в Иркутске 12:09, Окт. 24:t +5°C

Экспедиция на Гилуве и Костюшко. 2016

Автор:Владислав Лачкарев
Опубликовано:16.04.2016
Ключевые слова: Австралия, Океания, вулкан, Мельбурн

Австралийский «дубль»

Идея этой экспедиции родилась летом 2015 года (после возвращения с Аляски): почему бы не объединить в одну поездку достижение двух целей – зайти на высочайший вулкан Австралии и Океании – Гилуве (4368 м) и на высочайшую точку Австралии – гору Костюшко (2228 м)? Технических сложностей это не должно было представлять, так как, судя по описаниям, добраться до Австралии сложнее, чем «забежать» на высочайшую точку континента.

Может показаться странным, что цели относятся к разным географическим объектам: высшая гора – в Австралии, а высший вулкан – в Австралии и Океании. Попробуем разобраться в этом вопросе…

Спорная вершина: сколько людей – столько мнений

Основоположник движения «7 Вершин» американский миллионер Дик Басс завершил свою эпопею с восхождениями в 1985 году. Вышедшая через год после этого толстая книга (автор Рика Риджуей) явилась убедительным подтверждением его победы и того факта, что вызов вершинам может бросить не только представитель элиты восходителей, но и простой «человек равнины», имеющий дерзость и достаточное упорство в достижении такой амбициозной цели. С тех пор популярность программы росла из года в год.

Безусловно, «7 Вершин» – персональное испытание для каждого. Испытание интересное, серьезное, опасное, тяжелое и обходящееся в «круглую сумму», которую нужно заработать. Но такие вещи деньгами не измеряются. Сегодня порядка пятидесяти тысяч человек во всем мире участвуют в реализации этой программы в той или иной степени. Но всего порядка 300 восходителей (меньше, чем космонавтов, побывавших в космосе) зашли на все 7 вершин.

Есть конкурентные версии программы: некоторые восходители называют высочайшей точкой Австралии гору Костюшко (другое написание «Косцюшко», австралийцы говорят «Коззиоско»), но часть альпинистов считает ниже своего достоинство ходить на такое образование, так как гора Костюшко и не гора вовсе, а незначительный холм на плоскогорной возвышенности. Противники этой версии (с Костюшко) достают из анналов истории термин «Австралазия» и доказывают, что геологически большой остров Новая Гвинея может быть отнесет к материку Австралия. Тогда высшей точкой Австралазии можно считать Пирамиду Карстенс (горы Маоке в индонезийской провинции Ириан-Джайя).

Кто-то пытается продвинуть третью версию программы: геологически объединяют Австралию с Новой Зеландией и продвигают восхождение на пик Кука (3754 м). Но дальше всех пошли сами австралийцы. Некоторые из них считают часть Антарктиды своими исконными «Австралийскими Антарктическими территориями» и включают в состав своих высочайших гор Дом-Аргус (Dome Argus, 4030 м), Мак-Клинтон (Mount McClintock, 3490 м), Мензиес (Mount Menzies, 3335 м).

Можно еще придерживаться старых политических границ (колониальных), тогда австралийцы должны считать высшей точкой пик Вильгельма (4509 м), расположенный в горах восточной части острова Новая Гвинея, на территории Папуа, которая до 1975 года была колонией Австралийского Союза. В общем, сколько людей – столько мнений.

Курс – на «классическую» вершину Австралии

Существует легенда, согласно которой разгневанный Наполеон Бонапарт вызвал к себе маршала Йоахима Мюрата: «Почему Вы не выполнили мой приказ? Почему не звонили колокола, когда моя доблестная армия вступала в Москву?!». На что маршал ответил: «Мой император, существует 12 причин, по которым я не выполнил Ваш приказ: во-первых, не было колоколов…». Нужны ли были другие объяснения маршала, если принципиально нечем было исполнить приказ?

Хорошая легенда, которая объясняет мой выбор: почему высочайшая вершина Австралии – Костюшко, а не высочайшая вершина Австралии и Океании – Пирамида Карстенз (индонезийское название – Пунчак-Джая, 4884 м)? Существует «двенадцатая причина», по которой я сделал выбор в пользу горы Костюшко в Австралии.

Во-первых, есть четко выраженный материк и часть света – Австралия. Этому нас учили на уроках географии в школе, это отчетливо видно на картах. Если рассуждать по принципу: «ну ведь под водой Австралия и острова Океании соединяются единой платформой», можно дойти до абсурда, ведь все участки суши соединяются под водой. И это отнюдь не означает, что надо зайти только на Эверест и Охос-дель-Саладо и считать, что ты побывал на высочайшей вершине и высочайшем вулкане всех частей света. Проект называется «7 вершин + 7 вулканов», то есть считаются вулкан и вершина каждой части света, а Австралия – четко выраженная часть света, четко выраженный материк, и никто меня в этом не переубедит. Это первая и основная причина моего решения.

Во-вторых, основоположник движения «7 Вершин» зашел именно на гору Костюшко, и так как я сторонник «классики», а не либеральных инноваций, то тоже пошел на нее. В третьих, побывавшие на Пирамиде Карстенз рассказывают жуткие истории об отвратительных перелетах на маленьких самолетиках между скалистыми горами в тумане, жуткой болтанке и сваливании самолета в джунгли. С моей аэрофобией это было бы, наверное, самым суровым испытанием в данной экспедиции. В четвертых, мне не нравится роль «терпилы», которому туристические фирмы навязывают новый маркетинговый ход: «а еще сходи на эту гору, а еще на эту, а по новой версии и на ту…». В общем, долго рассуждая, я решил выбрать версию «7 Вершин» с горой Костюшко. Не исключаю, что однажды, когда меня одолеет скука домашнего быта, я решусь и на другие вершины программы, может, и на Пирамиду Карстенз. Поживем – увидим.

Двойная экспедиция

Вместе с этим, меня долго терзало желание посмотреть папуасские племена, увидеть диковинные обычаи самобытных народов, изучить культуру, послушать речь, попробовать пищу. Как же быть? Как обычно это бывает, решение сложного вопроса всегда простое и изящное… Ведь я мечтаю зайти на «7 Вершин + 7 Вулканов». Континент Австралия расположен на целой тектонической плите, именно поэтому в Австралии отсутствуют вулканы, которые обычно находятся возле границ и разломов этих плит. Значит, я могу на высочайшую вершину зайти в Австралии, а на высочайший вулкан – в Австралии и Океании (так как в самой Австралии вулканов нет, они расположены только на приграничных островах). Вот такое получилось компромиссное решение. Так как географически две эти точки находятся близко, можно было попробовать объединить их в одну поездку.

В августе 2015 года началась проработка этой совмещенной экспедиции. Для начала я связался с клубом «7 Вершин», менеджер по программе Ольга Румянцева рассказала о своем опыте восхождения на Гилуве, о сложностях в организации экспедиции и о решении капитана клуба Александра Абрамова «без русских гидов альпинистов туда не пускать, так как это очень рискованно». К сожалению, бюджетный вариант «прилететь туда и сходить с местным гидом» не подходил. А поездки с русскими гидами всегда дороже, следовательно, чтобы распределить расходы на нескольких участников, мне надо было найти единомышленников. Я написал десятки писем своим товарищам, тем, с кем восходил на другие вершины и кто потенциально мог заинтересоваться этой поездкой. После долгих переписок и телефонных консультаций сформировалась группа желающих из пяти человек (я – шестой).

Игорь Черкашин уже предпринимал попытку восхождения на Гилуве, но из-за сложностей с визовым оформлением не был допущен в Папуа Новую Гвинею и вернулся домой несолоно хлебавши. Алексей Баутин (Москва) и Антон Селезнев (Ростов) – мои эверестовские товарищи, с Игорем Демьяненко (Санкт-Петербург) и Джамилей Муртазиной мы ходили на Мак-Кинли (Денали). Ольга Румянцева (первый человек в России, выполнивший программу «7 Вулканов», причем мировой рекордсмен по скорости) была определена нашим гидом. После этого началось решение организационных вопросов: оформление папуасских виз (весьма хлопотное дело), договоренности с принимающей стороной, согласование «культурной программы», проработка авиационных схем доставки до места и других.

Только к декабрю 2015 года все вопросы были закончены, и мы готовились встретиться третьего января 2016 года в Гонконге. Надо отдать должное Ольге – она согласилась сместить дату начала экспедиции, что мне было очень удобно в плане перелетов – раз в неделю из Иркутска летал прямой рейс до Гонконга, и этот раз в неделю приходился как раз на третье января 2016 года. Своим согласием Ольга избавила меня от двух лишних перелетов.

К папуасам – через город будущего

Третьего января рано утром я прилетел в Гонконг, из суровой сибирской зимы – в теплый морской климат. Не теряя времени, быстро сдал багаж в камеру хранения, вышел в город и поехал на паромную пристань. Моей целью на этот день было посмотреть Макао – бывшую португальскую колонию (в течение 450 лет), а ныне – специальный административный район Китая. Макао находится на побережье Южно-Китайского моря, в дельте реки Жемчужная и состоит из трех частей — самого Макао (Аомынь) на материке и островов Тайпа и Колоан. Менее чем за час скоростной паром домчал нас до удивительного европейско-азиатского мини-государства, в котором своя таможня, валюта, законодательство.

Заранее спланированный туристический марафон позволил мне посмотреть основные достопримечательности (хотя такие гонки не позволяют полноценно проникнуться духом исследуемого города). Прежде всего, направился к развалинам церкви Св. Павла, уничтоженной во время пожара 1835 года, сегодня ее сохранившийся фасад играет символическую роль городского алтаря. В подвале церкви открыт Музей священного искусства. В горной крепости, построенной иезуитами, сегодня размещается Музей Макао, экспонаты которого иллюстрируют жизнь города на протяжении последних четырех веков.

Сооруженная португальцами площадь Сенадо, украшенная каменной мозаикой в виде волн, — главная площадь Макао. Здесь множество кафе и ресторанчиков, небольших магазинов. В разных углах площади разместились Бюро по гражданским и муниципальным делам (в прошлом Королевский Сенат), Святой Дом милосердия (XVI века, старейшее западное благотворительное учреждение в Китае). На дальнем конце площади расположена Церковь Св. Доминика, прекрасный образец архитектуры барокко, созданный монахами-доминиканцами в XVII в. Также интересно осмотреть фрагмент старинной городской стены.

Макао сегодня – это огромный мегаполис с поражающими воображение небоскребами, шикарными отелями, изысканными ресторанами и брендовыми бутиками. И, конечно, множеством казино, благодаря которым город снискал славу «Лас-Вегаса Востока». Лично меня поразило казино «Венеция», внутри которого воссоздан венецианский квартал, где плавают гондолы, струятся фонтаны и высоко над головой разместилось безмятежное искусственное небо.

Времени оставалось мало и я догадался совершить транспортный маневр: не возвращаясь на Макао, нашел паромную пристань на острове Тайпа и оттуда уплыл не на центральную паромную переправу, а на полуостров Коулун, где на набережной с Аллей звезд ровно в 20 часов начинается ежедневное лазерное шоу. Пораженный видами вечернего Гонконга, заселился в шикарный отель «Royal garden», с подогреваемый бассейном на крыше, с неповторимым атриумом (высотой 32 метра). Конечно, можно было найти ночлег и поскромнее (подешевле), но мне хотелось в полной мере насладится этим городом будущего, этим мощным финансово-деловым центром Азии, почувствовать разницу, как говорится.

Вот так закончились первые сутки моего путешествия. В 3 часа ночи сев в такси в Иркутске, через 20 часов (в 23 часа) я, уставший, готовился ко сну и составлял планы на следующий день, который должен был стать экскурсионным для нашей собравшейся команды.

Проверенные горами, годами и холодом

4 января, рано проснувшись и позавтракав, я направился в аэропорт встречать остальных членов команды. Игорь Черкашин прилетел раньше меня на сутки, с ним мы встретились в аэропорту. И, наконец, рейсом из Москвы, прилетели Игорь с Джамилей, Тоша и Лёша. Искренняя радость и теплота заполнили меня, когда увидел старых товарищей, проверенных горами, годами, холодом и посиделками. Команда собиралась «схоженная, слёженная, сбитая и спитая».

Сразу же поехали на пик Виктория, так как хотели посмотреть город, пройтись по Гонконгу, позадирать головы на небоскребы. На специальном трамвае-фуникулере поднялись до обзорной площадки – высочайшей точки города – 552 метров. Потом уютно расположились в ресторане Bubba Gump Shrimp, где отведали свежайших морепродуктов и обсудили предстоящие планы. Из Ростова товарищи привезли мне баночку черной икры, чем приятно удивили и подняли настроение. Дополнительно к этому в приресторанном магазинчике мы купили футболки Фореста Гампа (из кинофильма). (Ирония судьбы: в Санта-Монике, когда я был в ресторане этой же сети, так и не решился купить эту футболку, о чем потом жалел – очень уж она показалась забавной. И вот, спустя время, Судьба вернула возможность обзавестись этой культовой вещицей, чем мы не преминули воспользоваться).

К 19 часам мы вернулись в аэропорт, встретили Ольгу и пошли на регистрацию. На стойке к нам подошел пилот самолета, на котором мы должны были лететь. Он оказался достаточно осведомленным, знал и про проект «7 Вершин», и про многие другие интересные вещи. Пилот был приятно удивлен визиту европейцев в свою страну и обещал нам комфортный перелет. «Погрузившись» в 7-часовой перелет, за разговорами, просмотрами кинофильмов и за приемами «горячительного», утро мы уже встретили в столице Папуа Новой Гвинеи – городе Порт Морсби. Перешли в соседнее здание (из международного аэропорта в местный) и на маленьком Fokker – 100 за час долетели до города Маунт Хагген. Там нас уже встретили и довезли до Magic Lodge (высота 2400 м).

Заселились, пообедали, перетрясли вещи (что брать с собой, что оставить в лоджи), зарядили батареи, отзвонились домой. Надо отдать должное, домики были неожиданно (для этих мест) комфортные: с электричеством, с водой и, что важно холодными ночами, с теплыми одеялами. После ужина зарядил сильный дождь, который шел полночи. Все было затянуто туманом, и мы ожидали, что придется идти по топям, мокроте, под проливным дождем. Лежали по домикам и думали о своем… Так прошли насыщенные вторые и третьи сутки путешествия.

Ползком сквозь непролазные джунгли

На лицо ужасные, добрые внутри…

6 января мы встали рано, как и планировали, позавтракали и поехали на джипах по убитым дорогам, через час пути добрались до деревеньки Малка (2550 м), там нас уже ожидали нанятые заранее носильщики (14 человек – по два на каждого). Гид Люк приехал за нами из деревни Пайя. Некоторые босые носильщики были без больших пальцев на правых ногах. Я долго рассуждал: почему так? Пришел только к одному выводу: видимо, в детстве, учась работать мачете, они по неосторожности часто себя травмируют.

Распределили груз и пошли, настроенные на 6-7 часов перехода. Сначала мы шли по полям, потом вошли в непролазные джунгли, и ребята впереди прочищали нам тропу – отчаянно махали мачете. Часа 4-5 мы пролезали через поваленные деревья, продирались через кустарник. Потом вышли из джунглей (четко обозначенная граница леса) на альпийские луга и сделали нормальный привал.

Вышли из джунглей на топи

Мы были в хорошем настроении, так как думали что «худшее сегодня позади», и через 2-3 часа разобьем лагерь и завалимся в палатки. Однако через три часа никаких признаков скорого лагеря не было и в помине, носильщики начали путаться в показаниях: «может, еще 20 минут ходьбы», «вот за тем перевалом», «вон после той речки» и так далее. Это стало неожиданностью даже для нашего гида Ольги. Она попыталась поговорить с Люком, и он пояснил, что план немного скорректирован: идти будем до подножия вулкана, там и лес есть, и для лагеря место более подходящее.

Так мы и ползли, уставшие и измочаленные, по болотам баскервильским, ругались на папуасов, то набирая высоту, то скидывая с трудом набранные метры. Идти в резиновых сапогах тяжелее, чем в трекинговых ботинках – голеностоп не закреплен, нога расхлябана. Доползли к вечеру (часам к 19) до поляны под вулканом, час разбивали лагерь. Некоторые члены группы настолько вымотались, что вырубились спать голодные, только жадно утолив жажду (пить в душном влажном климате хочется неимоверно).

Итого за 10,5 часов мы протопали 15 км тяжелой дороги. Но тяжело было не столько от долгого перехода, сколько он неожиданности, так как настроены были на 6-часовой трекинг, а вышло все по-другому.

Ужин наши проводники приготовили отвратительный, вкусовые пристрастия у нас все-таки сильно отличаются. Вид вершины в тумане устрашал. Засыпалось тяжело. Все понимали: если за ночь не восстановимся, идти завтра на штурм будет не просто.

«Все проверили? Все готовы? Ну что ж, с Богом, ребята»

7 января мы поднялись в 6 часов, в 6:30 позавтракали и в 7 вышли на штурм. Ах, этот волнительный первый шаг на пути к вершине. Помню почти все свои «первые шаги», когда гид говорит: «Все проверили? Все готовы? Ну что ж, с Богом, ребята». Ты задерживаешь дыхание, концентрируешься и делаешь первый шаг к своей мечте… Лирическое отступление, возвращаемся к рождественским событиям.

Гилуве – цель экспедиции

Высота набиралась довольно бодро, так как спуски отсутствовали, все время шли и шли вверх по хорошему эффективному наклону. С погодой нам неслыханно повезло – дождя не предвиделось. Часа четыре поднимались, в двух местах ощутили откровенный дискомфорт из-за близости к месту, откуда можно и «улететь». Но мы были заранее предупреждены об этом: о коварстве дороги писали другие восходители. Более того, капитан клуба «7 Вершин» Александр Абрамов, напутствуя нас, был категоричен: только с веревкой по провешенным шлямбурам (он их там пробил с дюжину). Соскользнуть по сырому травянистому склону можно очень даже неожиданно, без надежной опоры лучше сильно не рисковать. И мы аккуратно, технически страхуясь, проползли эти два неприятных места.

В одном месте страховка даже пригодилась Черкашину – Игорь неудачно ступил и полетел, еще бы чуток – и головой мог о скалу треснуться. Но, слава Богу, все обошлось, хотя испугаться успели. Абрамов был прав: если можно перестраховаться – лучше это делать. В общем, часа через четыре после выхода мы вышли на вершину, светило Солнце, мы фотографировались с флагами, пили воду, радовались видам вокруг. И пошли вниз, также аккуратно по неприятным местам.

На вершине

В 13:30 были уже в лагере, а в 15 часов зарядил тяжелый затяжной дождь с громом и молниями. Но мы были уже «в домиках», уставшие, но счастливые приходили в себя. Выходит, что наши гиды были правы, выбрав именно такой график. Ведь если бы накануне мы разбили лагерь раньше и сегодня пришли к вершине позже, то спускались бы уже под проливным дождем, что резко увеличило бы вероятность неприятностей на опасном спуске.

Также повезло и на следующий день, когда мы спускались к деревне. Дождик побрызгал лишь немного, «для галочки». Тем более, Румянцева грозилась не зачесть нам восхождение, если нас не промочит тропическим ливнем. Дорога была совсем раскисшей: чернозём и глинозём, мы шли и падали, поднимались, шли дальше и снова падали. Когда мы дошли до деревни (часов через 8) и подарили наши сапоги носильщикам, радости их не было предела, мы тепло расстались, пофотографировались, нас провожала вся деревня. Когда к вечеру 8 января мы добрались до домиков, начался сильнейший дождь, но это был уже приятный проливной дождь. Природа очень гостеприимно отнеслась к нам, выдав такое шикарное погодное окно для восхождения. Весь вечер приводили себя в порядок, мылись, стирали, наедались, готовились к двум дням насыщенных экскурсионных поездок.

У тех, с кем надо быть осторожнее

9 января утром мы поехали на местный рынок, поразивший нас безобразным смрадом и высокими (для небогатой страны) ценами, потом отправились в «деревню глиняных человечков», надевающих на головы огромные тяжелые защитные шлемы, посетили чайную плантацию. Далее двинулись изучать быт настоящей папуасской деревни, смотрели жилища, скот, удивила огромная (1,5 м) агрессивная птица казуар с костяным шлемом на голове.

В следующей деревне смотрели яркие местные песни-танцы. Обратил внимание, что в шалаше у вождя на полках стоят черепа его предков, а наконечник копья сделан из голени умершего отца. С такими племенами надо быть осторожнее, никто не знает, что у них в голове. Жены вождя носят на груди признак богатства – деревянные бордовые киносели.

Запекание кабана в банановых листьях

10 января утром взяли курс на деревню, где хранится древняя легенда про людей-скелетов, живущих в пещере, нам продемонстрировали облачение людей-скелетов, танцы. Потом мы посетили орнитологический парк, где наблюдали разных диковинных птичек. Затем переехали в деревню, где нас ознакомили с традиционным способом запекания свиньи в яме с раскаленными камнями и банановыми листьями. Это целый ритуал: и укладка свиной туши, прокладывание слоев листьями и овощами, затем (через несколько часов запекания), дележ мяса на равные кусочки, угощение всей деревни. Вечером снова были танцы-песни в нашем лоджи. В общем, ярких эмоций от второй (экскурсионной) части нашей экспедиции нам хватило с лихвой.

11 января в 6 позавтракали и поехали в аэропорт, а в 10:00 у нас был первый самолет до Порта Морсби. К сожалению, в столице Папуа Новой Гвинеи наша команда распадалась, точнее, разъезжалась кто куда. Игорь с Джамилей продолжили путешествие по островам – полетели на дайвинг. Ольга, Игорь Черкашин и Алексей ждали вылета в Гонконг, а мы с Антоном зарегистрировались на самолет до австралийского Брисбена. В грустные моменты расставания надо мечтать о новых встречах. Например, на Демавенте или на Арарате или еще где-то в интересном месте.

Культурная часть программы
Вождь племени с женами
Культурная часть программы

Там, где причалил Кук

С Антоном Селезневым мы познакомились в провинции Мендоса (Аргентина), когда готовились к восхождению на Аконкагуа. Весельчак и душа компании, простой парень из Ростова, он не мог не вызывать симпатий: открытый, надежный, спортивный, целеустремленный. Вместе с ним мы ходили и на Джомолунгму в 2014 г. И вот тут решили, что «для галочки» надо бы и на Костюшко заскочить. Итак, на самолет, навстречу новым приключениям…

В этот день у нас с Антоном было три перелета. Измотанные, только к полуночи мы забрели в третьесортную гостиницу недалеко от аэропорта Сиднея, побродив по окрестностям, поняли, что все закрыто и поужинать нам не удастся. Просто завалились спать.

12 января мы провели насыщенный день в Сиднее. Утром в аэропорту встретили супругу Антона – Анну (не виделись с тех пор, как она приезжала в гости на Байкал), перебрались в хорошую гостиницу в центре города. Потом встретились с земляками: Сергей уехал из России лет 15 назад, а Марат – лет 10. Контакты Сергея мне дали еще в Иркутске, сказали, что он всегда рад встречи с земляками, радушно принимает, помогает сориентироваться на местности. Несмотря на то, что Сергей успешен в бизнесе, много работает и зарабатывает (миллионер), он нашел время не только на встречу с нами, но и на совместные экскурсии.

Погуляли по центру, набережной, пообедали устрицами с видом на мост Сиднейской гавани (Sidney Harbour bridge), зашли в узнаваемое здание Сиднейской оперы, потом прошли по району The Rocks, куда, по легенде, причалил Кук. Зашли в океанариум SeaLife и мини-зоопарк WildLife. Сергей помог нам через интернет заказать в аренду автомобиль (с дополнительными опциями «навигатор» и «wi-fi») и мы расстались, договорившись встретиться в следующий раз в Иркутске (что удивительно, так это то, что уже через пару недель мы встретились в Иркутске).

Далее мы самостоятельно погрузились в круизный кораблик и пошли по заливу мимо Форта Денисон (Fort Denison) и острова акул до района Мэнли (Manly). Там перекусили в пляжном ресторанчике и вернулись обратно. Пошли на вечерню прогулку в Чайна-таун (Chinatown). Так прошел наш второй день в Австралии – очередной насыщенный эмоциями день.

На самом белоснежном пляже на Земле

13 января встали рано, позавтракали и пошли за забронированным накануне автомобилем. Антон сел за руль, я выступал штурманом. Долго мы не могли перестроиться на левостороннее движение, натерпелись страхов, пока не выбрались на трассу. Ехали мы не по хайвэю, а по дороге вдоль океана, наслаждались видами. Через несколько часов добрались до Пляжа Хайамс (Hyams Beach), что на Южном побережье штата Новый Уэльс (New South Wales) – залива Джарвис (Jervis Bay).

Попасть сюда мы планировали из-за того, что этот пляж включен в Книгу рекордов Гиннеса как самый белоснежный пляж на Земле. Это настоящая жемчужина Австралии (имеющая статут Национального парка) – здесь самая чистая изумрудная вода. Откровенно признаюсь, лично мне показалось, что пляжи Варадеро (Куба) гораздо эффектнее: и песок там белее, и вода изумруднее. Но, возможно, это просто эмоциональные воспоминания.

После пляжного перерыва мы продолжили путь: направились в сторону австралийской столицы Канберры, там выбрались на хайвэй и поехали в сторону городка Тредбо. По дороге (спасибо технологиям) прямо из машины забронировали номера в отеле в курортном городке Джиндабайн (Jindabyne). Ехали и в грозу, и в шторм. Всего за этот день мы были в пути более 11 часов.

Искомый нами отель находился в живописном месте. Что удивительно (опять технологии), в отеле нас никто не ждал. Вход в отель был закрыт, мы подняли трубку телефона, объяснили оператору, что забронировали номер, оператор продиктовала нам пароль от сейфа на стене. Открыв сейф, мы нашли конверт с моей фамилией, в которой лежали ключи от нашего номера и необходимые инструкции. Деньги просто списались с карты. Минимум персонала – экономия на издержках. Это был прекрасный отель. Двухэтажный номер-шале с камином и с видом на озеро. Вечером мы устроили себе пиршество: в ресторане самостоятельно пожарили вкуснейшие стейки, отведали вкусного местного вина, начисто отмылись и свалились отдыхать в роскошные постели. Спалось на природе очень хорошо.

На Костюшко в мерзкую погоду

В 6:30 мы оставили конверт с ключами в лобби отеля и тронулись в путь. До Тредбо было недалеко – километров 50. На подъезде к национальному парку рейнджер предупредила нас, что погода портится. Но мы не могли ждать, не было желания проводить еще один день под Костюшко.

Наспех собравшись, мы побежали на гору. Настолько наспех, что я даже не взял ни дождевик, ни шапку, ни теплых вещей. Видимо, гора не потерпела такого пренебрежения к себе и за неуважение встретила нас мерзкой погодой. Ломились наверх мы достаточно быстро, без перерывов и перекусов. Надо отдать должное, виды и природа там потрясающие: ручейки, ромашки, камушки, тропинки, эвкалипты… Бережные австралийцы проложили пешеходную дорожку (из металлической сетки) над полями – примерно полметра над поверхностью земли (видимо и для сохранения флоры, и для облегчения пути туристам).

Костюшко – высочайшая точка Австралии

Поднялись – сфотографировались, и пошел сильнейший дождь, задул ветер. Фотоаппарат залило водой, что исключило возможность делать красивые панорамные снимки на спуске. Ну хоть успели на вершине с флагами сфотографироваться – для доказательства, что побывали. Промокли насквозь, продрогли от ветра и тряслись, как осенние листья. Это была первая (надеюсь, последняя) гора, когда мне не повезло с погодой.

Сбегая вниз, шутили, что если мы погибнем на Костюшко, клуб «7 Вершин» умрет от смеха над нами. Мы так торопились, что даже сертификаты о восхождении не успели оформить, но есть фото-доказательства нашего пребывания на высочайшей вершине Австралии. В 14 часов мы уже погрузились в машину и помчались в сторону Мельбурна, преодолев за этот день более шестисот километров. В 22 часа уже заселялись в отель Radisson в центре Мельбурна.

Вот такое скомканное, для «галочки», без особого удовольствия получилось восхождение. Что, конечно же, неправильно. Надо было полноценно насладится этими местами, куда нас влекло еще с детства. Кто из советских мальчишек не упивался жюль-верновскими приключениями героев «Детей капитана Гранта»? Из любопытства откройте эту книгу: 37 параллель, река Сноуи (Снежная), Австралийские Альпы, гибель лошадей, каторжники… Почти все, написанное про ландшафты и особенности этих гор, – правда.

Могу добавить, что название «Костюшко» мне очень не нравится. У коренных племен (до пришельцев), гора называлась Манионг (значение не ясно). Почему гора должна именоваться именем какого-то польского вояки-диктатора-авантюриста? Также как и Джомолунгма не может называться Эверестом, как и Денали не может быть Мак-Кинли (слава Богу, вернули историческое название) и другие почетные вершины должны носить свои имена. Мода на ложные авторитеты проходит, памятники горе-деятелям разрушаются, а истинные имена вершин сохраняются.

Ни минуты без впечатлений в Мельбурне

Мельбурн

В Мельбурне мы напичкали свое время до неприличия плотно. Осмотрели основные достопримечательности: рынок королевы Виктории (Queen Victoria market), парк ФлагСтафф, побродили по старым улочкам города, посмотрели диковинных животных в центральном зоопарке: там живут утконосы, вомбаты, коалы, тапиры, тасманийские дьяволы (или сумчатые черти). Покатались на туристическом трамвайчике по историческим местам, посетили собор Святого Патрика, пообедали на Набережной Виктории, посетили различные мемориалы, поглазели в антикварной лавке, забрели в старинный паб.

В общем, ни минуты без впечатлений. Понимая, что пора возвращаться в суровый сибирский климат, я жадно вкушал все, что можно было попробовать на незнакомом континенте.

Смешанные чувства овладели мною к концу поездки: и домой хотелось – детей обнять, к делам вернуться, и завершать такую яркую насыщенную поездку было грустно. Обнялись с Антоном по-братски, договорившись вместе планировать следующую экспедицию. Это немного смягчает тяжесть расставаний.


Назад – домой, вперед – к дальнейшим приключениям!