в Иркутске 02:51, Окт. 24:t +2°C

Однодневный лыжный поход Листвянка - МРС

Автор:Артём Кухаренко(arter)
Опубликовано:11.05.2013
Ключевые слова: Байкал, лёд, лыжи

Началось с того, что два года назад мы с Костей Кириченко прошли по весеннему фирну от Листвянки до МРС за 2 дня с ночёвкой в Бугульдейке. Тогда нам показалось это очень большим делом, и мы до сих пор с удовольствием вспоминаем тот поход. Но проблемы с передвижением по льду и жёсткому фирну заставили задуматься о поиске лыж с металлическими кантами.

В конце 2012 года я случайно наткнулся в интернете на лыжи, о которых мы мечтали. Был сделан заказ, и вот в декабре лыжи получены и ждут появления льда на Байкале для обкатки. Первый же выход на лёд превзошёл все ожидания. Лыжи летели не хуже, а даже немного лучше, чем по идеальному весеннему фирну. Только фирн бывает несколько дней в году, а лёд – несколько месяцев.

Познакомившись поближе с лыжами, и оценив все их достоинства, я понял, что нужно пробовать пройти большую дистанцию. Например, повторить позапрошлогодний пробег, только за один день. Всю зиму находились причины не сделать задуманное – то день слишком короток, то снег засыпал лёд, то слишком холодно. Весной появились новые предлоги – дни рождения, жена не пустила, хочется прокатиться по другому маршруту, ветер неподходящий. В апреле стало понятно, что если не пойти в ближайшее время, задумка останется не выполненной. И 6 апреля я решил попробовать. Не получится – вернусь, ничего не теряю.

Из дома вышел за 10 минут до отправления первой маршрутки на Листвянку. На автовокзал прибежал в 6:58, вздохнул с облегчением – успел. И как обычно, маршрутка задержалась на 15 минут. В полупустом автобусе прилёг на паре свободных сидений и заснул на полчаса. Когда проснулся и выглянул в окно, был сильно удивлён увиденным – вовсю шёл снег. Он уже покрыл дорогу 3-хсантиметровым слоем и продолжал сыпать густыми хлопьями. Настроение резко упало. Появилась мысль вернуться обратно на этой же маршрутке.

Во время остановки в Большой Речке посмотрел на падающие снежинки, что бы определить, в какую сторону дует ветер. К моему облечению, дул он вверх по Ангаре, а значит, будет помощником в пути. Вот я в Листвянке. Спускаюсь на лёд, надеваю очки, включаю навигатор. На часах 8:30. Несколько взмахов палками, и причал Листвянки уплывает назад. Под ногами под слоем свежего снега лежит старый, он не даёт разогнаться в полную силу, но эта временная неприятность компенсируется сильным попутным ветром, который толкает в спину.

Через несколько километров выхожу на чистый лёд. Снег не прекращается, видимость составляет всего несколько сотен метров, поэтому, стараясь не жаться к берегу, всё же не удаляюсь от него дальше полукилометра, чтобы не потерять направление. Ветер продолжает подталкивать сзади, лечу во мгле, ощущая себя не то сказочным героем, летящим на облаке, не то грозным скандинавским богом, простите уж за манию величия. Скорость около 30 км/ч, под ногами струится попутная позёмка и отстаёт, иногда слева отчётливо проступает фрагмент берега, но в снежной дымке кажется незнакомым.

В районе скалы Скрипер пересекаю очередной торос. Уже спускаясь с его противоположной стороны, чувствую, что лыжи продавливают тонкий лёд. Толкаюсь изо всех сил палками, но поздно – ноги уже по щиколотку в воде. Лодыжки упираются в кромку льда и я валюсь вперёд, к счастью, уже на крепкий лёд. Это первое и единственное падение за день немного отрезвляет – нужно быть осторожнее. Возвращаюсь к проломленному льду, исследую пролом лыжной палкой. Ничего страшного – на глубине пятнадцати сантиметров лежит слой настоящего крепкого льда. Продолжаю путь. Через 2 часа 5 минут после старта я уже напротив церкви в Большом Голоустном. Снег продолжает идти, на льду его сантиметра три, а вот ветер перестал помогать. Понимаю, что если так будет продолжаться, я могу очутиться в снежном капкане. Практически смирившись с тем, что придётся возвращаться на маршрутке из Голоустного обратно домой, смотрю на часы – до автобуса ещё больше двух часов. Вполне достаточно времени разведать, как обстоят дела за дельтой речки Голоустной.

А дела обстоят неважно – снега ещё больше, ветер боковой и немного встречный, начинаю работать по полной, а скорость держится в районе 15 км/ч. Чувствую, что долго такого темпа не выдержу. Вдруг замечаю приближающуюся точку – под берегом навстречу мне едет грузовичок. Бегу ему наперерез, останавливаю, расспрашиваю что там дальше? – чистый лёд или засыпан снегом? Ответ неутешительный – везде снег. Расстраиваюсь так, что даже не уточняю, откуда они едут, где начинается это «везде». Поворачиваю обратно, иду в Голоустное. Пройдя метров триста, ругаю себя трусом, лентяем и поворачиваю обратно. Тут начинается чехарда, до сих пор не могу понять, что со мною было. Этот участок в три сотни метров я прошёл шесть раз и всякий раз, дойдя до его конца, находил довод, что бы повернуть обратно. Наконец пришёл к компромиссу с самим собой – решил уйти в море на километр-другой и там определиться, куда идти дальше. В результате этих шатаний я потратил впустую 20 минут и накатал лишних 4 км.

Зато, пройдя полкилометра на восток, я был вознаграждён открывшимся мне видом. Берег хорошо просматривался до самих Средних Хомутов – снегопад там уже прекратился. К этому времени под ногами привычно запел лёд, а это значит, что решение принято – иду дальше.

Хомуты, Бакланий Камень, Песчанку прохожу, борясь со снежными вихрями. Такое ощущение, что у них здесь дом. Несколько раз проезжал эти места зимой на лыжах и коньках и в половине случаев здесь кружили хулиганы-ветерки. Едешь и видишь одновременно несколько маленьких смерчей, движущихся в разных направлениях. Если повезёт, такой вихрь может подхватить и протащить вперёд несколько сотен метров, прежде чем неожиданно исчезнет. А может, наоборот, так дунуть навстречу, что проще остановится и переждать порыв, чем бороться с ним. Неделю назад мы катались здесь большой компанией. Было тепло, солнечно и почти безветренно. От этой поездки я ожидал чего-то подобного, но так получилось что погода совсем не весенняя.

Сзади слышу шум мотора. Поворачиваю голову – по льду едет «Хивус». В такую погоду я рад любой встрече с людьми, однако катер, покружив на льду в паре сотен метров у меня за спиной, обгоняет и уходит вперёд, даже не приблизившись. Зато люди на мотоцикле с коляской, возле Сенной заправляющие водой из проруби флягу, рады моему появлению. Привычные вопросы – как это по льду на лыжах? Привычные ответы про металлические канты. Взаимные пожелания хорошей погоды, еду дальше. До запланированного обеда на Дыроватом остаётся совсем немного. Ветер меняется со стабильной закономерностью: при приближении к мысу – встречный, когда мыс позади, ветер попутный. Между мысами ветер дует с берега. Так, от мыса к мысу, добираюсь до Дыроватого (другое название – мыс Арка).

Почему это место выбрано для обеда? Во-первых, несмотря на неблагозвучное название, это очень красивое место. Сразу за мысом с примечательной дырой в скале, давшей название месту, на пригорке в сосновом лесу стоит изба лесника. Уютная такая избушка с красивым видом на Байкал и с гостеприимным хозяином. Во-вторых, на одометре у меня уже 100 км – почти половина пути. В гидропоилке заканчивается питьё. У меня с собой в пакете немного сухого изотоника, который хотелось бы развести тёплой кипячёной водой. Такого добра у хозяина должно быть в достатке. Да и просто пообедать в обществе человека как-то вкуснее, что ли.

Оставляю лыжи на песчаном пляже, поднимаюсь к дому. Э-эх, на двери висит замок. Моим планом о тёплой воде и хорошей компании не суждено сбыться. Ну что ж, зато возле сарая стоит мягкое автомобильное кресло. Сидя в нём, так приятно есть колбасу и закусывать её тортом. Появился уверенный сигнал сети МТС. Правда, никто из тех, кому позвонил, не взял трубку.

Обед закончен, беру курс на мыс Крестовский. Километров через 30, напротив Малой Бугульдейки, памятного места ночлега в гонке «Байкальский Шторм», заканчиваются остатки питья. Хорошая штука – гидросистема. Двух с небольшим литров изотоника хватило на 130 км. при том, что пил постоянно и совсем не экономил. Устроил пятиминутный привал прямо на льду. Что бы ветром не сдуло лыжи и палки, сажусь на них, постелив сверху огрызок полиуретанового коврика. Сижу, оцениваю оставшееся расстояние и время на его прохождение. Учитывая, накопившуюся усталость, прихожу к выводу, что приду в поздних сумерках.

Что бы отвлечься от монотонности движения, втыкаю наушники с аудиокнигой и двигаюсь дальше. После этого стараюсь делать небольшие остановки примерно через час. Попутно пытаюсь найти воду. Открытой воды в этот день мне не повстречалось ни разу, но после Бугульдейки часто стали попадаться становые трещины наподобие той, в которой я утром промочил ноги. Вскоре мне попадается такая трещина. Снимаю лыжи, ботинком пробиваю тонкий лёд, кружкой набираю воду в пакет. Вода обжигает рот, ничего не стоит переохладить ей горло и заболеть на следующий день. Стараюсь много не пить, да и не сильно хочется – не жарко.

От Усть-Анги начинается самая красивая часть пути. Ветер сдул тучи, садящееся солнце освещает путь, вдоль берега громоздятся гигантские вертикальные утёсы. Впереди уже отчётливо виден Ольхон, он сливается с береговой линией. В наушниках звучит «Песнь льда и пламени» Мартина. Под лыжами лёд тоже поёт свою песню, а вот пламени явно не хватает – солнце скрылось за скалами.

9 часов вечера. Сумерки сгущаются. До входа в пролив остаётся пара километров, но сам пролив пока не виден. Иду туда, где он должен быть. Ура! Вхожу! Если бы не лишние километры возле Голоустного, уже был бы на берегу. Пролив встречает порывом встречного ветра и к этому времени наступает ночь. Достать фонарик? Но берег и так освещён огнями, не хочется останавливаться, тем более придётся снимать со лба очки, убирать их в футляр. Проще сделать последний рывок и очутиться на пристани через 15 минут.

До финиша остаётся километр, мысленно я уже на берегу. Нужно будет договориться о ночёвке с турбазой, несколько номеров заранее вбиты в телефон. Завтра в 10 утра выехать на маршрутке домой. Если бы я пришёл пораньше, мог бы уехать в Еланцы, оттуда маршрутка выходит в 7 утра. Сейчас уехать нереально – темно, машин нет, здесь течение подтачивает лёд и ездить машинам небезопасно. А если бы и ездили, то не взяли бы – мы с Костей 3 года назад 2 часа простояли в Еланцах, пытаясь остановить попутку. Машины ехали сплошной вереницей – большие, джипы, минивэны и микроавтобусы. В них сидели по одному, изредка – два человека, но никто и не думал останавливаться. А сейчас ночь, машин нет... И вдруг происходит чудо: из глубины залива в мою сторону едет автомобиль. Думаю – свернёт, но нет, он приближается и явно едет на выезд паромной переправы, до которой мне остаётся полкилометра. Достаю свой суперяркий фонарик, напяливаю поверх очков, включаю режим стробоскопа, навожу на автомобиль и быстрее бегу к берегу. Машина заезжает на берег метрах в пятидесяти передо мной, скрывается из вида за изгибом причала, но свет фар подозрительно быстро гаснет. Похоже, что меня ждут, выключив фары. Снимаю лыжи, забегаю наверх – так и есть! Машина стоит с выключенным двигателем, а из открытых дверей на меня смотрят два вопросительных взгляда:

– Чо? – Мужики, до Еланцов добросите? За деньги. – А тебе вообще куда? – Мне в Иркутск, довезёте до Иркутска, заплачу тысячу. – О, садись, у нас как раз денег на бензин не хватает.

Ольхонские браконьеры везут коробки с рыбой на продажу в Иркутск. Ящики поставили потеснее в задний отсек универсала, а для меня с лыжами нашлось место в среднем ряду. Так в половине второго ночи я оказался дома. По пути из МРС водитель травил свои рыбацкие байки. Я слушал их, и думал, что он, скорее всего не верит, что я сегодня вышел из Листвянки. И ещё я думал, что если выйти с первым рассветом, а прийти с фонариком, то можно мне за день пройти под 300 км, а спортсменам – 350-400км, то есть расстояние от МРС до Северобайкальска или Нижнеангарска. Ну за два–то дня это совсем не фантастика, нужно будет попробовать.

По навигатору у меня вышли следующие цифры: время от берега до берега 13часов 5 минут, из которых в движении 11 часов 44 минуты. За это время пройдено 209 км 100 м.


Трек маршрута: Листвянка – МРС