в Иркутске 08:18, Окт. 24:t +2°C

Африка: Килиманджаро и все остальное

Пик Ухуру, он же Килиманджаро (5895 м)

Пик Ухуру, он же Килиманджаро (5895 м)

Около Аруша
На удивление, Килиманджаро оказалась такой, какой я его себе представляла. Мое мнение обывателя, наверно, звучало бы так: зеленые джунгли, много животных и посреди всего этого вздымается белая вершина. Уникальность восхождения в том, что за один день удается посмотреть разные климатические пояса. Начинаешь с жары, когда идешь по джунглям, где совершенно невозможно пройти – от тропы можно отойти направо и налево не дальше метра – непроходимая стена переплетенных растений. В сказках джунгли рисуют в виде огромных смыкающихся верхушками деревьев и над головой прыгают обезьяны – это действительно так и есть. Причем ночью, когда заходит солнце (а садится оно на экваторе достаточно рано – в пять вечера уже темно) джунгли просто "оживают" – начинают петь птицы, непонятные звуки со всех сторон, обезьяны кричат громко и пронзительно как кошки. Днем в жару они скрываются в листве и ведут себя тихо, а с наступлением вечерней прохлады осмелевают.

Начало тропы – Мачами-Гейд
Тропа до лагеря 3000
Из аэропорта нас довезли до древнего города Аруш. Затем полуторачасовой переход к началу тропы – Мачами-Гейд (1980 м) у подножия Килиманджаро. Рядом с ним находится небольшая деревенька, от которой начинается тропа наверх. За несколько часов мы поднялись на высоту около трех тысяч метров, то есть набрали больше километра по высоте. Этот отрезок пути проходит по хорошей пешеходной тропе в джунглях. Замечательная трекинговая дорожка. На место первой ночевки – 3000 пришли в темноте.
Лагерь 3000, за палаткой малина
Наутро обнаружили, что пейзаж вокруг изменился. Джунглей нет, и совершенно другой вид – большие камни и кусты, похожие на наш рододендрон только с толстыми "лаковыми" листьями, большими красными и желтыми цветами. Наша палатка в огромных кустах "малины" – ягоды, листья, шипы как у нашей малины только больше размером и желтые цветы. Пальм уже нет, растительность более низкая, кряжистая, много камней и прохладней, чем внизу.

Начало тропы от лагеря 3000
Тропа от 3000 до 4000
С 3000 за день мы поднялись до 4850. Из кустов малины и цветов мы попали в снег. Поразительно, что буквально за несколько часов некрутого подъема настолько меняется ландшафт. Плавный набор высоты, растительности становится все меньше и меньше, появляется много бессмертников, то есть растений уже более "живучих", но очень красивых. Затем начинается морена, камни – долина Каранга и, в конце концов, выходишь на снежное поле. На нем стоит палаточный лагерь под названием Барафа. Здесь уже действительно холодно, точно температуру определить сложно, может быть минус 10 или минус 15, но переносится тяжело, потому что высокая влажность и вообще, после того как буквально утром ходил в шортах и полдня наблюдал цветы, не покидает ощущение мороза – пуховку надеваешь сразу. Идет снег, плотный туман, в трех метрах ничего не видно. Собственно, саму гору мы так и не видели, потому что она весь день была в тумане. Через час после того, как мы пришли на ночевку, стемнело.

Лагерь 4850
Около 4000
В один из моментов туман на минуту рассеялся, и нашему взгляду предстали скальные стены, возвышающиеся вокруг полукругом, как в горном цирке. Тут же возник вопрос: "Мы что туда пойдем?! Не может быть!" Во-первых, никто однозначно не настраивался ни на какой альпинизм; во-вторых, с нами были люди, которые никогда в горах не были. И вообще, наше путешествие позиционировалось как трекинговый отдых.

Когда стемнело, гиды нам предложили отдохнуть. Но разве можно в 7 часов вечера лечь спать? В общем, сна не получилось – мы просто сидели в палатке, перекусывали всякой снедью. А гиды в это время готовили нам ужин. Делали они это с семи до одиннадцати вечера. Товарищи очень медленные по своей сути и безумно похожие на своих животных, особенно на жирафов – также держат головы и также двигаются.

Нам нужно было обязательно поспать или хотя бы полежать, потому что выходить на гору в 12 ночи, и переход планировался 14 часов. Надо было восстановить силы после сегодняшнего пути с 3000 до 4850. Хотелось, чтобы зашли все, потому что мы одна команда, и чтобы у людей остались хорошие впечатления, а не физическое изнемождение. Из лагеря уходят все гиды, и человека оставить невозможно хотя бы потому, что спуск не по пути подъема – маршрут кольцевой. По команде "спать" народ тщательно лежал, отдыхал, чего-то делал, но спать при этом удавалось с трудом.

В 11 вечера гиды принесли нам в палатку "дину" (прим.: dinner (англ.) – обед). Только мы поели и попили чай, нас подняли на выход в 12 ночи. Кромешная темнота, страшно дует ветер, огромные звезды совершенно другого неба южного полушария – ни одного знакомого созвездия. Мороз такой, какого мы не ожидали. С нами шла женщина с большим альпинистским прошлым, КМС и инструктор по альпинизму, так вот ей перед поездкой сказали: "Что ты, Галя, Килиманджаро – это просто: белые кроссовки, шорты и больше ничего не надо". Человек взял с собой случайно одни штаны и один флис. Все остальное у нее были – "белые кроссовки". Снега по колено, не троплено. У нас трекинговая обувь, но все-таки ботинки, а не кроссовки. Килиманджаро не рассматривалось как альпинистское восхождение, поэтому никакого соответствующего "крутого" снаряжения взято не было. В ход пошло все: термобелье, гортекс и капроновые колготки.

Плато с ледником, 5000
Шли всей группой – впереди гид. Полезли как раз по этим стенам, но как оказалось, все не так страшно. Путь получился эдаким лабиринтом, траверсом по полочкам, но все пешком. Круто, но упасть невозможно, разве что специально полететь. Уклон есть, иногда руками надо придержаться за что-то, иногда на "четырех костях", передвижение как по гребню. С двенадцати часов шли всю ночь. Светает очень поздно, в 6 еще темно, в 7 тоже – даже небо не светлеет. Это давит на психику. И что холодно, и дует ветер, и рассвет не начинается. Рассвело около восьми или даже позднее. Все эти бастионы мы прошли в темноте.

Вершина Килиманджаро - пик Ухуру, 5895
Вершинное плато
Вышли на плато. Вершины Килиманджаро как таковой одной нет, это целая система вулканов, как бы массив с конусами, один из которых, самый высокий, называется пик Ухуру. На плато снега уже нет, морена с мелкими камнями, и трехметровым стенами стоят ледники как обрубленные языки. Затем поле меньше километра и вдали возвышается двухсотметровый кратер вот этого самого пика Ухуру. Около 10 утра мы на самой вершине. Она представляет собой плато с ледниками, стены которых тянутся достаточно далеко.

Африканский "рододендрон"
Вообще, наших трекинговых ботинок хватило для восхождения, кофлачи – это слишком для такого пути. Хотя иностранцы, которые шли там же, все сплошь были в пластиковых ботинках. На гору есть несколько путей подъема, мы поднимались по одному из них – со скалами и снегом. Спусковая тропа, например, была предназначена для кроссовок – серпантин по пологому склону и без снега. А Месснер нашел самый сложный, альпинистский путь подъема – по ледникам.

В этот же день с вершины мы спустились в Аруш, проходя мимо лагеря Мвека (3000 м), в котором предварительно планировалась ночевка. Что называется, с ледника в обезьянник. Удивительная смена поясов.

Джунгли на спуске
Мы ходили в первой половине ноября, в сезон малых дождей. Это лучше, чем жара и лучше, чем сезон больших дождей. С другой стороны, погода разная: может быть снег, ветер и достаточно сурово – есть вероятность и не зайти на гору. Когда жарко, то может быть хорошо на вершине, но не такая красивая Африка внизу – все выжжено под палящим солнцем. Многие животные просто прячутся, а в сезон малых дождей они активно двигаются и их легко увидеть.

Высота переносится гораздо легче из-за экваториального климата. Немного тяжеловато в том плане, что после 9-ти часового перелета из Москвы мы сразу поехали в Аруш и пошли. То есть на отдых времени не было. Самолет из Москвы летит в Цюрих и только потом в Найроби – столицу Кении. Виза в Кении ставится в аэропорту и стоит $50. Из Кении нужно было переехать в Танзанию на микроавтобусе (6-7 часов), приобрести по пути визу тоже за $50.


  cледующая глава >>>