в Иркутске 13:44, Окт. 18:t +9°C

Новые приключения пожилых.
Однодневное путешествие по Саянам.

Автор:Константин Суханов(papako)
Опубликовано:25.08.2011
Ключевые слова: Саяны, Аршан, Братчанка, горы
Нет мудрее и прекрасней средства от тревог
Чем ночная песня шин...


Так, по-визборовски, начинался этот день. Ночная лента серого асфальта серпантинами подъёмов и спусков приводит нас к отвороту в Тунку. Стеной висит чёрный туман, небо закрыто тучами, сыро и холодно. Не очень-то разгонишься. А поторопиться следует, так как предстоит нам сегодня, несмотря на непогоду, следующее: пос. Аршан – р. Бугутой – пер. Солнечный – р. Толта – пер. Горных Туристов – р. Ихе-Гол – вниз до пр. притока – приток – пер. Пеших Туристов – г. Братчанка – р. Кынгарга – пос. Аршан. И ещё дорога домой.


Серебристый капот машины
Разрывает ночной туман
Не совсем ещё лысые шины
Раскрывают его обман
Непогодой закрыты горы
А небесное сито льёт
Водной пылью сквозь мелкие поры
И неслышно мотор поёт

По протяжённости намеченный маршрут, конечно, сравнительно невелик, и, вроде, несложен. Но вызывали сомнения трудности ориентировки в тумане. Дело в том, что пожилым людям, в силу возрастной ограниченности ума, недоступны такие последние достижения технической мысли человечества, как навигатор. Более того, карты, схемы и фото тоже отсутствовали – не в принципе, а были элементарно забыты дома, из-за той же старческой рассеянности. Но и это не самое страшное. Клизму-то тоже забыли. Эх...

Аршан хмурится тучами, в воздухе висит водяная пыль. Около семи утра, посёлок спит. Кроме – ну конечно, "Новый век" отжигает. А двое пожилых людей в сапогах, бодро и весело, однако одновременно грустя о былом, уходят в сторону гор, покрытых мягким и толстым одеялом серого тумана.

Когда-то, чтобы добраться в Аршан или Ниловку, тратили день. На многолюдные мероприятия заказывался автобус. Или, вечером ехали в Слюдянку, а утром бились в очереди на автостанции. Или – на попутках от Култука, скотовозы в Монголию регулярно ходили, брали пассажиров с удовольствием. Ночевали в клубах, школах, сельсоветах, колхозных конторах. Снаряжение было самодельным, продукты самыми обычными. Что-то сильно изменилось с тех пор. Нет, не внешне, и даже не в способе и скорости прибытия к горам. Горы пахли чем-то неизведанно новым, отличным от той, регламентированно-советской жизни. И была объединяющая всех участников атмосфера познания того неведомого, находящегося далеко где-то там, за хребтами и вершинами.

Проходим дацан, по лесной дороге быстро добираемся до сухого русла Бухоты. Отсюда десять минут бестропья – и мы в Бугутое. Когда-то здесь, у самого подножья гор, была тропа из Аршана. Теперь она заросла и окончательно забуреломилась. Тропа же по Бугутою живёт, и, судя по состоянию, пользуется популярностью.


Сыро и холодно очень
Тропа Бугутоем бежит
Небо нас дождиком мочит
Всюду валежник лежит
Скользкий подъём под ногами
И камни, и гари, и мхи
Чавкают здесь сапогами
Деды, что не так уж плохИ.

На самом деле, деды были плохи с медицинской точки, и с трудом поднимались правым бортом Бугутоя в обход каньона. Изобилие грибов навевало предательские мысли о заготовках. На границе леса – отдых в кустах черники. В разрывах тумана иногда мелькают очертания окружающих гор. По руслу забираемся в правый угол цирка, мимо перевала БАМ, и по зелёным склонам, местами ещё цветущим, траверсом справа выходим на перевал Солнечный. И – да, тут выкатилось солнце, разогнав туман на участке нашего нахождения. В туре записка А. Мисюркеева, июльская, свежая. Вниз ведёт травянисто-крутой короткий склон, напоминающий склон перевала с Медвежьего на Чернушку, с её стороны. Теперь нам нужно обойти скальный ригель, разделяющий два подцирка левого истока Толты. Можно, конечно, сразу подняться на ригель, но наверняка неизбежна дальнейшая потеря высоты перед перевалом, и неизвестен спуск. А туман вновь активировал свою подрывную деятельность, и старые больные люди наугад двинулись в сторону перевала Горных Туристов в обход ригеля.

Этих перевалов там то ли два, то ли четыре. Со стороны Толты, по крайней мере, в любом месте можно залезть на достаточно обширный участок гребня, разделяющий Толту с Ихе-Голом. Уходим как можно правее, ближе к разделительному ригелю, понимая, что спуск на Ихе-Гол в этом случае окажется ниже по течению, что вполне соответствует планам пожилых людей. В полном отсутствии видимости каменисто-зелёными склонами выходим на седловину. Ветер, снег (или град?), очень холодно и сурово. Тем не менее, удалось разглядеть верхнюю часть ригеля. Да, после Солнечного можно было подниматься сюда наверх, и без потери высоты пройти на перевал. Но откуда глупые пожилые люди могли это знать?

На перевале тур, какая-то размокшая записка. Острые градины больно бьют по лицу. Верхняя часть спуска непродолжительно скальная, затем начинается длинная крутая осыпь к озеру. Которого, кстати, не видно. Камнеопасно, потому параллельно расходимся друг от друга, склон позволяет. Вот и озеро, полное свинцовой воды. Со сбросом высоты снег плавно перешёл в дождь, заметно потеплело. Идём вдоль Ихе-Гола по кем-то недавно примятой траве. Кустами, галечными руслами и ручьями, выбравшись на правый борт, попадаем в долину нужного нам правого притока. В обход каньона траверсируем левый борт по каким-то суперглубоким мхам и сопливо лежащим моренам. Выше пересекаем русло и поднимаемся теперь на правый борт в обход очередного каньона. Чуть рассеявшийся туман позволяет разглядеть вершины Бриг и 9 Мая, в районе которых есть пара замечательных кулуаров. Один из них, левее пер. Пеших Туристов, точно, ведёт в Кынгаргу, и заканчиваться там должен очень нехорошо. Второй, более широкий, расположен в начале цирка и может вести в левый исток Бугутоя, куда выходит спуск с перевала между башнями Трёхглавой. Но, нам не до исследовательских работ – впереди открывается длинный, сильно сужающийся вверху, подъём на перевал Пеших Туристов. В месте сужения кулуара рельеф непонятен, но видно, что там скалы и круто.

Туманом опять заволокло горы, усилился дождь, ветер. Наугад преодолеваем длинную крутую осыпь и подходим к проблемному месту. Кулуар здесь переходит в узкий скальный камин, уходящий в туман, но вот слева есть обход по скалам. Мокро и скользко, круто. Всего метров пятьдесят, и выходим на узкую седловину перевала Пеших Туристов. В сторону Кынгарги – обрыв в туман. Эх, сейчас бы верёвку метров сто! Да где взять-то. Потому пожилые люди уходят по гребню влево в сторону Братчанки. По каким-то отколам и плиткам добираемся до кулуара, выходим наверх и упираемся в пробку. Здесь нужно пройти вправо по наклонной плите метров семь, с которой сильно летят камни. Плита уже выводит на гребень, откуда до вершины рукой подать.


В туман уходит мокрый гребень
Там плиты преграждают путь
На них насыпан скользкий щебень
И в сторону нельзя свернуть
Страховки нет, болезней куча
И давит возраст пожилой
И чёрная нависла туча
За ней жандарм стоит стеной
И даже клизма здесь бессильна
И унитаза рядом нет
И дождь опять полил обильно
И не предвидится обед

Для спуска с горы уходим на 1Б-шный маршрут. В одно из показанных нам туманом окон видно, что на Федюшку отсюда простой спуск; и, вроде, есть натоптанные следы, почти тропа. Соблазнительно быстро и легко можно сбежать вниз, но... Затем спуск до притока, опять наверх, подъём на Аршанский – нет, это не для пожилых. Потому честно продолжаем ползти по гребню, обоснованно опасаясь потерять его в тумане. Какой же он длинный и скользкий, даже бесконечный! Вот зимой здесь идётся куда проще. Вправо вниз уходит стена с бесконечными кулуарами и рёбрами троек, малопригодными для спуска пожилых людей. Нам туда нельзя по возрасту.

В тумане теряем развилку гребней и уходим в сторону Снежной. Увидев свою ошибку в очередном "телевизоре", не возвращаемся – далеко, – а начинаем искать приемлемый спуск. Таковой нашёлся, но для попадания туда необходимо преодолеть пятиметровый сброс с, кажется даже, отрицательным уклоном. Пришлось как-то сползать и в конце даже спрыгивать на осыпь. Совершённый кульбит из паркура самым отрицательным образом сказался на и без того слабом состоянии здоровья пожилых людей. Несмотря на обострившиеся приступы артрита (или артроза?), продолжаем спуск. Постепенно крутизна уменьшается, сложности заканчиваются выходами плит внизу, которые легко обходятся. В цирке уже начинается тропа, и повеселевшие пожилые люди бодро подходят к "Надежде". Она обитаема, здесь костёр, висят котлы. Гостеприимные молодые люди из Аршана здесь собирают какие-то травы. Отдыхаем, отогреваемся, отъедаемся, пытаясь одновременно высушиться у костра под дождём. Здесь, в Кынгарге, мы уже как дома. Но, предстоит ещё почти трёхчасовой спуск в посёлок. Дождь опять усиливается, но мы идём, идём, идём... Вода в Кынгарге большая, новые высокие мосты позволяют переправляться безопасно. Речка пуста, за исключением пары палаток – никого.

Скользкий каньон проходим в сумерках. Последний мост, подъём на Аннапурну, и – вниз, в посёлок, мимо продолжающегося курортного отжига в "Новом веке", мимо гремящих музыкой машин и веселящихся рядом не очень трезвых отдыхающих. У машины сбрасываем сапоги, мокрую одежду, переодеваемся. Теперь – домой. На сегодня осталось решить последнюю, но очень сложную и важную, проблему – определиться с сортом пива.


Но пОлно, достаточно горных прелюдий
И старые-старые слабые люди
Торопятся к пиву и клизме домой
Где вскоре залягут на вечный покой

P. S. За время описанного путешествия пожилые люди ещё более состарились.

18.08.2011 г.