в Иркутске 14:03, Авг. 17:t +24°C

Восхождение на пик Хан-Тенгри (7010 м)

День первый – день девятый.

(Киргизия. Центральный Тянь-Шань. Хребет Тенгри-Таг.)

C вершины горы видно,
как незначительно все то, что внизу...

Хан-Тенгри (7010 м)
Идея поехать на Хан-Тенгри пришла нам в голову еще летом в 2004 году, когда мы ехали на поезде из Бишкека в Новосибирск. Целый год тренировок, подготовок, накапливание денег. И вот он долгожданный миг... Мы садимся в автобус и едим в Майда-Адыр. Дорога заняла 2 дня. На третий день утром сели в вертолет и полетели на Южный Эныльчек.

Мойда-Адыр
Погрузка в вертолет
Ощущения полета, конечно, непередаваемые – хоть и лететь 20 минут. В иллюминатор можно увидеть цветные палатки и вереницы трекеров, которые идут в базовый лагерь четыре дня. Но мы им можем только "позавидовать". Иру пустили в кабину на место бортмеханика поснимать на камеру. Наконец-то, появились горные пики со снежными вершинами, вроде бы похожие на семитысячники. Но нет. Это только предгорья. Всем не терпится увидеть "свою" вершину. Ильдар показывает пальцем в иллюминатор. Уставившись втроем, пытаемся найти вершину Хана среди других гор, которые кажутся такими же по высоте. Я, Ира и Ильдар притаились у левого борта, а у правого столпились пять грузинских альпинистов. Они смотрят на Победу. Удовольствие от просмотра прервал бортмеханик. Он дал команду "приготовиться к посадке". Нас высадили на ледовой площадке, а вертолет полетел в лагерь выгружать вещи. Теперь можно тщательно рассмотреть горы, и насладиться их красотой.

Вид из кабины
Целый год мы ждали встречи с Ханом. Еще больше разглядывали его на различных фотографиях, читали статьи о восхождениях на него, искали информацию, расспрашивали друзей и знакомых. А теперь тот самый момент. Хан-Тенгри стоит перед нами. Красивый и величественный. Его острые формы освещает вечернее солнце. На снежных склонах переливается каждая крупинка снега. Вся вершина сияет и как будто излучает свет. Он смотрит на нас гордо и важно. Ему все равно, сколько человек зашло на него, сколько победило, сколько покорило, сколько осталось лежать на его склонах, так и не поднявшись на его вершину. Ему безразлично, сколько еще придет людей, дойдет ли до конца, а сколько замерзнет, сорвется, погибнет в лавине. Он стоит непоколебимо. Манит к себе своим величием, мощью и красотой. На вершине Хана были тысячи людей. Тех, кто остался там навсегда, тоже не мало. Пренебрегая этим, люди из года в год едут сюда, что бы зайти на вершину Хан-Тенгри.


День первый

Хан
Трещины
C базы вышли в 16:00. Чрез три часа были уже в лагере I. Кроме Ильдара в лагере никого не оказалось (он вышел раньше на час). Все в сомнениях, идти одним или нет, тропы-то не знаем...

Утром (а точнее, ночью) тепло. Вышли в 3:30. Выяснилось, что из лагеря кроме нас попозже вышли еще три человека. В "горле" они нас обогнали. Это девочки из Бишкека, которые ждали Глеба Соколова (Новосибирск). Они после второй акклиматизации буквально промчались мимо нас. Переход во второй лагерь оказался тяжеловатым. В итоге мы с Ирой шли его около 5 часов, Ильдару же это удалось быстрее. В "горле" конечно, пришлось идти быстро, несмотря на усталость. "Горло" (или "бутылка") представляет собой узкое место между вершиной Хана и вершиной Чапаева, с очень изрезанным ледником и метровыми трещинами. Шеститысячная стена Чапаева со своими ледовыми карнизами нависает так круто, что не удивительно, как часто там сходят лавины и ледовые обвалы. Шли до безопасного места, не отдыхая, 4 часа.

Ира
Лагерь II
Нужно было выйти на связь – решили присесть на минутку. Только отошли на несколько метров, как на то место, где мы сидели, посыпались камни, а за ними лед и снег. Бегать на высоте шесть тысяч не очень просто, но если жить хочется больше чем ...все остальное – приходится заниматься бегом на короткие дистанции. К счастью все закончилось, но испугаться мы успели. В лагерь II пришли рано. Выглянуло солнце, нас разморило, и мы решили поспать. До захода солнца просто плющились в палатке, даже есть не варили. Двигаться было лень. Но только неутомимый Ильдар весь день окапывал палатку, варил, ел и не отвечал на мои вопросы.


День второй

Перемычка 5900
Наш друг Ильдар встал раньше всех и пошел с заброской в лагерь на 5900. Ира и я вышли позже. Путь в верхний лагерь, в принципе, безопасный и короткий. Стоит жара. Очки потеют каждые 10 минут. Пока мы ставим палатку, Ильдар уже выкопал себе маленькую пещерку и собирается идти в лагерь на 5300 (он ночевал там).

Утром встали опять в 3:00. Несколько часов шел снег, но этого хватило, чтобы замело тропу. С нами собирались идти чехи, но после длительных переговоров обнаружилось, что они идут на вершину. Никуда не денешься – пришлось идти без тропы вдвоем. Ничего не видно. Рельеф полностью сливается. Даже направление с трудом определили. Начало светать.

Люба. "Бутылка"
Воспользовавшись этим, мы быстро преодолели две трещины. На рассвете надвинулся туман. Все окутало белой пеленой. Видимость ухудшилась. Мы уже хотели повернуть назад, но через некоторое время туман рассеялся, и мы поторопились в лагерь II. На наше удивление Ильдар еще не вышел. По плану нужно было поставить палатку и оставить в ней некоторые вещи. Но на морозе дуги замерзли, и одно звено сломалось. Мы махнули рукой на это дело, так как времени оставалось совсем мало до восхода солнца. Убрали палатку в рюкзак, связались и помчались вниз. Наш Ильдар догнал нас только в бутылке. Солнце уже появилось на вершине Чапаева. И мы, читая молитвы каждый про себя, бежали вниз. Перепад в один км идется вверх 3-4 часа, а вниз можно спустится за 30 минут.


День пятый и шестой

Наступили долгожданные дни отдыха. Первый день мы просто отъедались. Пили Колу и ели ананасовый компот. Второй день начался с чашки какао и бутерброда с сыром. В общем-то, на этом весь наш отдых закончился. Вдалеке стал слышен звук работающего мотора. Вскоре на горизонте появился вертолет, но не нашей турфирмы. Весь такой красивый, бело-голубого цвета с надписью "Кыргызстан". Обычно он садился в соседнем лагере "Ак-Сай Тревел". Ему нужно было забросить немецкую группу под Победу. Все жители палаточного городка "Тянь-Шань Тревел" сочли своим долгом запечатлеть все это на камеры. Они залезли на самые высокие бугорки морены, чтобы посмотреть на взлетающую вертушку.

Шота, Ира, Гурам, Любаня
Вертолет удачно садится, выгружает вещи, садит людей, берет новый груз и начинает взлетать. С первого раза взлететь не удалось. Он поднялся на один метр от земли и сел обратно. Высадил пять человек и начал пробовать взлететь снова. Поднявшись на 2-4 метра от земли, он летит в сторону основного ледника. Летит прямо в "канаву" между ледником и мореной. Какое-то время летит вдоль морены по "канаве" мимо прошлогоднего туалета. Задирает нос, чтобы попытаться подняться выше уровня ледника. Одновременно с этим, хвост касается земли и отваливается. Рулевой винт задевает склон. Кабину начинает вращать вокруг винта в противоположную сторону. Лопасти в одну секунду разбиваясь об лед, летят в разные стороны, в том числе, в лагерь. В это время Ильдар кричит: "Ложись!", а Ира – "У...!". Все в панике бегут на другую сторону морены, чтобы спрятаться. Сидим в засаде одну минуту и бежим обратно (интересно же!).

Вертолет
Вертолет лежит на боку и горит. Вокруг сидят люди. Кто-то убегает, кто ковыляет, ползет, а кто-то даже и не думает спасаться. К пылающему вертолету отважились подойти первыми Миша Михайлов (директор лагеря) и парни с большими чемоданами с надписью "Аптека". Прогремело несколько небольших взрывов. После этого оторвался ледовый карниз со склона над базовым лагерем. Зрелище не из самых приятных. Люди орут, плачут. Только через час удалось выяснить, что выбрались все восемнадцать человек. Зато вещи, документы, деньги сгорели дотла. От вертолета остались только двигатель, кусочек хвоста и погнутые лопасти. Ильдар нашел даже у своей палатки малюсенький обломок от лопасти, весивший около 6 кг. Таким прилетит – мало не покажется! Весь день только и занимались спасением пострадавших.

Следующий вертолет прилетел только через 10 часов. Один из пилотов, пострадавший больше всех, находился на грани жизни и смерти. Он был одет в капроновый спортивный костюм и получил ожогов около 30% тела. Затаив дыхание, все смотрели на взлетающий вертолет с ранеными.


День седьмой

Вышли с базы вместе с грузинами. Вечером отпраздновали день рождение Иры. Проснулись в 02:00. Идет снег. Звезд не видно. Посовещавшись всем лагерем, решили не идти. Только один сумасшедший вышел в лагерь III. Мы упали спать дальше. К обеду мы просто не могли выбраться из палатки. Все завалило. Пришлось вернутся обратно.


День девятый

Холодное утро
Вставать, как всегда, пришлось рано. Бутылку прошли быстрее, чем в первый раз. Встретили Ильдарчика. Он сам на себя не похож. Все-таки на 5900 сладкие сны не снятся. На рассвете стало очень холодно. Отмашка даже не помогала. Тропа привела нас к лагерю II на 5300. Мы решили немного погреться и попить чай в палатке. Чаепитие затянулось до 12.00. Когда вышли, как назло, пошел снег. Даже последний чех сдался и пошел обратно в лагерь. Но мы-то знали, что все наши планы пойдут "коту под хвост" если мы останемся. Всю тропу и все ее признаки замело за час. И мы опять с Ирой вдвоем тропим до самой перемычки еще полдня (4 часа в место 2-х).

Ира на перилах
Любаня и Лёха Комиссаров
Саша Михайлицин (Красноярск)
Пещера

Все затянуло и лишь время от времени от сильных порывов ветра образовывались просветы, и было видно огромный бергшрунд и палатки в виде маленьких точечек. Вот уже осталось 200 м до лагеря, как вдруг появилась толпа людей на перемычке. Это оказался народ с северного Иныльчека. Мы могли только мечтать встретить наших друзей. И точно! Краснояры! Мы так кричали и радовались друг другу, что все повылезали из пещер. Двое суток стояла непогода. Грузины, литовцы, и Казань ушли в лагерь IV на 6400. Ира, я и Леха Комиссаров (Красноярск) остались жить в пещере.


  cледующая глава >>>