в Иркутске 14:40, Дек. 12:t -17°C

Чойган краем глаза

Автор:Ольга Цысляк(olnikc)
Опубликовано:05.03.2015
Ключевые слова: Чойган, Орлик, источники

Отпуск у меня начинался уже почти традиционно – со скандала с директором, который никак не мог понять, зачем человеку аж десять дней подряд летом. Поэтому в отпуске указанной протяженности мне было отказано. Мечта рушилась, Долина вулканов и Чойган отдалялись все дальше, но вмешалось провидение – позвонил начальник отдела с предприятия, куда я дважды делала робкие попытки устроиться, и сказал, чтобы я выходила на новую работу. О, радость! Быстро написано заявление об увольнении, в серьезность которого директору не верится, но я непоколебима. Жаль только, что поездка будет урезана на три дня, так как мой последний законопослушно отработанный день приходится на понедельник. Вот и всё, ЖКХ – в прошлом!

В прошлом и спецовка-телогрейка, гордо именуемая на этикетке «курткой для защиты от пониженной температуры», и почти цирковое хождение по оцинкованному парапету на высоте шестого этажа над только что залитой битумной кровлей. В прошлом добывание у знакомого сварщика на ЖБИ пары дефицитных отводов «на 76», и перевоз их в трамвае в своей женской сумке. Прощай, театр абсурда!

Так приятно ощущать, что теперь капризы погоды я буду воспринимать просто, как обыватель. Буду решать, нужен ли мне днем зонтик, либо надевать ли сегодня что-нибудь потеплее. Выходя из дома после снегопада, буду любоваться красивой картиной украшенного снегом города, а не прокручивать в голове, где не отремонтирована кровля или не отрегулировано теплоснабжение. Конечно, я буду по давней привычке несколько раз в день слушать прогноз погоды на завтра, но только для себя.

Чойган утром
Дорога к Орлику

Утром вторника мы уже на пути к мечте. Всё, всё – дальше от города – Чистые Ключи, серпантин «тёщин язык» перед Култуком, въезд в ненаглядную Тункинскую долину. А здесь: справа горы Саяны, слева отроги Хамар-Дабана, и, право же, не знаешь, где краше! Приятный привычный пикник на обочине, само собой, не абы где, а в живописном месте – имеем право, мы в отпуске!

Названия селений все знакомы, можно не заглядывать в карту, хотя она у нас всегда при себе. Вот крупный районный центр Кырен, а за его околицей голосуют два автостопщика в ярких приметных одеждах. Берем. Часа два без передыха москвичи повествуют о своих приключениях в странствиях, а в этот раз они направляются, кто бы мог подумать, в Долину вулканов! Но мне кажется, мой неразговорчивый водитель всё более суровеет лицом, слушая этот трёп. По плану у нас остановка. Мы завершаем акт гостеприимства, расставаясь с попутчиками за пограничной заставой в посёлке Монды. Они выходят из машины, полные радужных надежд, невзирая на мои замечания, что машины за Орликом движутся редко.

 – «Подумаешь, вот мы как-то были в Коми, так там всего машины две, бывает, за день проходит». Я говорю: «Вы не поняли: за Орликом машины ходят ОЧЕНЬ редко». Забегая вперед, скажу, что, когда мы возвращались уже обратно, мы встретили этих автостопщиков (теперь уже пешеходов), они все так же упорно двигались к своей цели. Обогнав нас, они переночевали одну ночь в поселке, а еще две в лесу около дороги. Сказали, что позавчера была одна машина с пьяным водителем, но у них возникли разногласия по поводу основополагающего принципа хартии хитчхайкеров – не платить за проезд вообще, и, как результат – сорок километров пешком.

Впереди 11 км внимания
Окинский район –
родина сойотов

Пообедав на берегу Иркута, заварив чай на очень вкусной воде, едем дальше. У КПП стоит знак начала Окинского района – родины сойотов. Проходим опасный Тумелик, заставляет себя уважать этот отрезок дороги с огромными «чемоданами» и просто камнями, свалившимися сверху с огромной высоты, на обочине дорожный знак «камнепад» с цифрой 11000 м. Далее Окинское плато, развилка: направо – прииск Самарта, озеро Ильчир с вытекающим из него Иркутом, и чуть дальше исток нашего Китоя; прямо – на Орлик, нам туда.

Пройден перевал, простору-то! Хорошо видна вершина Мунку-Сардык. Где-то рядом, согласно карте, начало Оки. Оно затеряно в болоте, и, вдруг, сразу, река. Дорога всё время идёт с ней рядом, а за поселком Сорок перемещается выше. Мы останавливаемся для обзора окрестностей, я перевожу окуляры бинокля на воду, а там рыба ходит кругами – кажется, можно сачком черпать!

Едем дальше, вот и Орлик. Так хочется увидеть Чойган, хоть краем глаза! Умом-то понимаю, что за то короткое время, которое у нас есть, мы не сможем добраться до заповедного места, остается только в окрестностях побродить. Разыскиваем по адресу рекомендованного нам проводника, а его дома нет, вот незадача!

Мунку-Сардык с плато
На плато

 – «Может, вам чем-то мой отец поможет?» – спрашивает жена проводника. Отец оказывается человеком, с которым мы случайно, а может, не случайно, встретились несколько лет назад на пропускном пункте. Мы интересуемся – куда бы здесь съездить? И вдруг слышим, что завтра Николай едет по делам в нужную нам сторону – ура! Провидение помогает! Дело в том, что в сторону Чойгана даже наш советский внедорожник по болотам не проходит. Ночуем в гостевом домике, «Ниву» оставляем в поселке.

Выезд в шесть часов утра. Пассажиров кроме нас нет, для полной оплаты машины денег тоже нет. Вспоминаю Доронину в фильме «Три тополя на Плющихе» в такси с зажатой в кулаке мелочью: «У меня только рубль двадцать». Я со своей одной тысячей выгляжу примерно так же. Но Коля благодушен, к тому, же вчера и позавчера он гулял на свадьбе, а сейчас наступило хмурое утро. И Николай говорит: «Ну, давай свою тысячу». Мы подъезжаем к магазину в шесть тридцать утра, где на эти деньги им берется ящик (2005 г.) водки «для отдачи долга». Идиома! Я понимаю, что билет на проезд нами как бы взят, но также понимаю, что расположения Колиной жены мне вовек не видать.

Тотем

Заезжаем за водителем, тот долго не просыпается, так как тоже был на свадьбе, но, в конце концов, мы усаживаемся вчетвером в кабину сто тридцать первого ЗИЛа и выдвигаемся из поселка. По мосту проезжаем через Оку, поднимаемся в гору и останавливаемся – первое святое место, надо «брызнуть». Водитель Валера достает оранжевый поворотник, наливает в него, «брызгаем». Потом говорится, что «русский должен ответить», мы достаем свою представительскую – «отвечаем». Далее по дороге, на открытой всем ветрам поляне стоят несколько столбов с вырезанным деревянным лебедем. Николай говорит, что это тотем местных жителей, и рассказывает красивую легенду о том, что людей принесла сюда птица, отсюда и название Орлик; а в селе Сорок тотем – беркут. А я думала, что тотемы бывают только у индейцев, или в Африке!

Туман у Шаснура

Последний населенный пункт на карте, и название у него есть – Шаснур, а на деле это два дома. Дальше крутые горы, болото, где может пройти только такая машина, как наша. Захватывает дух при въезде на броды, но ЗИЛ (наш Автопром!) проходит их величаво, и как бы не замечая. И так, медленно, но верно, то по грязи, то по очень наклонной дороге, в течение семи часов мы пробираемся к цели, вдоль реки Сенца. Были и остановки по поводу смены ремня, поиска утерянной и вытачивания новой деревянной пробки на редуктор, ну и, само собой, – святые места! Мы не противимся темпу продвижения – другой машины и других водителей нет, поэтому мы принимаем все, как должное. Тем более, в этих краях не бывали, разглядываем все с любопытством. Ближе к финишу, утомленный дорогой и соблюдением обычаев, Валера передает руль моему спутнику, сказав: – «Смени меня, ты же тоже водитель!».

Наш транспорт

И сам спокойно засыпает рядом с проводником, который давно уже дремлет у меня на плече (и новый шофёр это явно не одобряет!). На летник, где пасется табун лошадей, большая машина въезжает с незнакомым человеком за рулем, что вызывает удивление встречающих бурят. Невозмутимый водитель выходит, будит сомлевших спутников: «конечная!». Здесь знакомимся с табунщиками. Я «накрываю поляну» – варю плов и вдобавок достаю все наши припасы-деликатесы из рюкзака, компания-то из восьми человек! В грязь лицом не ударили, хозяева остаются довольны: «Баярлаа!» (спасибо).

К перевалу

Потом нам дают лошадей, вьючат, мы уторкиваемся в седла и выбираемся вшестером из леса на простор. Восхищают альпийские луга с множеством цветов, правый склон целиком покрыт крупными синими аквилегиями диаметром с чайную чашку. На перевале Чойган-дабан из плоских камней сложен высокий ОБО, свой камушек в пирамиду вкладываю и я. Большое перевальное озеро, снег на гребне и много-много солнца. Не верится, ещё вчера утром мы пили кофе в городской квартире под звуки привычно-надоедливой рекламы из приемника, а сейчас живое тепло лошади подо мной, её фырканье, стук копыт о камни, чавканье недавно оттаявшей почвы и простор необъятный! Подбираемся к зоне леса, это, собственно, уже Тува. Начинается крутой быстрый спуск, лошадей ведем в поводу, а сами прыгаем налегке. Через полчаса сваливаемся к бурной речку Аржан-Хем на поляну с большой площадью солевых натеков – это и есть горячие источники Чойган (или Жойган). У края лужайки стройные высокие ели, лес забегает слегка и на склоны, а выше голые отвесы скал, чуть припудренные снегом. Вокруг громоздятся мощные горы, это ж надо, так красоту сконцентрировать в одном месте! Беглый первый осмотр местности. Я не преминула мимоходом окунуться в теплый бассейн целебной баньки – классно! Ставим палатку, устраиваемся с комфортом, варим ужин. Буряты едят с нами и уходят обратно – говорят, если лошадей оставить здесь пастись, их могут увести тувинцы. Обещают вернуться за нами завтра утром.

На источнике

Утром осматриваем источники более основательно. Снова омовенье, теперь в прохладной воде, это «источник молодости». Из закрытого вырезной деревянной крышкой колодца с надписью «Аржаан» пьем очень вкусную минеральную воду. Рядом пасутся олени, косят лиловыми глазами, бряцают боталами. Рога у них огромные, ветвистые – на фоне острых пиков скалистого гребня Чойгана это так красиво!

В седло!

Возвращаемся к биваку, табунщиков всё нет, и мы ещё раз варим чай, перекусываем. Николай предлагает выдвигаться пешком. К нашей компании присоединяется тувинец с дочкой лет пятнадцати, которые добирались на источники на оленях пять дней, теперь они просто хотят посмотреть Орлик. Встаем «под рюкзаки» и вверх, ну очень круто! Вдруг слышится шум вертолета, и Николай с тувинцами решают вернуться посмотреть, кто прилетел. Мы идем вдвоем. Явно, отвыкли от рюкзаков. Но не успели, как следует вспотеть, как навстречу наши проводники. У них в планах, оказывается, еще попить водички целебной. А как же мы? Нам говорят: «Не маленькие, сами доедете. Вот вам две лошади, они дорогу знают». И мы вдвоем возвращаемся верхом обратно через перевал, пожалуй, это самая запоминающаяся часть путешествия. На переходе через ручьи останавливаемся, даем лошадям попить, полакомится сочной травой рядом с тропой, поправляем сползающие рюкзаки, в общем, начинаем вживаться в роль ездовых. В течение трех часов погода менялась с солнечной на пасмурную с мелким холодным дождем, потом снова ясно и тепло. Тихо и замечательно!

Чойган-Дабан

После преодоления перевала узнаю, что вчера соседи по лагерю брали наш бинокль, разглядывали ушедшего на перевальный склон медведя. Но мне он об этом не было сказано, ибо «много знаний – много печалей».

В Туве

Потом поздний обед на летнике, быстрые сборы и вновь на машине, уже в кузове вместе с тувинцами, едем до Хойтогола, другого целебного источника. Пятикилометровый отворот туда похож на что угодно – на ров, на две метровой глубины канавы, но только не на дорогу! Хойтогольские источники более цивильны, там стоят дома, есть заведующая этим хозяйством. Здешняя, пахнущая сероводородом, вода теплая, в открытом бассейне от неё идет парок на прохладном вечернем воздухе. Утром находим направление – тропу к Долине вулканов, чуть-чуть проходим по ней, но, к сожалению, у нас нет в запасе буквально пары дней, приходится грузиться в кузов с группой местных, возвращающихся с лечения «на водах». Обратно едем так же долго, но, к радости нашей, уже без выпивки. Сидящий за кабиной старый дед повествует соседям что-то про прошлое, про Туву. Жаль, нам слышны лишь обрывки рассказа, так как мы ютимся у заднего борта кузова и заняты выживанием в подпрыгивающей машине. К вечеру после изматывающей дороги мы в Орлике, а тувинцы посмотрят посёлoк и завтра обратно!

Ока Саянская

Пересаживаемся в «Ниву», оставляем поселок позади километрах в двадцати и останавливаемся на ночлег в тихом месте у реки. Утром слышу странные звуки, выглядываю из палатки и вижу, как вдоль реки быстро летят два крупных гуся, громко хлопая крыльями – здорово! После завтрака решаем хоть чуть-чуть посмотреть Окинскую горную страну, сворачиваем с дороги вдоль какого-то речного притока, поднимаемся вверх километров на двадцать. Взгляду открываются близкие снежные гребни, недалеко от дороги видны пасущиеся яки, километров через пять друг от друга попадаются одиночные домики. Становится прохладно, и мы поворачиваем назад к Оке. Кстати, в этих краях две реки – тёзки европейских: одна – Тисса, а вторая – Ока, которая в отличие от дальней «родственницы» называется Ока Саянская. Или Аха, так звучит её имя на языке коренных обитателей этого края – малой народности сойотов.

Вечерние тени

Снова в путь. Встречных машин мало, в основном, вчера-позавчера проехали наверх все желающие отметить большой национальный праздник сухарбан. На пограничном посту в чайной перекусываем позами, обмениваемся новостями с буфетчицей, сообщаем ей, что в поселке похоронили большого ламу, он разбился на машине. «Кормилица» говорит, что обычно на сухарбан должен быть большой дождь. Да похоже на то, над вершинами гор ходят темные брюхатые тучи. А пока мы едем по долине под прямыми яркими лучами предзакатного солнца, рельефно выделяющими складки гор. У поселка Монды горы, добежав до долины, резко затормозили и улеглись, вытянув перед собой похожие на лапы львов откосы. Порой громадины просыпаются, их хребты сотрясает дрожь, в глубине нутра слышится грозный гул, потом кряжи снова замирают в покое.

Лапы гор

Решаем заночевать на берегу Иркута, где находится дом отдыха «Анчук», в наступивших густых сумерках пробираемся туда по отвильнувшей влево дороге. И попадаем буквально на руины – дома отдыха нет. Однако здесь стоят палатки, люди приехали на выходные с детьми, отдыхают, и это среди развалин! Объяснение такому одно – рыбалка. Уже ночь, поэтому остаемся здесь, скрашивая, как можем, окружающую неприглядность. Ужинаем при расставленных на траве свечах. Но утром, без завтрака, бегом отсюда! Вот и дождь нас догнал, однако он нас не пугает. Мы заезжаем в ущелье реки Култучной на старую заброшенную дорогу, показ этого великолепного места был мне давно обещан. Останавливаемся у реки, разжигаем костер – дождь не помеха, варим еду. Капли дождя сверху, капли на прибрежных кустах, клочья тумана на скалах, шум речки – вот здесь красиво и потрапезничать, и закончить путешествие.


Чойган вечером
Олешки
На коне