в Иркутске 12:31, Окт. 23:t +9°C

Лето в Прибайкалье

Автор:Александр Абаев(Aleksandr)
Опубликовано:10.10.2016
Ключевые слова: Саяны, Хамар-Дабан, Хан-Ула, Шумак, Билюты, Аршан
Ящички, мешочки,
Дальние дороги,
Нам бы сесть, отдохнуть,
Так устали ноги,
Помечтать, посидеть,
Поглядеть на небо,
Да нельзя не успеть,
Побывать где не был.

Ю. Кукин «Песня о ногах».

Лето этого года прошло у меня без дальних выездов за пределы Прибайкалья. Отсутствие большого похода в высокие горы нужно было как-то компенсировать. Кроме продолжительного сплава, с планами о котором я определился еще вы феврале, удалось сходить еще несколько пеших маршрутов. О них-то и пойдет речь. В итоге сезон получился насыщенным и интересным.

Растянувшись на обочине лесной дороги, ведущей от реки Бугатай в поселок Аршан, и подложив под голову рюкзак, я, с приятным чувством удовлетворения, смотрел в небо. Еще свежи были воспоминания от проделанного пути. Оставленные за плечами семь перевалов, как семь рубежей, легли в сознании чередой событий. Завершался еще один маршрут. Радость от проделанного пути мешалась в голове с грустью возвращения к обычным городским делам. Еще переход и наше чудесное состояние единства с природой окончательно рухнет. Курортный Аршан подхватит потоком людей и машин, не оставив места горным озерам, звездам и тишине, редко прерываемой сходящими камнепадами. Грустно было еще и от того, что заканчивался летний «полевой» сезон. Так сложилось, что в этом году я провел его в близком и дальнем окружении озера Байкал. Родные места оставили много приятных воспоминаний. Глядя на звенящее голубое небо, я заново начал переживать их.


Вид на перевал Чертовы Ворота

Вначале вспомнился Хамар-Дабан. 30 мая мы с Овсянниковым Сергеем ушли на две недели в горы. Старт двухсоткилометрового маршрута был назначен из Слюдянки.

Природа встретила запоздавшей весной. До метеостанции поднялись без приключений, а выше везде лежал мощный слой распаренного снега. Целый день пробивали путь к перевалу Чертовы Ворота, и лишь к обеду следующего дня мы вышли на его седло. Облегченно вздохнули – долина Спусковой растаяла, но за ней серьезным рубежом встал бушующий Утулик. Форсировать его смогли выше Конной ямы. Здесь широкий разлив реки и рассредоточение струи. Подставив друг другу плечи, пошли стенкой. Ледяная вода моментально проникла в сапоги и обожгла ноги тысячами игл, но отступать было нельзя и на адреналине со стиснутыми зубами мы резали поток. Под противоположным берегом глубина стала доходить до пояса, но течение несколько стихло и вскоре мы уже прыгали на песке, отмахивая замерзшие ноги.

На седле перевала Чертовы Ворота
река Шубутуй
Старая охотничья база на реке Шубутуй
Переправляемся через
реку Гужир-Жалга

За Утуликом ждали еще броды реки Шубутуй и снега на перевале в долину реки Дзымхи. Лишь после этих испытаний нам открылось Патовое плато. За дни нашего пути от Чертовых ворот, снег ощутимо растаял, и на плато появились пути прохода. Однако река Хара-Мурин, вытекающая из Патового озера, превратилась в водную преграду такой ширины, что ее уже нельзя было перепрыгнуть, при том, что глубина стала около полутора метров! Пройденных бродов уже хватило, и не было желания снова лезть в холодную воду. Пришлось походить в поисках места перехода. И здесь нам повезло: в русле нашли несколько камней и по ним перешли на другой берег.

Вид на перевал Чертовы Ворота и
пик Черского с южной стороны

Но дальше везение закончилось, погода внесла коррективы: пошедший снег сбросил нас с хребта в зону леса на реке Шибетуй. Ночевали под тентом среди разлапистых кедров. Утром висящая облачность указала наш дальнейший путь вниз по реке. На Шибетуе сохранились значительные наледи и по ним мы достаточно быстро сбежали в березняки долины Снежной. Распогодилось, мы заночевали недалеко от базы, когда-то обеспечивающей электроэнергией пункт связи на пике Ретранслятор. От строений в гребень идет профиль старой ЛЭП. По нему есть слабо натоптанная тропка, а также остатки столбов и провода. Труд советских людей вызывает восхищение – пробить такую просеку и построить узел связи в горах! По верхам на развалах камней видны следы вездехода, завозившего продукты и людей. Ретранслятор представляет собой железную вышку, с деревянным вагончиком под ней. Рядом выложены защитные стенки из камней. У будки сорвана дверь, но печка на месте и работает. Устраиваем здесь обед из лепешек и черемши, заодно пережидаем кратковременный дождь.

Патовое плато
Выход на хребет с Патового плато
река Шибетуй
Водопад на реке Шибетуй
Долина реки Снежной
 
Остатки ЛЭП
к пику Ретранслятор
Когда-то здесь
был трансформатор
Пик Ретранслятор
 
Панорама пика Ретранслятор
Впереди Хан-Ула

От Ретранслятора наш путь лежит к высшей точке центрального Хамар-Дабана – горе Хан-Ула. Ночуем на гребне у озера, на подходах к ней. Следующий день не без приключений – видимость полностью отсутствует. Идем по приборам и стараемся в малейшем разрыве пелены узнать ориентиры. На перевале Зун-Цаган-Чулутуй делаем остановку и замечаем, что кто-то в три пары глаз наблюдает за нами с небольшого каменного уступа. Это медведица и два медвежонка. Они ретируются только после наших криков. Встреча взбадривает и удается ненадолго согреться под вымокшей одеждой.

На подходах к Хан-Уле

В этот же день мы проходим через гору Хан-Ула (видимость все также отсутствует) и спускаемся с перевала через ее южное плечо в долину реки Барун-Юнкуцук. Здесь на краю болота ставим лагерь и разводим нодью для сушки вещей. Погода относительно налаживается. Однако наши задержки из-за снегов на первой части маршрута привели к тому, что времени остается только чтобы выйти через перевалы Нухен-Дабан и Лангутайские ворота по старому почтовому тракту. Планы по выходу были несколько иными, но теперь вариантов нет.

Мост через реку Лангутай

За два дня мы осиливаем этот переход и оказываемся у моста через реку Лангутай. Тропа местами в таком состоянии, которое наиболее емко охарактеризовал мой спутник – только для почтовых голубей!

Мост через Лангутай построил Николай Москвитин. За что ему отдельное спасибо, иначе брод в этом месте был бы очень бодрым. Решаем переночевать в Мурино, чтобы постепенно влиться в социальный мир.

Перевал Нухен-Дабан
Перевал Лангутайские ворота

* * *

Водопад на реке Хубуты
Гранат

Вскоре после возвращения с Хамар-Дабана, уладив все дела в городе, я в компании Вотто Ильи встречал наступающую ночь, сидя на волнорезе в Слюдянке. Первый раз подумал о том, что в темноте огни Култука отдаленно напоминают вид европейской столицы на побережье Балтики. Было тихо и хорошо. Мириады звезд отражались в поверхности Байкала. Путешествие снова начиналось.

Утром маршруткой добрались из Слюдянки в Нилову Пустынь, и как можно догадаться, мы пошли в Саяны. Избрав нестандартный заход, мы посетили один из уникальных перевалов Тункинских гольцов – Гранатовый. При своей относительной несложности (1А), он покоряет блеском маленьких кристаллов граната, рассыпанных на его седле. В утренних лучах седло перевала показалась нам частичкой Марса. Налюбовавшись красотой граната, мы прошли к соседнему перевалу Надежда и по снежнику спустились к истокам реки Зун-Гол.

Под перевалом Гранатовый
Перевал Надежда
Подходы к перевалу Зун-Гольский

Взяв Зун-Гольский перевал, мы налазились по кустарникам вдоль реки Левый Шумак и вышли на «федеральную» шумакскую тропу. Вскоре с чувством радости сказали «Здравствуй, Шумак!». Несколько кружек газировки, после тяжелого дня – то, что надо! Следующий день отдыхали на источниках и профилактически употребляли воду. В июле здесь людно, поэтому задерживаться больше не стали.

Вид с перевала Зун-Гольский на истоки реки Левый Шумак

Брод реки Левый Шумак
река Шумак у источников
Днёвка на источниках
Каньоны реки Шумак
Тропа над каньонами Шумака

Назавтра начали спуск вдоль Шумака. Было сухо и ясно, однако после обеда, как раз когда мы прошли каньонистый участок, налетел летний грозовой дождь. Вода в притоках начала подниматься, но переправы нам не осложнила. Вечером любовались бурлящим и мутным Китоем. Поднимающийся от него туман кутал острова и террасы, погружая нас в сказку. А ведь пятница! Где-то в городе суета, люди спешат по клубам и магазинам, чтобы приятно провести вечер. Для нас же уже все готово и можно не спешить, остается только быть частью происходящего и наслаждаться.

река Китой
Мост через реку Билюты
В истоках реки Правая Кынгарга

Погода не баловала и на следующий день. К вечеру, дойдя до Федюшкиной речки, мы были насквозь мокрые. У обоих появились потертости, и походка приобрела некую развалистость. Положение спасла детская присыпка.

Аршанский перевал взяли штатно и в день выхода оказались в Аршане. Удалось попасть на маршрутку и уехать в город. Однако это было слишком быстро, и адаптация к городу в этот раз была соизмерима с «большим взрывом».


* * *

Не успели утихнуть страсти возвращения, как я снова собирал рюкзак. В этот раз большую его часть составляло снаряжение для сплава. 9 июля мы большой компанией уходили почти в месячный маршрут по Забайкалью. Сплав – это целая жизнь. Он заслуживает отдельного повествования, поэтому заострять внимание сейчас на нем не буду. Скажу лишь, что за три недели произошло много всего: в пятерочных порогах, на рыбалке, у вечерних костров.

Неуемная тяга к дороге, практически сразу после возвращения из Забайкальской тайги, заставила меня оставить город и снова взять рюкзак. В этот раз я путешествовал в качестве гида. Наш маршрут начинался на юге Байкала, потом мы посетили Соболиные озера и сплавились по реке Иркут. Конечно, Иркут после пятерок Забайкалья выглядел уныло, но резкий подъем воды из-за обильных августовских дождей ускорил наш выкат к Шаманке.

Сплав. Участок до порогов
В одном из порогов
Выкат. Впереди только шиверы

* * *

Тем временем мой друг из Тюмени уже ехал в поезде. Готовилось новое путешествие. Утром 12 августа состоялась наша долгожданная встреча. Боевой настрой Димы ускорил сборы и к обеду мы выехали на электричке из города. Августовская погода не баловала, поэтому планы о еще одном большом походе по Саянам были отставлены. Я давно не был на скальнике Царские Ворота, и предложил другу сходить туда. С электрички вышли в Култуке и по реке Тиганчихе поднялись к вершине Камень Мойготы. Обзор здесь отменный. На подъеме у дороги есть ручей, тут и устроили лагерь. К ужину насобирали добавку в виде ягод и грибов. На Царские Ворота пошли на следующий день. Эта скала мне нравится больше всех на Олхинском плоскогорье. Ее месторасположение вдали от популярных мест и форма арки создают особый антураж. Провели здесь около часа. Отметил изменения не в лучшую сторону – скалу почистили и пробили шлямбурами, что нарушило естественную картину. В тот же день спустились в Култук и ночевали на Байкале. Для гостя из Тюмени это было важно.

Обещал Диме показать Саяны, надо держать слово. Утренним автобусом добрались до Аршана. По прогнозу впереди три нормальных дня. Прикинул по карте небольшой маршрут: река Кынгарга – перевал Аршанский – река Федюшкина – перевал Египетский – река Кынгарга. Должны уложиться в погодное окно.

В день заезда поднимаемся под Аршанский перевал. На пути в одном месте смыло мост, приходится возвращаться и лазить по прижиму. В реке высокая вода, перейти не так просто. После сошедшего селя путь стал хуже. Вскоре мы проходим стрелку Правой и Левой Кынгарги и тут уже оперативный простор под перевал. Саянская тайга в этом году богата, ужин дополняют жимолость, брусника, черника и молодые шишки. Угощаю друга черникой со сгущенкой. Оценил!

Утром быстрые сборы и в путь. Натоптанная тропа за 30 минут выводит на седло Аршанского. Второй раз за сезон я здесь. Обедали уже на берегу Федюшкиной речки. Висевшая облачность все же решилась пролить дождь. Быстро натянули тент, что напугало погоду и вскоре уже появилось солнце.

Вверх по Федюшкиной речке угадывается тропа. Когда-то здесь был охотничий путик, замечаем несколько ловушек на соболя. У границы леса богатый черничник. Цирк достаточно обширный и поражает своей космической красотой. Ночуем под перевалом Египетским. Облачность ненадолго разогнало. Огромная луна осветила окружающие курумы и осыпи. С такой подсветкой в таинственной тишине долго не спалось.

Зайти на перевал утром успели до прихода облачности со стороны Китоя. Полюбовались истоками Левой Кынгарги и погрузились в пелену. Спуск с перевала проходит по травянистому кулуару с уклоном около 30 градусов. От сырости облаков стало скользко – не спешили. Впереди ждал насыщенный участок спуска вдоль Левой Кынгарги. Здесь много водопадов, мраморных скал и чаш, намывов белого песка. Обедали перед выходом на основную тропу и к пяти часам были в Аршане. Проводив друга домой, занялся городскими делами. Их накопилось достаточно. Поэтому до конца месяца о походах приходилось только мечтать.


* * *

река Харлахта
Гребень до пика Порожистый
со стороны Харлахты

Идея короткого, но интенсивного маршрута по Хамар-Дабану возникла спонтанно. Неоднократно посещая пики Порожистый и Бабха, мы с Ильей думали сходить маршрут, связывающий их в единый траверс. 27-28 августа мы, в компании еще двух друзей, это успешно осуществили. Стартовали с реки Харлахта. Стояла сухая погода, поэтому участок гребня до пика Порожистый миновали без особых трудностей. Заночевали у озера под перевалом после пика.

Утром двое наших товарищей пошли по классической тропе на спуск к ручью Левый Поперечный, а мы же с Ильей продолжили траверс. На озере перед пиком Бабха устроили продолжение купального сезона и обед. К 5 часам пришли на стрелку реки Бабха и ручья Левый Поперечный. Наши друзья уже были здесь и встречали горячим супом. По пути к Утулику возникла новая идея – все же сходить еще раз в Саяны и этим закрыть летний сезон. Правда, я еще хотел сходить Утуликскую Подкову, чтобы в один сезон пройти весь основной гребень Хамар-Дабана. Поэтому выход в Саяны наметили в середине сентября. Но все решилось в последний день. Установившаяся небывалая теплая и ясная погода в сентябре не давала покоя. Вырваться на Утуликскую Подкову мне не удалось, город задержал. Поэтому Саянский поход ждали с нетерпением и молили духов продлить бабье лето. Они оказались благосклонны, Илье дали отпуск и мы вышли на маршрут.

Пик Порожистый
Пик Бабха
Озера перед пиком Бабха

* * *

Заходили в этот раз стандартно – через Шумакский перевал. Природа окрасила горы в осенние цвета: желтый, рыжий и красный. Общую картину разбавляли зеленые кедры, увешанные шишками. Обилие ореха вызвало проявление лени и отсутствия страха у бурундуков. Зверьки откровенно не замечали нашего приближения, только работали зубами и лапами, набивая защечные мешки. На источниках и в это время было много посетителей. Перед закатом, в окружающих ущельях, склоны вспыхивали немыслимой палитрой цветов.

Шумакский перевал
Водопад на реке Шумак
Источники Шумака
Перевал Проясненный
Сибирский козерог

После отдыха на Шумаке, мы отправились дальше. По тропе вдоль реки Перевальной мы подошли под перевал Проясненный. Ночевали у живописного озера. Вообще этот цирк достаточно красив.

С перевала Прооясненный открывается панорамный вид на все 360 градусов. Нам повезло с погодой, поэтому уходить вниз долго не хотелось. Радиально сходили на соседнюю вершину. Гребень весь в следах горных козлов. После осыпного спуска с перевала повстречались с их хозяевами. В трехстах метрах от нас поднимаются три представителя копытных: два взрослых и один козленок этого года. Такая встреча – редкость. Снимаем рюкзаки и наблюдаем за животными. Звери ловко переставляют копыта и с легкостью переносят свои тела над россыпями камней. Их природная красота поражает, они гармонично вписаны в окружающий мир и нет ничего лишнего. Ими можно любоваться бесконечно, но нам надо двигаться дальше. Как только звери замечают наши движения, чувство опасности заставляет их скрыться из виду. При этом они выбирают непростые пути: смело прыгают по отвесам и уходят за боковой отрог. Мы же направились к реке Билютуй. Спускаемся до зоны леса и здесь попадаем на богатые ягодники.

Истоки реки Левая Билюты
Панорама с перевала Проясненный в сторону реки Левая Билюты

Погода не показывала признаков изменений, и решаем выходить в Аршан еще чрез пять перевалов. Поднялись от основной реки по долине реки Звериной снова в хребты. Местами еще попадались грибы, что было желанным дополнением нашего ограниченного рациона. Изюбри готовились к периоду осенних схваток и рева, часто появлялись недалеко от тропы. По террасам всюду копанина медведя.

река Левая Билюты
Перевал Василек
(после спуска)

Из верховий реки Звериная перевалили на реку Крутая через перевал Василек. В долине Крутой пришлось значительно сбросить высоту, а потом ее набрать к следующему перевалу Дубекрут. На первый взгляд его сложность выше заявленной 1Б. Но слева по ходу есть нормальный путь подъема по травянистым полкам, выводящий на вершину над перевалом. К седлу можно выйти несложным лазанием по гребню.

После спуска с Дубекрута, сразу начали подниматься в перевал Эхегольский. Через него прошло несколько изюбрей, и после них на мраморных осыпях осталась мощная траншея. Правда перед самым седлом звери взяли левее, и ушли под скалы.

На седле перевала БАМ

От тура на седле, почти в одном створе, видно наши оставшиеся перевалы – 17-го съезда ВЛКСМ и БАМ. Первый из них прошли уверено и быстро, а вот на втором пришлось поискать безопасный путь подъема. Не зря многие, кто ходил перевал, пишут, что он значительно отличается от остальных 1Б в Саянах. К удивлению, сняли недавнюю записку московской группы.

Прощаемся с горами и спускаемся к зоне леса в долине реки Бугатай. Здесь сделали обед и насобирали отборной и крупной черники. Вдоль реки идет хорошая тропа. По пути встречаем станы промысловиков. Колотят орех.

Верховья реки Бугатай
река Бугатай

И вот мы остановились на отдых недалеко от Аршана. Я лежу у дороги, Илья сидит на рюкзаке рядом и улыбается мне. Видимо читает выражение моих мыслей на лице. От его улыбки грусть проходит: сезон закрыли, но походную жажду так просто не утолить! И вскоре опять соберем рюкзаки, чтобы вдохнуть морозный воздух Хамар-Дабана, а там уж и лыжи не за горами!