в Иркутске 21:27, Ноя. 20:t -6°C

Велопробег Култук – Листвянка, 13-14 марта 2004

Рассказ Андрея Лесных (Galmir)

Рассказ Андрея Лесных (Galmir)

"Мы ехали шагом, мы мчались в боях..."
Народное

"К ночи смелели смрадные бесы, день умирал в пыли,
Тьма подступала враз с четырех сторон..."

О. Медведев

Последний вагон электрички
Начиналось все очень безоблачно. Прошлогодний пробег (за один день и не жужжа), фразы про "матрасный отдых", смешной километраж (50 км в день) – ничто не предвещало беды. Утром в субботу весело погрузились в электричку, весело доехали до Чертовой горы, весело съехали на лед... Добавляла веселья группа экстремальных товарищей, едущих с палатками и выгрузившихся на Темной Пади – с ними чуть не поехал один из наших участников. Бодро так взял байк и пополз к выходу, спасибо, Эля остановила.

Велосипедные хитрости
Точка старта в Култуке
...Чудовищная вереница велосипедов медленно выползала из последнего вагона электрички – по непроверенным данным, 36 голов. Пришлось специально просить добрую тетеньку, чтобы подождала, "потому что тут будет выходить 40 человек с байками". Надо сказать, что еще на вокзале мирные жители заглядывали в вагон, молча разворачивались и уходили в соседний. А оттуда так же молча шли в третий с конца, потому что в последнем было просто около 20 велосипедов (с наездниками), во втором – около 15 велосипедов и туристы, а вот в третьем можно было дышать.

Ни разу, надо сказать, я не видел столько разных моделей велосипедов. Не было только, разве что, фрирайдовых двухподвесов и триальных mod-байков. Уже потом, на Шумихе, народ предлагал провести анализ рынка и выявить лидирующий брэнд – выборка была самая что ни на есть репрезентативная.

После первых 15-ти км
Под радостные крики, грустное мычание и бодрое рычание участники регаты, провожаемые косыми взглядами местных жителей, съехали к старту – началу зимней дороги по льду от Култука. На берегу стояла некая сцена, и флаг, к ней прикоряченный, гласил: "С праздником!". Позже выяснилось, что к велопробегу слоган не имеет никакого отношения, но настроение сделалось окончательно боевым. Не дожидаясь остальных участников, первая группа вдавила педали.

Винтер-байкинг
Не проехав и ста метров, я умудрился повестись передним колесом и очень красиво сложиться на правую обочину. После этого стал осторожнее, чуть сбавил скорость и потерял из виду первых 5-7 участников. Впрочем, за кормой тоже не было видно ничего, кроме льда... Минут за 15 по идеальной дороге "докочумали" до Старой Ангасолки, и тут же были вынуждены резко притормозить: дорога стала ухудшаться. Накатанные колеи странным образом разошлись в разные стороны, а количество снега в колее достигало 10 сантиметров. Большинство участников продолжало месить снег колесами, я же сразу слез и решил, что пройдусь пешком. Довольно быстро стало понятно, что напротив мысов ветер сдувает снег и машины его укатывают, а в заливах снег как раз скапливается и его просто колбасит шинами – дороги не получается.

Та-а-ак, во сколько у нас здесь идет мотаня...
Примерно на двадцатом километре от Култука я решил, что ждать хвост колонны не перспективно, а догонять лосей лень, и сел закусывать. Народ постепенно подтягивался, протягивался мимо, героически проезжал метров двести и падал на тот же перекус. Солнце светит, день такой приятный, осталось около тридцати километров – казалось бы, хорошо есть, и хорошо весьма. Но вот только после обеда стало тяжко, и дело было не в съеденном и выпитом.

Километр от километра дорога становилась все хуже и хуже, в какой-то момент стало понятно, что гораздо больше приходится идти ногами, чем ехать. На берегу кучковались мертвые тела (в том числе фрирайдеры с палатками), хвоста процессии не было видно даже в перспективе. На очередном перекуре нас догнал храбрый участник из Москвы и сообщил, что "тут почти все, кто остался, остальных увезла Мотаня". Проявлялась диспозиция: группа товарищей во главе с Анваром ушла "в точку" впереди и далеко, некоторое количество байкеров сидело примерно около Шарыжалгая и пило минералку (в том числе и я), Эля и Макс ехали сзади и пинали отстающих, а от 10 до 15 человек уехало на Мотане на турбазу (часть – сразу в Порт-Байкал).

Времени – около 15 часов пополудни. Осталось меньше тридцати километров. Поезд ушел – во всех смыслах этого слова :-) Решили прорываться... вот только не учли того, что пешком пройти 25-30 км с велосипедами, по снегу и после того ковырялова, которое уже имело место быть, не так просто. Потом посмотрели по спидометру скорость, оказалось около четырех километров в час – простым делением получаем, в лучшем случае, часов пять. Чистого хода. А еще жрать хочется, и ходить лень. Сбившись в более-менее плотную группу, прошли до Маритуя, уже в сумерках начали звонить на Шумиху и намекать, что дорога кончилась, и у нас есть та же перспектива ("если ты не забьешь крюк – испорчусь я!"). С Шумихи нам ответили, что транспорта не будет, потому что его, во-первых, нет, а во-вторых, около 109-го километра трещины и никакие джипы не пройдут. (Позже выяснилось, что Ольга звонила физикам на 106-й километр, они даже обещали дать УАЗ, но он бы все равно до нас не доехал...) Смеркалось. Еще час-два ходу, по дороге – перекуры, поедание на ходу шоколадок, попивание водички, вялые маты на состояние дорожного покрытия. Я все еще не терял в глубине души надежды на то, что вооот за тем мысом снегу будет меньше, можно будет уже ехать и расстояние в 15 километров моментально станет смешным и проходимым за 40-45 минут.

Стемнело. Ехать стало нереально даже по хорошей дороге. Особенно без фонарика, который я не взял, "потому что матрасный пробег". Вода в бутылке замерзла. Вода в термосе кончилась.

Километрах в пяти-шести от мыса Половинного (может, чуть раньше) нас догнали Эля, Макс, Володя (Харальд) и еще некоторое количество народу. Они порадовали тем, что из Листвянки выехали снегоходы и нас скоро спасут. После чего без перехода было сказано, что нефиг на них рассчитывать и "хеликоптер нихьт". Примерно в это же время на берегу был замечен костер, Макс сказал, что это, наверное, Анвар, достал телефон и состоялся следующий диалог:

Макс: Анвар, это вы на берегу?
...(непонятный стороннему слушателю ответ)
Макс: Мы на льду, вы нас видите?
...(непонятный стороннему слушателю ответ). Все это время народ мигает проблесковыми фонариками на велосипедах и налобными на мордах.
Макс: Ну тут скоро будут снегоходы, вы спускайтесь! Сколько снегоходов? Два, нас тут шестеро. А вас? СЕМЕРО?

Страшные звери!
Тоннель в никуда
А у одного из снегоходов еще и нарт не было, то есть он мог взять на борт от силы 2 человека и 1 велосипед. И до восьми байков + три-четыре морды на второй. Светило минимум две ходки, и не факт, что спасатели будут согласны мотаться меджу Половинным и Шумихой, доставляя участников регаты в теплую столовую. Тем временем, Андрей (один из участников) внезапно пропал в темноте за кормой. Обернулись, огляделись, увидели проблесковый фонарик на корме байка. Минуты через две поняли, что фонарик не двигается. Еше минуту орали, потом отправили человека на наши собственные спасработы. Пока то, пока сё – впереди показались фары снегоходов, а сзади вереница фонарей последней группы. И первый вопрос подъехавшего водителя снегохода был: "ребята, а оно вам надо было?"...

"Голосовательная" дрезина
Политически активный байкер
Общими усилиями починили оторванную лыжу на нартах одного из снегоходов (метров за 20-30 до нас водитель умудрился оторвать одну из лыж), покурили, нагрузили нарты под завязку велосипедами и умершими участниками, проводили снегоходы грустным взглядом. Макс сказал: "Первый оленевоз пошел". Пошли и мы. Дальнейшее помню довольно смутно. Около мыса Половинный, помню, жалобно просился на перекур, на что Эля сказала "иди, блин, вон там уже снегоход за нами идет". Стало стыдно, пошел дальше, но снегоход и правда был на подходе – нас собрали, погрузили и повезли.

Если вы никогда не ездили на снегоходе "Рысь" в нартах, на которых лежит 6 велосипедов, а вы их должны типа держать – вы не испытали буквально ничего в этой жизни. Первым делом мы начали прыгать по кочкам и торосам, вторым делом я понял, что на каждом прыжке колесо максовского велосипеда больно бьет меня по голени, а рама чьего-то еще – не менее больно по коленке. Раму перетащил, колесо передвинул – оно тут же уперлось в снег и поехало. Когда я говорю "поехало", я не имею в виду, что оно лениво цеплялось! Оно крутилось со скоростью, с какой и должно крутиться колесо, едущее по земле примерно 25 км/ч... и периодически цепляло мои штаны. Закрыв глаза и стиснув зубы, тормознул это колесо ботинком, а потом взялся за обод и держал. Второй рукой – за раму другого байка, чтобы он не слетел и чтобы я не слетел. А впереди – ветер (хороший ветер, меня аж через термобелье, флис и пуховку Баск продуло), ночь и Анвар с фонариком на лбу...

Около десяти, или чуть позже, прибыли на Шумиху. Я лично зашел в столовую, сказал прочувствованно "СПАСЛИСЬ!", и упал за стол жрать. Поемши, выпил чаю, покурил, сказал, куда сдались такие оладушки и что именно завтра стоит сделать с этакой дорогой, помянул матрасный отдых и лег спать.

Назавтра спали, ели, пили чай, ели, спали, доехали до Порта, погрузились в паром, переправились, погрузились в автобус и спаслись окончательно.

Прогулки под сводами
Экскурсия в дыре
Боковой вход в тоннель
Музей в Уланово
(98 км КБЖД)

Безо всякого ехидства – спасибо Ольге Росляковой и GreenExpress'у, Эле, Максу и всем, кто ехал! Спасибо за переживание, за компанию и за процесс, а так же за то, что, несмотря на тяжелую ситуацию, ни одно животное при выполнении трюка не пострадало.

Андрей Лесных (Galmir)
фото – Максим Пензин
15 марта 2004

  cледующая глава >>>