в Иркутске 23:19, Окт. 17:t +5°C

На коньках по Байкалу

По осколкам зеркала
Привал в Большой Кадильной
Вот так живёшь себе, живёшь и тут, бац, неожиданный сюрприз и не где-то там далеко, а прямо под боком у нас на Байкале. Да, давненько я так душевно не заряжался, вот чувствую неладное – кажется опять "подсел".

Многие уже вероятно слышали о традиционных коньковых походах по свежему байкальскому льду, которые устраивает каждую зиму группа энтузиастов-иркутян.
Лично меня поучаствовать в этой затее натолкнул неожиданный случай: мне рассказали о появлении в Иркутске новых туристических шведских коньков. И когда я впервые увидел их, не будучи конькобежцем, мне сразу стало ясно, что тоже смогу это сделать. Как никогда мне свезло и в самом важном моменте: руководит этими ледовыми вылазками, без преувеличения могу сказать – легенда иркутского альпинизма, мой первый тренер и капитан нашей команды, мастер спорта СССР Попов Валерий Николаевич.

Секретное оружие
Акульи плавники
Несложно догадаться, что звонок с просьбой о моём участии не был отвергнут, но сомнение в моей профпригодности в роли конькобежца, конечно, присутствовало. Надо было срочно предпринять блиц-подготовку и начал я, естественно, с экспериментов на катке. Немало народ удивлялся появлению чудака со странными коньками и неуместными горнолыжными ботинкам. Хотя я и сам был изрядно удивлён – встал и поехал! Ну и чудо заморское...

Конечно, я был далёк от тщеславной мысли о лаврах фигуриста, но моя тяжёлая поступь новичка всё же давала положительные результаты: я мог скользить продолжительное время на скорости до 15 км/ч. Это вселяло уверенность – не боги горшки обжигают – работаем дальше в этом направлении.

Экологически чистые мужики - Александр Токарев, Евгений Луцкий
Уходим в серую мглу, старт в Бугульдейке
Так получилось, что эту пару коньков мне пришлось вернуть Анатолию Аксёнову, альпинисту и заядлому лыжнику, так же как и я, впервые участвующему в ледовом походе, но раньше меня застолбившего их. Забегая вперёд, замечу, что Анатолий сильно потёр жёсткими ботинками ноги, а ведь эта участь могла быть моей. Но мне повезло в очередной раз – директор турфирмы "Байкал-комплекс" Юрий Немировский, "поскрёб по сусекам" и выдал новенькие в упаковке конёчки последней разработки этой же фирмы, но с иным креплением обуви. Вот тут и сгодились мои гималайские Кофлачи, более мягкие и комфортные, по сравнению с горнолыжными ботинками, и на мой взгляд оптимальными, в комбинации с быстросъёмными коньками в длительных походах. Несколько опытов с центровкой ботинка относительно лезвия конька, подгонка ремней, обкатка в "тепличных" условиях – в результате "секретное оружие" было настроено.

Первоначальная дата выезда в Бугульдейку, из-за плохого состояния льда, была перенесена на пятницу 6 февраля. Что называется, встав ни свет, ни заря, довольно лихо за четыре часа проехали по скользкой дороге и оказались на месте старта на берегу Байкала. Погода серая, дует северо-западный ветер, видимость плохая. Перекусываем прямо в машине, собираемся. Нас шестеро, трое впервые оказались в этом мероприятии. Как оно всё будет в реалиях, посмотрим...

Перед стартом
По бильярдному столу
Общее фото на память, прощание с водителем УАЗика и вот началось...
Толком ещё не отъехали от Бугульдейки, а у Андрея Григорьева появились проблемы с беговыми коньками. Достаёт другие – хоккейные, но долго удерживаться за нами ему сложно, он отстаёт от группы все чаще и чаще. Подтверждается правило – беговые коньки здесь вне конкуренции. На классических беговых элегантно скользит самый опытный в ледовых переходах Сергей Паламарчук, старший научный сотрудник СЭИ. Наблюдаю со стороны за Евгением Луцким, менеджером "Байкал-комплекса", у него коньки такие же как и у меня, хорошо видны особенности их работы. Женя второй год подряд использует подобные коньки. Он довольно хорошо освоился в их управлении, к тому же ловко пользуется лыжными палками. Немного погодя мы все оценили их наличие, но особенным открытием это стало для наших корифеев – простая идея столько лет лежала на поверхности, а Евгений догадался их использовать. Плюсы неоспоримы – благодаря им лучше удерживается равновесие при движении с рюкзаком, дополнительный толчок очень полезен при встречном ветре, вдобавок, в руках всегда зонд и упор при переходах через торосы и мокрые трещины.

Все предельно просто
Валерий Попов – прыжок в неизвестность
Валерий Попов легко нарезает километры на обычных "мастерских" лезвиях. Взгляд невольно задерживается на способе их крепления репшнуром к Кофлаку – просто до гениальности, конструкторы отдыхают. Анатолий Аксёнов самый колоритный по стилю движения – горнолыжным ботинком со шведским коньком, как средневековый рыцарь со шпорами, он чеканит на льду свой ритмичный шаг. Моя техника тоже не блещет грациозностью, изредка падаю от резкой остановки на фирновом островке или трещине, но я двигаюсь вперёд довольно неплохо и это главное. Всё больше и больше я приспосабливаюсь к новым ощущениям, а тонкая сталь без проблем режет байкальское "стекло".

Дует порывистый встречно-боковой, северо-западный ветер (горная). Наш темп отработанный – час движения, отдых на снежном пятачке 5-10 минут и дальше. Очень мешает ветер, вначале средняя дистанция между отрезками на отдых около 8 км. Довольно тепло, всего – 4, – 6 градусов. Ветер постепенно усиливается, временами чуть не останавливая движение вперёд, тело упирается в упругий со снежной позёмкой щит. Скорость движения, естественно, продолжает падать. Спутниковый навигатор беспристрастно это фиксирует.

Мы поедем, мы помчимся...
На подходах к Песчаной
Из распадков у мыса Чёрного, Дыроватой, Песочной и Харгино горная вырывается особо неистово. С берега в море несутся снежные вихревые протуберанцы и струи скользящей по льду позёмки. Отдельные порывы достигают скорости выше 10 м/с. Временами наступает кратковременное затишье, поворот на боковой и даже попутный ветер. Как только перестаёт дуть встречный, приходит ощущение крыльев за спиной, а конёк облегчённо "всплывает" и долго скользит. Вот тогда и наступает необычное ощущение лёгкого парения надо льдом.

Первые 30 км состояние поверхности было довольно приличным. От Харгино до Сенной пошли полосы ломаного льда и многочисленных торошенных трещин, через которые мы перебирались словно пингвины. "Лабиринтинг" – окрестил это занятие Женя. Стихия сурово поработала здесь не только на поверхности, под прозрачным верхним льдом хорошо видны набитые снизу бесчисленные обломки.
Бухта Сенная
На островке
Здесь я отметил первую положительную особенность шведских коньков, сравнивая их с отечественными – на участках рыхлого снега алюминиевые платформы работали почти как снегоступы, т.е. они глубоко не проваливались – мелочь, но приятная. Другая особенность – быстрота крепления к ботинку, оказалась очень удобной на привалах – быстро отстегнув коньки, можно спокойно походить и дать покой ногам. Просто, надёжно, удобно.

Выбравшись из очередной ледовой головоломки, на траверзе Сенной мы перекусили, и двинулись дальше в путь. Впервые зимой я был в районе бухты Песчаной. Знакомые ещё с детства очертания Большой и Малой Колоколен выглядели как всегда сурово, но необычно холодно от снега и мрачного света.

Оказывается, зимой над этой местностью во время непогоды наблюдается сходная с летней картина – типичная светлая полоса неба вдоль приморского хребта и, висящее над водой, тёмное роторное облако. Это место недолюбливают яхтсмены, т.к. ветер здесь своенравно порывист и кручёный, на водной поверхности хорошо видны разбегающиеся в разные стороны волны, когда периодически сверху, будто мячики, падают тяжёлые массы воздуха и разбиваются о воду.

Сергей Паламарчук – ветеран конькобежных походов
Через мокрую трещину
Вечереет, в районе Верхних Хомутов ветер доворачивает полностью до встречного и это уже напоминает пытку. Ещё немного усилий и перед самыми сумерками, наконец, добираемся до кордона на Средних Хомутах. Навигатор сообщает, что сегодня мы переместились на 51 км по прямой линии.

Нас встречает дружный лай собак, появляется жена егеря. Позже приходит сам егерь Николай и размещает нас на ночлег в аккуратной баньке, затапливает печь. Внутри тепло и уютно, готовим ужин, неспешно беседуем с хозяином, чуть-чуть перцовочки. Уже больше десяти лет он знаком с конёчниками – естественно воспоминания, текущие жизненные проблемы. Для нас, горожан, это эпизодическое погружение в особый мир – мир самобытного таёжного уклада, а он давно живёт внутри этого заповедного края, являясь его составной частью – меж этих крутых горных хребтов и Байкалом, где обитают изюбри, спят в берлогах медведи, докучают летние пожары... Спасибо тебе, Николай, за гостеприимство и доброту.
Всю ночь на улице свирепствовал ветер.

Утро началось с "торосинга". Появилось солнышко, ветер подстих, довернул окончательно до юго-западного (култук) и стал равномерно дуть прямо в лицо, около 2-3 м/с. Вскоре выбираемся на более менее открытую полосу и вперёд. Проплывают Нижние Хомуты, Еловка, Роговик, направление на Голоустное.

Торосинг
На кордоне в Средних Хомутах
В этом районе лёд очень разнообразен по цвету и фактуре, а также насыщен препятствия на нём – кроме обычных нажимных трещин с валами торосов поверхность кругом обильно усеяна фирновыми островками, застывшей рябью, часты сухие корки-наледи, иногда попадаются странной природы блины-нашлёпки, а местами встречаются особые психологические ребусы. Это контрастно перемежающиеся со светлыми участками льда сине-чёрные "полыньи". На их идеально гладкой поверхности порой совсем нет трещинок и ряби.

"А не открытая ли это вода?" – мелькает настораживающая мысль, перед тем как шагнуть вперёд. Вероятно, совсем недавно окончательно замёрзали эти последние озерки воды, толщина "стекла" местами не более 10-15 см.

Здесь можно увидеть ещё одно байкальское диво – ледовое сало – вмороженные полосы контрастно-белого извивающегося узора снежной позёмки. Впечатление такое, что кто-то взмахнул волшебной палочкой, и всё мгновенно замерло.
В общем, есть чему удивляться и на досуге ломать голову.

По воде аки посуху
Храм на берегу в Голоустной
Долго огибаем широченную дельту Голоустной. В конце её, прямо на берегу, сияет свежими красками вновь отстроенная сельская церковь. Перед нами раскинулся огромный район почти идеального льда в сторону Кадильной. Эх, если бы не встречный ветер (3-4 м/с), представляю, какое нереальное наслаждение можно было получить от этого 15-ти километрового катка. Яркое солнце подчеркнуло фирменный цвет байкальской воды – кругом синеет сочный кобальт. Лёд настолько прозрачен и монолитен, что в сочетании с летними красками долго не пропадает ощущение реальности воды. Не удержался от соблазна сфотографировать это редкое зрелище – парящие над "водой" коньки Анатолия.

На подходе к Малой Кадильной началась очередная полоса многочисленных торосовых баррикад с мокрыми трещинами. Не обошлось, впрочем, как и вчера, без проваливаний в воду. Особенно рискует разведчик, перелезая над щелью, по выжатым на поверхность шевелящимся льдинам. На краю косы у Большой Кадильной устраиваем перекус, силы изрядно вымотаны настырным ветром.

Зимний закат
На лазуритовом катке
Уже в начале шестого, при начавшемся стихании, продолжаем движение к Большим Котам. Как здесь всё запущено после голоустнинского "бильярдного стола". Нагромождения тут и там, кругом обломки льдин, резко прибавилось снега. Зайдя в ледовый тупик, останавливаемся перед непростым выбором – куда идти дальше? И тут предзакатное солнце, словно подсказывая, осветило огнём верную дорожку в хаосе ледовых осколков. Сюда, вперёд!

Я щёлкаю и щёлкаю фантастические картины. Ускользающее солнце буквально посекундно меняет окружающие краски и, наконец, всё погружается в сумерки. Ветер стих.

В остатках отражённого света, при полнейшей тишине мы плавно проплываем по ледовым "блюдечкам" мимо Скрипера. Ещё немного к берегу, лёд заканчивается, всё усыпано снегом. Впереди, у подножья чёрного хребта, нас призывно манят ночные огни Больших Котов. Снимаем коньки и бредём к берегу...

В воскресенье, бодро, пешком по снегу, за четыре часа мы добираемся в Листвянку.
Наше необычное путешествие закончилось, и воспоминания о нём будут с нами весь год.

Спасибо тебе, Байкал, за очищение и радость, которые ты даришь нам в любое время года. До новой встречи.


Александр Токарев
фото автора
23 февраля 2004