в Иркутске 21:47, Апр. 26:t +13°C

Братск – Эльбрус 2016

Автор:Сергей Марков(Markon)
Опубликовано:14.11.2016
Ключевые слова: Кавказ, Эльбрус, восхождение

Об Эльбрусе рассказано и написано немало. Предлагаю свою версию восхождения, состоявшуюся в августе 2016.

Пролог

На Кавказе я впервые побывал в 2013 году, благодаря свадьбе племяшки. После бурных празднований мы прокатились до Домбая и строящегося тогда горнолыжного курорта Архыз. До того момента я, конечно, бывал в горах, но Кавказ поразил меня своей грандиозностью! Чуть позже, с равнины с расстояния около ста километров я увидел и главную вершину – Эльбрус. Над горизонтом вздымались два белоснежных купола, переворачивая моё представление о глобальности! Впечатлён я был сильно.

Через полтора года в марте 2015 я вернулся на Кавказ с целью покатать склоны и поближе познакомиться с Эльбрусом. Поездка удалась. Откатали Эльбрус, Домбай и Архыз, но это другая история. Главное в той поездке – я увидел группы альпинистов, шедшие на Эльбрус! В тот момент я даже не думал, что могу оказаться в их числе, просто отметил: – "Ух ты, круто!". Покорённый Кавказом я уехал домой, но чувство, что ещё вернусь, осталось.

Не прошло и года, как случайно в инете я наткнулся на статью о том, как надо готовиться к восхождению на Эльбрус. До этого момента Эльбрус для меня казался чем-то запредельным, так как мои восхождения ограничивались двумя вершинами Хамар-Дабана: Бабха 2061 (четырежды) и Порожистый 2025 (тогда я гордился, что заходил не только по классике – через цирк, но и по Харлахте), пиком Любви 2124 (четырежды), вулканом Батур 1717 м. в Индонезии (несмотря на скромную высоту, восхождение – не прогулка, ибо подъём с уровня моря и вулкан действующий), вулканом Тейде на Тенерифе 3718 (ну, это совсем не восхождение, так как ногами только последние 200 метров по вертикали, остальное – фуникулёр. Тут я просто хотел прочувствовать, как организм отреагирует на столь быстрый набор высоты – с уровня моря до 3700 за четыре часа (ощущения оказались вполне сносными), гора Синай 2285 м. и Трёхглавая 2500 в Саянах. Про наши местные братские сопки высотой до 1000 метров говорить неуместно, хотя облазил их большое количество. Прочитав статью, я осознал, что всё не так уж и критично, и что на эту гору восходят далеко не Месснеры и терминаторы! И тут затаилась идея: "А почему – бы и нет?"

Идея оформилась в реальность, когда я наткнулся на сайт "Эльбрустурс", предлагавший коммерческое восхождение. Почитал, условия для меня оказались приемлемы. К тому же накопились бонусы аэрофлота, что обеспечило бесплатный перелёт :). Итак, тур заказан, билет куплен. На дворе начало февраля, восхождение в августе – пора готовиться!

Подготовка

Что необходимо для успешного восхождения? Всё элементарно – хорошая физуха, здоровье и акклиматизация. Это на словах, но чтоб достичь этого, надо немало потрудиться. Я начал с физухи. Благодаря спортивному прошлому, сила духа осталась, а вот былая форма – нет. Начал с бассейна, так как считаю плавание очень эффективной подготовкой – все мышцы в тонусе, но самое главное – дыхалка. Плавал по километру, (если был настрой – полтора), результат посредственный: километр – 20-21 минута, полтора – 36-37 минут. Параллельно начал пробежки, хотя не очень люблю это занятие, да и февраль – не лучшее время в условиях нашей зимы. Также учился подниматься в кошках на местные сопки (очень помогло). После закрытия бассейна на летние каникулы начал бегать пятикилометровку по пересечёнке (лыжная трасса) – тут результат вообще плачевный 29-30 минут! Просто я наткнулся на интервью с "матёрым" гидом (150 восхождений на Эльбрус), где он заявлял: "Кто не выбегает 10 км за 50 минут – тот откровенно слаб!". Будущее показало несколько иную картину. Если не позволяла погода – ходил на беговой дорожке по 7 км. в очень бодром темпе. Железом я не задурялся, только турник и отжимания (в пике 15 и 50 соответственно). В такой форме я подошёл к августу.

Про медицину. Как раз подошёл срок диспансеризации, которую я и прошёл. Обнаружился повышенный уровень холестерина (ну так возраст и не самый здоровый образ жизни). Несколько месяцев настоек трав и таблеток, и на финальном приёме терапевт заявила: – "Теперь хоть в космос!". Параллельно прошёл курс массажа (были проблемы со спиной) и пропил витамины с микроэлементами, на Эльбрусе вода талая с ледника близка к дистиллированной.

Вопрос акклиматизации. Чтобы набрать хоть какую-то высоту, присоединился к группе Сергея Косотурова на восхождение на Трёхглавую (Южная-Центральная башни 1Б) за четыре дня до вылета. Восхождение удалось, Сергею и группе большое спасибо!

В путь

Логистика моей поездки была такова: Братск-Красноярск на поезде, далее Край-Москва-Минводы аэрофлотом. Вылет из Братска не рассматривался по причине неадекватного ценника на билет. В Край прибыл в штатном режиме, заселился в гостинку и тут... Выявился жуткий (для меня) косяк. В запарке сборов я забыл взять наш триколор, наш ФЛАГ! (Это не приступ патриотизма, но наш флаг был во всех странах, нами посещённых, и являлся символом и неотъемлемой частью наших путешествий!). "А если на горе будут америкосы или хохлы со своими флагами?!" – подумалось мне; гореть мне в аду!!! Проблема решилась в Шереметьево покупкой нового штандарта. Пусть не мой, заслуженный, но зато за державу не обидно!

Аэропорт Минводы встретил безоблачной погодой и темпером +36!!! Встреча с группой была запланирована на следующий день, я взял официальное такси в аэропорту (моя ошибка – зарядили 300, при ценнике 80(!) руб.) и поехал отсыпаться.



13.08.2016

В это день, собственно, и началось восхождение. Встреча с командой была назначена в аэропорту в 11 часов. Я проснулся в 5:30 (сдвиг часовых поясов) и не знал чем себя занять, ни TV, ни инет не вкатывали, все мысли были уже на горе.

Дождавшись 9 утра, я отправился на осмотр Минвод. Минводы оказался весьма скромным поселком, с весьма монументальным памятником участникам ВОВ. Около 11 утра, услышав гул турбин, я увидел заходивший на посадку самолет характерной зелёной окраски компании S7. «А вот и Женька пожаловала!» – порадовался я и поспешил в аэропорт.

Команда

За три недели до поездки я понятия не имел какие люди будут окружать меня в этой экспедиции. И тут я поделился планами с нашей подругой семьи – Женей. Она – бывшая братчанка, уже более десяти лет проживающая в Испании, и ведущая очень активный образ жизни. Реакция была мгновенной – «Я в теме!». Она тут – же промониторила все нюансы от организаторов, из которых выяснилось – состав группы 19-20 человек (много иностранцев), в составе группы 4 особы слабого пола :).

Мучаясь от жары (пекло нещадно +37!), я прибыл в аэропорт, где встретился с нашим гидом Димой. Поздоровались, познакомились, на мой вопрос – «Как там, на горе?» получил очень конкретный ответ – «По-разному!».

Подтянулся народ, и в числе последних – Женя. Её опять посетило личное проклятие-потеря вещей при перелётах, на этот раз пропала косметичка с линзами. Да, уж… Благодаря Диме, проблема решилась заездом в Минводы и покупкой новых.

Ехали в Приэльбрусье вдевятером, на хорошем микрике под управлением колоритного местного жителя (спасибо ему за приятную музыку диско 80-х). Остальные члены группы прилетали позже и выдвигались другим трансфером. Начались первые знакомства – с нами москвичи, пара с Мальты (не Иркутской!) (кто не в курсе – под Иркутском есть посёлок Мальта!), парень с Молдовы и лютый новозеландец – по факту индус, совершающий проект 7 вершин, прибывший из Монголии, и направляющийся в Аргентину на Аконкагуа! Переезд прошёл незаметно за беседами и созерцаниями пейзажей.

Около 16 часов мы прибыли на поляну Чегет (2000 м) и заселились в вполне приличный отель «Снежный барс». Моим соседом по комнате оказался Саша – хороший парень из Молдовы, проживающий и работающий в Лондоне. Так как брифинг был назначен на 18 часов, мы с нашими новыми знакомыми отправились откушать блюда кавказской кухни.

Кавказская кухня заслуживает отдельной статьи. Я ограничусь лишь краткой фразой – советую всем самим попробовать и насладиться качеством еды и гостеприимностью кавказцев!

Итак за столом оказались собственно я – Сергей (41 год, единственный представитель Сибири, Братск), Евгения (Испания), семейная пара Костя и Карина (немного за 30 – Москва), Володя (43 – Москва) и Саша (около 40, Молдова). В процессе общения выяснился, поразивший меня факт – только я и Женя ранее бывали в каких-либо горах!!! «Ну, дела…» – подумалось мне, ну не с Эльбруса же начинать! В общем, все ребята оказались очень положительными и жизнерадостными людьми, позже из них и сконсолидировалась наша мини-команда, с которой мы прошли весь путь с равнины до вершины.

Немного засидевшись за ужином, мы опоздали на брифинг. Там были уже все. Выяснился окончательный состав команд-иностранцев (почему-то туда включили и Сашу с Молдовы, и Александра (россиянин) из Германии) определили под командование Ивана (зачётный чувак). Наша команда из россиян оформилась в следующем составе – Я, Женя, Костя и Карина, Володя, Рома (за 30 Москва), Вадим (за 30, Минск), Алексей (38 Сиэтл), Анатолий (за 40 ) и его сын Никита (16, Питер) и Дима (за 30, Тольятти) под руководством Дмитрия Косикова (43 года, выходец из Красноярска, проживающего на Кавказе). Из одиннадцати человек нашей группы только четверо ранее бывали в горах.

Начало

Пункт проката

После брифинга последовал осмотр личного снаряжения. Дима раскритиковал мой лёгкий пуховик и составил список необходимого оборудования, которое нужно было взять в прокат. Мне потребовались: ледоруб, верхонки, обвязка, тяжёлый пуховик и горные ботинки. Аренда на весь срок экспедиции обошлась в 5600 руб. Учитывая стоимость ботинок за 20000 и ледоруба за 10000, ценник показался вполне адекватным.


14.08.2016

Опять проснулся в 6 утра по местному. Чтоб не беспокоить соседа совершил пробежку до Терскола. Какая красота – воздух просто волшебный!!! После завтрака наши команды собрались для первого акклиматизационного выхода до обсерватории 3100 м (далее – аклем). Погода с утра была вполне хорошей. Путь к обсерватории пролегал по грунтовой дороге, серпантином набирая высоту.

Карина отважно
борется с подъёмом

Дима выбрал очень неторопливый темп, видимо чтобы проверить нашу физуху. Мы с Женей двигались в авангарде, изредка перебрасываясь мнениями об очень низкой скорости. Спустя час группа растянулась, и на привале я сделал первые выводы о физподготовке группы – половина идёт вполне уверенно, остальным – тяжеловато. Особенно побеспокоило состояние Карины, хотя она и имела спортивный вид, но при подъёме испытывала проблемы с дыхалкой. «А что же будет на высоте?» – подумалось мне…

 
Южные склоны Чегета
Противолавинные сооружения
Поляна Азау

Далее Дима дал нам некоторую свободу действий, и мы с Женей, несколько ускорившись, пошагали к водопаду «Девичьи косы» на высоту 2800 м. В это время начала портится погода, сгустились тучи и, поблизости загромыхало.

Предупреждение свыше

Водопад впечатлил!!! С высоты 30 метров из узкого каньона растекался по скалам поток воды, действительно похожий на распущенные волосы.

И тут зарядил дождь. Подтянулись остальные члены команды и Дима решил: «Дальше не идём, теперь на спуск!». Спускались в условиях непрекращающегося дождя часа полтора.

По прибытии в Терскол завалились всей командой в любимую Димину кафешку интерьером заточенную под сходняк фрирайдеров для перекуса, и как выразился Дима для принятия «изотоника»! В качестве изотоника он предложил местное пиво «5642». По – нашему общему мнению, оно действительно, должно было восполнить потерянные силы и микроэлементы :)

Гид

Нашим гидом являлся Дмитрий Косиков 43 года уроженец Красноярска проживающий в Терсколе. Мне Дима показался человеком неординарным – альпинист, инструктор по фрирайду, имеющий широкий кругозор и познания во многих сферах: от политики до юмора. Также нашему сближению помогли общие интересы – мы оба любили такие забавы, как горные лыжи, горные восхождения, бильярд и преферанс.

Гидом Дима оказался весьма своеобразным, с одной стороны он не нянчился и не цацкался с командой, а с другой от него исходила уверенность в успешном завершении нами задуманного. Крылатой фразой от него стала: «Друзья мои, Я НЕ ЗНАЮ!!!» ставшая притчей во языцех буквально на третий день. Дима не стеснялся крепких слов и прямолинейных высказываний, но выглядело это вполне пристойно и не вызывало нервного передёргивания.

Основной работой Димы являлись услуги гида в зимний сезон на катании фрирайда на Чегете и Эльбрусе. Во время первого аклема он увлеченно рассказывал о местных маршрутах по циркам, кулуарам и прочим дебрям. Интерактивной картой являлись пейзажи которые прекрасно просматривались с набранной нами высоты.

Летом Дима работал гидом на восхождения на Эльбрус. После нескольких партий на бильярде, разбавленных несколькими «изотониками» он сетовал, что зимой работать в разы приятней. И я его понимал – скучно ходить одну и ту же гору раз за разом с не всегда приятными людьми. Но работа есть работа и Дима, по моему мнению, справлялся с ней очень неплохо.


15.08.2016

Наша мини – команда Костя, Женя,
Сергей, Карина, Володя поднимается на канатке

В этот день мы покидали обжитый уютный отель и поднимались в базовый лагерь на 3800. Что характерно, по программе тура номера оставались за нами, и ненужные вещи можно было оставить в номере. Клёво, хоть всё с собой не тащить.

После завтрака мы погрузились в микрик и выдвинулись в направлении канатки. По пути зарегистрировались в МЧС, а также заехали за приготовленными запасами продовольствия. По приезду на поляну Азау (2300) в ожидании подъёма народ потихоньку расползся, и Диме пришлось приложить усилия и голос, чтобы собрать команду у подъёмника. Но двоих (Кости и Володи) всё же не доставало… Спустя минут двадцать они появились с загадочными лицами. Причина такого выражения лиц стала ясна при погрузке в кабинку фуникулёра – предательски забрякали учебники :).

Подъём с двумя пересадками занял минут сорок. И вот мы на леднике, на высоте 3800. Наш приют оказался всего в пятидесяти метрах от верхней станции канатки. Впрочем, пройти эти 50 метров под грузом вещей и продовольствия оказалось не совсем просто. Быстрый набор высоты (1500 метров) не прошел просто так – все испытывали отдышку и головокружение.


Хочу поделиться о своих ощущениях по прибытию на 3800. Любая нагрузка (да хотя бы один пролет лесенки из восьми ступеней) приводил к отдышке и ускоренному сердцебиению. Наклон для завязывания ботинок заканчивался головокружением и помутнением разума. В остальном всё сносно – ни тошноты, ни головной боли.

Комендантом нашего базового лагеря оказалась Анна – очень колоритная особа с замашками матёрого прапорщика и уверенным, сильным голосом. Она курила не меньше пачки сигарет в день (не каждый сможет в условиях высокогорья) и обещала отходить шваброй любого, кто посмеет войти в жилую зону в ботинках, или, упаси бог, в кошках!

Нам досталась комната на восемь человек без окон (!!!) и лампочкой освещения ватт эдак в сорок! Полное подобие КПЗ. Пошел к Ане с просьбой о переселении, либо с просьбой о более мощной лампочке. Был сурово отбрит аргументом – «Мест нет!!! Зато у вас самый тёплый номер!!! А напряжение – говно, замена лампы не поможет!!!» Пришлось смириться.

В нашем «люксе» заселились – я, Жека, Костя и Карина, Володя, Саша (наш костяк), гид иностранцев Ваня и замечательный персонаж Александр тоже из иностранной группы.

Доктор

Доктор Саша

Не могу не остановится на личности нашего нового соседа и впоследствии друга Александра. Русский дядька возрастом около 60, проживающий в Германии отчего и был определён к иностранцам. Настоящий доктор Саша имел качества самого настоящего Айболита – весёлый, отзывчивый, имеющий огромный запас жизненного опыта и весёлых историй. Также в его арсенале имелись загадочные приборы (измерители всего на свете) и не менее загадочная микстура от всего (собственного изготовления). Он имел милое пузико, но, несмотря на него махом запрыгивал на второй ярус нар. Да и вообще имел нехилую физподготовку. Позже выяснилось, что он имел опыт походов по Тянь-Шаню и прочим немалым горам.

После заселения и перекуса настало время второго аклема на 4300. Народ очень долго парился с подгонкой оборудования чему, конечно, способствовала легкая горняшка, но, наконец мы построились в колонну и двинулись вверх по пологому склону. Под ногами была каша из очень мокрого снега, а над головой мура из тумана и облаков. Эльбрус был скрыт от обзора, что несколько обламывало участников команды рассчитывавших на шикарные виды.

Шли шажками по 25-30 сантиметров, очень не торопясь. Дима, обративший на Карину особое внимание, поставил её следом за собой и заставил идти след в след. Я шел за Кариной и был сильно удивлён! То, как она шла на высоте, совсем не походило на то, как она шла внизу! Да, ей как и многим было тяжело, но она на силе воли не отставала от Димы! Да и с дыханием вроде всё устаканилось. Вот такие метаморфозы бывают с организмом на высоте.

Потихоньку дошагали до 4300. Особых напрягов я не прочувствовал, да и самочувствие было в порядке, в отличие от некоторых членов команды. В этот момент облака растянуло, и на пару минут Эльбрус показался из облаков. Народ схватился за телефоны…

Спуск прошел без происшествий – Дима опять дал свободу действий и спускались мы группками «по интересам». А вот в приюте началось… Многим было откровенно хреново. В нашей комнате Женя страдала головной болью, Карине было нехорошо, но больше всего накрыло Костю – скакануло давление и он еле мог стоять на ногах. Панику присёк наш доктор Саша. Своим чудо-прибором он измерил все параметры больных и вынес вердикт: «Все будут живы!», потом, улыбнувшись, Саша накапал всем по 50 капель своей микстуры и велел располагаться на нарах до улучшения самочувствия. Спустя час случилось чудо – все больные почувствовали себя гораздо лучше и были готовы к новым свершениям, например, к ужину.

За ужином народ делился впечатлениями диаметрально противоположными: от восторженных, (подкреплённых контрабандным коньяком от Кости и Володи) до пессимистичных, вызванных плохим самочувствием.

Следует заметить, что качество, разнообразие и вкус блюд, приготовленных нашими поварихами, заслужили самые высокие оценки от всей команды на протяжении всей экспедиции.

Поздно вечером погода улучшилась, облака растянулись и Эльбрус, освещенный лунным светом, предстал во всём своём величии. С полчаса мы полюбовались пейзажами, поболтали на разные темы и разошлись спать, надеясь хорошо выспаться и акклиматизироваться. Наивные… Всю ночь я проворочался на нарах в состоянии между сном и явью. В голове крутились какие-то совершенно левые мысли, абсолютно не связанные ни с восхождением, ни с горами вообще! Как выяснилось, похожие ощущения испытывали все жители нашей комнаты, за исключением гида Ивана. Окончательно из состояния полусна меня выдернул телефонный звонок в пять утра по-местному (дома уже десять!), кто-то хотел достать меня по работе. Понимая, что больше не уснуть, я при свете фонаря оделся и поспешил на улицу.


16.08.2016

К сожалению, моё косноязычие не позволяет достойно описать картину, открывшуюся в то утро… На фоне темно-синего, безоблачного неба ослепительной белизной сияли два купола Эльбруса, освещенные восходящим солнцем! Видимость была настолько хорошей, что я даже видел последних альпинистов проходящих Косую полку! Я очень позавидовал им потому, что идеальнее погоды для восхождений не придумать! Повернувшись назад, я был вознаграждён панорамным видом Главного Кавказского Хребта в рассветных тонах. Отдельной красотой выделялась вершина Ушба находящаяся уже в Грузии. Около часа я наслаждался видами, делал фотки и делился эмоциями с домом в Viber.

О связи в Приэльбрусье

Присутствуют все федеральные операторы. Я оцениваю Билайн. Мобильная связь брала уверенно с низины (2000 м) до середины косой полки (5100 м). Мобильный интернет слабенький – внизу есть всегда, но медленный, в базовом лагере (3800 м) нестабильный и сильно зависящий от погоды. На высоте друзья хвалили Мегафон.

Около 6:30 утра я увидел огромную группу численностью около двадцати пяти человек, идущую вверх. Для штурма было уже поздно, для аклема рано, в общем логику я так и не понял. Спустя полчаса начали появляться первые проснувшиеся члены команды. Большинство испытывало дискомфорт в самочувствии и не самые лучшие впечатления о прошедшей ночи. Моё самочувствие было сравнимо с утром после хорошей вечеринки с очень малым временем сна.

Ещё одним неприятным нюансом оказалось очень ограниченное количество воды в приюте. О душе вопрос вообще не стоял, но даже для умывания выдавался ковш воды, при полном отсутствии умывальника. Ну да ладно, мужикам проще, а вот дамам как?

На завтраке Дима объявил готовность к 10 утра на выдвижение на высоту 4800. Для поддержки снизу прибыли вторые (вспомогательные) гиды. На этот раз выдвигались с термосами, перекусами и в обвязках (никакой технической надобности в обвязке не требовалось, скорее это делалось с целью привыкания к снаряге). Начальная часть подъёма была знакома по вчерашнему дню и не вызывала никаких трудностей. Я шагал, уставившись на ботинки впередиидущей Карины, и пытался вникнуть в состояние моего организма. Через час хода, на первом привале, я сделал вывод, что организм вполне освоился на этой высоте – головняк прошел, дахалка (если не делать рывков) работала ровно, да и аппетит (косвенный признак) был на высоте – я с радостью поглощал чай с разными сладостями.

Едва мы отошли сотню метров от привала, у Димы затрещала рация. Второй гид, идущий замыкающим, сообщил о проблемах с самочувствием у младшего члена нашей команды – Никиты. Дима дал команду на сопровождение Никиты в базовый лагерь.

Восхождение продолжалось своим чередом, когда навстречу посыпалась уйма народа – кто пешком, кто на пятой точке, но большинство было в эйфории от совершённого восхождения! У некоторых выражение лица просто кричало: «Поздравь же меня!». «С горой!» – благодушно отвечали мы. Такое количество людей объяснялось отсутствием погоды предыдущие сутки. По примерным подсчётам в этот день взошли, или сделали попытку взойти около 400 человек!

По пути мы обогнали «наших» иностранцев, что внесло некоторый оптимизм в дух нашей команды. Несмотря на неторопливый темп, наши тоже начали растягиваться. К примеру, Рома сразу взял неправильный темп – делал резкий рывок чтобы догнать группу, а потом делал паузу для восстановления. Женя наоборот взяла высокий темп, обогнала Диму чем провоцировала других членов команды. Я шел в спокойном темпе, заданным Димой, и старался не расходовать впустую силы.

Наши на 4800

В районе нижних скал Пастухова (4600) случился второй привал. Впереди предстоял более крутой взлёт на верхний край скал (4800). Мы попили чай, отдохнули, пофотались и Дима объявил минутную готовность. Я подорвался, мигом закинул рюкзак и встал на исходную. В тот момент я внезапно почувствовал сильный прилив адреналина – душа и тело жаждали движения вверх! Не знаю, как это объяснить, но меня, буквально, «колбасило»! Тем временем народ не спешил со сборами, и вяло пытался отсрочить время выхода. Пока Дима еще дважды включал минутный отсчёт, я висел на палках готовый к выходу. Не дождавшись старта команды, я не спеша двинул вверх, рассчитывая на быстрый подъём группы. И тут у меня открылось воистину «второе дыхание»! Меня понесло… Не ограниченный темпом группы, я зигзагом поднимался по крутому склону, испытывая необыкновенный прилив сил! Именно в тот момент я понял, что время, потраченное на подготовку, не прошло зря. Поднявшись на верхний край скал Пастухова, я присел на камень и оценил обстановку – Женя подбирается ко мне с интервалом метров в 50, группа отстаёт метров на 200. Конечно, я понимал, что уйти вперёд гида не правильно, но пресловутый адреналин сделал своё дело. Подойдя, Дима скомандовал: «Ещё метров 50 вверх!», и я пошагал далее к нашей финальной точке 4800. Мы расположились на удобной полочке и достали термосы. Каждый по-своему преодолел этот подъём – кто легче, кто тяжелее. Очень порадовался за Карину и Костю, которым было не просто, но особого внимания заслужил Анатолий который отправил сына с 4300 в базовый лагерь, а сам на силе воли, изнемогая от горняшки дошел-таки до 4800! Итак, все наши (за исключением Никиты) удачно совер шили второй аклем.

Конечно, Дима жестко отчитал меня за самоуправство и заявил, что подобных вольностей на восхождении он не потерпит. В этом я был абсолютно согласен – геройствовать на высоте я не имел никакого желания.

Когда мы собирались спускаться, подтянулась часть нашей иностранной группы в количестве трёх(!) человек, в их числе Саша Доктор и Саша из Молдовы! Остальные остановились на 4600, и заказали на спуск снегоходы!

На спуске заглянули к развалинам Приюта 11. Там, вроде, начали отстройку нового здания, залили фундамент, но как это часто бывает, бюрократическая машина дала пробуксовку. Дело в том, что Приэльбрусье – национальный парк и строительство капитальных зданий строго запрещено. Дима пошутил про Приют 11 – «Немцев он пережил (во время ВОВ), а поляков – нет!» (приют сгорел в 1998 году от неосторожного обращения с огнём).

Далее спускались в свободном темпе. Я шёл и беседовал с Алексеем. Он оказался очень интеллектуальным и эрудированным человеком (ну других, я думаю, на работу в Google не берут). Несмотря на внешность ботаника, он имел очень хорошую физуху и неудачную попытку подъёма на Денали (Мак-Кинли) 6190 м.

По прибытии в базовый лагерь, я испытывал кроме удовлетворения акклиматизационным выходом, также назойливое желание принять душ. За неимением последнего, проследовал к снежнику и обтёрся снегом, под недоумённые взгляды теплолюбивых людей.

К 16 часам погода резко (как это часто бывает в горах) испортилась, наползли облака и началась та самая гроза каких очень (совершенно обосновано) боятся восходители. Группа, пришедшая с аклема позже нас и захватившая часть этой жопы, была изрядно напугана.

За ужином мы пытались акклиматизировать посредством коньяка Анатолия и, с его разрешения, сына Никиту. Оба страдали горняшкой, но крепились и мужественно переносили все тяготы. Теперь уже все понимали коварство высоты, однако вся команда была настроена решительно.

Вечером в комнате перед сном мы много балагурили, смеялись, шутили, что доказывало, мы – акклиматизировались! Вторая ночь на высоте прошла на много более комфортно, нежели первая.


17.08.2016

В этот день планировался отдых, чтобы на следующую ночь начать штурм. Интрига закрутилась вокруг прогнозов погоды. Надо понимать, что погода – вещь изменчивая и стопроцентных прогнозов не бывает. Итак, после завтрака мы собрались для мониторинга прогнозов. Погода на большинстве ресурсов обещала быть стрёмной. Проблема осложнялась тем странным фактом, что ратрак на подъём надо было заказывать до 14 часов.

Ратрак

Кто не в курсе – ратрак это снежный трактор для обустройства горнолыжных трасс. На Эльбрусе по назначению используется в зимний сезон. Вне сезона служит для подъёма ленивых альпинистов на максимальную высоту для экономии сил и обогащения хозяев данного транспортного средства. Количество ратраков очень ограничено, и никому со стороны не влезть в эту схему. Отсюда монополия на расценки – подъём с 3800 (Приют) до 5000 (начало Косой Полки) – 1000 (!!!) евро. Ратрак вмещает около 15 человек. Арифметика проста – либо 100 евро с человека (10 клиентов, гиды едут бесплатно), либо ногами лишних 2-4 часа (в зависимости от подготовки). Ввиду отсутствия конкуренции владельцы ратраков выдвигают даже такие странные условия фрахта – заказ до 14 часов текущего дня, в случае отказа по любым условиям (в том числе и погодным) – неустойка 100%!

Большое толковище.
Принимаем решение

Как ни странно, но Дима дал нам высказать своё мнение. Большинство склонялось перенести штурм на следующие сутки – там прогноз давал очень симпатичное окно. Но часть команды была готова рискнуть и присоединиться к «нашим» иностранцам, и совершить попытку, не оглядываясь на штрафные санкции.

Хочу заметить, что Алексей и Вадим (хорошо подготовленные ребята) решили совершить восхождение без ратрака, прямо из базового лагеря.

В итоге, коллегиально было принято решение отложить штурм на сутки. В свете этого, мы нашей мини командой решили спуститься вниз на поляну Чегет на сутки с целью помыться, отоспаться и просто развеяться перед штурмом. Дима дал добро с условием нашего возвращения до 10 утра. Также мы должны были сопроводить вниз Никиту. Это непростое решение приняли его отец Анатолий совместно с гидом Димой. После обеда мы спустились на 1500 метров и оказались в совершенно-волшебном климате! Было тепло, сухо, вокруг зеленела растительность, и нас окружали чистые и, иногда, выбритые люди!

По приезду в отель выяснился любопытный нюанс – хотя номера с вещами оставались за нами, за проживание нужно было заплатить… Ну, да ладно, доплатили, заселились. Вечером мы душевно посидели в проверенной кафешке и разошлись отсыпаться. Лично я спал как младенец.


18.08.2016

За завтраком Женя ошарашила заявлением – «Я дальше не иду!». Меня крайне опечалило это известие, так как из команды выбывала участница, которую я лично знал по горным походам и которая, объективно, была сильным членом команды и имела все шансы на успешное восхождение. Причины этого решения остались до конца неясными, но факт на лицо – в лагерь мы поднимались уже вчетвером.

Приют встретил нас мерзкой погодой – туман, морось, влажность, холод, видимость метров 50. Выяснилось, что ни одна группа в эту ночь не вышла на штурм. «Ну всё же не зря вниз мотались!» – подумалось мне. Штрафные санкции к иностранцам также применены не были (может, это нас так пугали?).

Также по лагерю расползлась новость об альпинисте, поймавшего холодную ночёвку на седле (5300 м). Днём ранее команда, совершавшая траверс с юга на север, оставила одного участника на седле из-за приступа снежной слепоты! Они вызвали спасателей, попрощались и… пошли дальше!!! Мы не знали, что за команда, откуда, какие мотивы двигали ими, но единодушно выразили презрение над таким поведением. Утром наши спасатели (МЧС здесь работает выше всяких похвал!) дошли до туриста и, в непростых погодных условиях благополучно спустили его вниз. Со слов спасателей за ночь насыпало 15-20 см снега. Это была хорошая новость, так как даже тропить по глубокому снегу всё – же приятней, чем скребстись по льду.

К обеду распогодилось, и мы пошли на ледовые тренировки. Отрабатывать навыки самозадержания пришлось на раскисшем склоне, где было больше воды, чем льда. Дима объяснил технику, кое-что показал, но самым жизнеутверждающим был посыл: «Если вы не успели зарубиться в первые 2-3 секунды после срыва – вас ждёт черный полиэтиленовый мешок». И ещё: «Это только в кино со Сталлоне альпинист пролетает метров 500 по склону, а потом ему удаётся остановиться». Воодушевлённые такими примерами, мы начали активно скатываться по склону, размахивая ледорубами. По мере намокания одежды наш порыв ослаб, и занятия постепенно затихли. Дима дал команду на возвращение, а мы задумались, где сушить штурмовую одежду.

В этот момент остро встал вопрос о ратраке. Иностранцам было проще – они все согласились на подъём на ратраке. У нас команда подрассыпалась. Из одиннадцати участников начались минусовки – Женя (-1), Никита (-2), Вадим и Алексей (-4 они решили отказаться от ратрака) и Анатолий (-5). Про Толю хочу сказать отдельно – очень стойкий и мужественный человек! Три дня в базовом лагере он мучился от горняшки, похоже, совсем не спал и имел очень осунувшийся вид, НО никогда не жаловался на самочувствие! К тому же днём ранее он отправил вниз сына Никиту, что не предавало, я полагаю, ему оптимизма. Посоветовавшись с Димой и подбодренный, я очень надеюсь, нашими высказываниями типа: «Гора – стояла, и будет стоять, а ты ещё вернёшься и т.д.», Толя принял тяжёлое решение об отказе от штурма. Итого нас осталось шестеро. Выходило дороговато… Но, на наше счастье у нас в компании нашёлся «переговорщик». Володя взял на себя эту функцию и отправился искать попутчиков. Он блестяще справился с задачей, и наверх с нами поехала мини команда, которая помогла разбавить непомерный ценник на подъём.

Итак, необходимая сумма собрана, ратрак заказан, время назначено (02:00). Попытку штурма было решено предпринять однозначно, вне зависимости от погоды, так как сроки экспедиции были на исходе. Теперь нужно было расслабиться и унять мандраж. Кто-то смотрел олимпиаду, кто-то читал, кто-то смотрел фильмы, а я вместе с Володей и Димой расписали партию в преферанс. Так прошёл финальный день перед подъёмом. К вечеру погода окончательно наладилась, что внушало оптимизм. После ужина мы выставили термосы на кухне для заправки их чаем и стали собирать штурмовые рюкзаки.

Штурмовое оборудование

В моём видавшем виды рюкзаке приготовились к подъёму следующие вещи: тяжёлый пуховик (следует отметить, что в большинстве случав он не покидает рюкзак и нужен лишь в случае осложнений, например непогоды), ледоруб, термос с чаем (1 литр), перекусы (по большому счёту не использованные), универсальный швейцарский нож, солнцезащитные очки, горнолыжная маска, аптечка (выверенная многими походами, также включающая кремы от загара и обморожений), запасные теплые носки и перчатки, автономное зарядное устройство для мобилы. В отдельном кармашке рюкзака хранился наш флаг.

Так как завтрак был назначен на 01:00, мы отбились около 20:30. Все находились в возбуждённо-нервном состоянии, пока канадка Тара не развеселила нас до истерики (не буду вдаваться в подробности, но кто там был – поймёт!) после чего все погрузились в поверхностный сон. Через дрёму я слышал, как отправились на штурм Вадим и Алексей, и так и не сумев нормально поспать, я услышал сигнал будильника. Всё, пора!


19.082016

Поднявшись, я сделал разминку, после чего проследовал в столовую. За завтраком (если так можно назвать приём чая в 01:15) мы все несколько нервничали, хотя и старались бодриться. Каждый по-своему пытался скрыть свой мандраж с помощью шуток-прибауток. Подошло время для «допинга» – мы приняли по несколько таблеток Гипоксена (специальный препарат для предотвращения гипоксии – «горной болезни» очень эффективен, в аптеках не найти, пришлось заказывать заранее), и отправились экипироваться.

Экипировка

Часто возникал вопрос – «А какая температура на Эльбрусе?» и «Что надеть?». Дима всегда вворачивал свою любимую фразу – «Друзья мои, Я – НЕ ЗНАЮ!!!». Действительно, температура на высоте сильно отличается от равнины по ощущениям. При даже слабом морозе можно легко получить обморожение конечностей, так как мозг, в условиях кислородного голодания даёт команду на кровоток в жизненно-важные органы, коими руки и ноги не являются. Также переносимость холода и высоты сугубо индивидуальна, поэтому Дима и не смог дать конкретных рекомендаций. Хотя на одном моменте он заострил наше внимание – «Если кто-то теряет верхонку, он без обсуждений отправляется вниз!».

Конкретно я, оделся следующим образом – комплект термобелья, флисовая кофта, и костюм гортекс (горнолыжный). На голову – балаклава, и шерстяная шапка. На руки горнолыжные перчатки, а в карманах куртки пуховые верхонки. На ноги – трекинговые носки и горные ботинки (двойная кожа), укрытые гамашами. Завершали экипировку налобный фонарь, трекинговые палки, кошки, обвязка и штурмовой рюкзак. Вот в таком виде в 01:40 я вышел из приюта на финальный штурм.

Штурм

Несколько месяцев подряд я ежедневно представлял себе этот момент, но представления были далеки от реальности… Меня накрыла мощная волна адреналина, по телу полыхнула волна боевого пламени (как когда-то при выходе на татами), все сомнения отпали – только вперёд, к вершине! Я отбил сообщение – «Всё, на штурм!» домой, где меня поддерживали не только родные, но и группировка близких друзей, и забрался на ратрак.

Часть «Трупосборника»

Около 02:30 ратрак забросил нас к началу Косой Полки (ок 5100 м). Впереди нас просматривалась длинная цепочка фонарей – на подъёме было многолюдно. Дима определил очерёдность колонны – мне досталась роль замыкающего клиента (за мной шел второй гид), и мы начали подъём. В своём начале Косая активно набирает высоту, далее постепенно выполаживаясь. Темп Дима взял ну очень неторопливый, чему способствовала очень большая и медленная впередиидущая группа. Я шел, прислушиваясь к своему организму, но кроме лёгкого подмерзания ног ничего негативного не ощущал. Через некоторое время Дима решился на обгон впередиидущей группы – мы взвинтили темп и обошли их по глубокому снегу выше по склону. Теперь я согрелся и готов был продолжать путь в этом темпе. Но вскоре Рома, идущий передо мной начал сдавать, и мы отстали от группы. Заметив это, замыкающий гид дал мне указание догонять команду, а сам продолжил подъём с Ромой. Весь путь по Косой, длинной около двух километров, занял порядка двух часов. Это были два часа монотонного переставления ног в черепашьем темпе. Картина вокруг, практически не менялась, лишь с первыми признаками рассвета стали видны очертания куполов вершин вверху, и склон, изобиловавший трещинами (так называемый «Трупосборник»), внизу. Трупосборником (впечатляющее название!) называют склон под Косой Полкой покрытый системой трещин глубиной 50-200 метров. При определённых условиях, срыв на Косой приводит к попаданию именно туда. При нашем восхождении свежевыпавший глубокий снег позволял нам избавиться от этой опасности.

В связи с труднодоступностью средств мониторинга вроде часов и мобилы, все временные отсечки я делал очень приблизительно. Около 04:30 мы, в сопровождении двух милых собачек (до сих пор не понимаю, что они делали на высоте) вышли на седловину.

Седловина – это ровная площадка между двух вершин Эльбруса размером с несколько футбольных полей. Основная часть восходителей делает здесь остановку для отдыха и, при надобности, смены снаряжения. Не стали исключением и мы. К этому времени стало достаточно светло, и мы убрали фонари. Так как утро выдалось безоблачным, все намазались густым слоем крема от солнечных ожогов. Пока мы пили чай, перекусывали и переодевались, я прикидывал следующую часть маршрута. Далее подъём проходил траверсом по весьма крутому склону, на котором было уже немало народа. Большинство групп оставили на седле палки и поднимались с ледорубами. Дима заявил, что мы пойдём с палками, что при такой глубине снега, было разумным решением. Засиживаться на седле долго было нельзя – нас продувал ледяной ветерок (седло – самое продуваемое место), мы остывали, и теряли боевой дух. Наконец наша поредевшая группа отправилась на самый сложный участок подъёма.

Траверс склона – не самый приятный способ подъёма, а траверс по крутому снежно-ледовому склону в условиях высокогорья вообще не приносит радости. Нам предстояло преодолеть около трёхсот метров по вертикали именно в этих условиях. Первый пологий участок дался сравнительно легко, но потом тропа стала заметно круче, и тут все прочувствовали «прелести» траверса. При таком методе передвижения нагрузка на мышцы распределяется абсолютно неравномерно – одна нога нагружается в разы сильнее другой, голеностоп в постоянном поперечном напряжении, не свойственном в обычных условиях. Проще говоря, ноги убиваются махом.

В таких условиях подъёма, я максимально сосредоточился на безопасности. Я очень качественно вбивал кошку одной ноги в лёд, затем поочерёдно переносил вперёд палки, фиксировал их, и только после этого зарубал вторую кошку. По мере набора высоты, я смотрел вниз по склону и понимал, что мои страхи не безосновательны. Траверс Западной Вершины – второе потенциально-опасное место на восхождении. Склон в этом месте достаточно крут, и при срыве могут наступить вполне трагические последствия. Здесь, кроме вполне вероятных технических ошибок, может сработать и фактор высоты – стоит хоть маленько «поплыть», например при наклоне, и потеря координации может повлечь падение с весьма печальными последствиями.

Спустя некоторое время, мы опять упёрлись в спину впередиидущей команды. Темп снова упал, и нам приходилось подолгу стоять на неудобном склоне. Поверив в наши силы, Дима пошел на очередной обгон, и успешно завершил его в первых лучах восходящего солнца. Оторвавшись от преследователей, мы сделали короткий привал на небольшой полочке. Солнце осветило нас, и мы, памятуя о потенциальной опасности, надели маски и очки. Ещё немного усилий, и мы вышли на предвершинное плато.

И здесь я почувствовал УВЕРЕННОСТЬ, что задуманное состоится! Перед нами простиралось огромное плато с небольшим набором высоты. На этом этапе восхождения уже никто не думает об отдыхе и привалах – максимум повисеть с минуту на палках и двигаться к такой уже близкой вершине!

Всё-таки, высокогорье подействовало и на меня. Сейчас я не могу вспомнить все подробности финальной части восхождения, например, почему я оказался вторым в колонне за Димой на передвижении по предвершинному плато. Но я отчетливо помню, что сил и решимости во мне было предостаточно! Внезапно Дима резко ускорился, и я, не понимая причин, слепо рванул за ним. Стараясь не сбить дыхание и не выбиться из сил, я шагал вслед – вслед за нашим гидом. Когда отрыв от группы составил метров сто, Дима обернулся, и с удивлением посмотрел на меня. «А ты как здесь?» – риторический вопрос! «Ну, ты пошёл, и я пошёл!» – каков вопрос, таков и ответ. Оказалось, что Дима сделал рывок чтобы снять видео о передвижении нашей группы по плато. Я выпадал из этой концепции, поэтому Дима махнул рукой в сторону вершины и дал мне добро на самостоятельные действия. В среднем темпе, стараясь не загнать себя, я двинулся в направлении вершины. На плато было удивительно безлюдно, я встретил лишь одного альпиниста медленно бредущего вверх. На обгоне я думал только об одном – главное не загнаться! Вскоре я подошел к финальному взлёту метров в 15 завершавшего подъём. Не задумываясь, я преодолел его, и оказался на вершине ЭЛЬБРУСА!!!

Вершина оказалась вполне просторным местом, способным вместить множество альпинистов. В отличие от большинства мною пройденных вершин, упасть отсюда было решительно некуда. На вершине около десятка человек восторженно праздновали победу.

Я отложил палки и огляделся. На севере в рассветных лучах простирались зелёные равнины, на юге вздымались заснеженные хребты Кавказа. Видимость была великолепной, но дул ледяной ветерок, который мешал наслаждаться видами и снимать эту красоту. Через полминуты после снятия перчаток, кисти теряли чувствительность, а тачскрин переставал реагировать на команды. Кое-как я достал свою «Соню» и подошел к выходу на вершину заснять подъём моих друзей. Спустя несколько минут появились оставшиеся члены нашей экспедиции. Под прицелом моей камеры все поочерёдно поднялись на вершину. Кроме меня на вершине оказались: Костя, Карина, Володя, Дима (клиент) и Дима (гид). Тут все дали волю эмоциям – поздравлялись, ликовали, фотографировались. Хочу заметить, что все обладатели Айфонов испытывали трудности связанные с замерзанием аппаратов. Я, видимо, совсем «тормознулся» , ведь только после напоминания Володи о Флаге, я вспомнил что принёс его… Лично я не испытывал восторга, скорее я «тупил». Меня неотступно преследовала мысль, что подъём – это только половина (притом не самая сложная) восхождения, и что предстоит спуск, во время которого, по статистике, и происходит большинство несчастных случаев. Я думаю, что на вершине мы пробыли не более 10-15 минут. Настало время освободить вершину для поднимающихся. Молча попрощавшись с горой, я приступил к спуску.

Спуск

Спуск по предвершинному плато не оставил никаких воспоминаний – видимо все мысли были ещё на горе. Лишь добравшись до участка траверса, у меня включилась голова. Навстречу нам двигались многочисленные группы восходителей. Мы, уступая им тропу, спускались по целине. В какой – то момент Карина, почувствовав неуверенность, попросила Диму подстраховать её. До седла она спускалась в связке на короткой страховке. Вскоре мы встретили «наших» иностранцев, они поздравили нас с горой, мы ответили – «Good luck!». На седло спустились без происшествий. Вот тут, как говорится, я «разжал ягодицы»! Погода была идеальной, самочувствие – прекрасным, а дальнейший спуск не сулил особых опасений.

 
Вид на нижнюю тропу по Косой
Верхняя тропа по Косой Полке

Во время спуска по Косой нас объехал сноубордист. Дима дал комментарий: «Да это коммерческий фотограф, взойдёт с группой, пофотает и вниз – фотки продавать! Непыльная работа!». Вскоре встретили наших ребят Алексея и Вадима. К сожалению, пообщаться не удалось, так как шли они по верхней тропе, мы лишь жестами выразили им поддержку. Спуск продолжался своим чередом, и около 8 утра мы закончили прохождение Косой. Появилась стабильная связь, и я отбил домой лаконичное сообщение – «Да!». Не доходя до верхних скал Пастухова, прошли мимо вмороженного в снег по самую кабину ратрака. Трактор «разулся» на крутом уклоне, и пока хозяин не нашёл способа эвакуации весьма дорогого транспортного средства.

На верхних скалах Пастухова остатки нашей группы окончательно рассыпались – Карина и Костя подустали и решили вызвонить снегоход для дальнейшего спуска, Володя склонялся присоединиться к ним, Дима (клиент) выпал из моего поля зрения. Я, получив Димино «добро», активно пошагал в сторону приюта. Неограниченный в темпе, я быстро сбрасывал высоту. В голове была каша, и только слова песни Высоцкого «Вершина» раз за разом крутились по кругу. Спуск с верхних скал Пастухова до приюта занял всего 40 минут. Итак, в 9:15 я вернулся в лагерь. Весь путь туда и обратно занял чуть больше семи часов. ВСЁ, ВОСХОЖДЕНИЕ СОВЕРШЕНО!!!

Я снял кошки и прочую амуницию и взял у Ани две бутылки «изотоника» – (читай – пива). Расположившись на лавочке, я открыл одну бутылку (второю я припас для первого спустившегося члена нашей команды) и попытался собрать мысли в кучу. Дохлый номер – мозг отказывался систематизировать события, адреналин схлынул, и организм желал находиться в состоянии блаженного расслабления. Я не стал бороться и впал в состояние близкое к нирване.

Вадим и Алексей

Спустя полчаса (очень примерно) спустился Володя. Я поздравил его с горой и вручил «поздравительное» пиво. Позже на снегоходе пожаловали Костя и Карина. Костя на все лады поносил водилу, который, в силу кавказского менталитета, управлял снегоходом в стиле «тормоза придумали трусы!» и дважды чуть не потерял пассажира.

Позже стало известно, что Вадим и Алексей также совершили удачное восхождение, а вот Роману не хватило совсем чуть–чуть сил, – развернулся на 5400!

К полудню мы собрали шмот, попрощались с Аней и погрузились в фуникулёр. С лёгкой грустью я смотрел на удаляющиеся купола Эльбруса. Сбросив 1500 метров, мы вернулись в уютную, наполненную кислородом цивилизованную обстановку.

Поляна Чегет

На вечер был назначен праздничный ужин. Времени было предостаточно, и я отправился за сувенирами – (моё традиционное развлечение после восхождений). Все сувенирные рынки в предгорных туристических местах имеют весьма схожий ассортимент. Везде присутствуют травяные сборы и чаи «уникальные своим составом», кружки и тому подобная утварь с принтами местных видов, изделия из местной шерсти, местный самогон ну и, конечно, магнитики. Фишкой Кавказа, безусловно, являются бурки и папахи. Их мало кто покупает, но фотаются в них очень активно за скромную плату в 50 рублей. Я ограничился покупкой местных приправ, кое – какими шерстяными изделиями, полутора десятками магнитиков и, конечно, грузинской чачи. Вполне довольный шопингом, я отправился в отель собираться к отъезду и вздремнуть перед самым приятным мероприятием нашего путешествия.

Вечером команда в полном составе собралась в кафешке. Настроение у всех было самое приподнятое, даже те, кто не взошел на вершину, не показывали разочарования. Стол ломился от вкуснейших блюд, кроме этого народ припёр с собой любимые фишки – кто арбуз настоящий астраханский, кто хамон каталанский, но особым разнообразием отличалась линейка алкогольных напитков…

После нескольких поздравительных тостов, пришло время вручения сертификатов (хочу заметить, что сертификаты вручались всем, те, кто не дошел до вершины получали сертификаты с цифрой набранной высоты). Сертификаты вручались в произвольной очерёдности, и с каждого получившего документ требовался тост или поздравительная речь. Моя очередь настала во второй половине веселья. К этому времени все популярные клише были разобраны, и я выдал отсебятину на тему: – «Разделился весь мир на «Они» и «Мы», чем снискал одобрение команды. Веселье продолжалось до полуночи – образовывались группки по интересам, изменялись, соединялись – в общем, как на любом корпоративе. Я большую часть времени провёл в беседах с Ромой. Он оказался вторым пилотом на А-320 (небо – моя несбывшаяся мечта детства!). Все обменялись E-mail, и отправились отсыпаться перед дорогой домой.

В 6 утра мой мозг выплыл из сна в реальность, с неразрушимо – логичной формулой – водка+коньяк+чача+виски+самогон=ГОЛОВНЯК! Собрав силы в кулак, я вышел проводить первую часть команды. Сердечно попрощавшись, мы разъехались – кто в аэропорт, кто в люлю – досыпать.

Гора Машук
Пятигорск.
Эту табличку
я сделал
в 2013 году!

Около 11 часов вторая часть команды (включая меня) покинула поляну, и отправилась в Минводы. Поездка прошла тихо-мирно, народ «откисал» от банкета. На объездной Пятигорска я, попрощавшись с командой, отвалился, и спустя полчаса попал в объятия своих родственников.

На следующий вечер я покидал территорию Кавказа. И тут случился момент, несколько смазавший великолепное впечатление от поездки. В аэропорту Минвод служба безопасности отжала полторашку безакцизной чачи которую я хотел сдать в багаж! Спорить было бесполезно, и я под давлением подмахнул в протоколе изъятия: – «Вылито собственноручно». А ведь так хотелось угостить сибиряков кавказским продуктом. На такой ноте завершилось моё главное (на тот момент) путешествие жизни.

Эпилог


«Эпилог всегда любопытнее пролога». Одиссей.

Без сомнения, подготовка и восхождение на Эльбрус доставили колоссальные положительные эмоции, – никогда и ни к чему в моей жизни я не стремился так фанатично. Но… Цель достигнута… И тут началась пустота. Несмотря на двухнедельный отдых в Тайланде сразу после Эльбруса (с ледника на песок), горы не отпускали. Я проел весь мозг своим близким рассказами о горах, причём понимая, что это им не совсем интересно, чем несколько накалил пляжный расслабон. Но, самое печальное, – я не мог найти цель, к которой надо стремиться! Воспоминания об Эльбрусе пожирали мои слабые потуги на тему: – «А может в Шерегеш или в Байкальск?». Мне понадобилось два месяца, чтобы переломать эту зависимость. Сейчас новая цель поставлена (пусть и не такая глобальная), что позволяет спокойнее взглянуть на всю картину восхождения. Попробую подвести итоги.

На мой взгляд, восхождение доступно любому относительно здоровому, и физически готовому человеку. Крайне нежелательно бросаться на Эльбрус «с дивана», несмотря на уверения некоторых турфирм. Также следует учитывать, что организм очень индивидуально переносит нагрузки и высоту.

В моем случае особых проблем не возникло. Я был физически подготовлен, а организм (спасибо ему за это) вполне уверенно справился с акклиматизацией. Сейчас я осознаю, что вполне мог обойтись и без ратрака, хотя ни сколько не жалею об его использовании. Идти самостоятельно или в составе группы каждый решает сам. Я видел и тех и других. Лично мне было спокойнее под присмотром людей, знающих этот район.

Хочу осадить людей с отношением «Эльбрус – гора – не гора». В 2016 году Эльбрус уже отобрал жизни тридцати восходителей, побив рекорд 2006 года. А ведь год ещё не закончился. Спустя всего 12 дней после нашего восхождения 31 августа мужчина из бельгийской группы сорвался на спуске над седлом и сбросил вниз свою соотечественницу. Сам серьёзно травмировался (ледоруб навылет пробил бедро), а девушка погибла. Такова суровая сущность гор.

Напоследок хочу поблагодарить гида Косикова Диму, всю нашу команду, моих родных, а также группировку «Дети Подземелья» – без Вашей поддержки восхождение вряд – ли бы состоялось.

Попрошу не судить сурово данную статью (пишу впервые), и… ВСЕМ УДАЧИ НА МАРШРУТАХ И В ЖИЗНИ!