в Иркутске 04:22, Дек. 17:t -6°C

Подопытные кролики Бурхана

Автор:Владимир Кузьмин(kv)
Опубликовано:21.08.2012
Ключевые слова: Хамар-Дабан, Лангутай, Юнкуцук

А под ногами сквозь паркет
Хрустит Хамар-Дабан хребет...

Последний брод – он трудный самый.

Предпоследний день. Сегодня по плану надо пройти путь, который на заходе потребовал 1,5 дня, дойти до брода через Лангутай, перебрести и заночевать. Последний день самый простой, выйти на тракт и выбираться в Иркутск. Весь день соревнуемся с собственным графиком на заходе. И вполне успешно. Оно и понятно, рюкзаки полегчали, тушки натренировались, и погода хорошая, все за нас. Обедаем недалеко от места обеда на заходе и становится ясно: до брода успеем, а вот дальше будем посмотреть. Дело в том, что нынче Хамар-Дабан залит водой как никогда. Уже на заходе брод оказался непрост, а за время похода неплохо добавило дождями. И это вносило тревожную ноту в наши планы-еропланы.

К вечеру, не поздно, подходим к броду и по ряду примет понимаем, что вода выше прежнего уровня сантиметров на 15-20. Ну что такое 20 сантиметров? Курам на смех. Но когда это добавочка к неслабому потоку, то глубина брода становится в соответствии с бессмертной фразой старшины Васкова "вам по пояс будет...", а с учетом напора воды это уже не шутка.

Стоим, смотрим, рассуждаем... два дня дождей не было, пора спадать уровню... будем ждать до утра и смотреть, насколько он изменится.

Сказано – сделано, начинаем устраиваться на ночлег. Несмотря на близость зимухи (минут 10 по тропе), перебираться в это бардачное сооружение не хочется, ставим палатки, распаливаем костер, ужин, и крепко спать. Каждому снились свои ужасы на тему: "как мы все утонем". Утром поняли, что уровень упал всего на сантиметр, что не меняло сути. Сильно думаем. Возникает предложение вернуться выше впадения реки Голая и там Лангутай станет меньше и его легче брести. Но это означает лишний день ходьбы, особенно по той стороне без тропы и с огромным прижимом. К тому же не факт, что бродить там легче. Всю дорогу, идя вдоль Лангутая, я присматривался на предмет брода и нигде не заметил, что вот здесь – легко. Воды – то там меньше, но и русло уже, так что поток прёт неслабо.

Это же Я, Господи!

Надо что-то придумать, чтобы переломить ситуацию. А Лена спрашивает: "Что ты скажешь моим детям, если мы утонем?". Видимо рассчитывает утонуть отдельно от меня. Но наша технология брода не предполагает такого варианта, тонуть так вместе. Однако же тонуть не входит в мои планы. Так что для начала надо убедить самого себя, что мы это сделаем, тогда и других можно будет убеждать. Решаю пойти в поток один и оценить его сбивающую силу. Народ придирчиво выясняет, сколько я вешу, говорю, что до похода был 84 кг. А с рюкзаком явно больше ста. После выяснилось, что 4 из них (килограммов) остались безвозмездно в горах, теперь вот думаю, стали ли Хамар-Дабан на эти 4 кг тяжелее или мы с ним на пару нарушили великий Закон Сохранения?

Но, не зная методики получить ответ на этот животрепещущий вопрос, решаю больше не заморачиваться, тем более, что впереди ответственный момент.

Готовят меня как космонавта: надеваю рюкзак с надувным ковриком внутри, на лямки обвязку и второй конец веревки вяжем к дереву, беру березовый дрын и вперед. Упираясь ногами и дрыном, дохожу до середины струи, глубина "по развилку" но держаться можно, это успокаивает и вселяет уверенность. Трудный маневр разворота в потоке и я топаю к берегу с улыбкой: "мы сделаем это легко". Женщины успокаиваются и это главное. Начинаем готовиться к общему броду.

Ходим мы через речки методом "перенеси бревнышко". Вырубается этакая жердь метров 6 длиной, все берутся за нее и образуют единую конструкцию с 10 ногами и весом около полутонны (5 человек с рюкзаками). Конструкция весьма устойчивая. Метод был заново изобретен нами в прошлый заход в 2005 году, вероятно так уже кто то ходил, но придумывали его сами, когда поняли, что поток сильнее каждого в отдельности.

Мы только что с того берега

Последние глупые шутки в попытке снять нервное напряжение и вперед, заходим в воду. У берега сразу глубоко, но затишек, что позволяет занять исходное положение. Команда: "Вперед и только вперед! Есть только тот берег и бревнышко, которое надо непременно туда донести". Понесли. Еще с берега изучил структуру отмели, по которой надо двигаться, запомнил приметы на берегу (вода сильно бликует и дно не везде видно). Выходим на середину и теперь надо выдержать направление вниз по течению, а потом направо к берегу. Топаем медленно (как учили) мелкими шажками, чтоб в дно по возможности всегда опираться двумя ногами. Вода холодная, но не до того. Наконец сворачиваем к берегу и вот уже глубина по колено и ясно, что мы достигли. Дружный вопль с нотками облегчения: "Мы сделали это!".

Каякеры

После этого проходим час, садимся и съедаем последнюю палку колбасы с последними сухарями, которые приберегали на случай возврата до Голой. К счастью, не пригодилось. Топаем дальше и встречаем двух каякеров – Мяктова и Папу Колю, топают бодрячком в пляжных шортах и сапогах со своими "мыльницами" за плечами, а мы видимо были не бодры, поскольку Коля заметил, глядя на наши небритые рожи, что мол уже и на людей не похожи, но мы пережили.

А до этого было еще 13 дней...


Старт

Перед самым началом похода один за другим под разными предлогами отказались от участия наши великие альпинисты. Я их понимаю, Хан-Ула это не какая-то там Джомолунгма...

Большая половина команды

Вместо субботы стартанули в воскресенье, поскольку не все имели возможность собраться на неделе, так что суббота ушла на укладку чумоданов. Утренняя слюдянская электричка неспешно повезла нас и везла долго-долго, опоздав чуть ли не на час от расписания. Потом удалось быстро вызвонить маршрутку и уже в 15:00 мы выскочили на дорогу у сворота на Мурино. Подтянули лямки, поддернули штаны и вперед. Два с небольшим часа по дороге и тропе и мы у Лангутая. У того самого брода, с которого я и начал повествование. Брод глубокий, но не пугающий, вырубаю жердь, в это время народ в попытках обмануть природу ищет более легкие варианты брода. Но успеха не снискали. Подхватили бревнышко и погнали. Мель здесь под острым углом пересекает реку, поэтому бродить приходится намного дальше чем ширина реки, к тому же против течения. С трудом прорываюсь ногами против потока и прошу помощи у народа, на бревнышко ощутимо давят, что сильно помогает двигаться вперед. У того берега прячем бревнышко для обратного пути, выползаем на тропу и доходим до первой же стоянки. Дальше на сегодня в планах ничего не было. Варим ужин, едим и тут-то начинается. Дождь, первый, но далеко не последний в этом походе.

Надо сказать, что уже на дороге прозвенел первый звоночек: каждая низинка-впадинка превратилась в болотинку и тогда же я вспомнил сапоги, которые упорно не влезали в рюкзак, а пойти в них вместо ботинок я не решился, сапоги полиуретановые, легкие, но их так же легко можно порвать о сучки.

Утром встаем под дождиком, варим, едим и вперед. Завтрак типовой – овсянка, лично я ел бы его ежедневно, но народу подавай разнообразие, потому установился регламент: через день овсянка, а в остальные дни разные заменители, даже манку один раз поели. С изюмом.

С самого начала сюрпрайз: тропа за прошедшие с последнего раза 7 лет сильно ухудшилась, заросла травой, а главное – стлаником кедровым и пихтовым вперемешку. То ли маршрут у туристов потерял былую популярность, то ли охотники перестали ее чистить, но ходить по ней стало намного труднее и медленнее.

Лена на театральной

Заросло все настолько, что не замечаем сворот на обход прижима и пытаемся прощемиться внизу, но природа щелкает по носу – не ты первый, не ты и последний... возвращаемся, находим еле заметный лаз наверх и ползем проклиная тот день когда... впрочем чего его проклинать, сами это выбрали. Перепад высоты всего 45 метров, примерно столько же проходим и вдоль реки. Спуск тоже не подарок, но утешаемся тем, что это самый сложный прижим, дальше их будет много и разных, но такого уже не будет.

Пройдя устье Голой обедаем на подходящей площадке и после нее штурмуем очередной прижим чуть ли не с элементами лазанья.

Типовым обедом у нас был "супчег", всякий раз немного разный, но схема едина – были закуплены готовые наборы из сушеных овощей и приправ, назывались они: набор для щей, для борща, для харчо и для бигуса. Вот их и чередовали, дободяживая крупой и сублимированным мясом (была говядина и курятина). В качестве пищевых добавок сухари и иногда (по праздникам) колбаса.

К вечеру добираемся до удобной стоянки – кострище, две площадки под палатки, все что надо. Нас пятеро и две палатки. Пятеро это две девушки и три юноши.

Самому младшему 19 лет, он на роли юнги, остальные туристы бывалые и занимаются кто дедовщиной, кто бабовщиной. Место ночлега окружают елки, все обвешанные мхами, девчонкам это навеяло мысли о театральных кулисах и поляну окрестили "театральная".

День третий

Утречком, выдвинувшись после завтрака, вскорости набрели на двух парней с собакой, они уже выходят, еда съедена, предлагают угостить чаем если мы им его (чай) дадим. Время уже не раннее, но палатка еще стоит, не спешат парни. Они нам порассказали ужастиков про тропу дальше. На свою голову мы им поверили и щемились так же как они по "плавням". Так они окрестили этот участок, где потеряв тропу они бродили через протоки, потом шли без всякой тропы... мы их подвиг повторили, какие-то протоки с растущими в них деревьями наводили на мысль, что образовались эти протоки совсем недавно, а вылезая на сушу словили мы жуткий буреломинг, когда среди травы высокой, по грудь, лежат во всех направлениях деревья разных мастей. Хорошо если тополь, перелез ствол и дальше, а вот елка, лежащая на боку, это совершенно непреодолимая преграда из жестких веток. Приходится долго и трудно обходить, ловя ногами на ощупь камни, ямы, кусты и болотины. Болотин нынче было вообще беспрецедентно много. За последние 25 лет иду я в эти края в 5-тый раз, но такого изобилия воды раньше не встречал. Сильно жалел об оставленных дома сапогах, как они там без меня?

Наконец, преодолев "плавни", находим-таки тропу, она хоть и заросшая, но вполне читаемая. Бурелома и там хватает, то и дело приходится обходить лежащие поперек тропы дерева.

На месте слияния Лангутая с притоком, который кажется больше самого Лангутая, обедаем. Обед обычно был два часа, для отдыха. После него стартуем, набираем темп и вскорости приходим к верхнему броду через Лангутай. Он намного проще, проходим парой и тройкой держась за руки. В прошлые разы легко ходили поодиночке.

Обязательный компот
Откуда дровишки?

Перешли и по тропе все выше и выше. Через пару "перегонов" (45 мин хода + 10-15 минут отдыха) находим удобное для стоянки место и начинаем его обживать – палатки, костер, ужин, разлагалово, отход ко сну. На ужин обычно какая-то кашка и обязательный компот, это и еда и питье одновременно, хорошо восстанавливает минеральный баланс организма.

Спится удивительно хорошо, утром из теплого спальника выколупывать себя не так уж просто. Но надо.

День четвертый
Сохни-сохни, все подряд
Лангутайские ворота

Впереди критическое место на тропе, когда она уходит от реки и начинает серпантинить, это место лучше знать иначе каньонинг со стланником вам обеспечен. Переходим вброд очередной приток и вскорости от огромного тополя начинаем подъем по тропе, она становится качественнее, места более сухие и нет этих джунглей, когда из травы тебя не видно, а тебе, соответственно, тропы под ногами тоже. Погода улучшается, начинет проклевываться солнышко. От народа поступает социальный заказ – обедаем на хорошей поляне, где можно просушиться! И что бы мы думали? К обеду выбредаем именно на такую поляну, с двумя кострищами, одно из которых мы и оккупируем. Вся поляна занята вещами разложенными для просушки, вещи висят на ветках, лежат на траве и камнях. И как эту кучу барахла можно затолкать в жалких 5 рюкзаков? Велик человек!

Обедаем, собираем подсохшие манатки и в путь, впереди перевал Лангутайские ворота и мечта дойти до Нукен-Дабана.

Преодолев Лангутайский, спускаемся в заболоченную долинку и понимаем, что давно не ели, находим кострище и варим первую часть ужина – супчик из сублиматов, вторую часть – компот решено сварить уже на Нукене. Решение было правильным, там еще топать и топать, пересекая три болотины, где наш стремительный бег резко замедлялся. Выходим к началу Ара-Буректая, а там вдоль долины, похоже накануне, прошел град, он лежит в ложбинках, градины хоть и подтаяли, но размером с горошину, каким он был во время грозы (которая вчера сопровождала наш сон, нисколько, впрочем, не мешая) можно только гадать. Черемша стоит покрошенная градом как будто ее обстреляли из пулемета.

Черемша посеченная градом
Кедр патриарх

Но град сделал и полезное для нас и других жителей тайги дело – спустил прошлогоднюю шишку. Такого количества паданки во второй половине июля я еще не видел. Но пока надо поспешать, скоро стемнеет, а нам еще пилить и пилить. Мы и пилим. В смысле шагаем. Примерно в 22:40 приходим на место. Место одно из любимейших мной. Поляна с кострищем у подножья кедра-патриарха.

Первый раз я под ним ночевал 25 лет назад, он тогда произвел неизгладимое впечатление. Похоже на том месте проросла целая шишка и два-три ствола выдержали естественный отбор, но росли слишком близко и срослись воедино, образовав разлапистое дерево. Дождь под ним не страшен, подстилка постоянно сухая.

В темноте уже варим компот, пьем с удовольствием и окапываемся спать. Устали изрядно, так что помнится: пытаюсь сказать Гене "кончай храпеть", но не успеваю, засыпаю. Пусть он теперь мучается, пытаясь сказать: "сам кончай".

Нукен-Дабан

С вечера были разные варианты продолжения похода: пойти налегке на Хан-Улу по хребтам, красиво и удобно, опять же отдохнуть от рюкзаков. Второй вариант – подняться на другой хребет и уйти на Озеро. Оба варианта зачеркнул Бурхан напустив на хребты туман-облака (а как их отличить?).

И остался единственно возможный в этих условиях вариант – по тропе в сторону Барун-Юнкуцука. Тропа отличная, вдоль тропы шишки валяются, топаем не спеша, часто останавливаемся, чтоб собрать и полущить шишки, погрызть орехи. Это сильно поднимает настроение, да само пребывание в таком красивом кедраче уже здорово. Нравятся мне те места не описать как. Просто быть там, глазеть по сторонам и больше ничего уже не надо. Так неспешно добираемся до речки. Роскошная поляна с кострищем, да еще и солнце пробилось-таки сквозь облака. Опять варимся, подсушиваемся, кайфуем. Здесь опять два варианта: первый – вверх по реке до Хан-Улы, там восхождение и дальше продолжение маршрута по притоку Снежной Зун-Цаган-Чулутуй (песня!) до самой Снежной и далее вниз по ней до Байри. Ну почему народ не поддержал этот вариант? Но Бурхан оказался хитрее, он внес в неокрепшие головы вариант, что на Хан-Улу лучше будет сбегать налегке, а сейчас мы отправимся на Снежную через перевал Байри.

Три ха-ха! Но по порядочку.

Дорога в никуда

Пообедав выходим к Барун-Юнкуцуку и движемся по тропе вниз по течению.

Наконец решаем, что уже пора и форсируем речку, идем вдоль правого берега высматривая тропу отходящую вправо. Находим какую-то козью тропку и поднимаемся по ней. Дальше начинаются поиски человечьей тропы и они увенчиваются успехом. По этой тропе, бодренько шагая, выходим на дорогу. Дорога эта явно продавлена вездеходом на гусеничном ходу и ведет "туда, куда нам надо" (нам так показалось с первого взгляда). И мы почесали по дороге, радуясь мысли, что вскорости выйдем к Байри и начнется красивая жизнь на Снежной – баня, рыбалка, все дела... надежды юношей питают.

Два грибочка

Дорога вначале действительно шла куда надо, но чем дальше, тем больше начала удивлять. Вместо того, чтобы плавно спуститься с хребта в распадок, она упорно лезла все выше и выше. В конце концов мы залезли на самый верх самой большой горы. Все это компенсировалось хорошим качеством дороги и мы, полные надежд, ринулись вниз.

Дорога выписывала немыслимые виражи и так закрутила головы, что мы перестали понимать, где находимся и не могли привязаться к карте. Но дорога же она куда-то? Конечно. Вот, уповая на это, месим дальше. Чем ниже спускаемся, тем больше воды на дороге и наконец входим просто в болото, справа течет речушка, по нашим понятиям – приток Снежной. Периодически пересекаем то ли притоки, то ли протоки. Конфигурация их такая – около метра шириной и столько же глубиной. Приходится форсировать, прыгая с кочки на кочку. Не без падений конечно. И вот месим мы это болото час, второй, а конца-края не видно. Закрадываются мысли о бесконечности и беге на месте. Начинает темнеть и шансы засветло дойти хоть куда-нибудь исчезают. Пора ночевать. Выползаем к краю болота и ищем место для палаток на полочке. Находим уже ближе к 11 вечера и обустраиваемся, палатки, ужин и спать уже ближе к часу ночи.

Заказник "Снежинский"
Журнал "Природа"
на природе

Проснувшись не рано утром, собираемся и не желая лезть опять в болото, топаем берегом кабаньими тропами. Они так устроены, что внизу нечто вроде тоннеля, а сверху ветки кустов сплетаются, что не мешает им там шмыгать кабанчиком, а вот нам не подарок, но щемимся, не в болото же! Минут через 40 видим крыши! Вау! Куда-то дорога нас привела. Куда же? Ускорямся, подгоняемые любопытством и вскорости подходим к нескольком домам, точнее так – два жилых дома, баня и навес с печкой для выпечки хлеба.

Карта заказника

Такой плакат
развесил бы везде
Банька

Печка для выпечки хлеба
Главная хата кордона

Развешены вывески из которых мы узнаем, что пришли на Государственный Заказник "Снежинский", и хоть день впереди, но тяга к моральному разложению сильнее – дневка! Жаль, что вчера не дошли, после болота оказаться в теплой избе было бы сродни счастью.

Опять прорывается солнышко, опять развешиваем шмотки, особенно хочется просушить ботинки, а они напитывают столько, что только день на солнце способен их подсушить. Хотя стремление это маниакальное, трудно отнести к разряду рациональных, потому что стоит начать двигаться, как в первые же полчаса врюхаешься в воду и опять мокрый.

Мы с Геной отправляемся разведать дорогу на предмет – куда двигаться завтра, а женщины подхватывают удочки и уходят на Снежную.

У кого больше?
На кордоне
Долина Снежной
Протока Снежной
Следы на песке

Вернувшись из разведки (хреновы разведчики догадались сходить только вниз по реке, твердо уверенные, что дорога вышла выше летника Байри), видим, что у нас произошла инверсия ролей – женщины на рыбалке, а нам варить обед и топить баньку. И им пофиг на следы на песке.

Прекрасно! Банька правда, так себе, дверь толком не закрывается, вода в емкости ржавая, пришлось греть ее на костре котлами, так что не баня, а просто теплое помещение для мытья теплой водой. Но это намного лучше, чем ничего. Женщины возвращаются хоть и с небольшим, но уловом, так что варим уху и даже солим несколько рыбок. День отдыха после покорения болота – это то, что нужно.

Цук-цук Юнкуцук
След дятла-
пулеметчика

Поутру, выспавшиеся и отдохнувшие, бодрячком начинаем движение по разведанным вчера тропам. Иду и удивляюсь, не первый раз на Снежной, и всегда была тропа, а в районе Байри даже дорога. Куда к черту все подевалось? Неужели за эти годы здесь никого не было и все заросло?

Снежная
Отдыхаем
Бабочка красавица
Боровичек

Чудеса. Топаем козьими тропами и даже выходим на солончак, но лизать никто не захотел и пошли дальше. Нехоженными тропами. Дошли до мощного притока, поудивлялись типа – кто таков, по карте нету, перебрели и пошли дальше. Постепенно поднялись на высокий берег Снежной, с которого открывался великолепный вид на речку, но вожделенного летника Байри не было видно даже в перспективе.

Затупились, пялимся в карту и вдруг Гену осеняет – пройденный нами приток это Юнкуцук, а Снежинский был изначально ниже Байри, а это значит, что с утра мы шлепаем не в ту сторону.

Вот так дорога, сумела нам так запудрить мозги, что идем не туда, куда собирались. Делать нечего, возвращаемся к Юнкуцуку. На стрелке Снежной и Юнкуцука роскошная стоянка, с кострищем, столиком и коптильней для рыбы.

Коптильня

Стоянка на стрелке
Юнкуцук-Снежная
На стрелке

И место очень красивое, просторное, чистое, а выглянувшее солнце сильно подняло настроение. Варим обед, найденные два больших свежих белых гриба приятно дополняют супчик, морально разлагаемся на солнышке и решаем, как жить дальше. Юнкуцук вытекает из Озера, главной цели нашего пятью-шествия, поэтому решаем пройти этот самый Цук-цук от впадения до истоков. Видимо дух первопроходцев живет в нас и толкает на разные глупости. Завершив обед снова бродим Юнкуцук, поскольку на нашем берегу конкретный прижим.

Брод через Юнкуцук

Прижим на Юнкуцуке

С этих грибочков улыбки
становятся шире

И отправляемся вверх по реке. Вначале все хорошо, долина реки широкая, остатки троп людских и звериных вполне сносно позволяют двигаться. Лес нетронутый и очень живописный. Топаем то ближе, то дальше от реки, постоянно слыша ее шум. Подходим к прижиму и начинаем высматривать место брода. Вдруг: "смотрите-смотрите", по тому берегу не спеша, не видя нас, идут две изюбрихи – взрослая и молодая. Гена правда, через пару дней "рассмотрел" что у них характерные лосиные морды, я лично не заметил. Они прошли по галечному берегу и неспеша углубились в лес. А мы опять пошли бродить. На той стороне с тропами оказалась такая засада – стоило только найти приличную тропу, как вскорости она выводила к реке и просилась на ту сторону, приходилось ее бросать и искать новую. Но все бы было ничего, если бы опять не зарядил дождь, причем настолько сильный, что пришлось растянуть тент между деревьями и перестоять, переминаясь с ноги на ногу, как лошади, минут 40. Потом дождь ослаб и мы двинулись дальше. Ближе к вечеру добрались до стрелки Зун и Барун-Юнкуцуков. Дальше наш путь будет по Зуну. Нашли места для палаток и окопались на ночлег, каша и компот приятно переливались по животу когда мы проваливались в сон. Кстати сны всем снились разные, но необычные, как-то все дружно отметили этот факт.

Самый смешной сон приснился нашему юнге Саше. Дело в том, что учится он в Полицейской Академии. И приснился ему длинный троллейбус с множеством гармошек, с мигалкой и наполненный ОМОном. И этот троллейбус все ехал мимо и никак не давал парню перейти дорогу. Засада! Каждому своё. А вот все остальные оказались хитрее и что кому снилось еще, мы так и не узнали.

Цук-Цук. Вторая серия.

Поутру нашли качественную тропу, которая тут же привела к броду и как не в лом было с утра лезть в воду, а пришлось. Потом в течение дня это приходилось делать так много, что невозможно сосчитать.

Аленький цветочек
Каскад в верховьях
Юнкуцука

Тропа была сносная и до обеда мы шли, забот не зная. Перед обедом в очередной раз броданули и встали. Пообедали и тропа дальше повела вверх, явно от реки и непонятно куда. Пройдя по ней какое-то время и набрав изрядную высоту, понимаю, что с речкой мы прощаемся, а нам же вдоль нее. Куда и зачем тянет тропа неясно, а по дороге в никуда мы уже ходили. Принимаю решение валить вниз, к реке. Там хотя бы понятно где мы и куда двигаться. Но тропа явно не зря так старательно убегала от реки. Начались такие кушири, огромные камни и кусты, а полочки вдоль реки мизерные и сплошные прижимы. Начали мы бродить туда-сюда и вспоминать все хорошие слова на эту тему. Моя зондер-команда молча преодолевает трудности и это хорошо, бороться одновременно с природными препятствиями и с "человеческим фактором" – это слишком. Возможно, внутри они с удовольствием бы отрезали Сусанину ногу, но снаружи даже улыбаются. Спасибо им!

Мне даже песня сочинилась:

Цук-цук Юнкуцук
Плыли две дощечки
Цук-цук Юнкуцук
Оба-ши-на-на!


"Какой маразм!" – подумалось вначале, но вспомнив, что нам льет в уши телевизор, успокоился, интеллектуальный уровень выдержан, чего ж еще надо. Цук-цук... так и процукали до мест, где жизнь начала налаживаться. Появилась хорошая тропа. Возможно это спустилась с гор та, которой мы пренебрегли, точнее убоялись уйти не туда. Вышли на некое подобие плато с редким, преимущественно лиственничным лесом. Вскорости подошли вообще к замечательному месту, под нами внизу Юнкуцук каскадом мелких водопадиков в некоем подобии каньона, а мы все такие орлы на скальниках над всем этим великолепием.

Долина Юнкуцука
Озерко у Юнкуцука

Полюбовались и по хорошей тропе дальше, Озеро манит.

А дальше вдоль тропы попались нам подряд 4 озерка, небольших, но живописных, накрапывающий дождь отбил желание учинить фотосесию, но в душе осталась заметка – очень красивые места, надо побывать еще, в озерках не исключена рыбалка. Переходим приток Юнкуцука и здрасьте-пожалуйста наша любимая дорога. Да, та самая, которая уже завела нас Бог весть куда. На этот раз ее другой конец. По прошлому разу знаю, что кончается она на Озере, куда мы и направляемся. Ну и хорошо. Широкая долина реки, дорога вдоль нее, а справа и слева не крутые горки, поросшие в основном кедрами. Красотища! Топаем, поспешаем и вдруг слева по ходу видим избу. Оч.хор, надо поглазеть на будущее. Подходим, стоит с вывеской "Егерский пост".

Егерский пост

Заходим – жуть! Стены и нары осклизлые в плесени, с потолка капает. Одно хорошо – печка большая, из бочки сварена, на ней и варить можно. Но нам оно ни к чему, уходим дальше. А дальше река превращается в некое подобие булыжной мостовой, вода журчит под камнями, а ты топаешь над ней.

Мостовая "юнкуцук"

Так по камешкам проходим пару километров. Саша задает вопрос "сколько еще осталось?", смотрим на карту с умным видом – километра три. Идем. Проходим "километра три" и снова вопрос – сколько осталось. Ответ прежний – километра три. И так несколько раз. Наконец речка превращается в узкую и глубокую канаву, текущую по болоту в окружении огромных кочек, начинаем выползать на основной берег, проваливаюсь между кочками и тупо стою – перед носом верх кочки и как оттуда вылезти с рюкзаком, не совсем ясно. По кочкам подкрадывается Гена, и балансируя на них тянет мой рюкзак вверх, а я изо всех сил ползу на кочку. Дальше пытаясь не упасть, с кочки на кочку вылезаем на берег. Заглубляемся в лес, привычно находим козьи тропки, идем и вот оно, замелькало между деревьями – Озеро. Еще немного и мы на месте.

Озеро
Кедр с выжжеными корнями
Новый Год досрочно!

В пятый раз я здесь и не устаю радоваться, что есть такие места. Люди и здесь оставили свой след. Упало 4 кедра прямо рядом с полянкой-стояночкой, два из них очевидно от воздействия бездумных людишек – жгли костры в корнях, корни выгорели и не удержали кедры.

Два других сломались на высоте около полутора метров. Думаю здесь тоже не без участия безмозглых людей. Есть такая привычка у "таежных людей" подойти к живому дереву и топором нащепать от ствола щепок на растопку, гордясь своей изобретательностью. Смолистые щепки даже от живого кедра неплохо разгораются. Потом на том же месте другой ухарь повторит (а чо, им можно было, а мне нельзя?), потом ещё, и привет, дерево начинает подсыхать и теряет гибкость, в сильный ветер переламывается в подрубленном месте. Абыдна, да!

К счастью Озеро на месте, каменная "набережная" тоже. Дневка. Уж здесь-то грех не задневать.

Любимое Озеро
Набережная
Стоянка на Озере
Разлагаемся как умеем
Ловись рыбка
Окрестности Озера

Ночью шел дождь, навевая хорошие сны и грустные мысли "мы ж сюда не под дождем мокнуть пришли". Натягиваем тент и получаем комфортный лагерь, но хочется же и порыбачить. Солнышко ведет трудную борьбу с облаками, и ближе к обеду побеждает, куски синего неба все больше, но дует сильный ветер, на Озере волны. Такая погода явно не друг рыбака. Все наши усилия и удочками и спиннингом выдали на-гора трех хариусов.

Рыбачка с уловом
Утро

Не сразу, уж было закралось мнение что "здесь рыбы нет и никогда не было", но я-то точно знал, что есть. Хариусы были вполне – таки крупненькие, что позволило сварить уху. А когда ее сварили, то поймалось еще три рыбы, их уже вечером зажарили на решетке, она там валялась, оставленная предыдущими товарищами, видимо приезжавшими на том самом лунном тракторе, который эту дорогу и проломил. Рыба-гриль, ну это беспроигрышный вариант, особенно в условиях ограниченного походного рациона. А вот спиннинг зря сходил в поход, ни на блесну, ни на донную мушку ничего поймать не удалось.

Еще один атрибут дневки – лепешки, большие, во всю сковородку, по две штуки на брата (сестрам не меньше). Почему-то там они особенно вкусные получаются, просто хоть нарочно туда ходи, чтоб вкусных лепешек поесть.

День проходит в ленивой неге, кто чем занят, кто рыбачит, кто голову моет, кто прогуливается с фотиком. После обеда девчонки устроили песнопения, видимо радость жизни переполняла.

На следующий день никуда не спешим, встаем поздно, пытаемся рыбачить, но тщетно, погода явно не та. Обедаем и стартуем вверх на хребет.

Идем неспешно, подбирая шишки, вскорости их уже некуда впихивать. Везде видны "следы" медведей, сразу видно, что парни не голодают, все кучки состоят из ореховой скорлупы. Это хорошо, сытый медведь – мирный медведь. Поднимаемся все выше по сплошному кедрачу. При каждой остановке, поглазеть, орехов пощелкать, хочется сидеть и никуда не уходить. Но надо, Федя, надо! Идем все выше. Неожиданно над нами пролетает сова, видимо ночевала на веточке, а тут мы такие, прервали ее дневной сон. И она, ошарашенно глядя на нас огромными глазищами, улетает в глубину леса. Вспоминается повесть "Оглянись, моя совушка", повесть саму уж и не помню, а название запало когда-то в память и вот ассоциативный ряд выносит на поверхность. Помню только что о любви, а о чем еще?

Наконец достигаем границы леса, вдоль стланника проскакивают две косули – взрослая и совсем козленочек, взбрыкивая задними лапами, и дилемма – прощемиться сквозь стланник и выйти на верх хребта или пройти траверсом. Выбираем травес, топаем вдоль хребта по возможности не теряя высоту. Но думается задним числом, что решение это не самое удачное. Стланник согнал нас в распадок, а там куча болотин, которые все пришлось форсировать. И получите-распишитесь мокрые ноги. Идем все выше и наконец выходим к нескольким озеркам на седловине.

Флаговый кедр

У одного из них находим свое кострище сооруженное в 2005 году. Сюрпрайз – оно было на пляжике у озерка, а оказалось в воде. Уровень воды ощутимо выше. До сегодняшнего места ночлега еще далеко, варим ужин с тем, чтобы на Нукене сварить только компот. История повторяется, становится модным приходить на Нукен-Дабан по темноте. Едим и стартуем вверх на хребет, выбираемся, идем вдоль и начинаем спуск, сначала по голому хребту идется вольготно, но потом вступаем в зону стланника и кустарников, позже входим в лес, пытаемся отыскать тропку, но так и прем прямо. Опять наш путь пересекают косули. Дикие же места! Уже начинает темнеть, когда выходим к истоку Ара-Буректая. Вытекает из озера сразу такой речушкой. Прыгаем и передаем рюкзаки. Перебрались, вылезли на тропу и быстренько, минут за 15 добегаем до любимого кедра. Это уже дом родной, сухая поляна, дрова нами же оставленные. Крысата! Компот и спать.

Кедр – патриарх

Это место, в котором хочется просто пребывать. Не обязательно что-то делать. Там просто хорошо. Красивый кедрач, шишки под каждым кедром, рядом ручей, а чуть подальше озерко.

Озерко на Нукен-Дабане
Что бы это значило?

Оно мелкое, но проточное и там водится хариус. Это мелкие, но взрослые рыбы, они с икрой, но видимо недостаточное количество кормов не дает вырасти им до приличных размеров. Ира – энтузиаст рыбалки, отправляется ловить. Саша уходит с ней, но увидев, какая мелочь клюет, разочаровывается и уходит спать. Я вальяжно брожу по этому лесу, временами что-то щелкаю фотиком, но общий туман не дает особенно разгуляться. Да, чуть не забыл, отсюда же было поползновение сходить таки налегке на Хан-Улу. Мне-то эта каменная копна не шибко интересна, но там начинается приток Снежной, и начинается очень красиво, этакой скальной полочкой уходит вдоль него тропа, в таких местах снимать фильмы про Индиану Джонс. Но съемки опять приходится отложить, Бурхан опять напустил туман, а с утра еще и дождик затеял. Дождь вскоре прекратился, а вот туман остался. Лезть на хребет не имело смысла и было чревато боком. Забили и расслабились до обеда. Решив стартовать после него, тоже своеобразная мода пошла – пообедали и вперед.

Сказано – сделано, прощаемся с Нукен-Дабаном и по хорошей тропе (после всех куширей это почти асфальт) уходим к Лангутайским воротам, успешно их преодолеваем и спускаемся к озеру, на удобную стояночку. Морочачит дождик и холодно. Иду во флисе и не потею, замечаю, что в зимних походах на ходу одет легче. Но все такое мокрое, что одежда лишней не кажется. На стоянке натягиваем тент и устраиваем два костра – варочный и сушильный. Сушиться в дождь не очень перспективное дело, но и не лишенное смысла – так намного теплее. Ужинаем и в единственное на этом свете сухое и теплое место – в спальник. Проблем с засыпанием как обычно никаких.

Коршун
На взлете

Утром, под шум дождя, особенно не хочется выкорчевывать себя из спальника, но приходится. Варим, едим, собираемся, под дождем все медленнее обычного. Стартуем и бодрячком вниз, тропа разная, где ничего себе, а где и с трудом находим в траве, при том, что сами же недавно шли здесь. Не хочет природа помнить о нас. В одном месте у тропы на сломанном деревце сидит как мокрая курица коршун. Сидит спиной к нам и не видит.

Стараясь не шуметь, достаю фотоаппарат и щелкаю, услышав щелчок, птичка оглядывается и взмывает, пытаюсь снять, но нечетко получается. Валим дальше. К обеду достигаем места ночлега на заходе. Это хорошо, в график вписываемся. А тут как по заказу солнышко и очередные попытки просушиться. После обеда через час хода достигаем верхнего брода через Лангутай. Здесь выясняется, что уровень воды ощутимо выше. Перейдя вдвоем с Геной, решаем подстраховать следующую тройку веревкой. Перебираются успешно. Теперь все внимание тропе, очень не хочется ее упустить и опять, как на заходе, попасть в "плавни". И это нам удается, стоит только ей потеряться, сразу начинаем широким фронтом искать и не успокаиваемся, пока не находим. Такая тактика приводит к успеху и вскорости мы проходим ходом место где встретили парней на заходе и добираемся до "театральной" поляны. Мхи висят с елок как ни в чем не бывало. Отдохнули и дальше. Обедаем не доходя устья Голой, на интересном местечке Лангутая.

На той стороне реки нависает над водой скала, буквально наклонная стена. Варим, едим и сиеста.

Послеобеденная сиеста
Цветочек с бабочкой
Гастрономический интерес

Над нами гудят еропланы, всего каких-то 10 км до людей, но мы-то их видим, а они нас нет. И еще над нами парит коршун, видимо присматриваясь к распростертым на траве тушкам. И парит он, что твой орел, ловя какие-то восходящие потоки и совершенно не взмахивая крыльями. Себе бы так, а тут продираешься по тропе, на каждом шагу преодолевая очередное препятствие – стланники, кусты, буреломины, болотины. Особенно хорошо, когда идет три в одном – трава по плечи, в ней бурелом и внизу хлюпает вода. При этом сапогам моим яростно икается дома, но что сделаешь, сами не захотели пойти, заняли позицию или мы или фотик, ну тщеславие и пересилило, теперь вот хлюпаю. Хорошо ногами, а не носом. Вообще удивительное дело эти походы – все мокрые целыми днями, холодные, голодные, а чтоб кто-то простудился, так ни-ни. Видимо организм чует куда попал и мобилизует все резервы. Спасибо ему за это, а то у меня вся аптечка обычно сводится к пластырю.

К вечеру находим место для предпоследнего ночлега. На заходе сюда шли полтора дня, а выйти предстоит за день. Теперь можно вернуться к началу рассказа, ибо с этого места я его и начинал.


Для тех, кто догадался выйти из цикла, сообщу, что дальше был выход к цивилизации, задолго до выхода на трассу услышали непривычно громкий шум машин, на ЛЭПке люди собирали жимолость. Выйдя к Хара-Мурину увидели Колин Хаммер и разбросали вокруг него свое барахло, а сами полезли мыться-купаться в речку.

Колин Хаммер
Сдулся

Потом попытались заказать маршрутку из Слюдянки, но получили твердый и решительный отлуп – машин нет в наличии, суббота ить. Ну и ладно, потопали в Мурино, а там прямо в магазин реализовывать свои пищевые фантазии типа запить пивом мороженое.

А потом долго и нудно ехали сначала на одной электричке, потом на другой. И рюкзаки ехали вовсе не на наших натруженных плечах. Четыре дня ноги привыкали ходить по асфальту, не разгребая стланик и не хлюпая водичкой, экая скукотень.

Ну и за что, спросите, я люблю Хамар-Дабан? Тут вспоминается высказывание останкинского путешественника ДК. Он сказал примерно так: "я банальный романтик, а нам, романтикам, свойственно это, вот взять и влюбиться, раз и навсегда". Вот у него список мест, в которые он влюбился это Бавария, Прованс и какая-то там особенная область Португалии, а у меня все проще и понятнее: Хамар-Дабан, Саяны и Байкал. И думаю, что я совсем не одинок в своих пристрастиях.

Спасибо всем, кто не поленился дочитать, но особенное спасибо команде, которая разделила со мной трудности пути и ни разу (!) не упрекнула и не взвыла: "куда ты завел нас Сусанин-герой?".

Счастливых дорог всем!

Фотографии:
Ирина Тереницкая,
Владимир Кузьмин,
Александр Цицишвили.