в Иркутске 04:56, Окт. 24:t +2°C

Шумак, или Туда и обратно: Часть Вторая

Автор:Максим Дигас(MaxDigas)
Опубликовано:14.09.2014
Ключевые слова: туризм, поход, Шумак

««... Часть Первая

Шумакские источники

С перевала ушли новой тропой, которую пробили местные на лошадях. Дорога уходит немного вверх и влево, по склону, с достаточно длинным траверсом. Но безопасным. Вниз, напрямую с перевала, как ходили раньше, осмеливаются идти не все. Спуск разбит и сильно обрывистый. Через час мы уже спустились к подножию перевала с другой стороны. Спуск оказался ни сколько не проще, чем подъем. А местами даже сложнее. Напряженнее, особенно для тех групп мышц на ногах, которые не были задействованы до этого, и чаще всего не используются нами в обычной жизни. Нога постоянно в ботинке сбивается в носок, от чего испытываешь дискомфорт.
 – Бочком, бочком, – подсказываю я девушкам на крутом спуске, – ставьте ступни боком, так нагрузка на носки меньше, и нога устойчивее на наклонной поверхности. За счет этого, конечно же, снижается скорость движения. Но зато безопаснее и меньше травм для пальцев ног. Поэтому только через час мы добрались до озера.

В любом случае, идти вниз легче, особенно по тропе с небольшим наклоном вниз. Если бы не давление рюкзака, была бы вполне приятная прогулка. Да, и дождик нас к концу спуска снова начал мочить. Тучи набежали очень быстро, и скрыли вообще все вокруг. Из под облаков виднелась только поверхность озера. Но, через некоторое время, дождь опять прекратился. И это  всех радовало.

Периодически останавливаясь на передышку, мы добрались, кто-то быстрее, кто-то чуть позже, до водопада. Зрелище это необыкновенное. Высота свободного падения воды достаточно большая, порядка 20-25 метров. На фотографиях никогда не получается передать все величие водопада. Нужно обязательно кого-то ставить вниз, в место падения воды, тогда будет виден весь масштаб. А так можно только в живую наслаждаться таким чудом природы. Чем собственно мы и занимались, добравшись до границы леса.

Здесь же и устроились на обед. Добыли дров из остатков ранее срубленных деревьев, и собранных веток. Сырых, но достаточных для приготовления пищи. Здесь отличился Олег, который поспорил, что за 15 минут вскипятит воду в котелке под суп. Спор он выиграл, вода действительно закипела, даже раньше.
 – Может кто-нибудь сфотографирует меня?! – прокричал Олег, отдавая последние силы на следующий десяток, второй, резких взмахов в сторону костра. Добиваясь максимального жара. Геройски противостоя попадающему в глаза, в нос, и в рот, едкому дыму от сырого смолистого кедра. И в этот же момент, все старания Олега над костром, его безудержное желание добиться результата, очередную серию взмахов с бешенной скоростью подштучником, были зафиксированы всеми имеющимися в группе фотоаппаратами.

 – Это же ревень? – в стороне меня окликнула Тоня, – из него делают вкусное варенье. У нас есть сахар?
 – Отличная идея, Тоня! Сахара на варенье не хватит, да и варенье нам ни к чему, а вот сварить компот можем. Собирай ревень, доварится суп, поставим вариться компот.

Идея с ревнем действительно оказалась замечательной. Тоня собрала приличную охапку стеблей ревня. Девушки втроем очистили его, и накрошили небольшими кусочками. К тому же ранее кто-то из девушек же собрал еще и немного жимолости. После приготовления обеда, мы вскипятили второй котелок и сбросили в него заранее подготовленный ревень, ягоды жимолости и немного сахара. Напиток получился обалденный! Такое сложно передать словами, это надо пробовать. Обязательно хочу отметить, что воды в данном месте практически нет. К водопаду спуститься не реально. По тропе медленно сочился какой-то ручеек. Но набрать из него котелок и тем более два воды, не представлялось возможным. Ну, во всяком случае, в течение ближайшего часа. Нужно было идти вниз до ближайшего ручья. Героем этого мероприятия стал Костя, который практически бегом ушел вниз по тропе с котелками, не зная где именно ручей. Вернулся он только через полчаса. Как оказалось потом, когда мы шли под рюкзаками от водопада до ручья, где набирал воду Костя, идти почти полчаса, и это только под гору. Все заценили подвиг Кости, и поняли, что в любой ситуации с Костей у нас всегда будет вода.

Итак, после обеда и вкусного компота из ревня и жимолости, мы начали спуск к Шумаку. До ближайшего ручья, который мы легко перешли по бревну и камням, тропа была широкой и комфортной для спуска. После ручья тропа начала изменяться, превращаясь местами в канаву, выбитую лошадьми. Причем выбита земля, но остались голыми камни и корни деревьев. В дождь, и вдоль ручьев, тропа превращается в безумно опасный аттракцион. В такие моменты концентрация на том, куда и как поставить ногу, зашкаливает. Весь остальной мир в такие моменты просто исчезает из внимания. Поэтому многие и не помнят того, что было вокруг, на тропе, возле тропы, и тем более вдалеке. Я, имея опыт походов на Шумак, вспоминал, что давненько здесь не был. Тропа из простой, вполне комфортной, которая была лет 10-15 назад, превратилась в экстремальную. Я шел позади всех, поддерживая отстающих как только мог, и молился всем богам, чтобы никто не вывихнул, и тем более не сломал себе ног.
 – Капец! – слышалось периодически от кого-то из впереди идущих. И не однократно.
 – Как здесь лошади-то проходят?! – с неподдельным удивлением спрашивал каждый, кто проходил очередной отрезок тропы, где казалось, просто не реально идти двумя-то ногами, не говоря уже о четырех у лошади.

Поначалу выбирали дорогу, старались помимо безопасности, уделить внимание тому, чтобы оставить сухими ноги. Обходили лужи, ручьи, затопленную тропу, выбирая другой путь. Не всегда получалось выбрать правильно, поэтому периодически попадали в ситуацию, когда хочешь – не хочешь, а по воде пройти придется. Так, через некоторое время, практически все шли напролом. Ноги все равно уже были мокрыми. Вопрос выбора оптимального пути с точки зрения сухости был снят окончательно.

Отдыхали, как мне показалось редко. Всем хотелось как можно быстрее и раньше дойти до конечного пункта. Впереди всех, как уже заведено у нас, летели Саша с Костей. Через некоторое время, как я понял возле зимовья, их догнала Айгуль. Мы, группа медленноходящих, к зимовью подошли через 2,5 часа, считая от водопада. Отставание от группы лидеров было уже порядка получаса. Зимовье называлось «Бегущий олень». Даже и не знаю, в прямом смысле это, или в переносном. По сути, каждый мимо «пробегающий» турист, который решил сегодня же дойти до источников, реально «олень». В хорошем физкультурном смысле :-)

Нам всем хотелось дойти сегодня до источников. Я знаю, что это возможно, сам не раз ходил. Но с такой тропой, и периодически поливаемые дождем, рассчитывать на хороший темп ходьбы, а главное безопасный, было наивно. На очередной остановке, примерно через два часа ходу от зимовья, догнали группу «Б». Все уже достаточно устали. Если считать с момента выхода, сегодня утром с той стороны перевала, мы уже прошли почти 15 км. По времени, нам оставалось не больше двух часов светового дня. Как оказалось, от зимовья «Бегущий олень», до источников было ни фига не 2,5 часа ходу, а все четыре, а то и больше. Во всяком случае, для нашей группы.
 – Потерпите, пожалуйста, еще немножко, – старался я подбодрить совсем уже уставших девушек. – Я уже вижу гору, к которой нужно нам подойти, там распадок, где уже течет Правый Шумак, а значит это «стрелка», именно туда нам и нужно сегодня дойти. Я понимал, что мы уже не успеваем дойти до «стрелки» засветло. Это было не хорошо. Но группа растянулась, и догонять впереди идущих нужно было в любом случае. У них были палатки.

Впереди идущие Костя, Саша и Айгуль достигли «стрелки». Было уже темно. Они знали лишь от меня то, что им нужно дойти до реки, которая преградит путь, и там будет мост. Моста они не видели, было уже темно. Но видели в сумерках и в темноте огни на противоположной стороне Шумака, и ниже по течению, через Правый Шумак. Ребята приняли правильное на тот момент решение, оставаться здесь и ставить палатки, разжигать костер. Дожидаться всю группу.

И тут «немножко» закончилось для многих. Прошел еще час, но мы все еще шли. Начинало темнеть. Группа «Б» немного оторвалась и ушла вперед. Только изредка впереди среди деревьев промелькивали то красный, то желтый чехол на рюкзаке. В какой-то мере это радовало. Было понятно, что девчонки держатся и продолжают идти, несмотря на достаточную усталость и наступающие сумерки.

Дальше темнело уже очень быстро. Но пока было видно тропу, камни, и впереди идущих. Скорость движения инстинктивно начала увеличиваться. Несмотря на темноту, на сложность тропы, все ломились напролом. И это понятно, всем хотелось как можно раньше дойти до конечной точки пути. Силы уже на исходе. В тоже время мозг начинал подключать какие-то неизвестные нам резервы. Скорее всего, срабатывал инстинкт самосохранения, и начал вырабатываться адреналин. Олег начал ломиться по тропе в темноте с такой скоростью, что мы его начали терять из виду. Только иногда слышали его голос:
 – Левее берите! Левее! – кричал он, подсказывая девушкам более удобный или безопасный вариант тропы, чтобы не зайти в тупик, или к обрыву реки.
 – Верхней тропой идите! – снова слышим Олега. – Там метка!
Метки по тропе везде. Синей краской в три горизонтальные полосы, – узнаваемый знак тропы на Шумак. И даже в темноте мы понимали, что идем правильно.
 – Огни, смотрите, огни! – кто-то показывал на свет сбоку, – На той стороне реки! Это были фонари на зимовьях возле источников. Было понятно, что мы очень близко.

Осталось совсем не много, и нужно найти наших. В голове только одна мысль, – лишь бы они не перемахнули через Правый Шумак, а главное, чтобы не пошли по нему вверх по течению. Это было бы катастрофой. Впереди замелькал огонек. 
 – Это наши?! Давайте включим фонари! – не помню кто говорил.
И действительно, мы до сих пор шли без фонарей. Нет, они у нас есть, но мы их не доставали. Глаза уже привыкли к темноте. Ну, или так нам казалось.
 – Это наши, точно! Дошли! Ура!
 – Кто-нибудь видит куда идти? – мы вышли на россыпи камней у реки и тропы, как таковой, не было. Я с последними догнал группу «Б». Вперед улетела только Тоня. Сначала мы ее потеряли, но потом поняли, что она уже там. Как мотылек на свет.
 – Идите сюда! – слышим мы долгожданный голос Айгуль. – На меня прямо идите! По камням!

Все вместе мы ломанулись по камням на фонарик Айгуль. Фонари к этому времени достали почти все. Идти стало светлее и как-то веселее. Все ощущали конец пути. Уже не торопились, шли спокойно, рядом друг с другом и разговаривали, делясь впечатлениями от последнего часа перехода по тропе практически в полной темноте. О том, когда у кого закончилось «немножко», обещанное мной.

Минут через десять-пятнадцать мы вышли с россыпи камней русла реки на берег, где продолжалась тропа. И тут же наткнулись на нашу палатку.  А вот и вторая. Радости всеобщей не было предела! Мы дружно приветствовали Сашу и Костю, а они нас. Благодаря им и Айгуль, у нас уже стояли две палатки, куда большинство могли быстро разместиться, есть где переодеться в сухую и теплую одежду. И, конечно же, костер, который ждал во всеоружии котла с водой, чтобы наконец-то напоить всех горячим ужином и чаем.

Ужинать сели примерно часов в двенадцать. Подвели итоги дня. Получается в одиннадцать, или чуть позже мы достигли «стрелки». За этот день по данным GPS Евгения, мы прошли аж девятнадцать километров, с восьми утра до одиннадцати вечера. Это всего тринадцать часов, из которых ходовых было часов девять-десять точно. Отсюда не сложно посчитать, что средняя скорость, по последним, была не больше двух километров в час, а местами и того меньше.

Ужин, мне кажется, никто не заметил. Почти все, достаточно быстро разошлись по палаткам спать. Я обошел всех героев сегодняшнего дня, уточнил состояние здоровья, морального духа. В целом никаких травм не случилось. Были несколько падений на тропе со скользких камней и корней. Но, к счастью, все обходилось без серьезных последствий. Хотя синяки нахватали все. В этот вечер смех в палатках был не слышен, а разговоры длились совсем не долго.

Ночь выдалась теплой. А утро еще теплее, а главное, солнечное. Радость была на лицах каждого, кто появлялся из палатки и обнаруживал приятный утренний лесок вокруг, залитый солнечными лучами. А когда выходишь на реку умыться, то тебя встречают веселые ручейки абсолютно прозрачной воды и прямые теплые лучи яркого солнца. Небо было безоблачным. Удивительный контраст цвета зеленых вершин гор, темно-коричневых скал, с глубоким голубым цветом неба.

Утро предвещало чудесный солнечный день. Веселее спорился завтрак. Быстро слопали кашу. И, собрав палатки и рюкзаки, поспешили на ту сторону Шумака. Поближе к источникам. Сначала перешли по россыпям камней до моста из бревен на Правом Шумаке. Аккуратно преодолев переправу, двинулись по лесу, и вышли на другую переправу. Это все еще был Правый Шумак, второй его рукав. Но здесь уже был деревянный мост. Старый конечно, уже подразвалившийся, но еще держал на себе десяток туристов одновременно. Практически сразу вышли на другой мост уже через основной Шумак. Мимо, в лесу, промелькнули несколько зимовий, часть старых, часть новых. Все они были заняты туристами.

Через основное русло Шумака, были построены аж три моста. Первый был капитальным, из железных конструкций, с перилами по обе стороны, и деревянными настилами. Практически как в парке. Второй мост был брутальным и естественным. Он был полностью деревянным. Через воду по камням были брошены бревна. Перила с одной стороны из жердей. А под ногами были прибиты разрубленные вдоль напополам бревнышки. Третий мост оказался самым современным, он был вантовым (!), натянутым канатами от одной опоры до другой на противоположном берегу. Пол также был фанерным. Перил не было, но по сторонам были натянуты страховочные канаты и сетка, чтобы не свалиться в воду. Движение по этому мосту было ограничено по количество человек, одновременно по нему шагающих. Двигаясь с одной стороны на другую, его качало под твоим весом и иногда раскачивало в стороны. Приходилось уделять большое внимание равновесию.

Пройдя все аттракционы с мостами, мы перебрались на противоположный берег. Там, где находилась основная масса источников. Здесь же находилась достаточно большая турбаза, огражденная решеткой и колючей проволокой сверху. На территории находились основной корпус, полагаю с администрацией и столовой, и несколько домиков, наверняка благоустроенных. Рядом с тропой на мост и к источникам находилась вертолетная площадка. Сюда, уже после обеда прилетел маленький красный вертолет, и занял свое законное место.

Пройдя еще метров сто – сто пятьдесят, мы оказались на одной из полян с костровищем и свободными местами под палатки. Здесь и решили остаться, и разбить долгожданный лагерь на ближайшие пару дней отдыха. Практически мгновенно на поляне появились палатки. Имевшиеся на поляне натянутые между деревьями веревки, и плюс те, которые мы натянули дополнительно, тут же оказались завешаны сырыми вещами и спальниками. Потребность в солнце, тепле и сухости превышала все возможные потребности нашей группы в целом. И это понятно, после стольких дней сырости.

 – А кто у нас пойдет за дровами? – крикнул я в воздух, наблюдая как народ капашится в рюкзаках, палатках, перебирая вещи, отбрасывая те, что просто посушить, и те, что крайне важно выстирать. Но в ответ тишина. Тогда я предлагаю собрать все продукты в одну кучу, чтобы я мог провести ревизию, и понять, что у нас еще осталось, чтобы распределить продукты на ближайшие дни, и на возвращение.
 – Мы пошли стираться. Кто еще пойдет? – сообщила важную новость Айгуль. Тут же все среагировали, подорвались и понеслись на реку, в первую очередь девушки. Картина маслом, – «Бабы на реку стираться», – классика жанра. Или «массовый выход на водоем енота-полоскуна».

Жаль не удалось снять на фотоаппарат сие действие, потому как отвлекли меня парни из природного парка. Инспекторы, которые делают ежедневный обход всей территории, где селятся и живут туристы, смотрят за порядком, чистотой и прямо скажем дисциплиной. С ними же ходят девушки и молодые ребята, которые собирают мусор. Нам провели небольшой инструктаж по технике безопасности, чего делать можно, и чего в основном нельзя на территории парка. Как оказалось, девушки, стиравшиеся на реке, как раз попали под запрет. Пришлось их срочно вызволять с реки, чтобы не попасть на штрафы. Во всем остальном мы нашли обоюдное понимание ситуации и дружественно расстались. Да, кстати, пребывание на территории парка действительно платное, сто рублей с человека. Штрафы за несоблюдение правил и условий пребывания на территории парка достаточно суровые. Например, за срыв местных, особенно эндемичных растений, таких как «Сагаан даля» (по-простому Рододендрон Адамса), или «Верблюжий хвост» (Карагана гривастая), штраф до 3000 рублей и выдворение за пределы парка.

Стираться разрешили только на той стороне, где обустроена баня. Там есть для стирки тазы, и можно согреть воды. Только там можно пользоваться мылом и другими «стирательными» средствами. Правда был найден еще один, не противоречащий местным законам, способ стирки, особенно обуви, носков и штанин. Для этого нужно все это одеть на себя и пойти бродить по реке.  В принципе, если еще и занырнуть, то таким образом можно прополоскать и футболку, и куртку, ну и нижнее белье. Что мы с некоторыми чуть позже и сделали.

Вода в Шумаке не сказать, чтобы холодная была. Опускаешь ногу, терпимо, не сводит. Рукам вообще нормально. Искупнулся я по пояс сверху. Ух, хорошо! Бодрит водичка! Потом снял штаны и залез ногами. Все же холодновато, но терпимо. Главное устоять на сильном течении. Вылез на берег свежим и довольным. Ах да, еще и мокрым. Красота! Как в сказке, – «в три котла он окунулся…», – чувствуешь, что помолодел. Подвиг сей повторила Айгуль, причем дважды. И если меня никто не видел, то ее я лично заснял на фотоаппарат купающуюся в Шумаке. Вы бы видели ее довольное и счастливое лицо после водных процедур. Часть ребят ушли к этому моменту изучать местность, найти источники, посмотреть, попробовать.

На костре греются котелки с водой, трещат дрова. Евгений, как ответственный костровой следит за огнем, и закипанием воды. Я, без особой прыти, начинаю готовить обед. Торопиться теперь некуда. Наше пребывание на Шумаке начинает приобретать формы размеренного отдыха. Нужно было приготовить что-то особенное, что-то, наверное, почти праздничное. А что может быть в лесу, в горах, далеко от города, лучше, чем супец из свежего…
 – Это что? Мясо? Откуда? – послышались голоса приближающихся к костру. – Не-е-е, реально мясо?!
Так я и сделал, решил сварить щи со свежей курицей.
 – И не спрашивайте, откуда я ее взял. Это секрет фирмы, – отшучиваюсь я, не поддаваясь на провокации со стороны, дабы не расколоться, и оставить все в тайне с завесой неподдельного интереса.

Тушка курицы, весом почти под два килограмма, очень быстро превратилась в отдельные кусочки, размером чуть больше коробка спичек каждый. Мясо сохранилось хорошо. Кусочки розовые, аппетитные и, как ни странно, с приятным запахом свежего мяса. Вода в котле закипела, и кусочки мяса отправились постигать законы физики и химии. Находясь в котле, периодически покрывая поверхность воды пеной, мясо не было видно. Поэтому часть ребят не знали, почти до конца, что на обед суп с настоящим мясом.

Через некоторое время в котел ушла и первая партия сушеных овощей, точнее сублимированных, – капуста, морковь, лук. Удобная штука, а главное – они очень легкие, что бесконечно важно в походах. А вот с сушеной картошкой нам не повезло, ее не было в наличие.

Потихоньку на поляне вокруг костра начал распространятся запах от варящегося на костре супа. Народ начинал подтягиваться ближе к костру, интересуясь, что у нас сегодня на обед. В котле, под пенящейся от кипения водой, и плавающими, уже принявшим нормальную форму овощам, не было видно мяса. Но чутье, видимо, у многих не давало покоя, особенно тем, кто еще не знал.

Наконец ушли в котел лук и приправы. Запах усилился. Соль тоже сделала свое дело. Пир живота приближался. Вокруг костра инстинктивно собирался народ. Кричать, как обычно, всех к столу видимо не понадобиться. Закипела вода во втором котле. Заварили чай с травами. И снова рецепторы дали о себе знать.
 – Кто поможет накрошить овощей? – предложил я очередной раз девушкам приложить к вкусному обеду женскую энергию. Овощной салат, при наших запасах свежих овощей, постепенно становился традиционным для обеда, иногда и для ужина. Девушки, не стесняясь, принимали на себя право разделаться с целыми помидорами, огурцами, перцем, луком и чесноком, превращая их в красно-зелено-белое месиво с маслом, иногда с майонезом. Симпатично и аппетитно. Салата готовили обычно не много, но понятно, должно хватить каждому, пусть и понемногу. Правда иногда случались и сложные ситуации, когда одни сначала кладут себе в тарелку салат, в то время когда другие в свои тарелки кладут горячее, а салат уплетают ложкой, если достал из общей чашки. Вот тут и пришла идея, – есть всем правильно, и поровну. Взял я накрошенный и сдобренный приправами салат в чашке. Выстроил вокруг себя всех с пустыми тарелками. И давай раскладывать по тарелкам салат. Один круг прошел, второй. О, и на третий еще хватило.
 – Себе оставь, – слышу я за спиной.
 – Хватит, хватит, остальное себе, – говорит, закрывая свою тарелку рукой, Олег.
Заботливые вы мои, спасибо, не дадите остаться мне голодным, – думаю я не вслух. – Тут еще много, мне одному… а вам всего по три…

Я еще сесть не успел, чтобы салата ложку в рот закинуть, а боковым зрением вижу, как парни, слопавшие уже салат, – что для них три ложки, – голодным взглядом осматриваются вокруг. Кого бы еще съесть? Ставлю чашку с салатом на камень. Снимаю с костра томящийся суп, покрытый пленкой куриного жирка, вперемешку со специями, укропчиком и лаврушкой. На поверхности пока только одни овощи. Запускаю внутрь поварешку и зову парней, и кто еще салат съел, подходить с тарелками. Достаю со дна погуще, захватив пару-тройку кусочков мяса. Кладу в тарелку. Второй поварешкой пожиже, бульона. М-м-м, какой запах.
 – Не понял, это что мясо? – слышу я очередной возглас удивления. – Откуда? Офигеть! М-м-м, вкуснятина!
Сюрприз удался! – думаю я. Радостно на душе. Ведь сделал людям и приятно, и вкусно. Такие моменты в жизни людей, уверен, придают еще больше уверенности в себе и усиливают ощущение твоей полезности для других. Казалось бы, надо всего-то что-то сделать полезного и приятного для кого-то. И всем счастье!

Щи действительно удались. Слопали моментально полный котел, с добавкой кто успел. Похвалы в мой адрес не было предела. Благо народу всего десять человек, а так, если бы было полсотни, – лежал бы я в гордяке и принимал похвалу до самого вечера. Скромный я, но не скрою, – приятно.

После обеда решили все вместе пойти на источники. На экскурсию, попробовать водичку, посмотреть что вокруг. Те, кто был на источниках до обеда, пошли еще раз, за компанию. До источников идти не много от нашей стоянки. Метров триста. Вот развилка тропы. Налево по большому кругу источников, налево – по малому, – туда и обратно. Решили идти по большому кругу и вернуться обратно малой тропой, чтобы посмотреть как можно больше. Сначала вышли на реку. До воды от берега расстояние занимают большие пласты явно каких-то солевых отложений. Интересное зрелище. Народ здесь понастроил мелких и больших туров, сложив их из камней. Большие, еще немного, начнут превращаться в курганы. Почему то вспомнилась реклама древняя и шутка из КВНа на нее, – «… и шли они назад, и собирали камни. И не хватило ему камня!»

Почти сразу вышли на самые главные источники – «Женские капризы» и «Мужское упрямство». Забавные аллегорические названия. Причем прямого назначения источников нигде не написано. Собственно для чего они или от чего. Догадайтесь сами. У кого на сколько фантазии хватит. По женскому источнику точно ничего не понятно, а по мужскому нашел в Интернете, что типа «от импотенции». Хотя почему сразу «от»? А если все в порядке!?

Девушки, конечно же, зависли на «Женских капризах». Пили и фотались на фоне источника. Мы с парнями ушли дальше, к «своему» источнику, рассматривали народное творчество, побывавших однажды здесь туристов, на тему «упрямства». Фантазии у творцов надо сказать не много, практически вся в одном направлении. Как-то по-мужски, не правда ли!?

Смотришь на все эти вырезанные фигурки, – показательные образцы как что у мужика должно стоять, и всплывает в голове реплика кота Матроскина из известного всем мультфильма, – «Ну и что это? Что это за народное творчество?». Прям хочется вслух спародировать. Но зато весело и есть на что посмотреть. Тут до нас добрались девушки. Сколько эмоций! Неподдельный интерес к каждому экземпляру. Особенно к крупным образцам. Не скрывая, хочется им потрогать и посидеть на них. Как-то по-женски, не правда ли!?

Здесь же, совсем рядом с «мужским упрямством», несколько источников с номерами. Кое где подписано «почки», «печень» и еще что-то. Не все пробуем. Идем дальше. Немного поднявшись на берег, оказались возле некоего входа на территорию, огороженную колоритным этническим заборчиком с входом и вывеской рядом. Фотаемся и идем внутрь.

По тропинке выходим на зимовья. В них бывают свободные места, и туристы  могут здесь селиться. Но такое бывает редко. Во-первых, сложно попасть в момент, когда свободно, когда только что освободилось зимовье. Во-вторых, в основном живут там либо буряты местные, либо приезжие на лошадях туристы, которые надолго здесь обосновались. Но зимовья тоже колоритные. Вокруг некоторых развито целое хозяйство. За одним из таких нашли топчан, прибитый к стене снаружи, на котором лежали различные причиндалы для верховой езды на лошадях. Опять фотаемся. Находим и совсем старые, древние ручные работы туристов, когда-то посетивших источники. Здесь целая история. Вот бы почитать где-нибудь подробнее, со времен открытия источников.

Выходим опять на поляну с источниками. Здесь их огромное количество. С номерами. Подписаны не все. Какой от чего, не понятно. Встречали на деревьях таблички, где подписано, – какой источник от чего, но опять же не на все. Пробуем из интереса. На вкус. Самый вкусный по мнению многих оказался источник «от нервов».
 – Вот опять же не понятно, – говорю я Тоне, пробуем вместе. – Это чтобы нервы крепче были или чтобы их ваще не осталось?!
На поляне огромное количество различных фигур, статуй, истуканов, моделей вертолетов и самолетов. Есть целые конструкции, включенные в процесс вытекания воды и движения ее дальше под гору. Здесь и простые каналы, вырезанные из дерева. И сложные водяные мельницы. Конструкции с приводами и редукторами. Вода льется, а наверху пропеллер крутится. В одну чашу вода наливается, потом, как на качелях, перевешивает и выливается в другую. Очень удивительно и познавательно. Полагаю не один день уходил на такое творчество и инженерство. Не сложно догадаться, что жили авторы данных чудес здесь по нескольку дней, может неделю, а то и две.

Надо отметить, что тема вертолетов здесь на Шумаке, – это некий фетиш. Правильнее сказать, вертолет – это символ Шумака. Видимо, когда начали осваивать источники, и пошли сначала экспедиции, то местные жители очень серьезно и с почтением отнеслись к технике. На всей территории источников огромное количество рукотворных моделей вертолетов. Начиная от самых маленьких со спичечный коробок, до огромных образцов, размером в два локтя. Многих устанавливали на деревянные шесты, как можно выше. Часть изваяний уже потеряли со временем лопасти и товарный внешний вид. Совсем древние творения покрылись толстым слоем мха.

После очередной фотосессии у источников мы отправились в обратный путь. Лечебные грязи проскочили ходом, отметив для себя, что нужно будет сюда прийти специально. Можно было бы и зависнуть, но по времени мне уже стоило начать готовить ужин. Остальные как-то дружно, все вместе, дотопали со мной до нашей стоянки. И правильно сделали. Через некоторое время начал капать дождь. Видимо хватит, подумал Шумак, нас баловать хорошей погодой.

Подробно описывать приготовление ужина под дождем наверное не стоит. Но сам ужин не отметить не могу. Ибо он оказался также вкусным и необычным. Сварил грибной суп. Сначала планировал обойтись только запасами сухих грибов. Но, прогулявшись по окрестностям, как-то не специально, насобирал грибов. Брал только рыжики. Попался еще один масленок. Плюс Евгений один припас на всякий случай. В итоге получилась целая сковородка грибов. Пожарил на масле и жире от тушенки, с лучком. Забросил жаркое в котел, где уже доходили вареные овощи с уже совсем не сушеными грибами. Получилось очень насыщенно и вкусно. Свежие грибы придали вкус и изумительный запах. М-м-м, вкуснятина!

Варили ужин и поедали его под дождем. Такое ощущение, что Шумак нас продолжал испытывать. Мол, не сольемся ли мы, не разбежимся ли по палаткам без ужина, в дождь. Не вышло. Не только не разбежались, но и знатный ужин под дождем сготовили. Поели с удовольствием. Чаю с травками вкусного попили. И достаточно быстро разошлись по палаткам. Много разговаривали, но как-то в основном по палаткам, пока все не угомонились.

Проснулся я под звуки колокольчика. Судя по освещению уже утро, но ранее. Посмотрел на часы, только семь утра. Что за фигня? Как только мозг начал функционировать, сразу же догадался, что это лошади пасутся. Ощущения такие, будто лошадь стоит прямо над головой и трясет колокольчиком. Вылез из палатки, по нужде малой, и прогнать лошадей. Прохладно. Туман и обильная роса. Оказалось, прогнать лошадей, а их там было четыре штуки, не так уж и просто. Все они были стреножены. Причем в прямом смысле. Не раз видел лошадей стреноженных, но обычно связывали только две передние ноги. А тут две передние и еще одну заднюю. Причем не веревками, а железными «наручниками» с цепями. Да так, что передвигаться лошадь может, только подпрыгивая на задних ногах, и всего-то на десяток сантиметров за один прыжок. Вот я и стоял рядом с ними, не особо пугая, чтобы они потихоньку упрыгали в сторону. Чтобы колокольчики их, которые бренчали при каждом прыжке, не так сильно звенели в ушах в палатке. Бедные лошадки, не сами они себе такую жизнь выбрали. Со мной вместе из соседней палатки вылез и Костя. По той же причине. Костя даже сфотать успел лошадей в тумане возле палаток. Дождавшись, пока лошади уйдут в сторону, улеглись обратно, и уснули.

Проснулся уже под разговоры у костра и бряканье железных ложек и кружек. Народ, не сложно догадаться, наслаждался утренним кофе. Наша палатка еще в полном составе спала. Соседние тоже ее не все на ногах. Смотрю снова на часы, – почти десять часов. Можно вставать. Как бы невзначай бужу девчонок. Просыпаются. Потягиваются. Красота. Еще валяемся несколько минут. Торопиться не куда.

Солнце уже начало выходить из-за горы. Яркие лучи беспрепятственно прорезают насквозь утренний лес, отражаясь в миллиарде росинок на траве, цветах, ветках деревьев, на каждой иголке хвои. От земли поднимается пар, или остатки тумана. Красота неописуемая. Запечатлеть на фотоаппарат просто не представляется возможным. Не передает фотография всей глубины леса и действия солнечного света. Возможно, профессионал бы справился. Мне, Олегу и Тоне, удалось запечатлеть только отдельные моменты этой красоты, – капли росы в солнечном свете.

Народ, что шумел у костра, оказывается, уже сбегал до источников. Почему-то после завтрака, девушки решили сделать зарядку. Постепенно включились и мы с Евгением. Зарядка получилась веселой, с комплексом упражнениями из советской утренней гимнастики, йоги и тайдзицуань. Ощущения были приятными. Зарядка придала бодрость и уверенность в сегодняшнем дне.
 – Надо было каждый день зарядку делать. Что-то мы ступили, – посетовала Аня. – Давайте каждое утро делать! Все идеею приняли на ура.

После, часть народа снова убежали на источники. Костя с вечера еще меня расспрашивал, куда можно здесь сходить, что посмотреть. Я ему рекомендовал подняться на гору, на смотровую, называют здесь ее «три капитана». Чтобы сверху увидеть Шумак, где мы стоим, и все вокруг. К Косте присоединилась Тоня. Я им выдал сухой паек в виде колбасы и сыра. Договорились, чтобы они отслеживали время, и если что, планировали спуск и возвращение в лагерь до темноты. И отправились они вдвоем покорять очередную вершину. Остальные остались загорать, гулять по источникам, фотографироваться, достирывать и досушивать свои вещи.

Некоторым, с нашей помощью, удалось еще помыть голову. Купили еще дров. Согрели воды. Замечательные ощущения, когда голова, после трех или четырех дней немытая, а тут чистая. Сам испытал. Некоторые девушки, не будет показывать пальцем, так вообще полностью, из котелка, поливаясь кружкой, помылись. Чистота залог здоровья! Тем более для девушек.
 – Здорово! – восхищался я способностям девушек. Свежие, чистые и вкусно пахнут. – А я через несколько дней похода чувствую себя как один большой носок шестидневной давности, – шутил я. В каждой шутке есть доля шутки. Река и мыло мне в помощь.

После обеда я с Евгением и Олегом пошли на источники. Решили принять грязевые процедуры, а потом полежать в радоновой ванне. Грязи описывать сложно, грязи как грязи, но как считается полезные и лечебные. Извозиться в грязи целиком не возникло ни у кого желания. Хотя таковые человеки рядом присутствовали, но не из наших. Решили обойтись намазыванием грязи на ноги, чтобы полечить или восстановить голеностоп, икры и колени. Нашли грязи побольше, намазали пожирнее. Ну, мы с Олегом так сделали. Евгений оказался хитрее, и намазал потоньше. И оказалось, что дождаться, когда грязь засохнет, в его случае легче. Мы с Олегом подвисли в этой грязевой луже надолго. Но, когда грязь таки подсохла, или нам просто надоело ждать, мы ее смыли, и отправились к радоновой ванне. Это на другом берегу Шумака.

Олег по пути отвалился и пошел пить воду из источников. Мы с Евгением перемахнули через три моста, мимо зимовий, дацана-музея, и волейбольной площадки, вышли к древнему домику, скрывающего под собой фактически яму, наполненную водой из радонового источника. Домику этому без малого 40 с лишним лет. Стены еще держатся, хотя снизу прилично подгнили. А крыша прохудилась до дыр. Странно, почему местные не починят. Кинуть пару-тройку листов рубероида, и прибить рейками, не сложно. Практически все стены домика увешаны табличками. В основном со списками прибывших сюда туристов. Из разных городов, в разные года. Есть и произведения искусств, рукотворные изделия, из дерева. В данной местности растет обильно кедр. Дерево очень мягкое, легко обрабатывается, легко вырезать. Часто используется мастерами для поделок, скульптур. Правда, хрупкое.

В радоновую ванну обычно заходят группами, до трех человек. Больше она не вмещает. Делятся всегда на мужские и женские группы. Заходят по очереди. Благо очередь быстрая. В радоне можно находиться не больше 3-5 минут. Особенно тем, кто в первый раз, или разово посещает. Те, кто курсом, в течение недели, или двух-трех здесь лечится, тем можно и до 10 минут догнать. Хотя… А еще там плавают пиявки. Они безобидные, но на вид не приятные. Опять же для кого как.

Во время нашего с Евгением пути до радоновой ванны и в ожидании перед нами женской группы, мы разговорились о компьютерных технологиях. Удивительное дело, я шел рядом и общался с человеком, который прошел лично всю эволюцию компьютера от огромного шкафа с перфолентами до современного компактного ноутбука. Евгений программист с огромным стажем. Это просто ходячий мозг. Человечище, который когда-то создавал программы, упрощающие работу человека, заменяющие нудный, бесконечно тупой, ручной труд. Программы, на которых когда-то, и не поверите, до сих пор, правда, в более современном формате, работают банки. Просто очуметь!

Рассказать о восхождении Кости и Тони на вершину «Трех капитанов» сложно. Правильнее у них спросить. Но вернулись они далеко до ужина. И, конечно же, под впечатлениями. День удался солнечным, а небо безоблачным. Горы чистые и видны были далеко, все вершины и распадки, куда позволяла видеть высота, на которой они находились. Мы довольствовались только их рассказом и фотографиями. А они в это время поедали гороховый суп с копченостями, который мы ели на обед. То ли голодные были, то ли лень было, но слопали его не разогревая.

На ужин, опять же с подачи Тони, спасибо ей за инициативу, решили все таки испечь чего-нибудь. Посмотрев что у нас есть, кроме муки, решили просто замесить тесто на воде, а там посмотрим что из него получится. Тесто Тоня замесила плотное, значит, блины уже точно не получатся. Да и вряд ли они растекутся по сковородке, не тот состав. Больше склонялись к варианту оладий. В итоге получилось сделать первую лепешку, размером почти со сковородку. Попробовали, и обалдели. Такой простой рецепт, но так вкусно. Первым попробовать удалось только тем, кто был рядом.
 – М-м-м, как вкусно! – все в один голос. – Давайте стряпать лепешки. Все с удовольствием замотали головами.
 – Надо как-то раскатывать тесто тоньше, – озадачивает всех Тоня. – Иначе толстых лепешек получится очень мало, и они плохо пропекутся.
 – Согласен, – ответил я. – Давайте, что-нибудь придумаем. Не помню, кто придумал, но уже через пару минут Тоня раскатывала по нашей разделочной пластиковой доске тесто.
 – Возьмите термос, – протягиваю я Тоне рядом стоящий термос. – Он ровный, круглый и большой.
 – Класс, – принялась катать тесто Тоня. Саша принялся ей помогать, держать разделочную доску, так как она каталась вместе с тестом. Я вытащил из костра еще немного хороших углей и распределил, чтобы удобнее ставить сковородку. Нагрел сковородку и жду новую лепешку.
 – Лови, – подскакивает Тоня ко мне и аккуратно перетаскивает раскатанное тесто в лепешку на сковородку.
Масло тут же начинает скворчать и брызгать в разные стороны. Убираю сковородку на угли. Процесс пошел. Пока я поворачиваю лепешку то одним боком к центру костра, то другим, потом переворачиваю ее, когда прожарилась одна стороны, Тоня с Сашей раскатали очередную лепеху. Через несколько минут готова лепешка. Запах от нее разносится по всей округе. Кажется, что к нам сейчас сбегутся все туристы, живущие в радиусе 100 метров. Сами же не можем нанюхаться. Откладываю лепешку в сторону на подготовленный лист бумаги, поверх первой, надломленной для пробы. И снова на сковородку Тоня перетаскивает свежераскатанный блин теста. Масло снова дает о себе знать. Сковородка отправляется в угли. И процесс повторяется снова и снова, пока не закончилось тесто.
 – Это последняя, – сообщает Тоня. – Может масла подольем?
 – Давай новое нальем, а то это какое-то уже совсем канцерогенное, – предлагаю я другой вариант.
 – Тогда его нужно заново разогреть.
 – Не проблема. Смотри, несколько секунд. Опа. Вот видишь? Давай лепеху сюда.

И последний блин теста отправляется на раскаленную сковородку. Остальные, всего получилось пять лепешек, лежали в стопке, и ждали своей участи. Мы совсем не заметили. Но к тому времени, когда мы с Тоней закончили печь лепешки, во-первых, начало темнеть, а во-вторых, вокруг нас, точнее вокруг лепешек собрались абсолютно все. Это как пчелы на цветы, или медведи на мед. И не удивительно. Красота процесса, вид запекающейся на костре лепешки, а главное запахи… все это непременно влечет и тянет.

Пока пекли лепешки, я параллельно, рядом на костре сварил борщ. Ужин получился знатный и сытный. Лепешки все заценили. Разделили всем поровну. Немного досталось каждому, но полакомиться удалось всем. Спасибо нашей постряпухе – Тоне!

Совсем стемнело. Кинули в костер дров крупных, да бревно, которое приволокли с соседней стоянки. Решили посидеть у костра. Дождя сегодня нет. Можно расслабиться. Завтра вставать не рано, хотя предстоит снова ломиться в горы с рюкзаком. Завели разговор. То на одну тему, то на другую. Кто-то активно беседовал, кто-то рядышком сидел, стоял, у костра, и молча наслаждался покоем, огнем и треском дров, беседой товарищей. Вместе смеялись и радовались. Здесь и сейчас, как важно быть здесь и сейчас. Разошлись спать все по-разному. Кто-то раньше, кто-то еще долго сидел у костра, переворачивал бревно, чтобы достать огонь из углей, сделать светлее. Продолжали беседовать, смеялись. Расходиться, понятно, не хотелось, завтра снова в путь, отдых закончился.

Я уснул быстро. Тепло, сухо. На душе радость и спокойствие. Отлично прошли два дня отдыха. Завтра выходим к перевалу, нужно дойти до водопада. Надеюсь, солнце нас еще порадует...