в Иркутске 05:37, Дек. 16:t -11°C

Барханы-айсберги или на север вслед за льдом и навстречу пустыне

Автор:Ольга Цысляк(olnikc)
Опубликовано:01.06.2015
Ключевые слова: Байкал, Баргузин, Святой Нос

Мы не стали, как некоторые, отлученные от заграницы высокопоставленные чиновники, делать скорбные лица и, публично гордясь своим необычным поступком, лучась самопожертвованием, говорить: «В России будем нынче отдыхать. Эхма!»

А мы всегда путешествуем по России, причем, с большим удовольствием. В Сибири есть где разгуляться: Байкал и тайга, горы и вулканы. Даже к песчаным барханам отправимся не в египетский Шарм-эль-Шейх, а в Баргузинскую долину. Выезжаем утром после юбилейного Дня Победы. Второй завтрак: домашние шанежки и чай из термоса на открытой веранде кафе на култукском серпантине с видом на Байкал улучшают и без того хорошее настроение. Путешествие начинается.

Дребезги
Речка Выдринная

На обочинах желтеют веселые весенние цветы мать-и-мачеха, слева от шоссе чистое синее море. А вот и льдины у берега, похоже на разбитое стекло на письменном столе: дребезги осколков, но лежат вместе.

Останавливаемся у речке Выдринной, чтобы набрать воды в канистры. Спускаемся к реке с высокого бережка. Я смотрю на синие горы Хамар-Дабана – сказка! Да не одна. Вдруг любование видом прерывает громкий всплеск: брякнув металлом дужки, в речку бултыхнулось ведро, зачерпнуло воды и само поехало за кустами, на высоте человеческого роста, довольно быстро наверх. Из глубин детства в голове возникает: «А ну-ка, вёдра, ступайте в избу сами!» – снова сказка! Иду на звук, и у крайней избы вижу «Емелю», крутящего рукоять воротка. Парень улыбается: «Это ещё дед мой придумал и сделал».

А ну-ка, ведра,
ступайте сами!
А вот и Емеля!
 
Танхой. Макет Байкала
 
Собор Троицкий
 

В Танхое подъезжаем к зданию Государственного Природного биосферного заповедника, перед ним находится макет «Байкал на ладони», выполненный с соблюдением пропорций глубин дна Озера, высот окружающих его гор.

Обед на знакомом месте у реки Переемной. Затем короткое посещение мужского монастыря в Троицком, и – к паромной переправе через Селенгу в Ильинке. Паром частный, перевозят грузовики с лесом, но берут и легковые. Ожидании заняло всего минут пять, на другом берегу показался лесовоз и наша машина по-царски, не щемясь, пересекает Селенгу одна на пароме. Водная переправа экономит время, крюк до Улан-Удэ мы не делаем. Далее дорога идет вдоль речки Итанца, вскоре всё вокруг заволакивается дымом, пожар на другом берегу останавливает лишь река.

Паром в Ильинке
 
Пожар за рекой Итанца

Проезжаем несколько деревень, и в Татаурово поворачиваем к Байкалу. Дорога хорошая, привал только у реки Хаим в закусочной со вкусными пирожками, да порой у Байкала смотрим на прибрежную, широкую ещё полосу льда. К вечеру мы в Усть-Баргузине, здесь ночевка, а утром – начало пути к пустыне.

Проезжаем мимо поселка Баргузин, добираемся до села Ярикта, здесь построен храм Янжимы. По легендам в долине жили две сестры Янжима и Норжима, покровительницы мудрости, искусств, а также дарующие благоденствие. Ещё Янжиме молятся об избавлении от бесплодия. Вдоль обвязанных разноцветными полосками ткани деревьев поднимаемся вверх по тропе к камню, на котором как бы проявилось изображение богини. Честно пялимся во все глаза, но нам оно (изображение) не показалось. Может, надо было вникнуть, полежать ниц на доске для простирания перед камнем, помедитировать. Тогда, глядишь, и сложились бы белые пятна на сером камне и для нас в фигуру женщины-богини. Но, видно, это не для нас, непросветленных. Возвращаемся к Цогчен Дугану, заходим внутрь, а вот здесь-то и видим изящные статуи и Янжимы, и ласково улыбающегося Будды Шакьямуни. Наглядно, без «оптического обмана зрения». Движемся далее, на поиск островов пустыни в долине.

Чогцен дацан Янжимы
Будда в дацане
Янжима и Норжима

За стеклом камень
с изображением Янжимы (Сарасвати)
Барагханский субурган
под горой Бархан-Уула
Досточтимые ламы
 
Перед молебном
 

Однако, мы же в Бурятии. На дороге вдруг становится гораздо оживленнее, это мы подъехали к Барагханскому субургану, стоящему у подножия горы Бархан-Уула. Бархан-Уула – одна из святынь, охраняющая буддистское учение с севера. Там наверху место, где живут главные духи («сабдак» по-тибетски), или эжины, Бархан-баабай и Хажар Сааган нойон. А ступа, означающая «вершина» на санскрите, сооружается по канонам. Нижняя часть ступы – земная; средняя, куполообразная с изображением Будды Шакьямуни – мир полубогов; верхняя заостренная, заканчивающаяся знаком «сойомбо», символизирует связь с космосом – мир богов. При строительстве внутрь ступы закладывается множество глиняных тибетских статуэток (ца-ца), списки с молитвами, святые книги. Это создает положительную энергию, благотворное защитное поле субургана. По солнцу обходя ступу, люди настраиваются на позитивный лад. Сегодня здесь проводится ежегодный молебен, торговцы продают свечи, благовония, ленты, шарфы- хадаки и хии-морины – напечатанные на ткани молитвы. Атмосфера праздничная, люди нарядные. Подхожу к двум ламам в ярких оранжевых одеждах, хочу спросить разрешения сфотографировать их. От собственной учтивости возникает ступор, как у режиссера Якина: «Аз есмь... Житие-мое...». Бормочу: «А дозволят ли досточтимые ламы?» Ламы дозволяют, и я быстро щёлкаю затвором.

Ещё за райцентром Курумкан расположен старый курумканский дацан, где находится Всероссийский медитационный центр по сутре и тантре, во как!

По ходу движения от нас слева виден островерхий Баргузинский хребет, а справа, как знак приближения к пустыне, тянется параллельно дороге оросительный канал.

Канал оросительной системы долины
Задвижки на канале
Песок и сосны

Рекультивация
Дорога ГСД
Дорога ГСД

Мост через реку Аргада. Левый берег
Дорога и за рекой есть, моста нет
Река Улан-Бурга. Только вброд

За селом Сахули сворачиваем к Баргузину, пересекаем его по хорошему мосту, и вскоре у села Мойгото видим песчаные бугры с высаженными на них ровными рядами сосен. Далее движемся по ГСД (грузо-сборочной дороге), хотя после проезда по ней аббревиатуру хочется сменить на ГЗД (Государством забытая дорога). Дорогу сужает мощный ковыль по обе стороны, а где-то весомую часть дорожного покрытия захватили заросли облепихи, нахально переместившись сюда с обочины. При подъезде к рекам дорога напоминает чертежную штриховую линию с большими пробелами между штрихами на месте бывших мостов. Особенно большой «пробел» – остатки мощного моста через реку Аргада. Вариантов преодоления реки два: либо достаточно далеко в объезд, либо вброд. За весь день нам встретилась всего одна машина. Но тихо в долине не было. Сейчас время гнездования у птиц, которых здесь великое множество и птичий гомон стоит разноголосый. На бесчисленных озерцах удалось увидеть цапель, кроншнепов, много разновидностей уток, гусей, и даже лебедей. Правда, заснять «аристократов» трудно, они очень осторожны. А вот кулички позируют, не обращая внимания на машину рядом с ними. Жаворонки, повиснув в небе, поют серенаду солнечной Баргузинской Долины. Закрадывается нехорошая мысль: может, специально местные патриоты сожгли мосты, чтоб всякие пришельцы извне не нарушали привычную размеренную жизнь людей, птиц, зверей?

Вот и пески, настоящие барханы. Ветром мелкие песчинки перемещаются постоянно. Глядь, а уже песчаный бугор-бархан засыпал и кусты ивы и даже двухсотлетнюю сосну по пояс. Право слово, пустыня. А какие вечером складки вырисовываются! Беспрестанно снимаю, тихо радуясь, что прошло время поездок с одной-двумя дефицитными слайдовыми пленками, когда приходилось скрягой трястись над каждым кадром. А тут такая красота, эти пески на фоне гор! И не расскажешь – смотреть самим надо.

Ветер
Бархан движется
Сосне песок уже по пояс
Многоэтажки стрижей
– Ты как здесь? – Стреляли...
Пырей бессмертный
Барханчик
Барханчик, тушканчик...
Вечерние тени


На фото авторы.
Та, с длинными ногами в первом ряду – я.

Поздним вечером, возвращаясь по ГСД, едем в деревню Сахули, покупаем мёд – в прошлом году брали, понравился. Ночёвка под небольшим дождичком, и ещё один заезд в долину по мосту через Баргузин за Барагханом. По дороге заезжаем в другой район песков. Насмотревшись, выезжаем к Аргаде, переезжаем её по мостику (неказистому, но целому!) и вновь петляем, наткнувшись на пеньки – опоры бывшего моста через реку Улан-Бургу. Не могли проехать мимо знака в голой степи с названием колхоза имени Карла Маркса! А теперь двигаем в знакомые уже места. Вот сакральное место с Бухэ-Шулуном (Бык-Камнем), символом и хозяином долины у шаманистов. Вот «Сувинские Замки» – каменные скалы у поселка Суво. Поднимаемся в гору, находим полюбившуюся нам каменную птицу, удивляемся, что на многочисленных снимках останцев ни у кого не встречали её. У подножья «Дворцов» деревня Суво. Самое раннее поселение здесь было эвенкийское, название переводится, как «конец дороге». Чуть дальше рядом с дорогой белеет озеро. Именно белеет, ибо оно соляное – воды в нём нет совсем, а дно покрыто толстым слоем гуджира, или хужира (солончака – по-бурятски). Здесь добывали глауберову соль. А вот ещё русское село со странным названием Уро, это тоже наследие тунгусов, по-эвенкийски Уро значит «стоянка в тайге». Оставив позади экзотику, вновь въезжаем в Усть-Баргузин. Отсюда решили назавтра заглянуть в Забайкальский национальный парк, в Баргузинский залив.


Пески у Баргузинского хребта
Клумба на обочине
Вечер
Бухэ-Шулуун или бык-камень
Сувинский замок
Башни Суво
Каменная птица – страж Суво
Село Суво у подножья Дворцов
Соляное озеро
Дом в селе Уро
Старый пятистенок

Утром яркое солнце, но холодно, приходится надевать и свитер, и пуховой жилет, и шапку. Руки мерзнут, но остановиться, перестать фотографировать не могу – нападает какой-то психоз, сродни прошлому, в песчаных барханах. Да вы бы тоже не удержались! Чистый песчаный пляж, полоска льда и ледяного крошева, затем широкая синяя полоса открытой воды, увенчанной горами Святого Носа – красота! Сильный ветер гонит волны и они набегают на берег, но не с шуршанием песчинок, а с мелодичным звоном ледяных иголок. Попытка снять кусочек видео не удается: какой-то темно-серый океан-солярис в видоискателе мерно колышется, но неживой. Надо без фотоаппарата просто стоять, смотреть и слушать. Тогда хорошо!

Новый мост через Баргузин
На Бормашовом озере
Друзы льда
Ветер на озере
Святой Нос. Май
Пляж Баргузинского залива
У Максимихи
А на берегу уже весна
Айсберги

Страсть сильнее разума
На сопках багульник цветет...