в Иркутске 16:07, Мар. 24:t +5°C

Штык – история одного восхождения

Штык на Братчанку

Шел октябрь 2006 года: Революционные солдаты и матросы, ощетинившись штыками винтовок, накрыв своими рабоче-крестьянские ладонями жарко пылающие костры, конечно же, не грелись на перекрестках ночных улиц Иркутска. Но очередная годовщина, канувшей в лета, когда-то великой революции уже была не за горами, совсем не за горами: Календарь замусоленного ежедневника подсказывал приближение ноябрьских праздников. Традиционных сроков альпинистских сборов в Восточных Саянах. Времени, когда все, от мала до велика, кто в силах и желании "на вершине стоять хмельным", устремляет свой взор и направляет стопы свои в ГОРЫ!

Горная страна КынгаргА

Предстартовая суета накрыла участников сей истории чуть раньше самого праздника, и сопряженного с ним спортивного мероприятия. В перемешку с текущими рутинными делами, на разрешение ставились и успешно разрешались вопросы – Когда и на Чем, с Кем и с Чем, на Сколько и Сколько брать. Если в этих вопросах и была сумятица и неразбериха, то в главных вопросах – Куда и Зачем, в команде царило единодушие и согласие, под стать тематике надвигающегося праздника. В этот раз, объектом восхождения избрана вершина Братчанка, высотой 2501 м., что возвышается в ущелье Кынгарга. Одноименная река, давшая, собственно, название ущелью, стекая с гор, каньоном прорывается в Тункинскую долину, рассекая на части общеизвестный курортный поселок Аршан. В спортивные планы команды входит прохождение "чего-нибудь" по правому контрфорсу избранной вершины, взамен опостылевших, неоднократно хоженых "двоек" и "троек", пролегающих левее намеченной к "пробе пера" линии. Выбор обусловлен очевидной интересностью для прохождения скальных бастионов контрфорса. И как следствие, возможностью проложения по ним логичного, читай, красивого, маршрута на вершину, в диапазоне 3-4 категории сложности.

Форпост OUTDOOR
Приют "Надежда"

Местом базового лагеря экспедиции избран приют "Надежда", добротное зимовье, расположившееся на границе леса, в начале цирка вершин БриК и Братчанка. Эта зимушка на протяжении многих лет дарит кров и уют притомившемуся путнику, неважно, охотник ты, или травник, альпинист, иль сноубордист. Традиционно, альпинизму на восхождении, предшествует "туризм" на заходах. В пути следования к базлагу, начиная со стрелки, казавшиеся было изнурительными, заходы экспедиции превратились в чайную церемонию, насыщенную радостными встречами, с общеньями и угощеньями. Причиной тому явились многочисленные костры альплагерей, россыпью сверкавшие, а скорее дымившее вдоль тропы. Иркутск и Ангарск, Улан-Удэ и Братск, Чита и Благовещенск, такова география участников, деловито суетившихся в угаре лагерного быта. У каждого костра членов экспедиции ждал радушный прием, кружка дымящегося чая. Звучали душещипательные рассказы про то, кто как выжил – кто как спасся. Особливо запомнился сказ про собачку, которую, со слов рассказчиков, одним днем оставили в жертву горе на гребне (так получилось), другим днем, спасателями успешно вызволили из плена вершины. Шутники, одним словом!

Прелесть Приюта
"перескопная глубина"
до цели восхождения

Приют "Надежда" встретил в безмятежной отстраненности от всего мирского, как и подобает горному пристанищу, затерявшемуся в предгорьях заснеженных вершин. Царившая тишь и благодать свидетельствовала об отсутствии людского присутствия. Это, сперва, удивило, а потом, напротив, обрадовало. Посему, жизнь в лагере экспедиции складывалась санаторная, исцеляющая душу и тело, истосковавшегося по покою урбанистического жителя. Этому даже не помешал дошедший слух о возможном прибытии на постой какого-то ПадрЭ, который, впрочем, так и не появился, видимо, паства не дозволила.

Вэлкам!

Расположившись на постой, участники неспешно прогулялись вверх до начала цирка, откуда уже в полный рост просматривался намеченный к прохождению контрофорс и путь на вершину. Тропа в цирк Братчанки оказалась протроплена, что существенно облегчало завтрашнюю доставку команды под маршрут восхождения. Вернувшись в сумерках, степенно отужинав, под хороший разговор, да под рюмашку, другую, команда в благодушии отошла ко сну, еще раньше, чем Хрюша со Степашкой пожелали спокойной ночи малышам. Таковы биоритмы осенних гор – ранние отбои и не менее ранние подъемы, обусловленные коротким световым днем.

Сон в руку...
Или в ногу?

04:00 часа: Должен прозвенеть будильник. Проснулись получасом позже, звонка не услышали, потому как часы на руке, а рука? Рука в спальнике, где ж ей быть-то?! В последовавшие пару часов вобрался целых ворох полезных и не очень телодвижений. Пробуждение и, вновь, засыпание, одевание и умывание, разбор снаряги и сбор перекусов, наполнение термосов чаем и желудков завтраком. Да, мало ли еще чего успели участники, прежде чем в темноте, освещая путь фонариками, в седьмом часу они вышли на штурм вершины. Через полтора часа два черных силуэта в предутренних сумерках ткнулись в крутой снежный склон под бастионами контрфорса. Команда на старте. Начинается отсчет восхождения. Привычно облачившись в альпинистскую амуницию, связка, задрав головы, стала пристально всматриваться в предлагаемое Горой начало маршрута. Начало представляло собой заснеженный кулуар, переходящий в скальный желоб, подпирающий внутренний угол, уходящий куда-то вверх. Для Начала не плохо, хм... , для Конца – тоже. Иного логичного пути не обнаружилось. Что ж, вперед, и с песТней!

Земля – прощай,
в добрый путь!
Станция
"Альпинистская"

Первая веревка маршрута не преподнесла особых сюрпризов. Лидирующий уверенно пробороздил забитый снегом кулуар, минуя скальный желоб, походя для эстетики, забил один крюк и чуть погодя уперся во внутренний угол. Веревка вся! – уведомил напарник, снизу. Вся, так вся, надо городить станцию. Рельеф позволил организовать станцию на двух точках, слева удачно легла френда, справа, на ура, характерно пропев, зашел крюк-лепесток. Перила готовы! Чуть погодя, – страховка готова! Лезли со сдвоенной веревкой, по всем правилам "фортификации". Поэтому подъем страхующего на жюмаре к первому номеру преисполнен был удобству и комфорту. Но, как оказалось позже, не все возможно предусмотреть и предугадать в горах. Ну а пока участники работали дальше. Дальше... Что же у нас дальше? Приняв напарника, забойщик пощемился вверх по плите, переходящей во внутренний угол. Рельеф позволяет лезть свободным лазанием. Через пару метров удачно в расщелину защел стоперок. Выше, слаще! Торчит сблокированный с петлей загнанный "по самое не хочу" крюк-короб предшественников. Про него загодя рассказывал небезъизвестный в альпинистском миру Пузьен Де Пампадур, пытавшийся лезть этот маршрут годом раньше. Но неудачное расположение звезд на небе тогда не позволило "прославленному Лыцарю" совершить подвиг. Теперь за подвигом и славой прибыли наши скороспелые герои. Помолившись на освященный рукой титана Семигорья крюк, не забыв прощелкнуть в него оттяжку, первый пошел дальше, но не долго.

Читая книгу,
увидел...
(участок R1-R2)

Немного выше еще шлось свободным лазанием, и даже мелкая гекса удачно встала, ну а далее, говоря по французски, простиралась "ЖопЭ". На сколько просматривалось, внутренний угол вставал, приближаясь к вертикали, зловеще оскалившись монолитами и глухими, припорошенными снегом, щелями. Свободное лазание, оно конечно красиво и хорошо, но не в таких местах. При имеющемся состоянии маршрута уместным будет переход на лазание с применением искусственных точек опоры, а проще ИТО, – подумалось забойщику. Как подумалось, так и сделалось. В его руках немедля сверкнуло тайное оружие сибирских альпинистов – вострые фифы (такой, специально обученный, инструмент, а ля крюк для Питер Пена). Крюконоги с клифами (это легче увидеть, чем рассказать) уже заблаговременно были приодеты лидирующим. Последовательно, переставляя фифы, участник медленно, но верно вытягивает себя на клифах вверх по внутреннему углу. Все ничего, вот только рельеф такой, что шибко не разбежишься. Каждый раз приходится выискивать точку для клюва фифы, все монолитно и заглажено. Про места для промежуточных точек страховки, вообще говорить не приходится, за неимением таковых. И так метров десять лезть приходится на железном очке, лишь бы не подвело родное. Все это происходит под настороженным взглядом страхующего, готового в любую секунду подхватить забойщика, если вдруг тот соизволит сыграть вниз. Чуть погодя, слева удается удачно вогнать лепесток. С каждым ударом молотка по крюку наступает облегчение, напряжение отпускает. Еще немного ИТО, внутренний угол ложится, забойщик переходит на свободное лазание, смачно вбивая айсбаль в травяные полки, уходит по наклонной плите до откола. Здесь быть второй станции маршрута. Две веревки пройдены. Время 10:30 утра, что сам по себе не плохо.

Полет над гнездом
кукушки
(участок R0-R1-R2)

Перила – есть! Страховка – готова! А что у нас там дальше видится? Ага, вроде все лезется, "бум попробовать". А что у нас там внизу, где напарник? Обернувшись вниз, забойщик на мгновенье оторопел, затем истошно закричал команду, от которой у каждого альпиниста кровь стынет в жилах, – "КАМЕНЬ!". Сталось так, что в тот момент, когда первый обратил свое внимание вниз, нижний участник встал на жюмар и нагрузил перильную веревку. Гора не преминула этим тут же воспользоваться, проверяя, бившиеся в унисон, сердца восходителей на прочность, а натренированные тела на целостность. Натянувшись, веревка катапультой выстрелила со стены два камня с бычью голову, которые немедля устремились со свистом вниз, сея смерть и разрушение (Страшно?! То-то же!). Все это как в медленном немом кино разворачивалось на глазах вверхстоящего участника. Вот, один камень сыграл об угол и рикошетом ушел влево. Удачно! Второй, также срикошетил о плиту над нижней станцией и стремительно, как превидилось, глухо ткнулся : в каску напарника! Последовавший бы за этим кадр, был бы достоин рекламного ролика кетчупа Балтимор. Трындец... сходили первопроходец, – такая невеселая мысль, первой посетил голову верхнего участника. Нога-а-а-а!!! – истошный крик пострадавшего огласил окрестные вершины. Ор сопровождался стенаниями на великом и могучем, оглашение которых недопустимо, ввиду целевой направленности публикующего издания и аудитории слушателей. Слава, богу, слава богу! – мысленно вторил ему верхний, пусть нога, пусть перелом, все равно, тушкой/чучелом дотащимся до приюта, а там... а там, водка, она нам поможет, как заграница! Таков менталитет русского человека, что и на Горе и в радости водка нам и беда и выручка! Отсюда мораль: Уважаемые горовосходители! Прежде чем, что-либо предпринимать на навешанных перилах, обязательно, совместно с напарником, досконально проверьте безопасность всей страховочной цепи, связывающей вас! А-то трындец может случится, реАльно!

Кому сказать спасибо,
что живой?!
(после камнепада)

Спустя некоторое время, напарники, перекрикиваясь между собой, смогли трезво оценить сложившуюся ситуацию и дальнейшую перспективу. У пострадавшего повреждение бедра и лодыжки ноги. Степень повреждения неизвестны, но исключают полноценное движение на маршруте. Посему, на сегодня восхождение закончено, валят вниз, всем спасибо, все свободны! Верхний закрепил перила, дюльфернул до нижнего, попутно выбивая крючья и собирая железо (забитый слева крюк так там и остался, в награду последователям). После, пробросив и закрепив вторую веревку, оба сдюльферяли до "земли". В начале двенадцатого дня связка находилась в точке утреннего старта. Погода, при этом с самого утра "звенела", от чего было вдвойне досадно из-за случившегося. Уже не куда не торопясь, доковыляв до приюта, осмотрели причиненные камнепадом урон. На бедре ссадняший багровый синяк с ладонь, видимо ушиб, на лодыжке припухлость, наверно тоже отделался ушибом, на пластике горного ботинка зияет глубокая царапина. Н-да! Вроде все не смертельно, но при хотьбе травмы дают о себе знать болезненностью. Но это ничто по сравнению с тем, что могло случиться, если бы траектория камня была бы хоть немного иной, но об этом лучше не думать.

Стрелой пронзая Пирамиду,
идет Памперас на долину!

На командном совете принято единственно верное решение, подвергнуть пострадавшего интенсивной терапии. Снаружи – заживляющие чудодейственные мази ("Спасатель" форева!). Вовнутрь – целебные настои на спирту (в этот раз Славянская, Клюквенная и Перцовая), сдобренные нехитрой снедью. За тем и были проведены остатки дня. В сгущающихся сумерках напарники убыли на боковую, загодя решив завтра повторить все сначала. Гвозди б делать из этих людей...!

Маракуя
Заряд "пургена"
ободряет и шаг
к зимухе ускоряет!

С утра пришел день Сурка. Все как прежде, в 04:30 подъем и до рассвета бой. С той лишь разницей, что погоды не было. Нет! Она, конечно, была, но не наша – вражеская. За бортом было по зимнему, снежно и ветрено, как на Рождество. Видимость стремилась к нулю. Сей факт не смутил горовосходителей. Фигня-война, главное маневры! Думалось, подойдем под маршрут, все и растащит! Не растащило: Два часа тропежки до маршрута, утопая в снегу по развилку. Глянули друг и на друга и молча вниз, сквозь стену завывающей пурги. Обратно это еще полтора часа тропежки до зимухи, потому как пробитой на подъеме тропы уже нет, замело.

Напутствие старших
товарищей

Оставшаяся часть дня обещала быть для невольных отшельников лишенной какого-либо Рок'н'Ролла, но не тут-то было. На теплоту уюта и огонек Надежды через пелену снежной вьюги стали одним за одним прибывать гости с нижних лагерей. В этот раз стены приюта были удостоены даже визита признанных мэтров иркутского альпинизма, уважаемых Попова Валерия Николаевича и Михайлова Андрея Андреевича. Этим дорогим гостям было что рассказать и За и Про альпинизмЪ. Живая и интересная беседа затянулась до сумерек.

Что мне снег,
что мне зной,
когда мои друзья
со мной!
Аф! Аф! Я белочка!

Не успели наши участники перевести дух после проводов дневных визитеров, как в дверь зимовья настойчиво постучали. Да так, что дверь с петель чуть не слетела! Это подмога пришла, обещанная, но уже нежданная. Снизу на постой поднялась группа старых добрых товарищей в составе трех человек и одной женщины. Прибытие, правда, их ожидалось еще вчера. С этого места, как говорится, все понеслось и закружилось. Началось то, что очень многие путают с настоящим альпинизЬмом. Все же, принимая во внимание спортивно-альпинистские планы на завтра, усугублений зеленым змием допущено не было. Побалагурив вдоволь, с лозунгом "О спорт – ты жизнь!", раздухарившиеся участники вознеслись в царствие Орфея, где и пребывали до самого утра.

Противостояние с разливанием

Сценарий утра был уже по всем параметрам привычен и обычен для старожил приюта. Исключением было, разве что, легкая суета и стесненность при сборах, обусловленная возросшим числом участников на квадратный метр жилплощади.

В штыковую на Братчанку
Знамение в преддверие

По обыкновению затропив в цирк Братчанки, спортивные группы разошлись, каждая на свой маршрут. Наши старые знакомые для взгромождения на вершину Братчанки по новому начатому маршруту, а вновь прибывшие для восхождения на эту же вершину по классической 3А. Стоило восходителям было ступить на склон штурмуемой горы, как им случилось знамение. За их спинами над кромкой массива вершин Дружба-Аршан возник столб нежно розового света, струящегося ввысь, обрамленный ореолом пастельных же розово-алых оттенков, Редко такое доводится увидеть даже в горах, потому каждый из горовосходителей на мгновенье замер, пребывая в восторге от увиденного. Естественно, подаренное природой светопредставление было практично трактовано как доброе знамение пред восхождением, и, некоторое время спустя, встрепенувшись, альпинисты двинули дальше.

Сейчас доить
рука устанет!
(участок R0-R1-R2)

Через мгновенья наши первопроходцы уже интенсивно рыли шурфы в снегу в поисках куля с железом, пристегнутого два дня назад карабином к провешенным перильным веревкам. Снега привалило придостаточно, помимо выпавшего в непогоду, вниз маленькими лавинками сдувало все новые и новые порции снежного фреша, шелестевшего по скальным стенам форса. Натянув на себя заиндевевшее железо, участники придались согревающему жюмарингу, по очереди задоив истосковавшиеся по хозяевам веревки перил. В процессе прохождения заснеженных перил по достоинству был оценен схватывающий узел, заблаговременно завязанный перед жюмаром и не позволивший последнему предательски проскользнуть пару раз по заиндевевшей веревке. Чего только не придумают эти альпинюги для спасения живота своего.

Припорошенная
перспектива
(участок R2-R3)

Третью веревку маршрута нельзя назвать ключевой технически. Хотя тактически она таковой явилась. Еще на подходе командой после уже двух обработанных веревок рассматривалось три варианта дальнейшего прохождения, а именно: 1) уход на левый бастион, прохождение характерного внутреннего угла и выход на ребро; 2) дальнейшее проведение директриссимы стены по видимой системе внутренних углов и полок до перемычки на ребре; 3) траверс, чуть, вправо по стене и сбор разлапистых ступеней системы полок и стенок до гребня правее жандарма, венчающего контрофорс. При прохождении, фактически, был избран первый из рассматриваемых вариантов. Выбор обусловлен плохим состоянием маршрута после прошедшего снегопада; коротким световым днем в ноябре, существенно ограничивающим во времени, столь нужном для прохождения технически сложных участков; ну и конечно же, последствиями досадной, чуть не ставшей роковой, травмы одного из участников в группе (к слову сказать, уже в городе врачи-костоломы таки констатировали у пострадавшего трещину в берцовой кости, так-то!). Нижняя часть третьей веревки оказалась более техничной, нежели ее верх, прошлась свободным лазанием. Верх же третьего участка представлял собой вертикальный снег, и пройден был свободным плаванием. Вдоволь набарахтавшись в снегу, первый наконец-то вылез на хозную полку под верхней частью бастиона форса, чуть правее характерного внутреннего угла. Страховка, также как и на предыдущей станции была организована через балду (скальный выступ), которую не без труда удалось отрыть в снежной копне полки.

Внутренний угол
с карнизом

Собравшись на полке, связка начала генерировать варианты дальнейшего прохождения рельефа, предложенного Горой. Огромный внутренний угол, упирающийся в карнизы, выводящие на ребро форса – туда без ведерка шлямбуров не стоит, потому как монолиты, и не понятно, что там с карнизами в верхней части. Слева, монолитная плита внутреннего угла, переходящая в отвесную грань – микрорельеф на плите, вроде, есть, но не для кошек с фифами, лазание тапочное, для знойного лета. Сама левая грань внутреннего угла с нижней его части, вроде лезется, но что-то крутовато. Ниже отвесы, уходящие до самого низа, а от этого что-то страшновато: Да, место деликатное, во всех отношениях, так размышлялось участникам в неспешном созерцании предстоящего к прохождению участка. Попробовав, туда, попробовав сюда, даже честно забив пару промежуточных крючьев вверх по углу, постояв, переминаясь передними зубьями кошек, на наклонной плите внутреннего угла, команда зарулила налево – на левую грань книги внутреннего угла. Приспустившись до места, где внутренний угол обрывается отвесами вниз, забойщик засучив варежки, с айсбалем наперевес, ринулся за грань. За гранью лазание, хоть и свободное, но на грани. Существенным подспорьем при прохождении нижней стенки грани явился айсбаль, которым то и дело скрежетал забойщик по скале, выискивая подходящие трещины и зацепки. Лазание оказалось, чистой воды микстовое, не хватало только инструмента во второй руке. Промежуточных точек страховки не клали, потому как не куда, да и не зачем, поскольку страхующий все еще по уровню располагался выше забойщика.

Музей под
открытым небом
– контрольный тур
первопроходцев
От станции до станции
(участок R3-R4)

Выйдя на грань внутреннего угла, первый глазами уперся в контрольный тур предшественников, ржавую консервную банку, нагло раскачивающуюся на скальном крюке перед удивленным взором восходителя. Чего только не встретишь на маршруте, хмыкнул участник, где-то наверно и рояль в кустах томится. Записки с напутственными словами в туре не оказалось. Не беда, сам тур красноречивее любых слов, – верной дорогой идете товарищи! Выше удобственно лезлось свободным прямо по канту грани, лазание хрестоматийное. Промежуточных не клали потому как есть куда, да не зачем, а то второму потом придется маятники ловить по плите при жюмаринге. Выйдя на всю веревку с "красноярской страховкой", замострячив станцию за скальный выступ на канте, первый привычно принял второго, не забывая рассмотреть окружающую перспективу.

Переход на
"пешкарус"
(участок R4-R5)
Шире шаг! Наращивай!

Перспектива предлагала: Двумя веревками ниже виднелось перемычка начала маршрута 3А по соседнему ребру, уже затропленного смежной спортивной группой. Сами смежники самозабвенно месили снега в желобах и кулуарах двумя веревками выше места нахождения нашей связки. Группы поприветствовали друг друга боевыми кличами и бряцанием железа, как и подобает соплеменникам по оружию. По забитому снегом кулуару, разделяющему восходителей задувало ветрило, поднимая над головами облака снежной пыли, искрящейся серебром на солнце. Выше страховочной станции просматривался не сложный гребешок, уходящий далее наклонной полкой за угол жандарма, венчающего пройденный внутренний угол. Очевидно, технически сложный участок маршрута, составивший четыре веревки, пройден.

Солнце ветер разгоняет,
парус Брига раздувает!
Пешеходное "пати"
маршрута
(участок R5-R6)

Провесив еще пол веревки перил вверх, связка перешла с лазания на прямохождение. По разлапистому ребру, уходящему вдоль острой грани форса до примыкания с гребнем вершины. Укоротив веревку до длинны, удобной для одновременного движения в связке, участники, собственно, этим способом и продефилировали вверх. Выход на жандарм форса в гребне, ведущем к вершине составил еще одну веревку приятного лазания, логично завершающую относительно новую линию маршрута на Гору.

"Лунная Соната"
Нуптцзе отдыхает!
Из серии – люди и ГОРЫ
(участок R6-R7-R8)

На гребне произошла смычка "троешников" и горЕпервопроходцев. Пронизывающий ветер не располагал к длительным приветственным речам и поздравлениям. Участники, сбросив, ставшее ненужным железо, галопом в связках по кушерястому единичному гребню понеслись к вожделенной вершине.

ГребнЯми – кушерЯми...
Невинность...

Вершина – Место, куда силой духа бросает свое бренное тело восходитель. Место, на пути к которому, сомнения и волнения переполняют разум восходителя, а сам он, претерпевая тяготы и лишения, зачастую, клянет тот день, когда взял в руки ледоруб. Вершина – венчающая устремления на пути к цели, а потому, являющая собой награду уставшему восходителю за победу над собой...

Возвращение в невинность...
Команда

На этот раз Гора была благосклонна к восходителям. Предвершинный гребень Братчанки предстал перед участниками во всей своей первозданной красоте, маня кружевами снежных наддувов, погруженных в синь небесного свода. Мужественные сердца не дрогнули открывшемуся пейзажу. Спустя мгновенье, альпинистские ботинки безжалостно втоптали в скалу снежные кружева, сотканные Горой, вынося своих хозяев к точке, откуда путь есть только вниз. На вершине команда была в 15:30 часов. Гора не была за содеянное восходителями в обиде, она знала, что и в этот раз покоренными остаются только их сердца, навечно оставленные в горах... Путь с вершины прошел штатно, без сюрпризов и неожиданностей. Спуск в связках по пути подъема до перемычки между жандармами. Один дюльфер вниз по внутреннему углу. Далее, в связке с попеременной страховкой по кулуару до начала маршрута 3А на гору, откуда, еще один дюльфер вниз. И вот, уже в сумерках, уставшие участники в широком кулуаре под горой на тропе к избе, призывно зовущей своим теплом и уютом. Долго еще в ночи оконце зимовья струились теплым светом, труба печки попыхивала дымком, плюясь искрами, а из-за двери слышался веселый смех и гомон. Это наши горевосходители, пребывая в радости, праздновали заслуженную победу, перемалывая косточки эпизодам и обстоятельствам случившегося восхождения, шедро сдабривая все кружкой другой заморского вискарика.

ТриПтиХ – Саянские Гималаи
слева-направо: Жанну, Нанга-Парбат...
ну, сами придумайте че-нить

Утром, сборы были не долги, но весьма эстетичны на фоне озаренных солнцем вершин. Посетило даже ощущение нахождения вовсе не в домашних Саянах, а в далеких Гималаях. Настолько ярким и насыщенным светопредставлением разразились напоследок горные вершины. Как будто в награду за долготерпенье, в последний день горы сменили снежно-скальный оскал на солнечную улыбку, провожая наших участников. Побольше б таких горных улыбок на маршрутах!

Прощальная улыбка
Трехглавой
Движимость и недвижимость

А наши участники, как водится, под шум МП3-плэйерочков, вешними ручьями утекали со склонов покоренных вершин – "до после восхождения, до следующей горы"...


THE END
Утекай...
TO BE CONTINUED...

P.S. Итого, в части, касающейся техническо-прикладного описания пройденного маршрута.
Линия маршрута "Штык"
на в.Братчанка (фас и профиль)

Первопрохождением назвать данный маршрут нельзя, поскольку разрозненные источники свидетельствуют, что в разное время неоднократно совершались прохождения рассматриваемого контрофорса. Подтверждением тому являются встретившиеся при прохождении скальные крючья и контрольный тур. Вопросом остается только совпадения и пересечения вариаций ниток всех пройденных маршрутов.
Технически маршрут представляет собой четыре веревки, различного по степени сложности, лазания по бастионам контрофорса, в начале; далее, "пешеходная часть" по полкам вдоль ребра контрфорса до гребня, выводящего на вершину; при выходе на гребень через жандарм веревка умеренного лазания; после, линия прохождения совпадает с маршрутом 1Б на гору. По набору встретившихся технических сложностей пройденный маршрут субъективно оценивается как уверенная 3Б. За характерный росчерк пройденной линии маршрут назван "Штык".
Принимая во внимание наличие камнеопасного участка на первых веревках, рекомендуется к прохождению группой не более 4-6 человек. Учитывая короткую техническую часть маршрута, единственно возможным представляется прохождение маршрута за один день.
Возлагаем надежды на последователей, что маршрут будет по достоинству оценен и заслуженно станет популярной ниткой восхождения в ущелье Кынгарга Восточного Саяна.

Благодарю за внимание,
Александр Головин (ЮрГА)
Александр Головин
Александр Перепечин