в Иркутске 13:48, Окт. 17:t +8°C

Кавказ. Лучше гор – только горы (2004 год)

Поезд "Новокузнецк – Кисловодск" увозит меня из Новосибирска к самой высокой, самой легендарной горе Европы – Эльбрусу.

Не успел зайти в вагон, как сразу начался фейс-контроль и заставили разобрать весь рюкзак, предъявить документы. Вагон полон кавказцев, и здесь ко всем относятся с подозрением. Но всё в порядке. Поехали!

27 сентября

Минеральные Воды. Жара +32 градуса, охрененный контраст с нашей Сибирью, где уже идёт снег. Меня встречают Матвей, Женя с Саней и Денис с Таней. Они добрались чуть раньше. Вот мы и вместе. Санька с Матвеем садятся в автобус до Тырныауза, а мы с Женей в машину к Денису (он приехал на ней из Братска) и едем на рынок закупать продукты.

Дорога до Тырныауза просто сказка – едем по серпантину в горном ущелье долины реки Баксан. Вот появились первые заснеженные пики. Тырныауз – необыкновенный город, но немного тяжелый. Давит своими десятиэтажками, построенными прямо в горах. Отсюда отправляемся дальше в посёлок Терскол – к месту нашего старта. По пути проезжаем долины рек Адыр Су и Адыл Су с расположенными в них альплагерями. Именно отсюда альпинисты начинают восхождения на легендарные Ушбу, Шхельду, пик Кавказ. А мы едем на Эльбрус.

В Терсколе в шесть часов вечера. Подъезжаем к гостинице Чегет и видим Саньку и Матвея, осажденных шашлыками. Побежали их спасать. Прямо из кафе, где мы уничтожали шашлыки, мы увидели нашу гору, вернее её Восточную вершину (5627 м). Громада офигительных размеров сладко улыбалась нам в лучах заходящего солнца.

По совету Дениса Урубко, друга нашего Дениса, мы обратились к Эдику Тилову за помощью в размещении на ночлег. Эдик (классный мужик) поселил нас в трехэтажном коттедже с каминным залом и видом на Донгуз-Орунбаши и Накра-тау. Нам выделили каждому по комнате со всеми удобствами. Вечером прогулка по горной дороге до Азау (2350). После прогулки появились первые жертвы горняшки, Санька выключился сразу по приходу в коттедж, даже ужинать не стал. Это не странно, набрать 2000 метров высоты прямо с уровня моря – это очень много.

Ужин в каминном зале и, конечно же, немного "русского размера" в целях акклиматизации.

28 сентября

Эдик подъехал за нами в девять утра, мы погрузились и поехали в Азау к первой очереди канатки. Сели в вагончик, и он за десять минут вознёс нас на станцию "Старый кругозор" (3000 м). Здесь придавило уже всех, высота дала о себе знать. Перекантовавшись на "кругозоре" около 2-х часов, идём на вторую очередь. Десять минут полёта в вагончике фуникулёра и мы на станции "Мир" (3500 м). Опять небольшое головокружение. Ходим, гоняем кровь, чтобы быстрее акклиматизироваться. Слева от станции, мощным ледопадом обрывается ледник Гара-Баши, а справа ровное тело ледника Терскол.

Третья очередь канатки не работает, и мы с "мира" уходим пешком до приюта "Бочки Гара-Баши" на высоте 3715 м. Саня Жилинский включает пятую скорость и уходит в точку (будто и не было никакой горняшки), а мне немного хреново, но иду тоже неплохо. Подъём занял 50 минут. Подхожу к "бочкам" и вижу, как Санька что-то уже варганит на обед, обставившись кастрюльками и горелками и одновременно фотографируя всё вокруг. Жара, раздеваюсь и загораю. Кайф!

Обед готов, как раз стали подходить остальные члены нашей бригады. Обедая, обсуждаем дальнейшие планы. Решили заночевать немного выше (на 3750 м) в палатках, так как с нас запросили очень большую сумму за ночевку в бочках. Поставили палатки на ледниковой морене. Время 14 часов. Решили, чтоб просто так не сидеть, сходить аклёматься повыше, да параллельно сделать заброску до Приюта 11. Собрались, вышли на ледник и вперёд. До Приюта я просто добежал, при этом не чувствуя никаких симптомов горняшки. Я уже был однажды на такой высоте (4200 м) на Белухе, так что можно сказать, достиг своего предыдущего потолка.

На Приюте встретили мужика из Орла, завтра он идёт на Восточную, предлагает нам с ним. Мы отказались, график акклиматизации лучше не нарушать.

Опять фотосессия и вниз на 3750 отдыхать. Немного спустившись, я услышал, как у меня зазвонил телефон (надо сказать, что труба работает по всему Кавказу. Сервис!). Это Содном, спрашивает как дела. Рассказываю ему про погоду, самочувствие и всё в этом духе. Он сейчас у Шишкиных, там же Калугины и Чимит. Передаю всем привет (с Эльбруса с высоты 4200 – круто!) с некоторыми успеваю даже поговорить, а потом спустился в мульду и связь ненадолго пропала. А вообще приятно, когда о тебе думают, "как ты", "где ты". Это придаёт силы. Спасибо, друзья!

Лагерь 3750. Ужин. Немного "русского размера" в целях акклиматизации и вечерняя фотосессия заката на Кавказе. Поговорил с Огневой и с домом. Далее рассказы Дениса о его службе в ЦСКА САВОк, о его дружбе с Хрищатым, Сувигой, Е.Т. Ильинским, Денисом Урубко и многими другими легендами советского и мирового альпинизма, а потом шутки, анекдоты и хохот до полуночи.

29 сентября

Такое чувство, что голова сейчас лопнет пополам. Вот она, горная болезнь. Подъём в 5 утра. Не спится из-за смены часовых поясов.

Завтрак. Кавказ блистает льдами, небо режут своими крылами одинокие галки. Красотища! Наша гора сияет на фоне тёмно-синего неба в лучах восходящего солнца. В 8 часов, собрав лагерь, уходим вверх. Через десять минут головная боль начинает проходить. По вчерашним следам подходим к взлёту на Приют 11. Навстречу нам спускаются два бойца с Украины. Говорят, что вчера сходили на гору, сделали "крест" (с седловины взошли на Западную, а потом на Восточную вершины). Советуют нам селиться не на Приюте, а в домиках Эльбрусского ПСО, мы так и поступили.

У ПСО встретили пятерых ребят из Чебоксар. Вчера они ходили до скал Пастухова (4800), сегодня у них отдых.

Мы селимся в другом домике (кусок фюзеляжа от самолёта). Там уже живёт Альберт – парень из Красноярска, он уже четвертый раз здесь, постоянно ездит сюда в отпуск автостопом. Обедаем и выходим. Собираемся дойти до скал Пастухова. Пройдя метров пятьсот по леднику, одеваем кошки, лёд становится круче. Мы с Санькой опять отрываемся и за час доходим до места назначения. После полутора часов сплошного булкомятия и ватокатания начинаем замерзать. Матвей снимает на свою цифровуху пейзажи, панорамы, горы, скалы, льды и нас. В 15 часов подходят Денис и Таня, и остаются аклёмываться, а мы вниз.

До лагеря с 4800 до 4200 сбежал за двадцать минут. Пока приготовил чай, подошли Санька, Матвей и Женя. Шурик начал готовить плов, а мы приводить в порядок снаряжение. Матвей строчил дневник. Плов упорно не хотел вариться, хотя Саня применял все свои кулинарные навыки. Часов в 20 Шурик заорал, что жор в опасности и мы взялись за ложки. Но рис оказался недоваренным. По этому случаю Денис прочёл нам лекцию, что еда на такой высоте не варится, так как температура кипения воды не сто градусов, а где-то семьдесят шесть, и поэтому готовить надо в "клаве" (автоклав). Мы, в свою очередь, поржали над Санькой-горе-поваром, но плов спороли со скоростью света.

Позвонив родным и близким и отправив SMS-ки друзьям, в 22 часа мы коллективно упали спать. Но проржали опять до полуночи.

30 сентября

Сегодня отдых, встали в 8 часов. Вода замёрзла. На градуснике минус четыре. Матвей, уговоренный с вечера Альбертом, ушел на гору. Одев на себя пуховки, я, Денис и Саня выползли на ледник рубить лёд на завтрак и добывать стекающую воду. На "косой полке" (5200 м) видны две точки. Это Матвей и Альберт. Денис сказал, что они идут очень медленно.

Залив все бутылки водой, пошли готовить завтрак. Поели и началось нудное ватокатание. Я прогулялся по леднику, полностью изучил сгоревший Приют 11, выкурил пачку сигарет и пошел обедать.

В 14 часов с горы спустились чебоксарцы. Смотреть на них было больно, ладно парни, но девчонки!.. Они кое-как ходили. Морды обгорели, губы потрескались, глаза красные от давления. Сказали, что на подъёме на Западную после седловины начало "гайки срывать" и не отпустило, пока не спустились до 4800. Но на гору они всё же забрались все.

Сидим, ждём дальше. Поспали. Опять сидим. Погуляли. Опять сидим. В 17 часов вернулся Альберт. Сказал, что дошел до седловины и его "порвало", он повернул обратно. А Матвей полез дальше один. Сидим, ждём. Начинаем волноваться. Обычно с 4200 до Западной вершины восхождение занимает 7-8 часов и 2-3 часа на спуск. Матвей ходит уже 10 часов. Но вот в 19:00 он довольный вваливается в фюзеляж. Говорит, что когда вылез на вершину, то просидел там около часа, не хотелось уходить. Ну, С ГОРОЙ, Матвей! Где там у нас "русский размер"? Пора акклиматизироваться!

Завтра мы на гору. Собрались, поужинали и легли спать.

1 октября

Проснулся я в 2 часа. Встал, вскипятил чаю, залил все термосы. Приготовил завтрак. В 3 часа разбудил всех, кроме Матвея. Поели. Я вылез на улицу. Небо ясное, но дует такой нехороший холодный ветер. Сложил рюкзак, кошки одел тут же. Вышли остальные, стали собираться. Температура -18 градусов. Мороз.

Присели на дорожку. Ну, "Аллах Акбар!". Старт. Денис сказал мне выходить на ледник. Время 4 часа утра. Поехали! Вышел на лёд и сразу по правой параболе пошёл вверх. Самочувствие клевое, тело живое. Я акклиматизировался – класс!

Прошёл первую катушку, до скал Пастухова ещё минут 30. Остальные сильно отстали. Вдруг вижу, что справа на одном уровне со мной идёт человек. Сразу вспомнилась легенда об Эльбрусской Деве. Встретились с ним под скалами. Это оказался мужик из Минска, предложил идти вместе, я согласился. Идём дальше, мужик отстаёт. Ждать слишком холодно, одел пуховку. Всё равно жопа. Решил, что пойду потихоньку, но скоро вернулся к обычному темпу.

В 5:05 повернул на "косую полку" (5100) и начал траверс над трупоприёмниками с параллельным набором высоты. Ледник здесь разорван и идти приходится осторожно от вешки к вешке. На 5250 встретил рассвет. Зрелище незабываемое. Окружающие горы ушли вниз, только на юго-востоке виднелись пятитысячники Безенги: вершины Дых-тау, Мижирги, Коштан-тау и Шхара.

Начала портиться погода. В 6:20 я на седловине (5300 м) возле разрушенного приюта. Два глотка горячего чая из термоса и долька казинака, и дальше вверх. Склон резко стал крутым, примерно 40 градусов, идти неудобно, хорошо что пока фирн, а не лёд. Ну вот, накаркал. Ледовое поле в веревку длиной, пересёк его на передних зубцах по диагонали. И опять вверх. Ветер усилился, мечет в лицо снегом. Надел очки, стало лучше.

В 7:30 я на вершинном куполе, ни хрена не видно, куда идти. Вперёд уходит гряда с некоторым количеством возвышений. Какое же из возвышений вершина? Решил пройти по всем, и началось: вверх-вниз, вверх-вниз. На последней вижу металлическую блестящую палку, треногу и кучу тряпок, привязанных к ней. Вот, всё, макушка (5642 м). На часах 8 часов утра. Влез за четыре часа! Ударяю своим телескопом по треноге и сразу вниз. Дубак и ветер. Видимость метров 30. Куда идти? С трудом нашел тропу. На спуске чуть не слетел с того самого ледового поля (ребята ходите с ледорубами). Бегом, бегом вниз.

Седловина – как аэродинамическая труба. Сплошное "дуло". Выхожу на склон Восточной вершины, тут потише. Постоял, погрелся. Ещё немного вниз. На 5250 встретил Саню. Говорю ему, что я всё, я вниз. Он спросил: "...был?", я ответил, что да. Он попросил сходить ещё раз с ним. Дождались Женю и мужика из Минска, и Таню с Денисом. Мужик всё верещал, что надо вниз, ни хрена не видно, что в трупоприёмники попадём. Где ж не видно-то, целых 10 метров впереди видно. Денис сказал, что раз я на горе побывал, то поведу всех остальных, так как я один дорогу смогу найти. Женя и тот мужик повернули вниз.

9:50 я опять на 5300 на седловине вместе с Санькой, Таней и Денисом. Немного поели, попили и пошли вверх. На ледовом поле я повесил перила для Тани, мы оставили их для ориентира.

11:00 – вылезли на купол (второй раз подниматься было труднее). Видимость упала до пяти метров. Жопа полная. Ветер прямо со склона отрывает, ходим, ищем макушку. По Денисову GPS-у до вершины 20 метров и 2 метра по высоте, то есть мы на 5640 м. Решили, что дальнейшие поиски стали опасными, так как погода стремительно портилась. Гору засчитали взойденной. Время восхождения 11:20. Всё, вниз.

До седла спустились за час и, не отдыхая, вниз. На 5000 вышли из облака, которое окутало вершину. Видимость стала на 3+ по пятибалльной шкале, и ветер пропал. Я включил ракетный ранец и полетел вниз. На 4800 остановился, снял пуховку, варежки, поел, попил и стал ждать всех. Денис сверху замахал, чтоб я шел вниз. До Приюта долетел пулей. Матвей напоил чаем, накормил. Время моего приземления 13:00, на горе я был 9 часов, на вершине был в 8:00 и в 11:20.

Вечером все рассказывали о своих ощущениях, ели борщ, пили водку. Горела свеча, шумела горелка, а на улице бушевала непогода. Мы успели. Взошли на Западную вершину Эльбруса (5642 м). С горой нас!

2 октября

За окном идет снег. Денис отправляет SMS о том, что мы сходили на гору. Время 10:00, мы собираемся вниз.

В 11:00 фотографируемся у домиков ПСО, прощаемся с Альбертом (он остаётся дожимать гору). Мы уходим. На леднике встречаем четверых альпинёров с Кубани, они пошли на акклимуху до Приюта. Желаем им удачи и вниз. В 12:30 мы на "мире", народу тьма.

Здесь тепло и солнечно. На несколько минут показалась наша гора. Нас удивлённо спрашивают, неужели мы ходили ТУДА??? Да, мы ТАМ были. Вваливаемся в вагончик фуникулёра и вниз, вниз...

Вот мы и в Терсколе. Время 14:00. Свалив кули в кучу, мы с Денисом побежали к пивному ларьку, потом в шашлычную. Вот он, АЛЬПИНИЗМ! Звоним домой родным, друзьям. За нас рады. Спасибо.

В 17:00 мы в "жиге" едем по серпантину горной дороги в Пятигорск. Водитель, старый кавказец, рассказывает, как было здесь раньше, как было много альпинистов, а следовательно и работы. А мы тем временем отдалялись от Эльбруса. За задним стеклом машины ещё виднелись Донгуз-орун и Накра... Я обязательно вернусь сюда.

Состав команды:

1. Гичев Денис (Evlampei), мс – менеджер торговой фирмы, г. Братск.
2. Гичева Татьяна, 3 р – бухгалтер, г. Братск
3. Жилинский Александр (master), 2 р – директор фирмы "Байкал Эко", г. Иркутск
4. Сапронова Евгения (rip), – зам. директора "Байкал Эко", г. Иркутск
5. Поляков Матвей (motvei), – гид-проводник, г. Иркутск
6. Перепечин Александр (perepal), 2 р – строитель, г. Иркутск


P.S. Идея появилась в мае 2004 г., когда я и Наська Огнева, обессиленные, ввалились в палатку к Денису Гичеву и Антону Лебедеву в Зууне. Они пятый день сидели в лагере, сходив всего одну гору (не было погоды), и пили спирт. В процессе этих посиделок, Денисом было предложено, а мною поддержано предложение совершить восхождение на Эльбрус. Далее это предложение развилось в идею в городе Братске, где проживает Денис, а я был там в командировке.

А что получилось, читайте сначала.


Александр Перепечин (perepal)
фото:
Александр Жилинский (master)
Матвей Поляков (motvei)
10 ноября 2006