в Иркутске 12:15, Мар. 23:t +1°C

Иркутск – Порт Байкал на велосипеде

Автор:Константин Снег(sneg)
Опубликовано:05.04.2014
Ключевые слова: Байкал, Порт-Байкал, велосипед

Моросил дождь. Из семи желающих поэкстрималить в точку сбора приехали Владимир и я. Мы поздоровались, оглядываясь и ещё надеясь на вновь прибывших, после чего, выждав положенные 15 минут, тронулись в путь. В конце концов, сотовую связь ни кто не отменял и если кто серьёзно опаздывает, то может связаться с нами по телефону. Наш путь лежал по левому берегу реки Ангара к Порту Байкал.

В начале пути дорога была асфальтированной. Никогда не был любителем дорог, где постоянно кто-то едет, то попутно, то навстречу. Машины гудели и тарахтели, ревели и сигналили. Им не нравились два велосипедиста, которые выбивались из общего потока машин меньшей скоростью, но с такими же правами транспортного средства. Нам приходилось их терпеть и дышать выхлопными газами этих представителей цивилизации.

Дорога шла вдоль многочисленных дач и свалок. Мимо, слева и справа, проплывали разноликие дачи и их дачники с вёдрами, лопатами и удивлёнными лицами. Наш наряд никак не подходил к размеренной дачной жизни и поэтому казался им совершенно нелепым. Да и велосипеды были не приспособлены к работам среди грядок, без тележек и кузовков, столь необходимых на дачах. Так пролетели 30 километров. Закончился асфальт с машинами, машины с выхлопными трубами и дачи с дачниками. Выглянуло солнышко. Жизнь налаживалась. Начиналась наша дорога! То, ради чего мы и собрались.

Владимир в этих краях бывал, поэтому с знанием дела объявил:

– Сейчас будет речка, через которую раньше лежало бревно. Дальше дач уже не будет – сказал он.

Я поёжился. На нашем языке это означало то, что придется брести вброд. Прощай сухие брюки и носки, здравствуй хлюпанье стелек в ботинках и хлюпанья в носу! Водные процедуры с утра пораньше как-то не грели душу. В сибирских горах в дождь и в снег жарко не бывает.

Речка оказалась небольшой, но подход к ней был широким и заболоченым. Среди кудрявых кочек, то там, то тут, проглядывались топь и вода. Попытка взять речку штурмом не увенчалась успехом. Велосипеды завязли по самые рамы и насупившись сиротливо стояли в грязи, пока мы спешившись начали готовиться к переправе. Володя надел сапоги и, взвалив на плечи рюкзак, первый потащил своего иноходца к переправе.

Всегда удивляюсь людям, которые тащат в рюкзаках, когда каждый грамм веса важен, сапоги! Всё же мочить ноги в начале пути было не охота. Поэтому я, вынув два целлофановых пакета и вытряхнув из них в рюкзак не хитрый набор продуктов, натянул их на ботинки. Пакеты были разноцветными и это творчески вдохновляло. Под коленьями перетянув скотчем, чтобы эти «сапоги» не спали и, обмотав ступни и пятки, чтобы эти же «сапоги» сразу не порвались, двинул следом.

Первый брод взят был на ура! Мы оба остались сухими. Уже через 10 минут поездки на мои импровизированные «сапоги» смотреть было жалко и грустно. Они цепляясь за педали, коряги и ветки «на глазах» расползлись, «облохматились». Но дело сделано, я сухой и довольный небрежно удалив остатки таких замечательных, разноцветных «сапог», крутил педали дальше.

Обогнув слева гору по лужам и грязи, но всё же по дороге, мы, выехав из берёзовой рощи, остановились на распутье. Собственно, распутьем это назвать было трудно. Вправо уходила наша дорога, к которой мы уже привыкли, а главное, приспособились к преодолению этой грязи и луж, не слезая с седла, а влево в болото уходило то, что дорогой можно было назвать лишь при царе Горохе, а сейчас это правильнее назвать направлением!

Но контуры дороги по некоторым косвенным признакам всё же проглядывались. Затем начался зимник. Зимник потому что зимой можно и проехать, пока грунт мёрзлый, а летом в этих болотах завязнет любая техника, кроме велосипедиста, конечно. Одна из отличительных черт таких дорог – это лежащие поперёк брёвна, благодаря которым весной, зимой и осенью, в морозец, по дороге можно было ехать, перескакивая с одного бревна на другое.

Преодолев небольшой участок такой дороги и такого же моста, балансируя на одиноких брёвнах, справа мы увидели небольшое зимовьё, то есть жилище для ночлега в непогоду и даже в зимнее время, если привезти с собой «буржуйку» – железную печь. Зимовьё было в пятидесяти метрах от дороги. Размером четыре на четыре метра. Построено было оно из жердей и сверху обтянуто рубероидом. Из всего интерьера в наличии были нары из таких же жердей, место под печку с золой и сажей и такой же «навороченный» стол в углу, с остатками какой-то пищи и сгоревшей восковой свечёй. Рядом с зимовьём стояли и лежали баррикады из бутылок разного калибра и достоинства.

После зимовья дорога качалась под колёсами, как перина кровати, какой нибудь Шахерезады, но не проваливалась. Нечасто приходится ездить по болотам, и ещё реже по перине неведомой принцессы. Медленно, но всё же мы ехали! Вернее ехал я, Владимир шёл и вёл велосипед. Вращая педали я всё пытался его обогнать, но не мог... Так мы и двигались по болоту с одной скоростью, (так и запишем – со скоростью неспешно шагающего человека). Многие походы в этой связи с трудом можно назвать велосипедными. Как бы ни упирался в педали велосипедист, скорость будет мизерной. Иногда я останавливался, чтобы запечатлеть на фотоаппарат то, что считал интересным. Я вылавливал объективом пейзажи, ползал среди цветов или подолгу склонялся над насекомым, в ожидании новой позы.

Наконец болото закончилось и... начался праздник! Праздником называю сухую полевую дорогу или тропу в лесу. Едешь и наслаждаешься видами. На одном из поворотов под деревом стоял стол со скамейками. Дождя не было и мы решили попить чайку. Закусывали чай мандаринами и жевали печенье.

– Жизнь хороша, когда едешь не спеша – пришло вдруг в голову.

После этого чаепития дорога раздвоилась. Мы поехали влево, в сторону Порта Байкал. Как-то, преодолевая очередную водную преграду, Владимир остановился. Велосипед в очередной раз врос в грязь. Уже теряя равновесия Володя выставил ногу. Это было ошибочным решением. Ибо там, куда он выставил ногу для упора, под водной гладью притаилась глубокая ямища. Владимир исчез в доли секунды! Когда я подъехал, он мокрый с ног до головы уже пытался выбраться из грязевого плена. Срочно требовалась остановка для смены одежды на более сухую, если такая бывает, когда катишь в дождь и по грязи.

Для переодевания выбрали мостик из брёвен через небольшой, но глубокий ручей. Пока Володя переодевался и пытался хоть как то отлепить грязь с своего иноходца пошёл град. Его градинки стучали по раме, рюкзаку и каске, издавая весёленький перестук. После многочисленных луж и бродов на дождь уже внимание не обращаешь, а вот град внёс «приятное» разнообразие. Пришлось спасать пальцы рук и одеть перчатки. Пока я пытался сфотографировать эту стихию, смёрзшие капли-льдинки со звоном отлетали от велосипедов и с без звона от нас.

Дальше дорога пошла в гору. И от этого стало теплее. От нас валил пар, как от навьюченных лошадок. Иногда мы перекидывались фразами, обсуждая возможность построения дороги в этих местах. Но оба понимали, что победить это болото будет затратно и не рентабельно. Но разговор не о чём развлекал. После небольшого перевала мы покатили вниз! Оптимистический закон путешествий «Сколько бы не ползти вверх обязательно начнётся спуск». Заметил ли его мой товарищ по путешествию, но внизу, прямо по дороге, в попутном направлении раскачиваясь и переваливаясь шёл огромный черный гусь! Я ехал беззвучно за ним и соображал оглядываясь о том, как здесь оказался гусь!? Приготовив фотоаппарат, я стал тормозить для кадра. Тормоза велосипеда предательски скрипя издали противный звук. И, не успев поднять фотоаппарат, я заметил, как «гусь», превратившись в глухаря, метнулся в кусты.

– Потеря потерь! – вспомнилось крылатое выражение Кузи.

Но дорога шла вниз, скорость была приличная и ни что не могло испортить отличного настроения. Мы мчались по лужам и грязи иногда перескакивали поваленные деревья и россыпи камней. Красота!

Зимовьё увидели сразу. Нет, это уже не зимовьё. Это был огромный дом на пару десятков человек. Дом со свежевыложенной металлочерепицей на крыше, с печкой, с полатями, с дровами и с баней у ручья! И хотя времени ещё было предостаточно, мы решили ночевать здесь. От добра добра не ищут, а что нас ждёт впереди неизвестно. Затопив печь мы, помня законны гостеприимства, восполнили нанесённый ущерб – нарубили свежих дров и уложили в поленницу. Приготовили ужин, заварили чай и завалились спать на огромных полатях (нарах). Завтра будет трудный день.

Утро выдалось на славу! Мы полностью просохли. Над горами виднелось чистое небо, значит дождя не будет. Прокатившись вниз ещё с пяток километров, мы повернули направо. Последний брод и перевал ждали нас. Речку пришлось проходить вброд. По пояс мокрые мы двинулись вверх к перевалу. Дорога, вернее колея дороги утопала в грязи. Иногда скатившись в неё с обочины мы понимали, что только ГАЗ-66 или подобный вездеход может здесь проехать, потому что глубиной колея была местами по пояс. Ну и велосипедисты, конечно, проедут.

От самого русла реки по долине вверх на перевал шёл медведь. Следы с острыми когтями указывали на направление его движения. По свежести помёта и следов было понятно – опережает нас он совсем не на много. Догонять его, по разным причинам, желания не было, но о клещах и энцефалите как-то уже и не думалось. И всё же мы ехали или, вернее, шли, а ещё правдивее, ползли вперёд, надеясь на его благоразумие и страх перед человеком. Ведь бывают же сытые медведи!? Справа километров в четырёх от последнего брода, мы заметили ещё одно зимовьё. Оно было чуть лучше первого, но такое же запущенное и неухоженное, хотя и из брёвен, а это много значит. «Заценив» его на перспективу мы тронулись дальше.

Подьём становился круче, а грязь глубже. Давно уже покинув сёдла свих жеребцов, мы между корнями деревьев и огромных валунов переползали с одной колеи на другую в поисках сухой тропы. Так останавливаясь и изучая следы нашего попутчика мы «мчались» вверх. Наконец русло речки ушло в сторону. Вместе с речкой ушли в сторону следы хозяина тайги и грязь с водой. Стало суше. Мы вздохнули с облегчением. Снова, оседлав своих железных коней, «ринулись» вперёд к перевалу. Дорога шла вдоль перевала среди кедров, сосен, лиственниц и бадановых зарослей. Появились свежее скошенные поля и стога сена. Навстречу нам потянуло свежим ветром. Впереди, там внизу, нас ждал Байкал. Мы спешили на переправу через Ангару, на паром. И вот наконец и спуск! Свобода! Этот спуск как бонус за все невзгоды!

Повизгивая тормозами, мы помчались навстречу с Байкалом. Под большим уклоном дорога неслась к озеру. Приходилось тормозить всеми конечностями и не конечностями, и даже останавливаться, чтобы остудить тормозные диски! Через несколько минут показался Байкал. Его синева была заметна между горами долины, по которой мы катились, а ещё через мгновения и сам Порт-Байкал. На паром опоздали, но... Мы сделали это!


P.S. Лодка для переправы через Ангару из порта в Листвянку стоила нам 300 рублей и десяти минут времени для поиска.