в Иркутске 12:23, Дек. 15:t -12°C

Встреча рассвета на Пике Любви

Автор:Nata Norm(NATA.N)
Опубликовано:15.12.2014
Ключевые слова: Аршан, Саяны, Пик Любви
Селевой поток в Аршане

Нет, еще вчера я хорошо помнила, как надо ходить. А сегодня едва ползаю, для верности держась за стены. А при виде лестницы вообще впадаю в тихую депрессию. А начиналось все как обычно – впереди выходные, сидеть в городе не хочется, и три веселые девчонки решают наведаться в Аршан. До Рождества остается чуть больше месяца, Новый Год решено встречать здесь, поэтому мы отправляемся на поиски достойного жилья.

Снег прикрыл все следы летней стихии, и Аршан выглядит вполне привычно – замерзшие тетки с табличками «Жилье», на обочинах приветливые собаки размером с корову, и городская публика, прибывшая сюда в поисках приключений на свою городскую задницу. До сих пор с содроганьем вспоминаю, как год назад мы, три взрослые приличные тетки, отчаянно удирали огородами от через чур любвеобильных гостей из Улан-Удэ. Но это было давно.

А сейчас, потратив полдня на поиски хорошего жилья, девочки устали и изрядно замерзли. И решили побаловать себя горячим ароматным глинтвейном. Мммм, слово-то какое, сразу слюнки текут. Остаток вечера мы убили на поиски в местных магазинах приправы для глинтвейна. Местные стойко отказывались понимать наши нужды. В результате пришлось купить корицу, гвоздику, яблоко и апельсин. А вот красное вино искать пришлось не долго. Мы вернулись в свой маленький домик, и Соня ржавым хозяйским штопором принялась открывать бутылку. Мы с Женей сидим ждем, и только жалобные глаза выдают наше нетерпение. Минут через 20, по очереди оборвав руки, решено звать на помощь хозяина домика. Соня резво метнулась за спасителем, я быстренько приготовила кастрюльку… Старый матёрый бурят потерял дар речи, когда торжественно вскрытую бутылку я споро жахнула в кастрюльку.

«ТЫ ЧТО?!!!! ТЫ ЧТО ДЕЛАЕШЬ, ДУРА?! – Ну, дык, это, глинтвейн… – ЧЕГО?!!!».
Хозяин оскорбленно удалился с достоинством неожиданно осиротевшего монарха. Хозяйская собака Муха смотрит на нас с явным неодобрением. Ладно, переживем. Бойкий женский коллектив быстро настругал закуски, опрокинул по первой и хрустко закусил огурчиком.

Терпкое ароматное вино обжигает губы и греет душу. И тут, как обычно, возникает волшебное «А давайте!…» Пожалуй, добрая половина человеческого прогресса случилась из такого лихого «А давайте!» Сколько раз мы бросались в неизведанные дали под клич «А давайте посмотрим! Слазим! Попробуем!» Вот так и сейчас, – нам неудержимо захотелось встретить завтрашний рассвет на Пике Любви.

Солнечный круг
Краешек неба начинает алеть
Пробуждение

Выход назначен на пять утра, поэтому спать ложимся пораньше. В печке мерцают дрова, но дом никак не может прогреться. Под дружный визг и хохот стаскиваем свои кровати поближе к печке. Продолжаем мерзнуть. Женька оказалась самой толковой из нас, – и вскоре дрова весело затрещали. Через час скидываем с себя одеяла, через два снимаем остатки одежды, через три – шарим в темноте – «Блин, да где у них тут форточка?!».

В пять утра деревня выглядит совершенно вымершей. Бросаю последний жалобный взгляд на яркую, светлую улицу, и углубляемся в угрюмый темный лес. Тропинка в темноте – это полная условность, в чем мы вскорости и убедились. В результате ломимся напрямую через лес. Конец ноября, на улице минус 10, а нам жарко. Один за другим преодолеваем многочисленные «пупырышки», как их любовно называет Соня.

И тут маленькое лирическое отступление. В нашей компании я являюсь мастером коротких и бессмысленных диалогов, возбуждающих в собеседнике непреодолимое желание прибить меня чем-нибудь тяжелым раз и навсегда. Знаю за собой эту слабость, но ничего не могу с собой поделать. Вот и сейчас: «Наташка, иди отсюда посмотри вниз, страшно красиво! – Я не могу, не могу, НЕ МОГУ!!! У меня клаустрофобия!!! – Ну Наташ, клаустрофобия – это боязнь замкнутого пространства. А где ты здесь видишь замкнутое пространство? – В ГРОБУ!!! В гробу я блин вижу замкнутое пространство!!!!».

Солнечный ветер струится над Долиной
Нежно розовеют склоны гор
 

Так и идем, останавливаясь на поржать, просто поржать и опять поржать. И вот краешек неба на востоке начинает светлеть, как будто кто-то невидимой рукой приоткрыл небесный занавес. Над долиной струится чудесный розовый солнечный ветер. Нежно розовеют склоны окружающих гор. День пробуждается, и мы, затаив счастливую улыбку, любуемся его свежим дыханием из первого ряда.

Зачинщицы торжества