в Иркутске 04:09, Сен. 21:t +8°C

Как не надо ходить в поход или путешествие по льду Байкала

Автор:Константин Снег(sneg)
Опубликовано:10.04.2014
Ключевые слова: Байкал, Малое Море, велосипед

Собирались поехать на велосипедах в начале марта. Но все люди занятые и, более менее, график отгулов совпал на 26 марта. Так и решили. Полным ходом шла подготовка к поездке по льду вокруг острова Ольхон. Катались там многие, мы же собрались впервые. И когда до часа «Х» осталось менее суток, а велосипед стоял загруженный по полной, то есть 25 марта, позвонил телефон. Вновь разговор зашёл о переносе срока поездки ещё на неделю! Зима была необычно тёплой. Лёд на Байкале встал поздно и не надёжно. Я сидел на берегу Малого Моря и смотрел на Байкал. На моих глазах лёд чернел и проседал. Ждать больше нет смысла или сейчас или не в этом году! Мой иноходец издал привычный скрип покидая конюшню! Он уже привык штурмовать неведомые дали на пару с хозяином. Так началось это путешествие.

Ещё вчера налетел ветер и принёс слоистые тучи. А сегодня светило солнце и всё шептало – вперёд гусары! Я катил по гладкому льду у Ольхонских ворот. Мимо проплывали таблички предупреждающие об опасности, а под колёсами мелькали необычные узоры льда. Идеально ровная поверхность позволяла, не надрываясь выдерживать скорость 20 км/ч, что вполне меня устраивало. Мысленно строил планы, как быстро я объеду остров и где будет первый ночлег. Но тем и отличаются такие поездки от поездок по городским аллеям, что не всё так гладко, как кажется на первый взгляд. Первый же порыв ветра уложил моего железного товарища на бок. Привычно отряхнувшись я невозмутимо забрался в седло. Проехав метров 100, и по той же причине, я вновь оказался на голом льду.

– Правильно люди пишут – не надо пытаться ездить по льду без шипов, – пришла в голову запоздалая мысль.

Ветер "Баргузин" крепчал переходя из стадии порывистости в постоянную, теперь мало было удержаться в седле, но и встав на ноги надо было как-то остановить своё не произвольное скольжение по ветру. В детстве такое катание по льду меня бы позабавило. Впрочем, и сейчас было интересно наблюдать, как меня несёт ветром в сторону от маршрута. Совсем недалеко был остров Ольхон и я пополз с переменным успехом к нему. Идея была в том, чтобы, пока ветер дует, продолжить маршрут по берегу. Не доходя до берега я заметил, как вдоль него плещется в открытой воде стая рыб! Или нерп? Или бакланов? На полусогнутых, а кое где перебежками я приближался к берегу.

– Не фига себе, пельмень – подумал я глядя на происходящее.

Вдоль берега бежала настоящая река шириной 10 метров! И течение было настолько быстрым, что волны плескались как бешенные. Льда не было совершенно! Я не стал проверять глубину тех вод. О выходе на сушу не было и речи. На всём видимом протяжении берега была открытая вода! Ещё по инерции я прошёл вперёд, пока не уткнулся в проталину уже слева по курсу. Впереди тут и там были видны чёрные дыры воды среди таящего ледяного покрывала. А если б кто-то шёл ночью?! "Самое опасное", – подумал я , – "не то, что человек может провалиться под лёд, а то, что вода стремительная! И течение мгновенно занесет жертву под лёд".

Сделав пару снимков, я повернул назад. Именно по своим же следам пытаясь выбраться из западни. И через полчаса снова вышел на простор, уходя из под защиты острова от ветра. И снова меня начало нести, в сторону деревни Сарма. Иногда с металлическим звоном меня обгоняли пустые банки, пластмассовые бутылки из под пива и пластиковые упаковки.

– Цивилизация "и дрит её мать" – в такие минуты недовольно ворчал себе под нос я.

Я пытался как-то цепляться ногами за трещины и редкие снежные насты. Всё дальше позади оставались опасные проталины. В очередной раз меня подхватило ветром. Мы стоя с велосипедом скользили по ветру, почти в нужном направлении. Почти в нужном, так как в планах посещать деревню Сарму у меня не было.

ЕЁ я заметил не сразу. Замаскированная наносами снегами, о которые я цеплялся ногами чтобы замедлить скольжения, промоина чернела, совсем не вдохновляя своей перспективой.

– Если включить камеру, а она у меня в специальном боксе для съемки под водой, то моё погружение под лёд смогут посмотреть те, кто меня найдёт летом – мелькнуло в голове. Возможно это видео станет хитом Ю-Тюба! Но времени было в обрез! Надо было что-то делать. Я положил велосипед и забрался на него. Педаль с скрежетом впилась в лёд и скольжение прекратилось. Положение становилось критическим. Ветер крепчал в направлении открытой воды. Вставать на ноги, и покидать раму велосипеда было опасно. Я сфотографировал промоину и достал камеру.

– Включать или не включать – вспомнился не к месту Шекспир.

Трагично пофантазировал: «В проём льда погружается велосипедист. Он погружается вслед за своим верным железным Буцефалом в чёрную, обжигающе холодную бездну. Вверх уплывают необычные узоры подводного льда. Отверстие проталины, как окно последнего источника света и жизни, удаляясь становиться всё меньше и меньше. Свет гаснет. Занавес закрывается».

– Мысль материальна, – подумал я и убрал подводную камеру в рюкзак, – да, и батарею жалко. Не факт что утону, а аккумулятор сядет.

Меня окружал голый и безлюдный лёд. День подошёл к своему экватору. Время до ночи ещё есть. Очень уж не хотелось путешествовать среди проталин и трещин во льду в потёмках. Я сидел и искал пути спасения. Машина мчалась в направлении поселка Хужир к острову Ольхон. Дорог в этом месте не было и куда именно она ехала не понятно.

– Может МЧС? Меня спасать? – я начал махать рукой.

Марку разобрать было трудно. Машина – седан тёмного цвета, тонированные окна. До сих пор думаю почему они не остановились? Наверное, подумали, что прошу подвезти? Или не заметили. Или ещё что-то? Машина проехала в стороне от меня метров в 150. Послышался стук, рёв двигателя, хлопки захлебывающейся выхлопной трубы. Иномарка нырнула под лёд! Никто не открыл двери, не опустил окна. Не знал, что так быстро тонут машины. Некоторое время задний капот ещё торчал из под воды. Но через минуту всё было кончено.

Ошалело я достал телефон. Телефон был вне сети. Как будто, получив свою жертву, природа успокоилась, ветер стих. Я встал и побрёл от проталины. В какой-то момент остановился и с надеждой посмотрел назад. Людей у злополучной проталины видно не было. О продолжении похода не было речи. Речь пошла о собственном спасении. Вновь подул ветер и я поскользил к берегу. Иногда он стихал и мне удавалось корректировать направление скольжения. Окончательно ветер стих когда я завернул за мыс ...

У мыса виднелась огромная проталина размером с небольшой стадион. Пригревало. Лёд начал таять и над ним появилась вода, которая в свою очередь покрылась тоненьким льдом. Проваливаясь в этот лёд колёса не скользили в стороны. Снова забрался в седло. Впереди показались машины и рыбаки у лунок. Они недовольно смотрели на меня, но я всё равно ехал поближе к ним: здесь был ещё толстый лёд. Выбрался на берег где-то между деревней Сарма и кафе Надежда, наверное 12 километр от кафе. Не стал искать дорог на трассу, а поехал вдоль береговой линии иногда съезжая на прибрежный лёд. День подходил к концу, а конца путешествия не было видно. Пришлось поехать к трассе. Конская тропа пошла по берегу какой-то речки и углубилась в карагатник. Долина речки сузилась и начались прижимы.



– Приключения продолжаются, – подумал я спускаясь с "иноходца" и поправляя тесак на поясе.

Ещё час я пробивался к дороге. Педали, руль, рюкзак – всё цеплялось за кусты, но это уже не смертельно. Иногда заросли расступались и тропа выглядела очень живописно: дорожка среди кустов, прижимов по болоту и берегового льда. К вечеру подъехал к кафе «Надежда» и заказал пять поз и две кружки зелёного чая. Всё поход закончен.



Вывод (теперь уже) из жизненного опыта:
1. Не ходите в такие походы в одиночку.
2. Обязательно резина колёс велосипеда при движении по льду должна быть шипованная.
3. Должны быть в запасе «кошки» (шипованные тапочки на ноги:))).
4. Риск должен быть обоснован, а не безрассуден.