в Иркутске 19:22, Фев. 20:t -7°C

Моя Камчатка

Автор:Настя Угренинова(Nast-Ka)
Опубликовано:07.11.2016
Ключевые слова: Камчатка, вулканы, лавовые поля
Чья здесь вина, может, пойму, ты мне ответь,
Вечно одна ты почему, где твой Медведь?
Из песни М. Боярского
Трек маршрута

Место: Камчатка: Ключевской природный парк, побережье Тихого океана, Мутновско-Гореловская группа вулканов.
Время: 13-29 августа 2016 г.

Камчатка – моя мечта, мой космос – стала звать меня около года назад. Она влекла меня своей суровостью, богатством дикой природы и, конечно же, вулканами.

Найти попутчиков оказалось не так-то просто. Помня, что все желания когда-нибудь материализуются, я постоянно думала и представляла, как я непременно окажусь ТАМ. И когда все друзья и знакомые отказались составить компанию, я решилась искать единомышленников вне круга общения. Кроме желания увидеть своими глазами полуостров, ещё одной важной целью будущего путешествия были зарисовки Камчатки, для которых в походе нужно время – час-два на каждую. Именно поэтому приходилось отсеивать все предложения туров, где описывались каждодневные восхождения на разные вулканы и длительные переходы с одной стоянки на другую. Нужен был более спокойный и созерцательный поход.

И вот оно! На сайте Angara.Net я нахожу ветку о фото-туре на Камчатку. Фотографы – те же художники, только с камерами, а, значит, мне с ними по пути!

Компания наша собралась со всей России: большинство из Питера, а также ребята из Москвы, Барнаула, Иркутска. Это организаторы-фотографы Лена, Саша и Вадим, и мы, остальная компания: Марина, Рафаэль, Сергей, Костя и я. Все разные, но каждый из них внёс свою изюминку в это путешествие, ставшее именно таким, каким оно получилось.

С самого начала нашего знакомства в аэропорту Елизово оказалось, что у одного из ребят багаж остался во время пересадки в Новосибирске. Вся походная жизнь была упакована у Кости в этот рюкзак, и только самое главное – фотоаппаратура – ехала вместе с ним в салоне. Благодаря своему жизненному оптимизму он не подал расстроенного виду, быстро всё разузнал и договорился, что рюкзак прилетит на следующий день, однако ждать ни сам Костя, ни мы не могли, и поэтому вещи для похода были собраны с миру по нитке. Что-то пришлось купить, кто-то из парней поделился запасной одеждой, ну а рюкзак и спальник впоследствии были взяты у одного из камчатских гидов, благодаря связям нашего водителя. Вот так состоялся походный дебют Константина, где он выглядел отнюдь не новичком, но бывалым туристом с потрёпанным рюкзаком, к которому половина не вошедшей снаряги крепилась снаружи.

Наш первый рассвет среди вулканов

Первые несколько дней мы направлялись в сторону Ключевского природного парка на вахтовке, с водителем которой нам очень повезло. Это был открытый, общительный, весёлый человек по имени Сергей, знающий о Камчатке всё и даже больше. Он поведал нам особенности встречи с медведями, как следует и не следует себя вести, рассказал о вулканах, об их извержении, о многих интересных местах Камчатки, можно сказать, открыл за эти дни столько, сколько мы не прочитали все вместе в Интернете. Его гостеприимству не было предела: довольно удобный салон фургона с раскладывающимися сидениями, где на стенах – граффити вулканов, созданное его сыном-художником, печка, стол, запас воды с краном снаружи; Сергей предлагал по желанию ночевать в машине, и помог этим Косте с его одолженным холодным спальником; шёл во всём нам навстречу.

Оставшееся время в день знакомства мы провели в пути до турбазы «Малки» с горячими источниками, где купались и сортировали продукты по рюкзакам.

Начало Мёртвого леса

Когда в конце второго дня не доехали до зоны «Мёртвого леса» из-за густого тумана, молоком окутавшего всё вокруг, и я выпрыгнула из салона, мне показалось, что нахожусь где-то на Луне. Вся поверхность земли вокруг была чёрная от шлака, и лишь маленькие островки незнакомых мне растений серебрились росинками в темноте. Как я потом прочитала в других статьях, эти места в советское время действительно после полуторагодового извержения 1975 года использовались в качестве секретной испытательной базы для луноходов, а сама шлаковая поверхность образовалась вследствие растекания лавы по склонам Толбачика на 45 квадратных километров, застыв впоследствии и заполнив все неровные поверхности.

Наш «газик»

Раннее рассветное утро позволило туману расступиться, просторы чёрной земли стали шире, и показались первые невысокие холмы со срезанной верхушкой – кратеры. Они были повсюду, а вдалеке виднелся заснеженный Толбачик, что лежал на нашем дальнейшем пути. Здесь мы сделали свои первые камчатские кадры. Когда доехали до мёртвого леса, чёрная поверхность разбавилась зеленью лишайников, островками покрывающих шлак. И появились действительно мёртвые деревья, это были давно высохшие стволы-коряги без коры с остатком сухих ветвей. Как подсказывает Интернет, ссылаясь на советские книжные источники, лиственничный лес погиб летом 1975 г. «Он не был сожжен, его задушил пепел». Зрелище было необычным, в нём была своя красота, подсоленная абсолютной тишиной и безветрием вокруг, нарушаемыми лишь нашими шагами, щелчками фотоаппаратов и звуком моей кисточки о воду.

 
Моя первая акварель
Лавовая пещера
Скромная красота
Земля дышит и парит
 
 
Фото М. Маликовой
 

Я понемногу начинала привыкать к этой вулканической атмосфере. Мы лазали по застывшим лавовым пещерам, поднимались на холмы, проходя сквозь туман и облака, где наверху он расступался и открывал разноцветные горизонты с видом на другие кратеры, а земля дышала газами и горячим паром из трещин, пахло хлором.

Водитель оставил нас на месте «Клешня», где разворачиваются все машины: дальше дороги нет, её снесла лава в 2013 году. Нет дороги, но начинается пешая тропа, открывающая умопомрачительные космические виды один за другим. Первым поистине необыкновенным зрелищем была широкая река застывшего чёрного лавового потока, три года назад вновь бегущего горячей жидкостью с Толбачика, но превратившегося в твёрдые удивительные и неописуемые метаморфозы. По этой лаве мы долго гуляли, снимали, грелись возле горячих испарений, разглядывали и не могли насмотреться.

Вулканы Толбачики, Плоский и Острый, ждали нас у себя наверху, но, глядя на плотный и не проходящий туман, окутывавший вершины, мы обошли его стороной, не видя смысла в восхождении.

Начало лавового потока
Удивительные фактуры
Толбачик парит

 
Закат
Вид на Большую Удину
 
Греемся на лаве

Ландшафт стал постепенно изменяться: бледная степная трава покрывала всё больше и больше площади, скрывая под собой безжизненную черноту, и Луна всё больше походила на Землю. Пространство вокруг нас расступалось, открывало больше просторов, показывало новые вулканы. Вулканы Удина, Малая и Большая, представали одна за другой в поле зрения, и Толбачик – красавец, снежный, по-прежнему окольцованный облаками, постепенно разворачивался к нам, смутно показывая обе вершины. С водой в тех местах туго, ручьи редки и бегут с ледников на вулканах, а по ночам от холодной температуры застывают, либо вода в них со шлаком. Таким образом, нам приходилось много раз в походе фильтровать воду через платки и банданы. Здесь я увидела первые медвежьи следы.

Фото EGRA
В лагере остались одни девчонки

Через несколько дней после начала похода в нашей группе произошло событие, немного изменившее дальнейший ход путешествия. Один из нас, переходя ручей, сломал ногу в районе сгиба стопы, угодив ею между скользких камней. Как настоящий фотограф, Рафаэль продолжал снимать красивый закат, пока ребята оказывали ему необходимую медицинскую помощь. Наступать на ногу он не мог. Лагерь был тут же разбит, а на утро наша мужская половина отправилась с Рафаэлем обратно на «Клешню», чтобы на попутке отправить его в больницу ближайшего города Козыревск. Рафаэль довольно бодро прошагал все 8-9 км, опираясь на трекинговые палки как на костыли, и получилось это даже быстрее, чем с опорой на плечи ребят. С «Клешни» действительно отправлялась машина, в которой было место для нашего пострадавшего, ребята посадили его, и следующие несколько дней мы провели без нашего алтайского фотографа.

 
Что может быть лучше такого утреннего вида!

Тем временем наши ноги продолжали измерять километры, меняя вокруг пейзажи. Когда трава стала гуще, а холмы выше, показались сначала один кустик, потом два, а затем целые поля голубики! Она росла повсюду, мы шагали прямо по ней, собирали и не могли налакомиться. Столько голубики, да еще такой – степной, низкорослой, очень-очень сладкой – я ещё не встречала! Впоследствии мы эту голубику как только не пробовали – и в каше, и в чаю, и с хлебцами, и с сахаром – в общем, во всех видах! И совсем она нам не надоедала, а служила источником витамина С, которого так не хватало, была прекрасным дополнением, камчатским подарком к нашей походной пище. Брусника тоже встречалась, но была не такой спелой и сладкой, как первая ягода.

Лентикулярное облако на Большой Удине
Шлаковый ручей
Голубика
Брусника и толокнянка
Первый грибок на пути
Шикша или водяника

Намеченный план перехода до базы Толуд пришлось изменить, мы двигались в сторону перевала Толбачинский. Лена направляла нас по навигатору, и поскольку места стоянок всегда зависели от близости воды, то приходилось иногда долго идти в поисках источника. В этот вечер, когда уже сгустились сумерки, а камни вокруг постепенно стали превращаться в моих глазах в медведей, мы всё ещё шагали, не встречая ручьёв.

– Настя, считай 500 шагов, – говорит Лена.

Считаю.

– Теперь ещё 210.

Считаю и останавливаюсь прямо рядом с родником – не большим, но с чистейшей водой.

Саша, постоянный повар в своих походах, баловал нас утренними кашами с орехами и сухофруктами (которые мы ещё и дополняли потом голубикой), обеденными горячими супами и шикарными ужинами, и всегда вроде бы в небольшом котелке была для всех добавка. А чай – это вообще отдельная история. Каждый приём пищи – новый чай из разных трав и ягод, привезённых из многих других природных мест, где бывали ребята. Вадим же непременно разбавлял этот букет разнотравья камчатскими листиками, незаметно собирая их во время переходов.

 
Целебный чай
 

Раннее утро открыло передо мной нежно-розовые вершины, стоящие вкупе, лишь потом я узнала, что это и есть Ключевская сопка с Безымянным и Камнем. Тут нам встретился первый местный житель – евражка – суслик, на несколько секунд замерший и позволивший себя снять.


«Трио»: Камень, Ключевская и Безымянный
 
Первый суслик

А просторы продолжали расширяться, поля зеленели, становились мягче: мы шагали, пружиня по мху и траве, путь преимущественно шёл вверх, перевал был очень плавный и затяжной. Здесь нам стали попадаться грибы – подберёзовики и моховики, и, конечно же, мы снова не могли упустить эти дары природы и жадно стали их собирать. В итоге пришлось тащить дополнительные 3 кг, но зато в предвкушении вкусного ужина.

От голубики не оторваться! Фото EGRA

Ближе к вечеру нас застигла гроза – молниями, громом и вскоре начавшимся ледяным дождём с ветром. Идти до запланированного места было ещё несколько километров, но, чувствуя, как мы промокаем до нитки, что рюкзаки уже не спасают никакие накидки, приняли решение останавливаться. Но вот задача – воды нет, места такие, что палатки может через час смыть каким-нибудь дождевым потоком с холмов… Парни пошли искать более подходящее место и вскоре нас привели к наиболее безветренным полянам между большими камнями.

С остановкой я через минуту почувствовала, как ледяной ветер с дождём пробирает до костей и сковывает меня. Я не могла двигаться; палатку – только делала вид, что помогаю ставить, не могла разговаривать и улыбаться. Мы с Мариной залезли под крышу своего дома, надели что-то самое сухое, лежавшее в глубине рюкзака, не успевшее промокнуть, и погрузились в спальники. Лена в это время ещё продолжала разгуливать рядом с палатками и о чём-то смеяться с ребятами, а я никак не могла понять, как она это делает. «Это всё сила духа», – просто ответила она. Круто, подумала я и закрыла глаза.

В трудных условиях особенно проявляются качества людей: несмотря на страшную грозу, нам, девчонкам, был принесён горячий чай. Спальник и чай быстро нас согрели, вскоре мы оживились и стали радостно болтать в то время, как за стенками бушевала стихия. Ребятам по соседству было тоже весело, нам всем было что обсудить и рассказать друг другу – за эти несколько дней мы сблизились, и, как это часто бывает, казалось, мы знаем друг друга уже давным-давно. А дождь тем временем стихал, ребята стали беспокоиться об ужине, забрали у нас грибы и ближе к темноте стали прямо у себя в палатке их готовить.

Извержение Ключевской сопки.
Фото К. Лесина

Тем временем дождь прекратился. В какой-то момент Вадим, выйдя из палатки, заметил огненное пятно вдалеке. Мы повыскакивали из своих убежищ и… действительно, далеко, сквозь облака, было видно, как по склону вулкана стекает тоненькая струйка горящей лавы ярко-оранжевого цвета. Через пару минут в ряд выстроились штативы. Впиваясь глазами в огненное пятно, мы различали конус, из жерла которого вырывалось пламя, и поток сбоку то сужался, то вновь расширялся. Облака пытались скрыть эти события, но всё-таки многое нам показали. Нашему восторгу и одновременно какому-то весёлому страху не было предела. Слов не было, только эмоции. Мы не могли понять, присутствуем ли при историческом событии, или Ключевская извергается постоянно, просто днём этого не видно. А надо ли эвакуироваться, и как далеко до вулкана, а достигнет ли нас раскалённый поток? Всё это теперь вызывает улыбку, но почему-то никто из нас не знал тогда, что всё это значит и что нужно делать. Ребята перебрасывались «фото-терминами», как лучше снять, я не понимала этих значений и просто щёлкала на свой фотоаппарат это маленькое оранжевое пятно, не имея штатива. Так, дрожа от холода, мы простояли около часа, пока облака совсем не закрыли от нас зрелище. А в качестве завершения этого насыщенного дня нас ждал супер-ужин – картофельное пюре с жареными грибами, приправленное чесноком и специями. Это была, как сказал Сергей, «просто фантастика»!

Евражек стало больше, тут и там они шныряли, любопытно глазея на нас, но держась в стороне и при малейшем приближении исчезая под землёй. И вдруг мы увидели ещё одних зверьков, похожих на больших сусликов. Как рассказывал наш водитель Сергей, это сурки, тарбаганы – те же грызуны, но крупнее. Они выглядели небольшими собачками, такими толстыми и пушистыми, были более неповоротливы и медлительны, и – о чудо – позволяли приблизиться и позировали в разных позах. Мы были их гостями.



Тарбаган
 
Зрители
 
Фото В. Гвона

 

Как здорово идти с творческими людьми! «Ребят, так красиво вокруг! Давайте сегодня устроим здесь днёвку?» – «Давайте!». И мы разбиваем лагерь. Так сложилось с самого начала нашего путешествия, что каждый день мы не выполняли план по переходам, оставляя дополнительные километры на следующий день. Но всеобщая расслабленность, отсутствие какого-либо желания «рвать когти» благодаря расстилавшимся вокруг неописуемым видам не только никого из нас не напрягали, но только радовали, потому что каждый из нас хотел спокойно и как можно больше всего разглядеть и запечатлеть.

Вид на Толбачики
Фото EGRA
Фото EGRA

Один раз увидев пылающий вулкан, хочется повторить для себя зрелище, и на другой вечер мы отправились к Овальной Зиминой, чтобы с ее склона наблюдать поближе Ключевское «трио».

Место, которое мы нашли, было классным: с него открывался потрясающий вид на долину, в которой где-то стояли наши палатки, и вулканы казались не такими далёкими. Ключевская скрывалась за облаками, но они летели так быстро, что я не успевала нарисовать их, сопка то была закрыта, то открывалась. Ветер здесь хозяйничал вовсю, задувало так, что в неподвижности за одну минуту мы замерзали.

Вместо фото: «Закат на Ключевской»

Ребята фотографировали, меняя ракурсы, я же рисовала, прячась от ветра за огромными камнями. В какой-то момент я увидела на Камне яркий розовый свет и пылающие облака, быстро посмотрела в сторону заката и поняла, что многое теряю, сидя за каменными стенами: по долине разливалось вечернее оранжево-розовое солнце, скользя своими лучами сквозь облака по удивительному рельефу, издалека создавая всё то же впечатление неземной поверхности… Ребята, разойдясь кто-куда, молча снимали, стараясь не пропустить ни секунды, а у меня к этому времени сел фотоаппарат (сказались ночные съёмки извержения), и я могла запоминать только глазами и мелками на бумаге. Я стояла, от восторга (или от ветра) мне не хватало воздуха, хотелось кричать, но неумолимый ветер глушил любые звуки, и я просто была не в силах оторвать взгляд от этой панорамы. Облака бежали, всё трансформируясь, уплывающее солнце меняло их цвет, тени на чёрно-зелёной земле становились длиннее, а наши вулканы, ловя на себе отблески заката, постепенно становились темнее на фоне ещё светлого неба. Там, наверху, как точно охарактеризовал Саша, происходила настоящая «небесная драма», свидетелем которой были мы все.

Казалось бы, с заходом солнца и ветер должен стихнуть, но он задувал с прежней силой, и теперь у нас не оставалось даже маленькой компенсации в виде еле тёплых солнечных лучей. Но хотелось увидеть снова огонь на вулкане, дождаться ночи и звёзд на небе. Когда от холода уже не было никакого спасенья, Саша сказал: «Движение – жизнь!», и по примеру Вадима мы стали делать зарядку, что действительно помогло нам согреться через несколько минут.

Наконец, на небе появились первые звёзды, огромное облачное покрывало уплывало вместе с ветром, а на склонах Безымянного и Ключевской вновь загорались маленькие огоньки. Парни впились в них объективами, выстроив в ряд штативы на одном большом камне.

А я забралась на соседний камень, и лёжа на спине (чтобы как-то гасить порывы ветра) смотрела в широкий тёмно-синий космос с россыпью миллиардов звёзд, и как всегда, уже в который раз на Камчатке, на меня глядели с неба две Медведицы, а впереди грациозными тенями возвышались три вулкана, два из которых дымили и выбрасывали жидкую огненную материю. В тот момент я в который раз убедилась, что, если проходить через все страхи и сомнения и несмотря ни на что идти к своей цели, перед тобой откроются такие горизонты, о которых ты даже не мечтал: вот так запросто любоваться звёздами на холмах среди вулканов, когда не так уж и далеко от тебя недра Земли выбрасывают огонь – такое мне даже не могло присниться! А ещё невероятно круто ощущать себя в этих масштабах какой-то песчинкой, пылью, капелькой огромного космического океана, это сводит на нет все придуманные проблемы и переживания, будоражит ум и уносит мысли в бесконечность…

«Закат на вулкане Камень»

Наш поход перевалил за половину, мы всё чаще вспоминали Рафаэля, ждали встречи с ним и водителем. Был переход через широкое Марсовое поле, где решили «срезать», направляясь по диагонали к тропе, а взамен получили более сложный путь через камни и мягкий мох, в который с рюкзаками проваливаться было не так уж и удобно. Невозможно проходить каждый день мимо новых открывающихся просторов, вулканов, мимо новой местности! И вот Лена снова приводит нас к тоненькой струйке родника, и мы снова останавливаемся на днёвку, чтобы поснимать и порисовать, не дойдя до назначенного места. А километры всё копятся, и на завтра нас ждёт последний рывок, чтобы всё наверстать.

Этот последний пеший день стал полным необыкновенных приключений, уместив в себя всё, что мы не успели увидеть и почувствовать раньше. Тропы здесь не всегда чёткие, и найдя по спутнику нитку маршрута, мы легко её теряли. Но, всё-таки, благодаря нашим направляющим держались верного вектора. Так, вскоре после выхода мы набрели на необыкновенное место: русло речки Студёной резко обрывалось, и среди гладких обмытых водой камней было видно глубоко внизу её дно, где почти не было воды. Найдя спуск вниз, мы вошли в прохладный каменный коридор, стены которого повторяли изгибы реки, которая, наполняясь, бежит здесь, стремительно неся свои студёные воды. Это был будто какой-то каменный лабиринт, с разными фактурами, большими и малыми складками и выступами на стенах.

Каньон реки Студёной
Внутри
Фото EGRA

Вскоре мы нашли настоящую тропу, которая тем более выделялась, чем гуще вокруг становилась растительность, чем пышнее и мягче росли под ногами травы. Снова появились кустики голубики, уже более высокой, чем несколько дней назад, и повсюду виднелись россыпи голубых ягод. Мы просто не могли разогнуться, собирая её, такая вкусная она там растёт! А потом вновь появились грибы, и мы с Вадимом решили, что нам нужен ещё один грибной ужин. Ребята нас поторапливали, потому что оставалось ещё больше десяти километров. А мы собирали, отставая, и снова догоняли друзей.

Я не скрою, у меня была одна тайная мечта, на тему которой мы постоянно говорили в пути и слушали истории от местных. Прошла уже почти неделя нашего похода, шёл последний день пребывания нас в Ключевском парке, а мечта пока так и оставалась мечтой.

И вот… Большая часть нашей команды идёт впереди, я чуть подальше, и совсем в конце Вадим, который всё никак не может оторваться от грибов. Вдруг ребята замедляют ход, начинают «кучковаться», тревожно глядя на нас и куда-то влево, я следую за их взглядом, а там… А там, в 15 шагах от меня, медленно и грациозно ступая, параллельно нам, но в обратном направлении, шагает хозяйка Камчатки – палевого цвета медведица, беспокойно бросая взгляд в нашу сторону, а за ней, перепрыгивая через мать, два бурых медвежонка. Я застываю на несколько мгновений одновременно от восторга, удивления и неожиданности, медленно до меня начинает доходить смысл картинки; не отрывая глаз, я пытаюсь запечатлеть в памяти увиденное чудо, и от всего этого чувствую, как становятся ватными ноги. Секунды, и медведица с малышами исчезает за склоном холма. Мы пытаемся крикнуть Вадима, но он не слышит, срезая подберёзовики, и лишь когда уже дружно его зовём, он подходит и удивленно узнаёт о неожиданной встрече. А повсюду – нежный ковёр из травы, россыпи ягод и такие живописные, утопающие в изумрудно-оливковой зелени холмы, что начинаешь поистине чувствовать себя скромным маленьким гостем в этих хоромах природы, что снисходительно позволила нам ступить на эту богатую землю. Мои чувства при встрече с медведицей трудно передать – казалось, какая-то сказка приоткрыла завесу своего волшебства и дала взглянуть одним глазком на коротенький кадр, увидеть настоящее чудо. Я пытаюсь сравнить свои ощущения с чем-нибудь ещё и вспоминаю, какое бодрящее чувство свободы испытываю, когда качусь на доске по волне или по снегу, как лечу на велике с горы или с крылом по воздуху – немного страха и полная эйфория…

Здесь, посреди бескрайних просторов с удивительным рельефом, провожая глазами удаляющихся медведей, я вновь ощутила бесконечную свободу – свободу находиться здесь и видеть диких зверей, наравне с ними ходить по холмам, полям, перевалам, взбираться к кратерам, греться у недр земли, лакомиться ягодами и грибами, черпать пользу из повсеместно лекарственных трав, – словом, ощутить всё, ради чего сюда и стремился и что открывает перед тобой Жизнь. Шагая дальше, я долго оглядывалась, надеясь еще раз увидеть зверей, но моё зрение больше не выхватило почти сливающийся с окружением объект. И в какой раз на Камчатке мне пришли на язык строчки:

Чья здесь вина,
Может, пойму,
Ты мне ответь,
Вечно одна
Ты почему,
Где твой Медведь…

Конечно, нам повезло. Мудрая мать своих детей, идя, скорее всего, по нашей же тропе нам встречу, почуяла людей и заранее свернула в сторону, чтобы уберечь своих медвежат, а благодаря этому – не пострадали и мы. Разных историй о встрече с медведями с положительным и не очень концом мы были наслышаны вдоволь, однако поняли для себя главное – животное не будет нападать, если его не провоцировать. Поэтому ребята позаботились, чтобы у всех у нас был отпугивающий аромат уксуса с собой в бутылках, которым каждый вечер предусмотрительно обрызгивали места с продуктами и вокруг палаток, носили на рюкзаках колокольчики, создавая звонкую музыку ветра, не оставляли нигде даже крошек, не говоря уже о пластиковом мусоре – его парни сжигали после каждого приёма пищи. Да и вообще нас было много, чтобы бояться.

Последний наш привал в этот день был на стоянке «Поляна эдельвейсов», где в третий раз встретили многочисленную группу, которая угостила нас своим грибным супом. На оборудованных стоянках и звери прирученные. Увидав суслика, я подошла, чтобы покормить его орешками, а он, скрывшись было за камень, тут же снова вынырнул и смело подбежал к ладошке, и уже не стесняясь, съел с моей руки всё, держа в лапках зёрна и смешно откусывая от них. Когда шумная и весёлая группа из 25 человек ушла, вскоре произошла ещё одна нежданная встреча: встреча двух близких людей, приехавших из одного города, но отправившихся в разных походы. К нам подошла компания альпинистов, среди которых муж нашей Марины – Анатолий. Действительно, они прилетели вместе на Камчатку, но Анатолий пошел в более сложный поход другим маршрутом, а Марина – в более созерцательный и творческий – с нами. Так было трогательно наблюдать эту радость встречи, смех и рассказы полились рекой, знакомые между собой ребята не могли наговориться. А когда уже перевалило за 4 часа вечера и пошёл дождь, и нам пришлось-таки покидать уютное местечко, Анатолий, благородно взвалив на себя рюкзак супруги, отправился нас провожать. Впереди предстояло взойти на крутой перевал, затем двигаться по уже более пологим местам около 8 км.

Надев на себя всё самое ветро- и влагозащитное, упаковавшись как следует, мы выдвинулись в крайний путь, уже мысленно представляя Сергея и Рафаэля, ожидающих нас в машине.

Путь вверх дался довольно легко, несмотря на градус уклона, дождь и ветер, видимо, нас подгоняло осознание длины предстоящего марш-броска и довольно поздний час по сравнению с планируемым, а ещё наверняка – предвкушение встречи с ребятами.

После крутого подъёма дорога стала не совсем ровной, но более пологой, облегчая и ускоряя наш шаг. При этом добавился ветер, и такой сильный, что если бы был встречным, то дошли бы мы только, скорее всего, к ночи. Сейчас же он подгонял нас как-то по диагонали сзади, трепля наши плащи, дождевики, накидки на рюкзаки, да чего уж там – снося нас самих с ног! По этим местам способны проезжать машины, мы шли чётко или не очень – по колеям, быстро наполнявшимся дождём, и вообще места вокруг всё быстрее превращались в болота. Рюкзаки добавляли веса, иначе мы рисковали быть в буквальном смысле снесёнными с ног, палки помогали втыкаться в землю. Почти постоянно на протяжении всего пути я слышала рядом звук вертолёта – это так ветер играл мусорным мешком, который Костя использовал на «своём» матёром рюкзаке в качестве накидки.

Где-то через час пути мы попрощались с Анатолием, и снова стало нас семеро. Ветер только усиливался, дождь больно бил ледяными каплями по лицу, если поворачивались к нему, остановок не делали.

Часа через два непрерывного хода мы вдруг увидели посреди «долины ровныя» одинокий деревянный туалет, предвещавший близость стоянки «Копыто», показавшийся мне очень нелепым и смешным в такой ситуации. Здесь мы решили совершить 5-минутную передышку, причём стоять и не падать от ветра можно было, только воткнувшись палочками и в кучке, подобно пингвинам.

Ну а вскоре взору открылась поляна с постройками, и – о чудо! – «газик» с номером «623», а значит! Значит, нас уже ждал Сергей! А вот и он сам – выпрыгнул к нам навстречу! А внутри – наш Рафаэль, в гипсе и с костылями, но счастливый и очень посвежевший! Ура!

Косте привезли, наконец, его рюкзак, которому он был рад, как старому товарищу. Нас ждал горячий чай, свежий хлеб, по которому многие соскучились, йогурт, а ребят – ещё сало и огненная вода. Уютно и весело было сидеть в тепле в полной компании, а в это время кунг снаружи шатало от всё не стихавшего ветра. Нам было что рассказать друг другу за эти несколько дней.

Нашему Рафаэлю в больнице в Козыревске сделали рентген, наложили гипс и после недолгих колебаний поселили в пустой больнице, предоставив палату, обеспечивая все эти дни полноценным питанием. Он продолжал снимать из окон, видел, так же как и мы, огненную Ключевскую, и так спокойно улыбаясь, всё это нам рассказывал, что мы решили – он неплохо провёл время. «Ребят, но я вам завидовал». Да понятно, но тут уже без вариантов, и мы были рады, что наш товарищ попал в хорошие руки.

К ночи мы выдвинулись-таки вниз по дороге, к лесу, где поменьше ветра, и часа через два остановились в уже абсолютном безветрии и без дождя на лесной дороге, где и расставили палатки.

Следующий день прошёл у нас в пути, двигаясь на юг полуострова, к вечеру проезжали через Петропавловск-Камчатский, а уже в сумерках прибыли на берег Тихого океана – Халактырский пляж. В темноте и с зажатыми ушами ты всё равно узнаешь, что находишься рядом с Океаном, потому что только здесь в нос ударяет запах морской соли и водорослей, океанского бриза. «На запах» я и побежала с ним здороваться. Приблизившись почти наощупь к кромке воды, я осторожно протянула руку, но он, не церемонясь, окатил меня по щиколотку своей ледяной волной, как бы говоря: «Привет, подруга! Сколько лет, сколько зим!» Я твёрдо решила искупаться утром.

В этот вечер мы попрощались с полюбившимся нам Сергеем, сердечно поблагодарили за всю его доброту и гостеприимство, взяли визитки, взаимно желая встретиться ещё не раз. Разбили палатки, и Саша приготовил очередной шикарнейший ужин из тех самых грибов, которые мы собирали в день встречи с медведями.

Легли мы поздно, но я никак не могла пропустить рассветное утро на океане, и через три часа сна мы гуляли по берегу и впивались глазами в сторону уже светлого горизонта. Раскрашивая облака в самые волшебные цвета, огненный шар уже предвещал о своём скором появлении, одновременно усиливая ветер и делая воду беспокойнее, поднимая выше волны. Едва показав первые лучи, солнце взошло за считанные секунды, сверкнув своим янтарным светом.

 
Волнообразные стены Каньона
 

Встреча рассвета на Тихом океане
 
 

Фото EGRA
Фото Р. Гатиятуллина
Костыль в качестве штатива

Около 9 часов я всё-таки уговорила Вадима составить мне компанию искупаться: с разбега забежав в волны, через несколько секунд мы так же выбегали оттуда, казалось, даже Байкал не такой холодный! Но мне было мало, и следующим разом со мной пошёл купаться Костя, но и здесь мы не выдержали и полминуты в ледяных волнах. А недалеко от нас тренировалась школа сёрферов в гидрокостюмах, глядя на них, я глотала слюну, вспоминая Индийско-океанскую волну, но времени, к сожалению, не было, чтобы присоединиться к ребятам и испробовать суровый камчатский сёрфинг. Хотя пусть это будет ещё одной мечтой. Да и просто стоять на берегу этого Великана, любоваться на синюю массу воды, беспокойную и вздыхающую, за которой силуэтом вырисовываются вулканы, играть в догонялки с волнами, – это что-то…

«Духи» Вилючинского перевала

Этим днём мы познакомились с новым водителем, который отвёз нас к вулкану Горелый. Еле как спасаясь от ветра и долго расчищая места от камней под палатки, мы разбили лагерь, но восхождение к кратеру запланировали уже на следующий день. А утром следующего дня впятером отправились наверх. Облако, закрывавшее верхушку, опускалось всё ниже, накрывая нас холодным туманом и ветром, облепляя одежду капельками влаги, но надежда на то, что оно рассеется, теплилась, и мы шагали вверх. Тропа идёт на Горелый довольно чёткая, не очень крутая, но кое-где есть небольшие крутые участки. Восхождение заняло у нас 2 часа. Наверху нам хотелось увидеть голубое озеро внутри кратера, но туман решил всё за нас, поэтому после получасового ожидания так и ни с чем мы повернули обратно. Под ногами была вязкая сера, пахло какими-то газами, а озеро так и не увидели. Ну что ж, не всё котам масленица.

Как я прочитала в Сети, на Мутновском вулкане построена гидротермальная электростанция, генерирующая электричество за счёт энергии вулкана и отапливающая прилегающие к ней поселения. В окрестностях Мутновского и Горелого есть и горячие термальные источники, где можно искупаться.

 
На Горелом
Всё бурлит и клокочет

Вечером водитель Борис отвёз нас к этим гейзерам, где природа резко изменилась на южную – склоны покрывали густые насыщенно зелёные кустарники, повсюду бурлили жидкости, били маленькие фонтанчики из-под земли и белели клубы пара. Для купания предусмотрена небольшая квадратная, выкопанная в земле и покрытая кафелем «ванна» со стороной 2 метра, в которую ручейком стекает и вытекает с другого конца горячая вода. Погреться хватило нескольких минут, к тому же вскоре температура воды резко повысилась, так что находиться в ней уже было невозможно.


Ванна
 

После «лёгкого пара» отправились в сторону вулкана Мутновский, но, не доехав до него, остановились где-то рядом с другим лагерем, в темноте сложно уже было различить какой-либо рельеф. После ужина в этот раз ещё долго сидели, не расходясь, ведь у Лены был день рождения, и нам было что обсудить и сказать друг другу по окончании такого насыщенного путешествия.

Застряли
Начало ледяных пещер

Наутро по пути наш «зил» наехал на огромный камень, сильно задралось колесо, и парням пришлось потратить около часа, чтобы высвободить его. Так как по плану предстояло посещение ледяных пещер, то Мутновский отложили на «потом». Встреча с ледяными пещерами перехватила дух. Между склонами холмов бежит река, сверху её покрывает ледяная шапка самых замысловатых форм, тем самым образуя внутри себя довольно длинные ледяные тоннели. Река под ней иногда в виде ручья, иногда более широкая и бурная, с потолка капает вода, но если быть аккуратным, можно гулять внутри и любоваться потрясающими ледяными метаморфозами, что образованы под воздействием гейзеров, льда и солнечного света. Лёд в последнее время тает быстро, ледяные потолки имеют полупрозрачность, создавая красивый свет, да и мы немного осознавали опасность нахождения там, но осознали ещё больше, когда спустя полчаса после входа в одну из пещер у ребят целая глыба обвалилась у входа. К счастью, никто не пострадал, но зато наши фотографы, вымочив всю одежду, фоторюкзаки, пролазив по этим удивительным (но мокрым и холодным) пещерам несколько часов, были счастливы как дети, вдоволь насмотревшись и наснимав громадное количество кадров, и уже не хотели, да и не оставалось времени на Мутновский. Ну что ж, есть повод вернуться на Камчатку!

 
Своды ледяного тоннеля
 

 
 
Фотографы счастливы

До свидания, Камчатка!

Четыре часа езды, и мы в Елизово, возле «Вила-хостела». Устраиваем прощальный дружеский ужин, и на следующий день у большинства из нас самолёты в разные края страны.


* * *

Природа, компания, наши приключения – всё стало незабываемым. Я прикоснулась к чему-то удивительному и чудесному. Говорят, пещера полностью растаяла вскоре после нас. Теперь до следующего лета, пока зима снова не засыплет, а весна и лето не вымоет ледовые коридоры. А Ключевская сопка сейчас ещё сильнее выплёвывает огненную лаву. И вообще, всё там на Камчатке так дышит и волнуется, что, глядишь, и пейзажи изменятся через год. А ещё зимой как там, должно быть, классно кататься! В общем, туда я непременно вернусь, ведь я оставила там кусочек своего сердца.


Текст: Анастасия Угренинова
Фото: А. Угренинова, EGRA (творческий дуэт Елены и Алексадра),
Рафаэль Гатиятуллин, Марина Маликова,
Константин Лесин, Вадим Гвон.