на последний привал перед перевалом, я собрался съесть свои четыре последних мандарина. До зимовья оставалось шесть километров. Замерзающими руками я достал из рюкзака пакет с мандаринами, но они до того заледенели, что несколько раз выпрыгивали у меня из рук, потом их даже приходилось вылавливать из снега. Кое-как отгрызя зубами кожуру, я съел сладкие фруктовые ледышки. В двухкилометровый подъём я вбежал довольно бодро, спустившись потом в долину реки Аланка к спасительному зимовью.
Зимовьё
Зимовье на Аланке
Как приятно все-таки знать, что где-то посреди тайги есть место, где можно отогреться, поесть и поспать. Друзья были удивлены, что я все-таки дошел. Ещё больше они удивились, что я все-таки назавтра намерен идти дальше. Оправдываясь, что не дождались меня у перевала, я также оправдался перед ними из-за лишней петли и связанной с этим потерей времени. Хорошенько поев, и выпив стопарик водки для "сугреву", стали укладываться на ночлег. Мыши долго не давали уснуть, копошась в оставленном на полу пакете с мусором. Потом даже вставал, чтобы убрать "шуршащий" пакет. Дровишки потрескивали в печке – буржуйке, давая спать в легком спальнике с комфортом.
На утро ребята стали заводить свои машины. УАЗик, во все агрегаты которого залита хорошая синтетика, завелся очень не скоро, только после многих попыток. Потом ещё выяснилось, что перемерз некачественный тосол в патрубках, идущих к печке в салон. Было интересно наблюдать, как хозяин машины отогревал эти патрубки в салоне паяльной лампой. То есть ночью в лесу температура опускалась до тридцати или даже ниже.
Порт Байкал
Паром из Порта Байкал
Дорога от зимовья на Аланке до Порта Байкал особых трудностей не составила, так как незадолго до этого по данной трассе проехал снегоход. Со свежими силами я с удовольствием проехал по местам "боевой славы", вспоминая подвиг первопроходцев. Снег искрился под ногами, на голубом небе не было ни одного облачка, воздух просто поражал своей чистотой и особенным лесным настроением. Ради этих минут единения с природой и стоило отправляться в подобный маршрут. Преодолев в очередной раз этот путь до Порта Байкал, я с удовольствием отправился домой сначала на пароме, а потом на маршрутке, ощущая за спиной пройденные лесные километры.