в Иркутске 01:46, Дек. 18:t -11°C

Ао Теа Роа – Страна длинного белого облака

Автор:Марина Васильева (Красноштанова)(fyufhxfyrf)
Опубликовано:06.01.2015
Ключевые слова: Новая Зеландия

Немного о том, что мы узнали о Новой Зеландии перед путешествием, или кто под нами вверх ногами?



Новая Зеландия, входит в число наиболее развитых стран мира. Население Новой Зеландии (NZ) – 4,4 млн. чел. Из них 14% – аборигены маори. Из более 700 островов Новой Зеландии, заселены только 60. Новозеландцы считаются самым честным населением в мире, они очень патриотичны и спортивны. Курильщикам тут непросто – для них отведены специальные места для курения, подальше от мест скопления людей. А с 2020 года в NZ планируется ввести полный запрет на курение.

Все предлагаемые активные туры – это экотуры: дайвинг, вело, гольф, параплан, рафтинг, джампинг, верховая езда, горные лыжи, треккинг, автотуры. Имеются золото-туры, винные туры (вино Рислинг, Шардоне, Роуз Маунт, Мальборо Совиньон Блан – лучшие в NZ), популярен тур «Властелин колец» (по местам съёмок фильма), сплавы по рекам Каварау, Роторуа, Шотовер. Популярный пешеходный тур: Te Araroa («Длинный путь») – путешествие по обоим островам NZ, по старой тропе аборигенов маори, длиной 3000 км, через всю Новую Зеландию. Маршрут разбит на 300 отрезков разной сложности от новичков до мастеров альпинизма. Весь путь пешком занимает 4 месяца.

Путешествие по Новой Зеландии мы запланировали ещё за полгода – летом 2013. Двое русских – Анатолий и Сергей, бывшие коллеги и приятели, живущие там уже больше десятка лет, пригласили нас посмотреть страну, и мы, не раздумывая, занялись сборами. С детства мучил вопрос: «Кто там под нами, вверх ногами?» И как живётся им там, когда у нас тут весна, а у них осень? У нас – день, а у них – ночь? У нас – север холодный, а у них – юг? У нас – экватор на юге, а у них – на севере…

Самая экологически чистая страна в мире, где Национальные парки открыты и БЕСПЛАТНЫ для всех желающих. Страна, где до сих пор обитают родственники динозавров и нелетающая ночная птица киви, где 80% фауны – эндемики, а 50-метровые деревья имеют возраст 2000 лет… Страна, которая живёт на действующих вулканах, и ежегодно переживает до 200 землетрясений, но при этом жители – радостны, свободны и спокойны.

В общем, любое путешествие начинается в детстве, когда задаёшься вопросом, типа «Кто под нами вверх ногами?» А спустя десятилетия, когда ты уж и не помнишь, о чём думал в детстве, всегда найдётся повод, произойдёт счастливое совпадение случайностей, выпадет шанс, найдутся возможности, «лягут карты», появится возможность, окажутся попутчики, и потечёт всё как по маслу, и закрутит судьба так, что ты её уже и не остановишь… Рано или поздно это случится. Потому что ты уже запрограммировал это событие давным-давно, помечтав однажды. Главное – чтобы это было нужно тебе так же сильно, как и в детстве…

Перелёт в Новую Зеландию – это уже само по себе путешествие – мама не горюй!

14-16.02.2014

Не буду утомлять читателя рассказами о том, как долго мы летели... и как оказались на 3-й день полётов в другом полушарии, прилетев из зимы в лето: Москва (Шереметьево) – Шанхай (Пудонг) – Окленд (Северный остров Новой Зеландии) – Крайстчёрч (Южный остров)...

В Окленде мы забрали свой багаж, и пошли на таможенный досмотр вещей. Всюду висят плакаты о том, что в страну запрещён въезд в грязной одежде и обуви. «Вы не подозреваете, что Вы привозите вместе с собой сюда». 400$NZ – минимальный штраф за остатки песка и почвы на обуви, палатках и рюкзаках; 2000$NZ – штраф за провоз фруктов и овощей из других стран. В общем, таможенники бдительно смотрят за тем, чтобы прилетающие туристы не нарушили экологию самой чистой в мире страны. И это не шуточки! Мойте обувь перед посещением Новой Зеландии! Я откровенно струхнула, когда таможенник, проверив мой багаж, показал мне маленький кусочек засохшего песка в щели протектора на моих сандалиях, отковырял крючочком и показал мне. Это могло иметь плачевные последствия, в виде штрафа от 400$NZ до 2000$NZ, кроме того, ещё и безвозвратно уничтожили бы мои любимые сандалии. Тут, конечно, ходят босиком местные, но у меня вряд ли бы это получилось… А ведь я мыла сандалии дома, они лежали у меня в багаже, как мне казалось, чистенькие и почти новенькие. Товарищ из таможни оказался добрым, он нас простил за песок в сандалиях. Хотя тщательнейшим образом просмотрел и обнюхал весь наш походный скарб (накидки для дождя, тент, рюкзаки).

Утренний тёплый августовский туман на взлётной полосе Окленда предвещает хорошую погоду днём, пахнет влагой и свежестью росы, как в горах после дождя. Просто невероятная для аэропорта, головокружительная свежесть чистейшего сладкого и влажного воздуха! Озон! Из кислого московского февраля мы прилетели в нежный август Океании. И последний перелёт местными авиалиниями в Крайстчёрч... Погода была прекрасной, и в иллюминатор было видно и Тихий океан, и оба острова новой Зеландии, и вулканы, и горы, и пастбища… Виртуальные бортпроводники – хоббиты из «Властелина колец» с экранов мониторов учили нас эвакуироваться из самолёта в воду. Потом уже настоящие живые бортпроводницы в зелёных платьях с орнаментами папоротниковых завитков (символ NZ) принесли соки, кофе, чай и выпечку. Летели всего около часа. Ну, в общем, перелёты закончились через 27 часов, из них в воздухе мы провели 21 час... И это был кратчайший вариант пути Москва – Крайстчёрч...

В Крайстчёрче нас встретил Анатолий, и на машине отвёз нас в мотель 2-19 On Jones, где мы будем ночевать сегодня. Отель – скромные дощатые одноэтажные домики из новозеландской сосны, в которых, впрочем, имеется всё для комфортного проживания – от тостера и молока в холодильнике до фена и телевизора. Но вот интернет дорогой, необходимо покупать карту, как выяснилось потом, что и она не везде спасает. Бесплатный Wi-Fi кое-где имеется, но такие мотели нарасхват, и это считается высшей планкой цивилизации и удобств, и такие мотели значительно дороже тех, где Wi-Fi отсутствует. Впрочем, за месяц путешествия мы убедились, что интернет здесь нам ни к чему, (если только не брать во внимание патологическую тягу к общению с русскими друзьями), тем более по такой цене (от 2$NZ в Окленде до 8$NZ на Южном Острове в час!)

Заповедник дикой природы Willowbank Wildlife Reserve, и представители флоры и фауны, благодаря которым Новая Зеландия процветает

NZ – это страна трёх киви: киви-птица, киви-фрукт и киви-people. На киви-птицу мы решили посмотреть в заповеднике, так как в природе её уже, увы, не найдёшь. Киви-фрукт – это китайский крыжовник, завезённый в Новую Зеландию, и за сходство с киви-птицей (мохнатый шарик) именно так и назван новозеландцами. Ну а киви-люди (так называют себя новозеландцы) встретятся нам в большей части на северном острове, в конце путешествия, потому что Южный остров – малонаселён...

После полудня мы поехали в Willowbank Wildlife Reserve – заповедник дикой природы NZ, одна из достопримечательностей Крайстчёрча, где посмотрели на местных эндемиков флоры и фауны, а также и завезённых с других континентов, прижившихся так основательно, что теперь новозеландцы не знают, куда от них деваться (например, кролики и опоссумы). Надо сказать, что Новая Зеландия, собственно, и представляет собой сплошной Национальный парк. В стране нет ни одного уголка, где бы не чувствовалась забота и уход человека за природой.

Сначала мы покормили жирных угрей, плавающих вместе с утками и лебедями в пруду, мясным фаршем (корм продают посетителям на входе). Угри высовывают морды, и выползают, как змеи, на камни, и берут корм прямо с рук. Потом мы смотрели на попугаев и разных местных птиц (кеа, кака, какапо, кокако, такахе, тико, туи, гуйи... ), сходили в тёмный сырой загончик для птичек киви: они живут только в тёмноте, осторожно крадутся в тёмных зарослях джунглей, у них нет крыльев, но есть длинный клюв и усики. Птичка киви находится на грани вымирания, так как сначала её ели аборигены маори, а потом практически всю популяцию уничтожили завезённые хищники (опоссумы, собаки, кошки). Потом мы понаблюдали за валоби (разновидность кенгуру), выдрами, обезьянами, дикими кабанами, мини-лошадками, ламами, альпаками, горбатыми коровами, и другими животными.

Завезённые кролики и опоссумы – заполонили остров (сейчас на островах около 70 млн. особей тех и других). Есть легенда, что первые млекопитающие появились на островах с кораблями капитанов Абеля Тасмана и Джеймса Кука, и это были крысы, спустившиеся с кораблей. С этого момента началось катастрофическое изменение флоры и фауны островов. Позже опоссумы были завезены с целью сожрать крыс, но они их не съели, а стали поедать птиц киви, чем создали большую проблему экологии, как и завезённые кролики, которые расплодились из-за полного отсутствия хищников, и начали уничтожать местную флору, в том числе под угрозой оказались и многие эндемики. Позже на подошвах обуви англичане завезли сюда семена колючего кустарника, который здесь называют – гос, и он в благоприятном климате размножился так, что стал бедствием для сельского хозяйства... Ну и так далее. В общем, новозеландцы не зря так тщательно на таможенном контроле "трясут" багаж туристов.

Что здесь растёт. Хорошо растёт новозеландская сосна – всего 15-17 лет до взрослого состояния. Деревообрабатывающая промышленность приносит стране благодаря сосне хороший доход. Авокадо – популярный орех-овощ. Из него делают салаты-пасты. Например: варёное яйцо и авокадо, растереть вилкой в пасту и намазать на хлеб. Вкусный и очень сытный новозеландский завтрак. Цитрусовые растут все, но почему-то стоят дорого, особенно лайм. Местные бананы относительно доступны по цене, но дороже, чем у нас. Инжир, грецкий орех тоже являются популярными продуктами. Помидоры и огурцы здесь какие-то неароматные, как будто тепличные, нам не понравились. Зато манго, груши, яблоки, сливы – очень вкусны. А черешня – просто бесподобна! Виноград – ещё одно достояние страны (о нём – в отдельной главе, ниже), и соответственно, очень хорошие вина, особенно славятся белые сорта. Основные доходы страны, собственно, и растут благодаря природе островов и её умелому пользованию людьми:

  • 1-я статья доходов NZ – мясо-молочная промышленность и овцеводство. В данное время в стране насчитывается до 40 млн. овец, 17,5 млн. коров, 1,6 млн. оленей.
  • 2-я статья доходов – лесопромышленность (на продажу выращивают только новозеландскую сосну и экспортируют её по всему миру).
  • 3-я статья доходов – туризм.

Очень популярен треккинг. Всю страну практически опоясывают оборудованные тропы по горам, джунглям, фьордам, ледникам, пустыням. Самый технически сложный – так называемый датский трек – длится 8 дней, около 70 км, по перевалам и вершинам, по скалам, в опасных местах натянуты цепи для страховки. Милфорд-трек – самый дорогой (проходит по красивейшему месту – фьордам Милфорд-саунд, на южном острове, стоит этот тур – от $2,5 тыс. и выше, длится – от 3 до 7 дней). После пешеходного по популярности на 2м месте – рафтинг, а за ним – горные лыжи (но это только в зимнее время – здесь это июнь-август).

В стране создано множество заповедников, национальных парков и прочих природоохранных зон. Новая Зеландия объявлена безъядерной зоной. Здесь впервые в мире введен «углеродный налог» и к 2020 г. планируется достичь нейтрального баланса выброса углерода в атмосферу. Но и сейчас эко-преимущества используются в туристских лозунгах страны: «Green and Clean New Zealand» (Зеленая и чистая Новая Зеландия) и «100% Pure New Zealand» (100% чистая Новая Зеландия).

После прогулки по заповеднику я свалилась спать, и моментально вырубилась, так как двое суток без сна уже дали о себе знать. Поздно вечером, выйдя во двор, я обнаружила, что наша компания стала больше: Анатолий встретил следующими рейсами очередных туристов из России и Украины, всего теперь нас стало 11 человек: Анатолий – наш гид-проводник, водитель и переводчик; Ирина, Миша и я (Москва); Юрий (Днепропетровск); Пётр, Ольга и Иван (Симферополь); Яна (Киев); Наташа (Томск) и Богдан (бывший москвич, теперь новозеландец).

Прелести автотуризма и немного о нашем гиде.

17.02

Подъём ранний – в 6:00, так как в 7:00 нам уже надо выехать. При умывании утром было замечено, что вода, стекающая в дырку раковины, закручивается против часовой стрелки! Открытие дня. И всё остальное тут также, наоборот – от поворачивания дверных ручек, открывания дверей холодильника, до левостороннего движения транспорта. Лыжный сезон тут открывают летом, а пляжный – зимой. Солнце тут движется в другую сторону (тоже с востока на запад, но не через юг, а через север)… Удивительно. В общем, мозги туристов из другого полушария немного напряглись, пока всё это переварили и осознали. Наше путешествие будет продолжаться на микроавтобусе по всему южному острову, с заездом во все самые достопримечательные и уникальные места. Микроавтобус был взят на прокат в NZ.

Воздух! Выйдя из номера, мы снова окунулись и буквально утонули в божественном аромате этой страны: свежем, немного влажном, пахнущим росой, очень вкусном, насыщенном кислородом, напоенном лесными ароматами и влагой океана. Фантастически вкусный воздух!

Анатолий подгоняет, напоминает, что путь не близкий. Едем из Крайстчёрча в направлении западного побережья, к национальным паркам. Анатолий ловко ведёт по извилистым дорогам машину со скоростью 100 км/ч (разрешённая скорость), и попутно рассказывает о стране. Небольшая справка из его рассказа:

Острова NZ открыл капитан Абель Тасман в 1642 году, высадился у пролива Кука (находится между островами NZ – южным и северным), где маори съели трёх человек из его команды. Тасман назвал острова «Берег убийц», отчалил и уплыл обратно. Джеймс Кук был на острове уже после него – в 1769.

Анатолий оказался в NZ в 90-е годы, после знакомства с новозеландскими спортсменами на соревнованиях по триатлону Чуя-ралли, на Алтае. В Новой Зеландии очень популярен триатлон. На тех соревнованиях Чуя-ралли 1 место заняли русские (команда из Москвы), 2 место заняли новозеландцы, а 3 место заняла команда американок (единственная на тот момент в мире чисто женская национальная команда в триатлоне). После Чуя-ралли спортсмены ведущих стран (1-2-3 место) очень сдружились, обменялись адресами и пообещали друг другу побывать в гостях у каждого. Анатолий через некоторое время собрался в путешествие по NZ, где его встречали друзья, каждый показывал любимый кусочек своей родной земли, и они передавали из рук в руки своего гостя Анатолия, катая его, таким образом, по всей стране, и показывая самые уникальные достопримечательности. Анатолий влюбился в страну, и через некоторое время решил приехать сюда пожить, но спустя ещё несколько лет, он перебрался в NZ окончательно. Именно этим маршрутом, который показали ему тогда, в 90-е, новозеландские друзья, Анатолий теперь возит русских туристов.

Проезжаем поля, на которых пасутся лошади, одетые в попоны. Это для того, чтобы спины лошадей не обгорели на солнце. Солнце в NZ – очень активное, из-за озоновой дыры над островами. Именно поэтому здесь рекомендуют защитный крем от солнца с защитным фактором не менее чем 30+, а для белокожих – не менее чем на 50+.

Вдоль дорог и полей – заборы из ровно постриженных густорастущих деревьев, похожих на кипарисы или тую, а ещё есть сосновые заросли. Сосна – с очень длинной хвоей, (длинней, чем у кедра), и огромными шишками (с голову). То, что я принимала за пальмы и фотографировала поначалу – оказалось капустными деревьями, они тут везде.

Едем к западному побережью, в сторону Rainforest (Рейнфорест) – это джунгли, национальный парк. Собственно, здесь все леса – национальные парки. Нет ничего бесхозного. Но вход и въезд в парки – везде бесплатный. Кое-где в национальных парках имеются зоны отдыха, где можно остановиться, поставить машину, палатку, оборудованы стоянки с беседками, обзорными площадками, туалетами (всё почти везде бесплатно).

Подъезжаем к горам, которые возвышаются стеной перед степями, почти совсем как у нас на Байкале или Алтае. Фильм «Властелин колец» снимали именно в этих горах, теперь здесь продают туры по этим местам, а киношные декорации до сих пор стоят, их не снимают ради туристов, едущих сюда, несмотря на то, что декорации уже значительно потрёпаны. Хоббиты – ещё один национальный символ страны, наравне с веткой папоротника, птичкой киви и рыболовным крючком, изображённым на самолётах местных авиакомпаний. Через горы проходит узкоколейная железная дорога, идущая через перевал Артур в Южных Альпах. Железные дороги в NZ – все узкоколейные. Анатолий рассказывает про местные деревья, которые растут в нижнем ярусе джунглей, эндемики Новой Зеландии – манука и канука (семейство миртовых). Листики у них очень мелкие, меньше полсантиметра. Мёд из мануки – здесь считается самым целебным, его производят на экспорт по всему миру. Масло из кануки – традиционное лекарственное средство в Новой Зеландии, а опилки мануки ещё используются для копчения, у неё очень ароматный тонкий дым.

Замковые скалы и Подземный ручей

Южный остров – это бывшее океаническое дно, результат регулярного наползания одной тектонической плиты на другую, которое происходит во время каждого землетрясения. Частые землетрясения делают очертания берегов и гор причудливыми.

Едем к национальному парку Кастл Хиллс (Castle Hills – Замковые скалы). Экскурсия на вершину холма в саду камней занимает около часа. Склоны травянистые, крутые, очень скользкие (необходима обувь с хорошими протекторами). Но везде есть тропы, наверху хребта есть даже кабинка биотуалета. По склонам хребта носятся кролики – местные вредители, отстрел которых разрешён в неограниченных количествах и в любое время года. Замковые Скалы стоят причудливыми фигурами, похожими на животных, идолов, людей… Очень похоже на рукотворные изваяния, но их количество и огромные масштабы всё-таки заставляют поверить в то, что это изваяла природа. Версия о внеземной природе создания этого сада камней витает в головах многих, посетивших это место...

Через 15-20 минут езды по дороге от Замковых Скал оказываемся у пещеры Cave Stream – Кэйв Стрим, Подземный Ручей. Пещера тянется 360 метров вдоль горного ручья, глубина которого достигает 1 метра (в большую воду – бывает глубже), а ширина свода пещеры – от 2 до 10 метров. Мы спустились к пещере по мосткам и дорожкам, и зашли в неё. Сначала вода показалась очень холодной, и даже возникло сомнение, что мы сможем пройти вброд по пояс все 360 м. Но мы двигались вверх по течению, туда, где ручей падает под землю, прогретый солнечными лучами, там вода теплей. Поэтому с каждым шагом казалось, что мы, то ли привыкаем к холодной воде, то ли она действительно становится тёплой... Течение воды – приличное; повороты, узости, высокие ступени – всё это требует хотя бы минимальных навыков или представления о скалолазании, а также – более-менее сносной физической формы и отсутствия клаустрофобии и страха темноты. Эти 360 метров под землёй мы шли около часа, причём фонарики были не у всех. Я шла с собственным фонариком, чувствовала себя превосходно, великолепно и безудержно счастливо! Успевала заглянуть в каждую попутную дырку слева и справа по берегам ручья, посидеть на полках (чтобы согреть ноги, вытащив их из воды подземного ручья), под звонко капающими со сталактитов каплями, посветить сзади идущим. В конце пути, когда уже забрезжил «спасительный» для некоторых свет на выходе, подземный ручей «прыгнул» высоко вверх и перед нами встал 10-метровый водопад, на который надо было залезть по мокрым металлическим скобам вверх без страховки, а потом проползти по-пластунски в узком камине, держась за цепь, крепящуюся на стене. Это был апофеоз всей подземной экскурсии, который закончился небольшим эксцессом некоторых особо неуравновешенных наших товарищей… Но, когда все вышли на свет, поднялись по склону на дорогу, переоделись в сухое и сели в машину, то, выяснилось, что все довольны и счастливы. Идущие нам навстречу новозеландские подростки, шли в пещеру в касках и альпинистских обвязках, со снаряжением, всё по-настоящему...

Едем дальше в горы по извилистой, очень красивой, но узкой и опасной дороге, вокруг нас, в подгольцовой зоне – можжевеловые и туевые джунгли. Быстро пересекаем перевал с бирюзовыми озёрами, и оказываемся по другую сторону хребта. Дальше едем по долине широкой, но почти высохшей и безводной реки Ракая. Сухое русло, воды нет. Конец лета. Наиболее высокая вода тут, как и везде в горах, бывает весной (октябрь – ноябрь). В этот период на реке Ракая проводятся соревнования по местному триатлону (бег + вело + каяк) и рафтингу, куда съезжаются спортсмены со всего мира. Есть ли тут экологические тропы, подобные нашей ББТ? – спрашивали меня в Иркутске... В этой стране – все тропы экологические, других просто нет. Соответственно и нет такого понятия – экологический туризм. Весь туризм в Новой Зеландии – экологический. Другого – не бывает.

Холидэй парк (Holiday Park), перевал Артур и дорога Хари-хари-хайвэй

Minga River – приток Ракаи, едем вверх по её течению. Знаменитая среди туристов всего мира узкоколейка, проложенная через горы, тянется вдоль реки рядом с автодорогой, иногда заныривая в лес или тоннель. В национальном парке Holiday Park, что на западном побережье южного острова, автодорога и узкоколейка проходят рядом, бок о бок, и ведут к перевалу Артур. Это самая красивая автодорога страны. А езда на поезде займёт 5 часов. Да-да, не удивляйтесь – на поезде можно заехать прямо на перевал. Поезд везёт тепловоз, как на нашей Кругобайкалке на Байкале. На перевале Артур обычно поезд останавливается, и люди выходят полюбоваться шикарным водопадом Артур, покормить горных попугаев кеа, поговорить с ними: они легко повторяют человеческие слова; размяться вдоль живописных скальных обрывов и каньонов. На каждой смотровой площадке у дороги – предупреждающий знак: «Не кормить попугаев». Это не потому, что туристы могут их отравить, а потому, что у кеа – пиратские выходки. Они могут подолгу сопровождать машину наглой стаей, и требовать еду, могут даже сильно поклевать машину. Попугаи Кеа тут живут в природе, вьют гнёзда высоко в горах, и это одно из немногочисленных мест, где они ещё пока сохранились, потому что находятся здесь под защитой. Бедных попугаев частично съели маори, частично вывезли, частично птицы погибли сами, разучившись самостоятельно охотиться, потому что привыкли к людям. Ещё особо назойливых кровожадных кеа, способных в голодное время даже заклевать здоровую овцу, частенько отстреливают фермеры.

Перевалив через перевал Артур, мы оказываемся на западной стороне Южных Альп, на западном побережье южного острова. Спускаемся с гор. Вдоль дороги – заросли кудреватых лилий. Огромные папоротники, словно пальмы, стоят на высоких древовидных ногах высотой в несколько метров. Вдоль дороги – редкие домики из новозеландской сосны, выкрашенной в неизменный белый цвет. Домики скромные, неброские. Мы вообще тут не заметили кичливого богатства. Люди живут на порядок богаче, чем в России, но не выпячиваются друг перед другом, а имеют неброские дома, старую мебель, которая досталась им через поколения от столетних прародителей, ходят в линялых майках и стёртых шлёпанцах, и совершенно не комплексуют по этому поводу. Не потому что жадные, а потому что не надо много для счастья. Своё богатство они тратят в основном на образование и путешествия по миру.

Многие дома новозеландцы сдают круглый год туристам, этим и живут. Посреди горной дороги иногда встречаются знаки: School Bus (остановка школьного автобуса), что немало удивляет, потому что рядом, на километры, никаких населённых пунктов не наблюдается. Видимо, дети сбегаются сюда из ущелий. Также удивили телефонные автоматы вдоль горных дорог и знаки «места для отдыха», оборудованные столиками, сиденьями, туалетами, водопроводом. Всё бесплатно, как въезд, так и вход, так и ночлег...

Вокруг нас – снова Rain Forest – «Лес дождя». В этом лесу всегда темно и влажно, потому что сквозь большие ветви деревьев на землю не проникают солнечные лучи. Кроме птиц, в NZ никогда не было никаких хищников, именно поэтому ночные птички киви и жили здесь спокойно до прихода маори 300 лет назад и до завоза англичанами хищников.

Впереди – городок Кумара (Kumara). Также называется здесь и сорт местного картофеля типа батата, из которого делают самый вкусный фри. Дома здесь тоже скромные, щитовые или из доски, нет богатых домов, и городок больше походит на деревню, вытянувшуюся на километры вдоль дороги. Подъехали к морю, вдоль побережья – поля, на них пасутся олени. Оленеводство – популярно на южном острове. Кругом заросли низкорослой мануки и высокорослой кануки – "противокозлинных" деревьев (сколько бы их не ели животные, они всё растут и растут).

Следующий населённый пункт – Hokitika. Здесь добывают камень жадеит, из которого маори делают украшения и ножи. В Хокитике есть аэропорт, церковь, это считается большим населённым пунктом на берегу моря. В каждом городке здесь есть свой отличительный флаг. Эти флаги растягивают вдоль дороги по всему населённому пункту. В этом городке на флагах изображены кабаны. В других городках мы видели флаги с цаплями, попугаями, кенгуру. Много туристов с рюкзаками на улицах. Это первый городок, где мы вышли, чтобы прогуляться и зайти в магазин. Местные супермаркеты New World – считаются дешёвыми, но для нас и тут всё дорого.

Вдоль дороги – гольф-клубы, термальные ванны, мотели… Проехали городок добытчиков золота Pukekurua, где устраивают туры золотодобытчиков: продают лицензии для самостоятельного добывания золота и разрешают добывать в определённом указанном месте. Добывай – сколько хочешь, без ограничения, вывезти из страны можно только при наличии оплаченной лицензии на добычу. Видим из окна машины, как вдоль холмистых склонов ковыряются любители халявного золотишка со всего мира.

Вдоль дороги с весёлым названием Хари-хари-хайвей растут араукарии – деревья с очень толстыми и колючими ветками, смотрящими вверх. Что-то гигантское, напоминающее ёлку и кактус одновременно. Проезжаем Kakapotahi (Какапотахи) – реку и город, и озеро Лантэ. Здесь водятся форель и угорь. Угорь приходит в NZ c островов Тонго по океану, потом заходит в островные реки (только женские особи), и здесь размножаются, после чего опять уходят в океан. Популярный вид отдыха здесь – рыбалка на форель.

Westland National Park, Южные Альпы и Франц Йозеф

Frans Jozef – Франц Йозеф, городок туристов, куда мы приехали к вечеру, чтобы здесь переночевать. Это было единственное место на южном острове, где для всех посетителей, проживающих в мотеле, имеется бесплатный Wi-Fi. А ещё там, в номерах, были простыни с подогревом. Весь городок состоит почти их одних мотелей. Наш мотель отличался дизайном из старинных вещей: старые печи, бакены, камины, спинки железных старинных кроватей, украшающих стены, сундуки, чемоданы, старое альпинистское снаряжение, нарочито сложенное на полатях, имитирующих старый допотопный чердак со старым барахлом. На стенах – старинные чёрно-белые фотографии в рамках из полусгнивших деревянных плавников, покрытых лишайником. На фотографиях позируют дамы в белых блузках, длинных платьях в пол, с ледорубами и альпенштоками, и джентльмены в галстуках, держащие бухты верёвок на плечах, стоящие в крампонах на леднике Mount Cook. (Крампоны – это 4х-зубые кошки, надеваемые на подошву обуви между каблуком и носком). Фото датированы 1940 годом. В общем, весьма яркое и удачное местечко в смысле передачи характерного изображения истинной натуры новозеландцев, которые никогда и ничего не выбрасывают, несмотря на то, что занимают ведущие позиции в мировых рейтингах по уровню жизни. Здесь даже бытует пословица: «Если новозеландец выбросил что-то, то либо этот человек не новозеландец, либо эта вещь уже действительно ни на что не пригодна». Вот так. Учитесь, европейцы, не страдать от отсутствия модного ремонта в квартире или трендового платья... Учитесь довольствоваться малым, ходить в простых вещах, и быть при этом счастливым и богатым.

Ещё наш мотельчик запомнился тем, что это был единственный за всё путешествие мотель, где раз в сутки (часам к пяти-шести) в общей кухне кормили всех посетителей бесплатным супчиком. Вероятно, эта традиция сохранилась тоже как раритет с тех времён, когда уставшие альпинисты возвращались с гор. Супчик совсем прост: рис, горох и карри, но когда человек голоден, или ограничен в средствах (как мы), это очень приятное дополнение к общему комфорту мотеля. В кухне мотеля стоит ноутбук для общего пользования с бесплатным интернетом и скайпом. В кухне сидит очень разнообразная публика: от молодых автомобилистов и мотоциклистов, обвешанных навороченными модными гаджетами, до пенсионеров-альпинистов, только что спустившихся с гор с ледорубом, мокрым рюкзаком и обветренными лицами.

Во дворе мотеля – hot but (горячая ванна с джакузи), включена с 9 до 21 часа. Душевно посидеть вечерком в ней с прохладительными напитками. Это – посмаковал каждый.

Вечером льёт сильный дождь, горы покрыты туманом, видимости никакой нет, и только со слов Анатолия мы знаем, что городок окружён со всех сторон живописными горами. Дождь может нарушить наши планы на завтра. Мы собираемся идти завтра на ледники под горой Маунт Кук (3754 м) – высшей точкой Новой Зеландии. Популярные ледники: Франца Йозефа, Фокс и Тасмана. Куда нас пустит погода и пермитная очередь, туда и пойдём. Тут нельзя самостоятельно гулять по горам, только с гидом, только за плату, поэтому надо заказывать экскурсию и ждать своего часа. Если дождь не прекратится, то мы будем ждать сутки, но у нас есть только один запасной день на всём нашем маршруте.


18.02.

Утро ясное, солнечное, открылись красивые виды на ледники и вершины. Ледник Йозефа оккупирован и запермичен на несколько дней вперёд, поэтому мы покупаем экскурсию на ледник Фокса, на 14 часов, после окончательного устаканивания погоды. С вертолётной площадки каждые полчаса курсирует вертолёт к ледникам, но вертолётная экскурсия, увы, нам не по карману. Европейские и американские дедули с бабулями – могут себе это позволить, а мы – можем себе позволить сходить туда пешком за NZ$125 c человека. Экскурсия длится 3 часа. На экскурсию дают крампоны (4х-зубые кошечки), обувь (ботинки Asolo, не больше и не меньше!), ветро-влагозащитную куртку, такие же брюки, альпенштоки, шерстяные носки, рюкзак. Очки, шапки, перчатки, свитера требуют брать свои, без них не выпускают на маршрут. Приятно осознавать, что и сам Эдмунд Хиллари (первый в мире восходитель на Эверест) тренировался в Южных Альпах, на этих же самых тропах. Он – национальный герой Новой Зеландии, легенда страны, его портрет есть и на местных долларах.

В 14 часов приехали на машине в Fox Glacier Centre. Там нам выдали всё необходимое снаряжение, провели инструктаж, и повезли к основанию ледника Fox Glacier, находящегося в Westland National Park. Ледник Fox Glacier, в свою очередь, берёт начало под горой Маунт Дуглас, и является продолжением самого большого ледника Новой Зеландии – ледника Тасмана в Mount Cook National Park (самое высокое место NZ, расположенное выше 3000 м). Наш гид-проводник Ася – молодая полячка, рассказывает, что ледник Фокс – это уникальное место. Всего два таких ледника в мире (в Новой Зеландии и Патагонии), где лёд спускается так рекордно низко – на высоту всего лишь 230 м над уровнем моря, прямо в джунгли. А всего лишь 30 лет назад ледник спускался прямо в океан, но всемирное потепление его растопило, и он теперь не опускается низко.

Сегодня хорошо было видно, что солнце движется справа налево (если встать к нему лицом днём), а не слева направо, как в северном полушарии. Я весь день пялилась в компас и пыталась заставить свой мозг понять это и простить, но мозг сопротивлялся. Важное открытие для тупого мозга: север всё равно на севере, магнитная стрелка компаса показывает на север! А мы тут спорили с некоторыми товарищами, доказывающими, что магнитная стрелка будет показывать на ближайший полюс, то есть на юг… Ан нет… Всё равно на север показывает наш родной европейский компас! Хотя до Северного полюса – о-о-ой, как далеко! И солнце всё равно движется с востока на запад, как и положено, но справа налево, а не наоборот.

Я решила проверить – в какое время суток солнце будет находиться на юге. Ведь нас всегда в Евразии учили, что на юге солнце находится в полдень. С учётом декретного времени или перевода часов на летнее время, летом на Байкале, например, солнце находится на юге в 13 часов. А здесь всё чётко: солнце в зените – в полдень, как и положено. Но только на севере, а не на юге. Забавно... В общем, новозеландцы не фигачат своё время, вперёд-назад, как хотят, а живут по астрономическому. Вечером мы с Ириной и Яной ходили в лес смотреть сияние светлячков. Их так много в лесу, что лес походит на звёздное небо… Огоньки «включаются» и «выключаются» то тут, то там. Красиво. Сказочно!

Светлячок, светлячок, покажи свой бочок!
Помигай немножко, освети дорожку...
Звёзды искрами горят – в тёмных джунглях звездопад...
Среди зарослей – уют, заблудиться не дадут...

(Этот стишок – привет сибирским внукам от бабули из другого полушария).

А на веранду в номер Наташи и Богдана пришёл опоссум, украл печенье и полакомился им на глазах изумлённых хозяев.

Тасманово море и самый красивый город – Квинстаун.

19.02.

В 7:00 выезжаем в сторону Квинстауна. Утром опять дождь. Нам вчера невероятно повезло с погодным окном: только успели спуститься с ледника Фокса, как пошёл дождь и молотил до самого утра. Что говорить, метеослужба тут не ошибается, а время экскурсий назначают согласно метеосводкам, чтобы люди ходили в горах только при хорошей погоде. Сегодня на Украине началась война. Яна очень переживает по этому поводу, всю ночь сидела в интернете, переписывалась с родными, читала новости, плакала...

Едем сегодня опять по той же весёлой дороге Хари-Хари-хайвей, что и вчера, по извилистому пути между ущельями и заросшими дремучей растительностью джунглей склонами; проезжаем местечко Horse tour (конные туры). Боковые склоны у дороги срезаны под 90 градусов, но и на них умудряется расти буйная трава и кусты. Это просто невероятно – мохнатые и плюшевые стены, тоннели из джунглевых зарослей...

Наш путь сегодня лежит в город Qweenstown (Квинстаун) – это самый красивый город Новой Зеландии, мекка горнолыжного и экстремального туризма. Город находится на берегу красивейшего озера Wakatipu (Вакатипу). Озеро – «дышащее»: уровень воды в течение суток постоянно меняется на 9 см (поднимается и опускается). Едем вдоль побережья Тасманова моря. Вода тёплая, но окунуться не удалось из-за сильной прибойной волны. Проезжаем Lake Moerak, большое озеро слева по ходу, прямо у дороги. Следующая остановка – на смотровой площадке у моря, у памятника строителям этой сложной дороги, поставленного в 1965 году. Красивые панорамы побережья со скалистыми островами и ярусными джунглями, с отвесными берегами и извилистыми ленточками дороги на них. И снова едем по очень извилистой, фигурной дороге с крутыми поворотами до 180 градусов, головокружительными спусками и подъёмами, по побережью Тасманова моря. Сложная дорога, я бы не смогла по такой ехать на скорости 100 км/ч, как едет Толя.

Навстречу попадается компания очень пожилых новозеландских велотуристов – все мокрые от дождя, уставшие, идут в гору пешком, катят велосипед с рюкзаком вверх. Улыбаются. Во время остановки на светофоре (да-да, светофоры есть даже в джунглях; живые люди-светофоры!), они заметили, что мы снимаем прямо из окна автомобиля, и тут же заботливо протёрли нам окно от дождевых капель. Как будто специально ждали этого момента наготове с губкой в руках... Мы, конечно, поражены такой любезностью. Экология общения и нравов.

Городок Хаас примечателен своим местным деликатесом: мелкой рыбкой типа хамсы White Bite (вайт пайт). Тут везде кафешки с рекламными предложениями попробовать эту вайт пайт, но цены такие, что мы решили: наше путешествие не станет бедней оттого, что мы её не попробуем, к тому же Анатолий сказал, что в самом деле, ничего такого уж особенного в ней нет, просто местная достопримечательность, которую все пробуют, чтобы потом сказать «да, я это пробовал», и «поставить галочку». Ну, типа как у нас на Байкале: омуля не попробовал – считай на Байкале не был. А на самом-то деле, у Байкала и без омуля есть на что поглядеть...

Следующая остановка у водопадов, их несколько, у каждого из них есть смотровая площадка и тропы, ведущие от дороги к реке. В Новой Зеландии – огромное количество красивейших водопадов (самый высокий – 800 м!), все они находятся в национальных парках, оборудованы тропами даже там, где, казалось бы, совершенно невозможно подойти из-за обрывов, отвесов, глубоких ущелий. Все тропы на труднодоступных участках – в виде деревянных или подвесных настилов, мостов, и подводят к водопаду именно с той стороны, откуда он наиболее эффектно смотрится.

Горное озеро Wanaka (Вонака) – большое, продолговатое. Находится в заповеднике, поэтому жечь костры и ставить палатки здесь нельзя. Анатолий говорит, что кое-где в заповедниках есть места, (платные и бесплатные) для палаточных лагерей. Дорога неожиданно отходит в сторону от озера Вонака, и мы, немного попетляв по горным серпантинам, через 5 минут оказываемся на другом озере, Hawea (Хавэй), брате-близнеце Вонаки, тоже очень большом и красивом, и также окружённом со всех сторон горами. Похоже на Байкал. Даже берёзы тут есть! Их завезли сюда с других континентов. (Чего только не завезено в Новую Зеландию! Картофель и рис – также завезены в NZ – но это всё так, попутно добавляю...) Множество смотровых площадок на берегах, изумительные виды с бирюзовой водой и вкуснейший воздух, которым невозможно надышаться... Оба эти озера знамениты своей водой – она сладковатая на вкус...

Городок приколов в городе Вонака. Падающие башни и дома радуют туристов со всех континентов. Можно зайти в музей приколов, чтобы поднять настроение и купить себе на память какую-нибудь страшилку или хохотушку. Изумрудно-зелёные газоны, на которых лежат и сидят отдыхающие. Яхты, каяки, байдарки, велосипеды, мотоциклы, пешие туристы с рюкзаками – кого здесь только нет...

Дальше едем к садам и виноградникам. Посреди садов и полей есть и магазинчики, где можно остановиться и купить, либо самим нарвать и купить фрукты: виноград, персики, яблоки, груши, вишня, и другое. Особенной популярностью здесь пользуется черешня. Сорта винограда, наиболее прославленные здесь, из которых делают прекрасные новозеландские вина – Rabit Ridge, Pelegrino, Anker. Точно также, по сорту винограда, называются и виноградники, и фермы, выращивающие этот сорт. Если Вам когда-нибудь придётся пить вино в NZ, то знайте, что лучшие новозеландские вина – это белые сухие, а красные вина – лучше покупать австралийские (их тут много продаётся). Это со слов самих новозеландцев. Нам же, неискушённым россиянам, понравились все вина, которые мы пробовали здесь – и белые, и красные – мы покупали в основном новозеландские вина, сохранив надежду на то, что австралийские вина мы будем пить в Австралии… Когда-нибудь… В винном туре... :-)

Агротуризм (одна из разновидностей экотуризма, как пишут учебники по менеджменту туризма в России) – здесь не популярен, как, например, в Японии. Здесь больше любят спорт и приключения. Но собранные Вашими руками фрукты или мёд всё-таки здесь дороже, чем купленные в магазине. Агротур, однако. Мёд мануки, самый ценный в NZ (его экспортируют по всему миру) стоит NZ$65-85 за 600 г. Любой другой мёд (не из мануки) здесь не очень-то ценится, и стоит всего NZ$15 за килограмм. Манучий мёд купили на пробу, хороший, понравился. Но в медовый тур тоже пока не поедем :-)

Проезжаем ещё одну шахту золотодобытчиков. Вдоль большой реки Каварау – глубокий каньон, по верху этого каньона проходит извилистая горная дорога. Цвет воды Каварау – бесподобно бирюзовый! Такой цвет я никогда раньше не встречала в природе. Это не фотошоп, это самая большая река Новой Зеландии! Каварау славится сложными каньонами и порогами, и очень популярна у каякеров. На Каварау есть знаменитый на весь мир мост, с которого прыгают на резинке вниз головой в каньон (бэйс-джампинг – один из видов экстремального отдыха)... Посмотрела воочию... Нет, не хочу. Тем более, за такие деньги.

Перед тем, как заехать в Квинстаун, мы, по совету Анатолия, останавливаемся в небольшом пригороде, чтобы купить продукты, потому что Квинстаун – самый дорогой город Новой Зеландии, там всё дороже чем в других населённых пунктах раза в два, а то и три. Туристская мекка потому что. В Квинстауне мы сняли номер в самом простом мотеле. Под окнами – бар, весь вечер там галдела и веселилась молодёжь, но как только стрелка часов легла на 22:00, всё мгновенно стихло, как по мановению волшебной палочки. Удивительная дисциплина в городе. А может, слишком строгие наказания за нарушения общественного порядка? Нет. Просто всё та же экология нравов… Наступила потрясающая тишина, и только под утро какая-то звонкая птица жалобно выводила мелодию из четырёх печальных нот в гармоническом миноре с выразительными паузами … пи-и…пи…фью…пи-и…пи…фью… Наверное, крупная птица, громко так голосила. Ничего не знает о ночном общественном порядке в городе, вот деревенщина…


20.02.

Утром солнечно, обещают +27. Идём гулять по городу. Курортное местечко посреди гор. Популярное развлечение среди туристов, любящих острые ощущения, в Квинстауне – это катание на катере с водомётом по каньонам реки Шотовер – притоку Каварау. Катание 30 минут стоит NZ$125 c человека. Покатались, повизжали, помокли немного. Очень красиво и весело. Пролетали на катере "Шотовер" под мостом, с которого прыгают джамперы: там не так много желающих, как на водомёт. Страшно. Дорого. Страшно дорого.

Посетили, конечно же, и городской парк Qweenstoun Garden. На пляже искупались в бирюзовой воде озера Wakatipu (Факатипу) – крупнейшего озера Южного острова NZ. В саду понаблюдали за местной игрой фрисби: кидание дисков в цель. По всему лесу стоят «ловушки» для дисков, похожие на клетки из цепей. Суть игры – попасть в ловушку диском с определённой точки: с определённого расстояния, или под углом, или вверх-вниз по склону, или с поворотом, или между деревьев… Точки для прицеливания – это небольшие каменные площадки, тоже разбросаны по всему лесу, как и ловушки. Пару раз диски пролетали мимо нас со свистом, это когда мы заходили в зону игрового пространства, по незнанию... Посмотрели разнообразие местных деревьев: от огромных секвой до ёлок, пахнущих земляникой… Попробовали сладкие оливы на деревьях.

Повалялись на большом зелёном стадионе для регби, на этом же самом стадионе утром приземлялись парапланеристы, а днём играли в гольф. В общем, стадион – не пустует, это место в Квинстауне популярней, чем "Макдональдс". Ужинали копчёным угрём, запечённым на опилках мануки, со стаканом новозеландского рислинга… М-м-м… (он, кстати, здесь сладкий, а не кислый, как в Болгарии или Молдавии). Угря готовил нам Анатолий по фирменному рецепту, в ванночках из фольги, на коптильне – само собой разумеющемся прибору кухонной утвари каждого уважаемого мотеля этой страны.

Ночью выходили на веранду, специально для того, чтобы увидеть созвездие Южный Крест (на юге) и сравнить его с изображением на флаге NZ. Как в северном полушарии путеводной звездой является Полярная, так в южном полушарии – ориентируются на Южный Крест. Сходства с флагом не увидели... Может, просто вина перебрали немного?


21.02.

Подъём в 6:00, а в 7:00 уже катим вдоль берега озера Whakatipu (Факатипу) – огромнейшая изумрудная чаша посреди гор. Когда озеро заканчивается, вдоль дороги тянутся бесконечные золотистые степи с горами на горизонте, совсем как в Прибайкалье Тажеранские степи. Только здесь в степи, кроме овец, коров и лошадей, пасутся ещё олени, ламы и альпаки (что-то среднее между ламой и овцой), тонкорунные мериносы, периндейлы, коридейлы...

Athol – небольшой посёлок у дороги. Умиляют старинные вещи, выставленные вдоль дороги, как музейные экспонаты. Раритеты из прошлого века украшают улицы и дворы. Новозеландцы ничего не выбрасывают, даже если вещь совсем не нужна, то её продают. (Позднее мы побываем в магазинчике типа свалки, где за 1-2NZD можно купить горные лыжи вместе с креплениями и ботинками. Даже одну лыжу, если хотите, или одно крепление, или один ботинок, если нужно). Возле Квинстауна видели целую галерею паровых машин и паровозов, мельничные колёса, старую сельхозтехнику. И всё это не просто валяется, а расставлено как в музее, покрашено, почищено и радует глаз людям. Вот это настоящее экомышление! Ничего не выбрасывать. Всем вещам – вторую жизнь. Только вот мы не поняли – зачем новозеландцы собирают камни и заточают их в клетки. В некоторых местах – стоят высокие параллелепипеды клеток размером примерно 2x4 м, а внутри – плотно уложенные булыжники.

Подъезжаем к Тianay (Тиану) – это небольшой городок на берегу большого озера Тианука, у подножия заснеженных гор. В мотеле Ред Туссон бронируем места, так как вечером, после посещения фьордов, вернёмся сюда ночевать. И едем дальше: навстречу горам и небу! Трёхъярусные облака Ао Теа Роа – кучевые, перистые и дисковидные играют и переливаются в Fiordland National Park – одно из самых посещаемых мест NZ.

Mirror Lakes (Зеркальные озёра) напоминают долину реки Сенцы в Большом Саяне. Только по берегам вместо кедров стоят деревья миро – толстоствольные и высокие. С отвесных скал падают водопады, облака и туман закрывают вершины, дорога петляет по полкам, вырубленным в каньонах, потом заходит в тоннель сквозь гору. В тоннеле – одностороннее движение, человек-светофор на входе в тоннель останавливает поток машин. Нам повезло, мы сразу попали в зелёный. А может, и не очень повезло, потому что все, кто не попадает в зелёный, успевают за время ожидания светофора полюбоваться водопадами фьордов, ниспадающими со стен тоннеля в бездонный каньон.

Фьорд Тысячи водопадов

Фьорд Тысячи водопадов в Milford Sound (Милфорд Саунд) – это самый посещаемый фьорд. Мы купили 2х-часовую экскурсию на катере по заливам Milford Sound, Anita Bay, с выходом в Тасманово море. Вокруг – отвесные берега с множеством высоких водопадов, развешанных, словно длинные белые ленты, сверху вниз, с брызгами обрушивающихся на тёмную воду залива, на тюленей, лежащих на камнях вдоль берегов. Тюлени совершенно не боятся больших лайнеров, подходящих к ним вплотную, только шлёпают хвостами, недовольные тем, что потревожили их покой, лениво и важно позируют на камнях.

Вдоль берегов стоят сети на крэйфиш (лобстеров) и голубую треску. И капитан Кук, и капитан Тасман пытались высадиться впервые на берега Новой Зеландии именно здесь, на фьордах. Не получилось из-за отвесных высоких берегов и падающих сверху водопадов. Очень красиво, но как жаль, что сильный дождь и туман не позволил сделать яркие снимки. Огромные лайнеры заходят в Милфорд Саунд и встают прямо под потоком водопада, на радость всем, стоящим на палубе. Целая очередь лайнеров, ждущих своего приближения к водопаду. Сколько людей путешествует по миру, какие деньги платят ради того, чтобы постоять под потоками воды фьордов и сфотографировать море, даже в плохую погоду… В шторм и высокую волну корабли не заходят во фьорды – опасно. Мы тоже попали в приличную качку, когда вышли в открытое море, после чего наш катер развернулся, и поспешил обратно, в залив. Для таких неудачников, как мы, которые попали сюда в плохую погоду, показывают «утешительный приз»: видеофильм с красивыми видами этого места, снятыми в солнечную погоду. Фильм можно купить и оставить себе на память.

Другие фьорды, которых мы не увидели (ибо объять необъятное – невозможно): Сатерлэнд Саунд, Блай Саунд, Джорж Саунд, Касуэл Саунд, Чарльз Саунд, Нэнси Саунд, Томпсон Саунд, Даутфул Саунд, Дагг Саунд, Брейксея Саунд, Даски Саунд, Канарис Саунд, Лонд Саунд, Истмус Саунд...

Когда ехали обратно, из Милфорд Саунд в Тиану, воды в водопадах значительно прибавилось из-за непрекращающегося дождя. И уже не длинные белые ленты, а сплошные падающие потоки гремели по обе стороны горной дороги Милфорд Саунд хайвэй, петляющей по отвесным полкам изумительно красивой горной местности Mount Cristina (гора Кристина). Эта дорога считается одной из самых красивых в мире.

Вечером вернулись в город Тиану (Те Anau). Мотель Ред Туссон на берегу озера Тиану – самый красивый и уютный из всех, что мы посетили в NZ. Вечером нам даже дали пароль бесплатного Wi-Fi, и не смотря на то, что эта услуга была всего на одно включение, мы были очень довольны. Душевный отдых в номере со всеми невообразимыми удобствами от простыни с подогревом до молока и какао в холодильнике, не говоря уж о всевозможных тостерах, фенах, нескольких сортах мыла и шампуней, гидромассажёром в душевой кабине, необитаемой тишине.... Вечер с новозеландским красным вином и жареной бараниной прошёл незабываемо...


22.02.

Едем на рыбалку – Fish and game, будем ловить угря и форель на реке Ваяу – это протока между озёрами Тиану и Манапури. Место нашей рыбалки знаменито тем, что здесь снимали одну из частей фильма «Властелин колец». Местное население угря не ест. Не понятно, почему этой рыбой здесь брезгуют, рыба очень вкусная. На рыбалку необходима лицензия, рыбнадзор не дремлет. Одна удочка = 1 лицензия. Пока часть нашей группы двумя удочками на 2 лицензии пыталась поймать хоть какую-нибудь рыбу, мы с Мишей и Ириной прогулялись по лесу вдоль реки по очень мягкой, пружинистой почве между деревьями миро и поснимали песчаные берега реки, дабы не тратить время попусту. Форель, которую наши сограждане сегодня безуспешно пытались поймать, тоже не продаётся в магазинах, и не подаётся в ресторанах, но ловить для личного пользования её разрешено по лицензии. Поймать не сумели. Что ж, купим в рыбном питомнике. Проезжаем Manapouri (МанАпури) – посёлок энергетиков, которые работают на электростанции, находящейся на берегу живописного озера МанАпури. Пока едем, читаю книгу о Новой Зеландии и местные газеты.

Несколько любопытных мелочей, которые лучше знать, чем не знать в путешествии по NZ, о которых я поведала из прессы

Пакеха – так здесь называют белых людей.

Приветствие местных «хонга» – касание носами.

Серебристый папоротник – эндемик и символ NZ, а также спортивных команд регби.

Северный остров назывался раньше И-ка-на-мауи, что значит по-новозеландски «рыба маори». Южный остров носил название Те-Вахи-Пунаму, то есть «кит, производящий зеленый нефрит».

Маори – местные жители с широкими носами и губами, темнокожие, огромные, как буйволы, со свирепыми лицами. Живут преимущественно на северном острове. Мы пока их ещё не видели на южном. До маори в NZ жили более древние племена – мариори (не людоеды), но маори, появившись на островах, съели всех мариори, и стали единственными хозяевами островов (до прихода англичан).

Маори не любят, когда их называют людоедами! Хотя всего лишь 50 лет назад они прекратили заниматься людоедством, и то, только потому, что был принят соответствующий закон. Маори не любят, когда их обвиняют в смерти капитана Кука! Они уверяют, что с Куком их племена дружили. Маори не любят, когда на них продолжительно задерживают взгляд или фотографируют.

C 2005 года в Новой Зеландии запрещено курить в общественных местах, в том числе и на улице. Бойтесь нарваться на солидный штраф, курильщики. К 2020 году страна планирует совсем избавиться от курильщиков, а количество спортивных мероприятий и спортивных туров – увеличить (хотя уж куда больше-то?).

В армии NZ служат как мужчины, так и женщины (50/50%), в Millitari camp – военных лагерях.

Стоимость бензина – NZ$ 2,15; дизельного топлива – NZ$ 1,5.

Школа. Дети начинают учиться с 5 лет (как и в Америке), причём не существует режима 1 сентября, ребёнок идёт в школу тогда, когда ему исполняется 5 лет. 1-й класс – подготовительный, примерно, как и у нас в подготовительной группе детского сада. В учебном году – 4 четверти, каникулы – 4 раза в год, летние, самые продолжительные – 2 месяца. На обучение детей полностью выделяет деньги государство (кроме школьной формы, которую покупают родители). У каждой школы – своя форма. Ученика каждой школы легко отличить по форме. Почти у каждой школы – есть свой летний лагерь скаутов.

Судя по фотографиям в газетах (да и по виду горожан) – новозеландцы одеваются, словно нарочито небрежно, как бы демонстрируя своё пренебрежительное отношение к моде, дресс-коду, этикету, дорогим вещам. Многие ходят босиком по улице, и даже в общественных местах. А вычурная одежда, короткие юбки, крашеные ногти и высокие каблуки – тут неуместны, как и декоративная косметика, вызывающий цвет волос, укладки и начёсы на голове. Такой экстравагантный вид тут имеют только лица определённого рода деятельности или наркоманы. Кстати, наркоманов в стране достаточно, (на северном острове), и большей частью – это маори и полинезийцы. К марихуане в стране относятся весьма терпимо.

Заинтересовала одна картинка в газете: босая женская нога в форме высоченного каблука, переходящего в копыто и вопрос под ней: «Вам не приходит в голову, за кого примут Вас окружающие, если Вы наденете каблуки?» (То есть смысл таков: либо овца, либо путана). Для кого это было написано в газете – не ясно, потому что за месяц путешествия мы так и не увидим ни разу ни одной дамы на высоких каблуках. Наверное, это написали для русских туристок из России, которые каблуки не снимают на родине даже зимой в гололёд.

Много пишут о здоровье, пропагандируют здоровый образ жизни.

Новозеландцы с гордостью считают себя самыми честными людьми в мире. Если Вы потеряете вещь на улице, скорее всего Вас найдут и вещь вернут, либо вещь будет ждать Вашего возвращения. И мы в этом убедимся сами сегодня.

Торт безе и меренги – изобретение NZ, его изготовили впервые, когда русская балерина Павлова была здесь на гастролях в 1926 году. Новозеландцы так и назвали торт – «Павлова» (имея ввиду «легкий», воздушный).

Местные газеты не продают, а бесплатно раздают в шопинговых центрах, как и литературу о Новой Зеландии, национальных парках, карты и схемы страны, её районов и городов, информационные буклеты. Это было очень приятной мелочью для нас, русских любителей бесплатного.

Ну, поехали дальше. В кафе «Пять рек», прямо у хай-вэя, мы остановились перекусить. Здесь же находится небольшая ферма по разведению животных – лошади, минилошадки (размером – меньше козы), овцы, козы, кабаны, альпаки, весь этот зоопарк мы сфотографировали на фоне полей и гор. Пока мы щёлкали фотоаппаратами и жевали обед, случилась неприятность – оказалось, что Наташа оставила на берегу реки, где мы рыбачили, сумку со всеми своими деньгами, паспортом, документами и банковскими картами. Наташа и Богдан отправились автостопом обратно, а мы поехали к городу Александре со смешанными чувствами вины и сожаления. Но когда мы узнали, что Наташа и Богдан, проехав совсем немного, застряли где-то на трассе, и не могут остановить машину, мы развернулись и поехали обратно, за ними. Глупо потеряно более трёх часов, подпорчено настроение от ощущения затёкших задов, но Наташину сумку на берегу реки Ваяу мы нашли. Лежала нетронутая, более 3 часов на видном месте, несмотря на то, что на реке были и другие отдыхающие. Вот что значит отсутствие воровства в стране. Анатолий нисколько не сомневался, что сумку не украдут, он только переживал, что сознательные граждане Новой Зеландии отвезут её в полицейский участок, и потом ищи-свищи – в какой именно… Поиски заняли бы не один час, а возможно, и не один день.

Автостоп в NZ, как выяснилось, не популярен, и даже странен, потому что авто есть у каждого жителя, и не по одному. Здесь не принято останавливать машины на дороге. Потому что в любом населённом пункте можно взять машину напрокат. (Не дорого).

Кромвел, Александра, и завтрак в новозеландской семье. Экология быта и культуры.

Долгожданный Кромвел – город садов. Символ Кромвела – фрукты. На въезде в город-сад – 5-метровые макеты яблок и персиков. Здесь можно остановиться и купить фрукты прямо в садах, особенно вкусна здесь черешня. Соковыжимательная фабрика Кромвела готовит знаменитый местный сидр. Непонятно почему, но собирать фрукты прямо с деревьев стоит дороже, чем если купить тут же, уже собранные, взвешенные и упакованные у фермера. То есть – собирать фрукты с дерева – это удовольствие, за которое надо платить отдельно. Агротуризм называется. :-) Разновидность экотуризма такая (ну, это по нашим, российским понятиям).

За Кромвелом поворачиваем на город Александру. Дорога проходит вдоль большой реки Круза, с отвесными берегами, втекающей в озеро Тиану. На водохранилище мы снова забросили удочки на угрей, оставили до утра, и поехали на ночлег в Александру. Этот город запомнился огромным количеством автофургонов, автоприцепов, которые сдают в аренду туристам, или даже просто предоставляют в них недорогой ночлег. Это дешевле, чем в мотеле, и многие пользуются таким ночлегом, а также берут в прокат авто и катаются по стране.

Над городом Александра, на вершине горы, в скалу вмонтированы огромные городские часы, которые видно за километры, из любой точки города, и даже за городом. Красиво. Вечер скрасили беседами на веранде мотеля, любуясь закатом над горами Александры, и потягивая бесподобное австралийское красное вино фирмы "Жёлтый хвост" из сорта винограда шираз, заедая восхитительно спелой и сочной клубникой из садов Кромвела...


23.02.

Ранний подъём, как обычно, в 6:00, а в 7:00 мы уже опять в пути. Сегодня мы приглашены на завтрак в новозеландскую семью. Помните, я писала в начале рассказа о Чуе-ралли и новозеландских друзьях Анатолия, туристах-водниках? Пришло время вернуться к началу истории.

Одинокий дом Мэри и Гордона находится посреди леса, совершенно удалён от цивилизации. Вчера весь вечер за беседами мы ломали голову – что подарить, как идти в гости с пустыми руками? Хоть Толя и сказал, что здесь не принято дарить подарки, но мы же русские. Как без подарка идти? Весь вечер я вязала салфетку крючком, и мой маленький present понравился хозяевам, потому что здесь ценится ручная работа. Но ещё больше понравился другой present – игра на варгане и окарине (алтайские народные музыкальные инструменты). Беру в любое путешествие с собой всегда. Оказалось, что семья Мэри и Гордона очень музыкальная (в доме есть фортепиано, гитары, банджо, маракасы, флейта), и мы с удовольствием импровизировали кто на чём, все вместе. Когда я сказала, что окарина и варган – с Алтая, Мэри чуть не прослезилась.

В семье Мэри и Гордона трое детей. Старшего сына зовут Алтай в честь знакомства родителей на Алтае, на соревнованиях Чуя-Ралли, 25 лет назад. Мэри – американка, тогда была участницей легендарной женской команды США, которая «вырвала» призовое III место у многих мужских команд в сложнейших соревнованиях. Победителями тогда стали новозеландцы, и Гордон – урождённый новозеландец, был участником команды. Русская команда заняла тогда II место, ну и, как уже Вы, конечно, догадались, москвич Анатолий Чернышёв, наш гид, был участником той команды. Там, на Алтае, на реке Чуя, они все подружились, после чего Толю пригласили в гости новозеландцы, показали ему все уникальнейшие места страны, и Толя не смог устоять, чтобы не приехать сюда жить. Вот такая история. США – Новая Зеландия и Россия, и тесно переплетённые судьбы людей, случайно встретившихся на Алтае... Хотя... Ничто не бывает случайно. Даже мой алтайский варган, который оказался здесь совершенно случайно, и так порадовал хозяев дома – не случаен...

Когда мы исполняли гимн королевы и новозеландские кантри (я играла по нотам на фортепиано, а дети – на разных других инструментах), Мэри и Гордон стояли с гордо поднятой головой и слезами на глазах. То ли гордость за своих любимых детей, то ли такое чувство патриотизма, а может, и то, и другое... Тронуло очень. Я не удержалась и выпросила снять копию с нот, чтобы увезти с собой.

Завтрак? Ну да, был ещё и завтрак. Мы же, как бы, ради него сюда и ехали. Жареная ветчина, и ханги – традиционное блюдо маори из запеченных овощей и мяса. (Только не подумайте, что человечьего... Маорийские блюда теперь готовят из баранины или говядины). Кроме этого – тушёная смесь грибов, яиц, сыра, зелени. Фрукты, мёд, джем, кофе, чай. Наконец-то мы поели от души в этой Новой Зеландии, где всё так дорого для нашего кармана, что сильно-то не разбежишься…

Утром заехали на озеро за угрями. Удочки пусты, леска – откусана вместе с крючками. Если бы не уверения Толи, что здесь совсем не воруют, мы бы подумали, что наших угрей вытащили и съели те двое молодых маори, которые, довольно и нагло улыбаясь, лопали рыбу на берегу возле наших удочек.

Посмотрели на разработки золотодобытчиков на склоне горы. Вся гора спилена ровными лесенками и на ней ковыряются какие-то люди, говорят, туристы. Покупают лицензию на добычу золота, и ковыряются в горе, пока не найдут. Такое золото из страны вывезти можно (по лицензии), потому что по законам NZ, всё золото, найденное добытчиком, принадлежит только самому добытчику. Но мы подозреваем, что дешевле золото купить, чем золотой тур. (Как и в случае с фруктами в Кромвеле). Золотая лихорадка на реках Шотовер, Каварау, Эрроу, поутихла со времён 19 века (вымыли всё, что было возможно), но гид всегда расстарается, чтобы турист, купивший тур, смог намыть свои две крупинки золота в золотоносном ручье.

Проезжаем перевал Линдис Пасс в отрогах Южных Альп. Перевал находится выше зоны леса. Вершина Mount Killer (Гора-убийца) смотрится не так уж и страшно, как её называют. Вокруг – выветренные песчаники, пустынные и унылые пейзажи. Въехали в населённый пункт Omarama, здесь рыбная ферма по выращиванию лососевых. Купили, конечно, всяческих деликатесов, покормили салманов, дико прыгающих из воды в воздух в больших аквариумах за брошенным им лакомством, и поехали обедать рыбой на озеро Тикапо. Берег отдыха у Тикапо с гольфклубом, кафе, пляжем. Церковь Доброго Пастыря на берегу. "Когда я выпью – я добрый, поэтому злым меня никто никогда не видел" – девиз Доброго Пастыря. Эта старинная церковь на живописном озере встречается во многих проспектах и рекламных роликах о Новой Зеландии.

Крайсчорч, церковь Христа и немного о винах

К вечеру приехали в Крайсчёрч, в центр-сити. Сегодня день памяти и траура в Крайстчёрче, 3 года назад, в 2011 году, здесь погибли 181 человек во время землетрясения в 8 баллов. Разрушенные дома, обвалившиеся стены до сих пор подпёрты контейнерами. Руины – стоят, до сих пор не разобраны. Восстановление не ведётся, лишь убрали обломки с дорог. Разрушена главная церковь Крайсчёрча, символ города – Церковь Христа. На стенах – граффити, изображающие трагедию тех дней и скорбь людей. Цветы и венки. Имена погибших на камнях и стенах. Печальное зрелище было усугублено ливневым дождём с градом. Мы с полчаса просто стояли под крышей и наблюдали, как дождь и град, размером с кулак, обрушивается на многострадальный собор Крайсчёрча. Погулять по городу не получилось. Быстро добежали до машины в момент, когда чуть-чуть отпустило с неба, и поехали в мотель 2-19 On Djons, где уже ночевали в самую первую ночь после прилёта. Местные жители Крайстчорча на улицах возбуждённо кричат: "Cold! Cold!" Такой град посреди лета – это немыслимо для них. Наши российские сограждане отвечают: "Ok! Very good!".

Ужин готовим из салмана, купленного в питомнике. Сырую рыбу нарезаем мелкими тонкими полосками и макаем в соусы: киви-соус, соевый и вассаби. Соус подаётся отдельно, кусочки рыбы в него макаются непосредственно перед тем, как съесть. Так тут его и едят. Бесподобно вкусно! Для тех, кто побрезговал есть сырую рыбу, запекли салмана в духовке. Анатолий рекомендовал именно к этой рыбе вино Saints gisborne – белое сухое новозеландское вино с лёгкой горчинкой. Кроме него мы ещё попробовали самое дешёвое из хороших вин – Timara ($NZ 8) – красное сухое. Впрочем, почему я пишу из хороших... Здесь нет плохих вин. А больше всего нам понравилось австралийское красное сухое Yellow tail (Жёлтый хвост) из сорта винограда Shiraz. Бесподобный вкус с мерой сухой терпкости и ненавязчивой сладости с лёгким ароматом сливы. В это вино специально добавляют немного сливы для этого неповторимого аромата. Анатолий говорит, что красные вина – лучше австралийские, а белые – лучше покупать новозеландские. Впрочем, кажется, я уже это писала... О вине здесь можно говорить бесконечно...

Кайкура, киты и акулы.

24.02.

Утром солнечно и есть надежда на купание! Надели купальники, едем в сторону северного края южного острова, поближе к теплу, к экватору. Выезд из мотеля в 10:00. Дорога №1 NZ проходит вдоль побережья Тихого океана. Перед небольшим городком Кайкура, растянувшемуся вдоль побережья океана вдоль залива, останавливаемся на берегу возле лежбища тюленей. Тюлени играют, спят, загорают, ныряют, прямо на глазах у туристов, вышедших из своих автомобилей. Но очень близко не подпускают, особенно, если детёныши рядом – скалят зубы и рычат на нас, бьют сердито ластами по прибрежным скалам. Если тюлени выползают на дорогу, то человек-светофор останавливает движение до тех пор, пока тюлени не соизволят уползти к берегу, или их кто-нибудь туда не загонит.

В Кайкуре на пляже никто кроме нас не купается. Говорят, вода холодная (+18). Мы, естественно, занырнули, и хорошо-о-о так поплавали. Зря, что ли, купальники утром надели? Потом нам сказали, что здесь не плавают вовсе не из-за +18, а из-за того, что здесь нет под водой сеточных ограждений от акул. Пошутили, наверное... Потому что, если бы это было правдой, то везде бы были предупреждающие знаки, что купаться здесь запрещено. Но после этой информации как-то уже не очень хотелось плавать. На нас смотрели со стороны, как обычно смотрят на русских за границей...

В Кайкуре раньше добывали китов, но после того, как их занесли в Красную книгу, промысел запретили, а в Кайкуре поставили памятник китам – аллею из рёбер китов, последними добытых в этом месте. Жутковатый такой памятник из китовых скелетов. Вот ещё вопрос – кто тут "дикий". В России бы не догадались из скелетов животных памятники сооружать. С акулами плавать – как-то нам привычней... :-)

Здесь, в Кайкуре, самая дешёвая сувенирная продукция моря. Ракушки павы (пауа шелл), и бижутерия из них – пользуется спросом у туристов и местного населения. Вывозить из страны пауа шелл нельзя, это эндемик, поэтому при покупке не забудьте сохранить чек на купленное изделие, или рискуете быть оштрафованным на таможне.

После обеда одного нашего соотечественника, Юрия Борисовича, заинтересовал проволочный забор, ограждающий непонятно что от непонятно кого. За забором – чисто поле, вроде пастбища, на многие километры. А по другую сторону – хай-вэй и океан. От кого это поле огородили и зачем, Юрию Борисовичу стало очень интересно, и он решил подёргать проволочку, испытать на прочность, так сказать... Шандарахнуло его, мама не горюй! Потом всю дорогу он увлечённо, в картинках рассказывал о своих ощущениях. Мы решили, что этот проволочный забор для овец: чтобы не покидали своё пастбище и не совали свой нос на скоростную хай-вэй, и не лезли в море, к акулам и китам. "Щадящий" такой заборчик для блудного скота.

Дальше дорога тянется вдоль побережья. Бирюзовая вода у берега разбивается на мелкие брызги белой пены и встаёт на дыбы шуршащей прибойной волной. Магнетитовый чёрный песок (очень тяжёлый!) оттеняет белоснежную пену и бирюзовую воду. Боже, как красив этот мир!

Потом проезжаем розовые поля. Это не цветущие луга, это соляные работы на побережье. Соль выпаривают из воды и высушивают, она лежит на полях нежно-розовым покрывалом. Виноградники чередуются в ландшафтах с песчаными холмами и степями. Торы – золотисто-жёлтые барханы в пустыне и лиловый виноград, свисающий тяжёлыми гроздьями под зелёной листвой – сочно, ярко, контрастно, непривычно глазу. Виноград сверху накрыт сеткой, чтобы не склевали птицы, которых тут множество.

Прощай, Южный остров, здравствуй Северный!

Следующий город – Плинайм. Последний наш приют южного острова. Вечерняя прогулка по городу с огромным количеством церквей дополнила нашу фотоколлекцию архитектуры Новой Зеландии. Особенно запомнилась церковь святой Мэри в лучах заходящего солнца.

Киви-соус, пролитый на Мишин рюкзак, отсутствие Wi-Fi, а также какие-то обиды и пересуды между русскими и украинцами в нашей компании, по поводу начинающейся войны на Украине, слегка возбудили обстановку... Но это не помешало всей компании вновь собраться вечером за одним столом и употребить "Жёлтый хвост" из винограда сорта шираз и поесть салмана с киви-соусом. Это был наш последний вечер в этой компании, завтра мы простимся в Окленде. Мы с Мишей планируем посетить ещё одного приятеля, Сергея, живущего на северном острове, и наши пути здесь расходятся.


25.02.

Встали в 5:40, выезд в 6:30 к парому Blubridge (Блюбридж), который доставит нас с южного острова на северный через пролив Кука за 3 часа. Пролив Кука – одно из самых опасных мест в океане. В 60-е годы во время шторма паром налетел на скалы, погибло 60 человек. В Веллингтоне есть памятник на берегу, где несколько дней собирали останки погибших. 3 часа морского круиза вдоль фьордов, затем в открытом море, немного качки, немного кофе, немного шока от встречи с настоящими маори, немного Wi-Fi, (приятный момент – на пароме он бесплатный), и в 11:45 мы в Веллингтоне – столице Новой Зеландии.

В Веллингтоне у парома нас встречает Сергей Жернов, и мы с Мишей прощаемся с нашей компанией. Сергей везёт нас к себе в район Парируа, попутно предупреждает, что это бандитско-маорийский район, и что все бандиты там носят свою отличительную форму (шутит, наверное...)

Сергей рассказывает про остров Мана, на котором разводят птицу киви, куда запрещён въезд. Оказывается, маори съели не только птицу киви, но и огромную птицу-эндемика – моа, которая теперь уже не существует в природе. А ещё маори жгли леса, и поэтому вымерло навсегда множество эндемиков. Ох, уж эти маори, во всех бедах они виноваты. Они не только мариори съели...

Земля Маори тянется вдоль побережья. Ракушки пава и гребешки можно собирать прямо вдоль берега, но брать надо те, что не меньше 12 см в длину, иначе это признают за браконьерство (и никому не докажете, что не взяли их живыми из моря, а собрали уже пустыми на берегу). Сергей рассказывает, что маори, живущие тут на побережье, теперь питаются не человечиной, а в основном -продуктами моря.

Ещё одно увлечение в Новой Зеландии – охота. Как они сочетают её с экомышлением нации, не очень понимаю. Но охота и охото-туры – здесь популярны. У многих жителей Новой Зеландии имеется в доме сейф с оружием для охоты. Само собой, вечером мы ужинали диким кабаном, которого Сергей застрелил вчера на охоте специально к нашему приезду...

Мы ещё 2 недели путешествовали по Северному острову Новой Зеландии, поднимались на вулканы, бродили по горам, купались в океане, занимались дайвингом в местечке Вайт-Рок, где бок о бок плавали с тюленями и ловили лобстеров и паву... Познакомились с нравами аборигенов и городской жизнью мегаполисов – Веллингтона и Окленда. Но на этом, пожалуй, я приостановлю свой рассказ о путешествии на край света...

Может быть, в этом рассказе я не смогла расписать свои личные экодостоинства и экопоступки, не уделила внимание своим достижениям по сбору мусора на берегах океана (там просто везде чисто, потому что там не сорят), не несла просвещение в массы о необходимости защиты природы (это в Новой Зеландии ни для кого не новость), и не показала собственным примером – каким должен быть ЭКОТУРИСТ... Я только лишь с восторгом поделилась своими впечатлениями о том, что бывает в мире всё по-другому, не так, как у нас. И что не надо убирать там, где не сорят. Там, где не выбрасывают, а перерабатывают. Там, где люди здоровы и счастливы в своей простоте, и не больны вещизмом. И самое главное, что не существует в Новой Зеландии понятия "Экотуризм", потому что у населения есть экомышление. Понятие "Экотуризм", наверное, нужно только в странах, где ещё не научились жить и мыслить в согласии с Природой...