в Иркутске 18:03, Янв. 18:t -19°C

Как мы провели отпуск.
Спасательные работы в провинции Сычуань

Автор:Максим Кривошеев (maxK), Михаил Давыденко (Davydenko)
Опубликовано:23.07.2011
Ключевые слова: Китай, альпинизм, Сычуань, спасатели

Расскажите, о каком мероприятии идет речь.

— В октябре 2009 года четверо дальневосточных альпинистов: Игорь Шерстнёв (руководитель), Анфиса Крашенинина (его жена, тоже альпинистка), Андрей Михальченко и Сергей Лягин – отправились в Сычуаньский район КНР, национальный парк Сыгунян-шань с целью разведки "стен" для будущих восхождений. Во время восхождения на пик Luotuo Feng группа попала в лавину, и двое: Игорь и Анфиса – погибли. В январе 2011 года для поиска тел погибших была организована экспедиция, участниками которой мы и являлись.

Кто входил в состав вашей поисково-спасательной группы?


Сергей
Лукша
Олег
Педенко
Михаил
Давыденко
Александр
Семкин
Максим
Кривошеев
Александр
Андреев

— Руководитель – Максим Кривошеев, переводчик Сергей Лукша, а также Олег Педенко, Александр Андреев, Александр Сёмкин и Михаил Давыденко.

Получается, что в основном ездили сотрудники Байкальского отряда МЧС?

— Да, кроме Миши и Сергея, все остальные – сотрудники Байкальского отряда МЧС. К сожалению, оформить командировку нам не удалось, поэтому все просто взяли очередной отпуск.

Сычуань – что это такое?

— Это большой горный массив.

Такой же, как Памир?

Китайские участники
Переговоры

Председатель
Лю Фэн
Вещи Игоря
и Анфисы
Вещи китайцев
Карта
Карта района

— Примерно. Западнее расположен Тибет. В Сычуани встречаются как доступные горы и долины, где можно ходить пешком, так и крутые склоны, стены. Там расположен шеститысячник Сыгуньянь, напротив него – Селестал, именно за восхождение на него Евгений Башкирцев и Денис Веретенин получили Золотой Ледоруб. В этом же районе находится и пик Luotuo, или Кэмэл-пик (Верблюжья гора), высотой почти 5500 метров. Именно на его склонах и произошла трагедия.

То есть в 2009 году дальневосточники шли на Кэмел-пик?

— Да. Видимо, они пошли на него с целью разведать новые объекты для будущих восхождений. Игорь Шерстнёв, председатель федерации альпинизма Амурской области, раньше уже совершал восхождения в этом районе на Селестал, на Сыгунянь.

Подъем на Кэмел-пик по классике соответствует примерно 1Б по нашей классификации. Он идет по несложному закрытому леднику, который, хотя и закрытый, но более-менее лавинно-безопасный. Но группа пошла не по классике, а по более короткому маршруту, и их накрыло лавиной. Двое остались на поверхности (Андрей Михальченко и Сергей Лягин), третий был засыпан несильно – не только сам смог откопаться, но и четвертого, засыпанного по шею, откопал. Вдвоем они пытались найти Игоря и Анфису, но не смогли: всё замёрзло. Через несколько дней они вернулись с китайскими спасателями, но из-за высокой лавинной опасности никаких поисковых работ проводить тогда не стали.

Расскажите о вашей поисковой экспедиции. Как она финансировалась?

— Сбор средств для поисково-спасательной экспедиции был организован через интернет сразу же после трагедии. Собрали довольно значительную сумму.

Кто этим занимался?

— Этим занимались ребята из Благовещенска: Саша Шелковников и Андрей Михальченко, которые были организаторами и идейными вдохновителями, а также мама Игоря.

Были ли предприняты до вас попытки найти погибших?


Лошадки

Русско-китайский
состав
8 января
Сигуньянь

Высота!

— Год назад, тоже в январе, в Китай поехала первая группа: тот же Андрей Михальченко, Сергей Кириллов, Виктор Чугунов, Андрей Афанасьев, Паша Колесов, Саша Шелковников. Но у них что-то было не так с документами, и их развернули.

Им запретили проводить спасательные работы самостоятельно?

— Такое впечатление, что они туда поехали, не согласовав с местной ассоциацией альпинизма. Как оказалось, эта трагедия вызвала в Китае скандал, потому что у альпинистов группы Шерстнёва не было ни страховок, ни разрешения на восхождение. Поэтому, когда первая поисковая экспедиция прибыла в Ченду, то она попала под пристальное внимание китайской полиции. В результате им удалось добраться только до поселка Жилун (Рилонг), дальнейшее продвижение к горе им запретили.

Почему так получилось, что самое удобное время для поисков – это зима, январь? Зимой меньше всего снега?


Наледь

Туда!
Сигуньянь вечером
Лошадки на наледи
Местные
обитатели

— Да, снега мало: всё ветром выдувает. Осадков тоже нет. К тому же в январе там тепло по сравнению с нашей зимой. Ночью градусов 15-20 наверху. А днём пригревает и становится ближе к нулю.

Отличалась ли по организации ваша экспедиция от первой?

— Да, в этот раз ребята из Благовещенска провели огромную подготовительную работу: получили разрешение на поисковые работы, на восхождение, провели предварительные переговоры с Сычуаньской ассоциацией альпинизма.

На каких условиях удалось договориться с ассоциацией?

— Из Китая пришла бумага, в которой было всё расписано. Обязательным условием было то, что помимо шести человек с нашей стороны в экспедиции должны были участвовать и шесть китайцев, причем их финансирование полностью осуществляла российская сторона.

Были ли еще сложности с въездом и получением разрешения на проведение работ?



Английские стоянки
Кажется
это они
Макс начинает
работать
Погода

Памятная табличка

— Сложностей оказалось немало. Во-первых, когда мы приехали, у нас проверили всю нашу аппаратуру, записали все номера, а GPS и ноутбук вообще забрали (сказали, что вернут, когда спустимся). Во-вторых, особое удивление вызвали нереально завышенные цены, которые выставила ассоциация за свои услуги: зарплата в день на человека – 400 юаней (притом, что летом, в сезон, средняя цена офицера связи 150-200 юаней), 100 юаней в день на питание (1 юань=4,75 руб.). Мы оплатили им все расходы на транспорт: 12000 юаней туда-обратно, оплатили 10 мулов (на шесть человек!), оплатили гостиницы, страховку. Как потом оказалось, цены на мулов у них были тоже завышены. Кстати, наверх они затащили много лишнего: старые армейские брезентовые палатки, которые они даже не распаковали, два 50-литровых газовых баллона...

Мы были вынуждены принимать все их условия, и они этим пользовались. На все спорные вопросы ответ был один: "Не нравится – уезжайте отсюда". Тут очень помог наш переводчик Серега. Сам он из Благовещенска, но уже давно живёт в Китае. Благовещенские ребята его попросили поехать с нами. Он абсолютно городской человек, работал с альпинистами впервые, и это была его первая поездка в горы. Но зато нам очень пригодилось то, что он прекрасно говорит по-китайски и хорошо торгуется. Серега с душой подошёл к делу: мы долго спорили через него с китайцами, и он держался до последнего – почти 20 000 юаней сторговал.

Вернёмся к армейским палаткам. Возить с собой такое любят обычно люди в погонах.

— Есть подозрение, что именно так и было, велась какая-то шпионская игра. Базовый лагерь располагался на высоте 4700 метров, выше китайцы никуда не ходили, всё время просидели в палатках и, выглядывая, наблюдали за нами...

Следили, не достал ли ты из потайного кармана GPS?


Две Сигуньянь
Вид на место
трагедии с
"английских стоянок"Ы
На месте трагедии.
На троих русских два
китайских наблюдателя
Полка с
табличкой (5200)
Болдеринг.
Лошадки.
Селестал

Втроем
общаться проще

— Да, да... Примерно так. Говорим как-то главному с китайской стороны: "Пойдём, поможешь нам". А он: "Нет, это не моя работа". "А какая у тебя работа?" Отвечает: "Моя работа – за вами следить". "Хорошо, а остальные?". "Мы – команда и делаем одно дело!" Один раз он помог: поднял метров на 100 от лагеря две веревки, бросил их, сказал, что холодно, и ушел. Но на следующий день это не помешало ему всё-таки подняться, чтобы нас проконтролировать. По каждому вопросу он советовался по спутниковому телефону со своим начальством: что нам делать, что им делать – каждый шаг обговаривался. Вот такие шпионские игры...

Можно почувствовать себя иностранцем, приехавшим в СССР в 1970 годах.

— Примерно то же самое. Но кажется, в СССР к иностранцам более доброжелательно относились.

Не оставляют тебя, не отходят – так тоже было, точно так же...

— Но чтобы такие деньги брать! Это уж слишком цинично.

Давайте вернемся к экспедиции. Когда финансовые вопросы были решены, что происходило дальше?

— Из Ченду в Жилун (Рилонг) мы доехали за 7 часов по хорошей автомобильной дороге, местами, правда, испорченной землетрясением 2008 году. От деревни Жилун (Рилонг, 3200 метров) два дня шли пешком до базового лагеря (4700 метров).

Тропа проходила по очень красивым местам – территории Сыгунян-шаньского национального парка. Временами встречались стада яков, лошадей, пасущихся сами по себе. Иногда было видно диких коз, зайцев, которые чувствовали себя вольготно. Горы очень красивые, много крутых вертикальных стен. По долине мы подошли под склон Кэмел-пика (высота 3800 метров). Дальше тропа поднималась серпантином по крутому склону до высоты примерно 4700 метров. Это базовый лагерь, так называемые "Английские стоянки". Сюда к концу второго дня пути погонщики довели (после очередных споров и уговоров) караван мулов, загруженных вещами экспедиции. Здесь уже всё было как на настоящей высоте: кругом снег, ветер холодный, и как только солнце уходило, наступал холод. У многих из нашей команды появились первые признаки горной болезни. Хуже всего было нашему переводчику Серёге – его "колбасило" по полной программе.

Как осуществляли поиск?


Люди. Лошадь.
Трактор.
Сигуньянь
Сергей Лукша,
Олег Педенко,
Александр Андреев,
Макс Кривошеев,
Алесандр Семкин
Rilong (Жилун)




Дорога в Рилонг.
Серпантин перед
первалом


Облака под
перевалом


— Ориентироваться помогло то, что у нас были фотографии с обозначениями места трагедии. Вообще, при выезде из Иркутска мы слабо верили, что сможем найти тела, так как, по рассказам ребят, Игорь и Анфиса были снесены лавиной в трещину и сверху забиты снегом, а на поверхности торчал только конец веревки. Но природа распорядилась по-своему. Ещё из базового лагеря мы заметили в бинокль какие-то "точки" на леднике, не было, конечно, уверенности, что это именно они. Но в первый же выход к месту трагедии на высоте 5300 метров мы увидели тела Игоря и Анфисы. Они лежали вместе, на краю трещины, забитой снегом, обнявшись, по пояс вмерзшие в лёд и снег. Видимо, за прошедший год их выдавило из трещины наверх, а ветром снег сверху выдуло, и он подтаял.

Кстати, перед тем как подняться на гору, мы подписали бумагу, в которой обязались не оставлять никаких памятных знаков, никаких других вещей. Но ребята из Благовещенска передали нам памятную табличку, и мы её там прибили. Наблюдатели этого не видели. Мы всё сфотографировали, но потом решили удалить те фото, где был запечатлён сам процесс. Остались только фотографии "возле таблички".

Существовала ли лавинная опасность для поисково-спасательной группы? Были ли у вас биперы?

— Биперы у нас были, но мы их не использовали. Снега там зимой очень мало, примерно такая же ситуация, как на Мунку-Сардык: ледник, сверху снег, если подтает, то фирн.

После обнаружения тел вам сразу удалось спуститься вниз?


Базовый лагерь



Мы только
наблюдаем за вами


Ворота на поляну
Мулуози (3700).
Виден Camel-peak

Ищем общий язык



Михаил Давыденко,
Александр Андреев,
Макс Кривошеев,
Алесандр Семкин

— В тот день Максим пошёл наверх и сразу нашёл погибших. Максим срезал рюкзак Игоря, но поднявшиеся за нами двое китайцев сразу же его отобрали. Сказали, что его можно будет его забрать в Ченду, после проверки местным ГБ. Мы спустились в лагерь, и опять начались долгие переговоры с нашими китайскими "помощниками", что делать дальше. Нам сказали: или не трогать тела совсем, или спускать сразу в деревню. А это 300 метров спуска вниз по льду и скалам, потом длинный траверс по курумнику до базового лагеря, и еще 20 километров пешком до деревни. Первые 300 метров ещё более-менее просто спускать, а вот по курумам было бы физически очень сложно вчетвером переносить.

Как вы вышли из этой ситуации?

Представители китайской стороны, находящиеся с нами в базовом лагере – два альпиниста, один горный гид и офицер связи – наотрез отказались помогать нам в транспортировке тел. Был вариант, что мы спускаем тела до базового лагеря, а там загружаем их на лошадей, чтобы довезти до деревни, но китайские погонщики мулов тоже не согласились. Поэтому было целесообразно вернуться в Ченду и там попытаться решить возникшие проблемы.

Носильщики
из Рилонга
Тела несут вниз

Прежде всего мы связались с родителями Игоря и Анфисы, и было решено сделать все возможное, чтобы всё-таки спустить тела вниз. В ассоциации нам озвучили цены: спустить тела – 40000 юаней. Вертолет, сказали, не дадут. Везти на обычной машине нельзя: нужен катафалк, который обошёлся в итоге 12000 юаней всего за 250 километров.

Ассоциация предлагала нам и другой вариант: спустят и увезут сами без нас в марте, но за другие деньги – 100000 юаней. Нас это не устраивало. Чтобы самим завершить начатое, нам пришлось обращаться к консулу, так как срок наших виз был на исходе, а также связываться с Иркутском с просьбами о продлении отпусков. В Благовещенске же начался новый сбор денег.

Схема спуска тел

20 января мы вчетвером (Макс Кривошеев, Саша Семкин, Миша Давыденко и Саша Андреев) уже без переводчика выехали в Жилун. 22 января вечером поднялись в базовый лагерь. На следующий день в 6 утра вышли наверх, взяв с собой все необходимое, чтобы вырубить тела изо льда и спустить их вниз, до того места, куда могут подойти носильщики. К 10 часам подошли к месту трагедии, до 12 мы их выкапывали и к 16 часам спустили погибших на курумник к отметке 4950 метров. Там передали тела носильщикам. Двадцать человек, сменяясь, несли тела на себе до самого Жилуна. Это заняло два дня (лошадей они почему-то тоже отказались использовать). Во время транспортировки тел вниз нам очень повезло с погодой: светило солнце и ветра практически не было, в общем, было тепло. В Жилуне нас уже ждали мамы Игоря и Анфисы. Здесь был проведен обряд прощания. Тут же приняли уже окончательное решение о кремировании тел в Ченду. 27 января тела Игоря и Анфисы были доставлены в Ченду, 28-го были кремированы. В Благовещенск были увезены урны с прахом.

Можете ли вы сказать, в какую сумму всё обошлось?

— Получилось примерно 600 тысяч рублей. В первый раз мы заплатили за всю работу 55 тысысяч юаней, во второй раз мы заплатили 11 тысяч ассоциации, 22 тысячи носильщикам и 12 тысяч за катафалк.

Сколько времени заняло это предприятие?

— Мы уехали из Иркутска 5 января, а вернулись 1 февраля, итого 25 дней.

Как вы считаете, насколько целесообразен вывоз тел погибших в подобных случаях? Как учитывать моральный аспект? Почему на семитысячниках много невывезенных людей? В Гималаях, например?

— Там совсем другие условия. Очень большую роль играет высота. В данном случае получилось, что наша техническая работа нужна была всего на 300 метров, да и высота была довольно маленькая. Если бы мы сразу не увидели их, то, скорее всего, не нашли ничего, так как вокруг гладкое поле, не видно никаких трещин. Это просто удача, что они были видны. А с семитысячников не выносят, потому что это слишком большая высота, там самому человеку очень не просто находиться. Даже на высоте 5000 метров мы не совсем комфортно себя чувствовали.

А какие лично у вас были мотивы?

Непогода

Максим: Я знал Игоря, хотелось помочь родственникам: они очень просили. Когда предыдущую группу депортировали, то вышло так, что ехать стало некому. Здесь было достаточно тяжело найти людей для поездки, потому что у кого-то работа, у кого-то сессия – никто не хотел просто так ехать. К тому же надо было найти людей с опытом.

Михаил: Мне позвонил Максим, и я согласился поехать. Район оказался очень красивый, национальный парк. Внизу всё очень чисто и цивильно, даже выложена дорожка из досок. Правда, выше уже не так чисто. А в целом я сделал из поездки для себя некоторые выводы.

Максим: Из этой трагической истории я извлек урок: когда ходишь в горы (особенно за границей), нужно обязательно покупать страховку, потому что "там" местные бесплатно пальцем не пошевелят. Если что случится, со страховкой вашим родственникам и друзьям будет меньше головной боли. Если совершаете восхождения или трекинг, то тоже надо покупать пермиты, чтобы не было проблем с местной властью. Иногда за наше русское "авось" приходится платить в буквальном смысле большую цену.