в Иркутске 11:41, Июн. 28:t +21°C

Интервью с Максимом Кривошеевым после первопрохождения (6А) г. Домбай-Ульген Западный

Команда Федерации по альпинизму Иркутской области совершила первопрохождение маршрута по Северо-Западной стене на вершину Домбай-Ульген Западный (4036 м), ориентировочно 6Б категории сложности. Маршрут заявлен на Чемпионат России в техническом классе. Восхождение посвящено воинам, участвовавшим в боях ВОВ в горах Кавказа. (по итогам Чемпионата маршруту присвоена категория сложности 6А – прим. ред.)
Интервью с руководителем команды – Максимом Кривошеевым.


Элеонора Крыжаева: Максим, вы сначала хотели идти первопроход по южной стене, почему передумали на северо-западную?

Южная стена
Северо-западная стена
Максим Кривошеев: Перед поездкой мы разговаривали с местными альпинистами и спасателями, в том числе с Романом Губановым, и они сказали, что на южную стену все смотрят и облизываются, но ее еще никто не прошел. Есть маршруты справа и слева, а по центру стены нет. Мы хотели пройти по центру. Когда на заходе попали в непогоду, поняли, что "пролетаем" с перевалом Домбай, через который попадают под южную стену. Видимости нет, идет снег и дует ветер. Стало очень лавиноопасно. Перевал представляет из себя гигантский снежный кулуар с перепадом в километр, по которому нужно все время идти. Ходили-бродили два дня в такую непогоду, затем решили вернуться в поселок и переждать.

На фоне северо-западной стены
Перевал Домбай
Спасатели сказали, что за последние тридцать лет в ущелье никто не ходил зимой маршруты выше четверок именно по причине плохой погоды и лавинной опасности. "Пообещали" нам, что шансов у нас очень мало, погода плохая и зимой здесь никто не ходит – в общем, попытались отговорить. Порадовались, что у нас с собой есть спутниковый телефон. А то – говорят – все равно вас спасать придется, все-таки легче с телефоном.

Пока были в Домбае, присматривались к северо-западной стене как запасному варианту. Не хотелось, конечно, но так получилось.

Маршрут идет по расщелине, проходящей через всю стену, в основном, по правой ее части. Расщелина везде разной ширины от 10 см до камина. Маршрут 6Б посвящается 60-летию Победы в ВОВ.


Как у вас было с погодой?

Чудом спасшиеся
После лавины
Мы заходили в непогоду. Когда ставили палатку, нам казалось, что место безопасное. После трех дней снегопада, проснувшись утром, решили уже никуда не ходить и переждать. Часов в 11 утра, Дима, услышав характерный шум, говорит: "Лавина". А мы в это время в спальниках в трусах лежим. Потом Дима высовывается из палатки, смотрит и говорит: "Лавина идет". Мы ему: "Ну, и что?" А он: "Лавина идет на нас". Тут все срываются, вылазят из спальников, пытаются выпихнуть высунувшегося Диму в проход – толкучка, суета. В итоге Диму выпихнули, и сами выскочили следом, кто в чем был. А лавина до нас не дошла. Просто на склоне накопился снег и съехал в понижение рельефа – да там везде каждые 15 минут с разных сторон что-нибудь съезжало – куча снега выпало.

Кончилось тем, что Серега сделал плов, народ поел и устроил после еды сиесту, а Дима опять за своё: "Лавина". На этот раз она дошла до палатки. Мы-то успели выбежать, а внутри осталась работающая горелка – Дима потом искусно зашивал дырку в палатке. После инцидента мы перетащили палатку в другое место.

Пока пережидали погоду в Домбае, снегопад кончился. Дальше погода была ясная, но очень холодная и иногда с ветром.


Скалы сильно отличаются от наших Саянских?

Первый шлямбур
Нависание
Как небо от земли. Очень твердая порода. Чтобы забить шлямбур, требуется час – мы два бура-восьмерки сломали на стене. При этом скалы сыплются, но не сами по себе. Стоит только двойке уйти на стену из платформы, так сразу начинает свистеть все вокруг. Хорошо, что платформы висели в безопасности под скальным нависанием, но страхующему все равно приходилось прижиматься к скале. Причем, ладно бы мелочь сыпалась, а то ведь чемоданы иногда летают.

Берешься за скалу, а из-под руки глыба вываливается. Гоха снизу кричит: "Макс, пристрой ее куда-нибудь, поставь или задвинь". А куда я ее поставлю-то? Я же на стене вишу, придерживаю ее рукой и кричу: "Гоха, прячься, сейчас я ее скидывать буду". В общем, развалюха редкостная, кучу веревок перебило и перетерло о перегибы.

Из железа, в основном, шли якорные крючья, маленькие френды и лепестки.


Максим, как в целом ты оцениваешь пройденный маршрут? Ты удовлетворен?

Первый выход Гохи
Вид из поселка Домбай
Маршрут был пройден хорошо, без эксцессов, я получил чувство "творческого удовлетворения". Маршрут комбинированный, очень сложный, 4 веревки нависания. Лучше ходить его зимой – более безопасно. Не рекомендуется в качестве первой шестерки. Сергей Быстров сказал "даже на Аксу не было таких сложных веревок".


У вас была на маршруте группа, в общем-то, состоявшихся альпинистов, разногласия не возникали?

После восхождения
В общем-то, особых трений не было. Ребята, кто лез первыми, все делали хорошо. У Паши Колесова и Игоря Шерстнёва отличная стеновая техника. Благодаря Сереге Быстрову, у нас все время был горячий чай и готовая еда – он у нас за эдакого домового-повара получился. При этом и советом опытного альпиниста помогал, на спуске шел всегда последним. Володе Белоусу пришлось повышать свою технику стенного лазания "по бразильской системе", но он не подкачал.


Тяжело быть руководителем?

Раньше нравилось, а после этого маршрута уже нет. Все на нервах: постоянная ответственность за все, организация – очень выматывает. Бегаешь, хватаешься за все, что можно... Иногда создавалось ощущение, что это никому кроме меня не нужно – наверно, опять же из-за ответственности. Возникали некоторые разногласия у меня с Пашей из-за того, что и он, и я по натуре лидеры.


Ты собрал сильную команду, трудно найти людей?

Да, найти людей с соответствующим уровнем лазания – это проблема. Ведь "четверки" очень отличаются от "шестерок". В больших горах технические маршруты у нас практически никто не ходит, а Саяны и Баргузинский хребет сильно отличаются от больших гор. Лазание на 2-3 тысячах и лазание на 4-5 тысячах – это совсем не одно и то же. Тут уже не только техника важна, важную роль играет "физуха" человека, его "функционалка".


Ты ездишь на скалы, ходишь на стенд, в общем-то, видишь, кто и как лазит. Как думаешь, появятся у нас в обозримом будущем молодые звезды технического альпинизма?

Увы, я пока никого не вижу. Для того чтобы повышать технику, нужно тренироваться. А это значит, нужно кому-то заниматься с молодыми, растить их, отбирать. Нет человека, который бы за это взялся.


И последний вопрос, как ты считаешь, соревнование – это неотъемлемая часть альпинизма как спорта?

Однозначно. У человека должен был стимул. Если ты не впереди паровоза – ты никому не нужен в спорте.


Некоторые характеристики маршрута:

Профиль маршрута
Перепад высот на маршруте 1000 м
в т.ч. перепад стеновой части 450 м (из них 180 м нависающие)
Длина маршрута (по веревкам) 1250 м
Средняя крутизна маршрута 72°
Средняя крутизна стеновой части 83°
Всего провешено веревок 28 (по 45 м)
в т.ч. от начала маршрута до платформ 7 веревок,
от платформ до Западного гребня 13 веревок,
от Западного гребня до вершины 8 веревок.

Состав команды федерации по альпинизму Иркутской области:

Команда
Максим Кривошеев (Иркутск)
Игорь Шапошников (Иркутск)
Павел Колесов (Улан-Удэ)
Игорь Шерстнёв (Благовещенск)
Дмитрий Песков (Иркутск)
Владимир Белоус (Братск)
Сергей Быстров (Ангарск)

Панорама с горы

Штурмовой лагерь
4-я веревка
2-я нависающая веревка
Осталасась веревка до платформы

Иркутские стоянки
Быстров-домовой
Руководитель и гора
Вид снизу

Паша задумался
Страна желтых пятен
Платформы
Игорёк за работой

Спасибо МЧС ПСО "Домбай"
У Паши выходной день
Утренний кофе и пресса
Обучение по "бразильской системе"

Макс в платформе
Дюльферяем
Измученный нарзаном
Белалакая

Ленин за работой
Гохины ноги
Переезд в верхний лагерь
Море – там!

На вершине


Спасибо за спонсорскую поддержку магазину "Альпиндустрия-Братск" в лице директора Владимира Белоуса, магазину "Фан Спорт" в лице директора Александра Шипилова и фирме "Техномет" в лице директора Виталия Стугирева.

Отдельное спасибо за поддержку Комитету по физической культуре и спорту Иркутской области и председателю Федерации альпинизма Иркутской области Г. Скалеру.


Интервью – Элеонора Крыжаева
фото предоставлено командой
3 марта 2005