в Иркутске 15:51, Дек. 11:t -21°C

Центральная Монголия

Автор:Игорь Кравчук(Krravva)
Опубликовано:14.06.2011
Ключевые слова: Монголия, Улан-Батор

Ниже приведен результат сумбурной попытки клавиатуростучания в качестве небольшого дополнения прошлогоднего автопутешествия по Монголии... Уф-ф... Поехали...

Лес куда-то
разом делся
Дорога
на Ургу
Ночная Урга
(Улан-Батор)
Турбаза на склоне
г.Богдо-Ула.

Монголия – страна белых юрт и вечно пьяных, редких лиц мужицкого пола, шатающихся между ними. Страна плюшевых, равнодушно бредущих бактрианов (двугорбый верблюд) и безумно несущихся автомашин 4х4, поднимающих за собой желтые кометные хвосты пыли. А также – достаточно бодрых силуэтов (с утра) отдельно шагающих пиплов с еврозаднеприводной проходимостью 2х2... Лениво кучкующихся в жару овец и, покачивающихся на кромке воды, объевшихся озерной снедью пернатых, а также бескрайнего синего неба – океана Тенгри над головой, дно которого усеяно тут и там недогрызанными остовами павших братьев наших меньших и телами дремлющих, еще живых их сородичей. Здесь с наслаждением пьют кумыс (местные, а пришлые – с некоторой опаской!) и с неподдельной гордостью подают дымящиеся, истекающие ароматным соком, великолепные буузы – вершину национальной халхинской кухни. Ее пространство накрыло паутиной бесчисленных пыльных перекрестков дорог и суетливых пересечений этого хаотичного рисунка Homo sapiens всех континентов. И время замедляет свой бег, с просыпающимся интересом разглядывая, мельтешащие на ее поверхности фигурки земноводных существ и плавного перемещения в озерах подводных обитателей (если уж быть честным до конца, то и под землей, тоже – кое-кто по-тихоньку копошится!)

Да... Достаточно занимательное место – эта самая Кяхта. С одной стороны Россия: горки, лес густой, коровки пасутся, избушки на обочинах от времени перекашиваются, бабки на завалинках, ребятня в пыли купается. Солнце над головами провисло горячими сполохами...

— Пап! А пап!

— Что?

— Видишь, во-o-н там... Вон та-а-м... Коровки?

— Вижу, конечно. Да, точно! Совершенно верно! В самом деле – это коровки... Ну и?

— О-о-О! Смотри – смотри!

— Что? Что там? Где?

Голубиным
взглядом
Движение в храме
– по часовой
В буддийском
храме
Дверная
скоба
В дацане

— Да вон там... Во-о-о-н... Да не туда смотришь! Смотри – козюля с рогами! (впрочем, придорожная козюля оказалась не только с рогами, но еще и с большими волосатыми яйцами!) Далее... Кяхтинская таможня... 300 метров прохождения границы: санитарный контроль, паспортный контроль, пограничный контроль (Стоп! Фотографировать что-либо здесь запрещено! Все окружающее в этом месте пограничного контроля является Стратегическим Секретом Великой Страны!) и – таможенный досмотр. Да-а-а... это Вам, братцы, не в Европах путешествовать, подремывая! По-моему мнению, для полноты ощущений в этой точке координат неевклидового пространства не хватает еще и какого-нибудь амбулаторного медосмотра, совмещенного с окончательным божественным чистилищем! Тем не менее: на все про все ушло часа четыре... Повезло, говорят, быстро еще все прошли! Ну вот, граница-то на замке и – позади. А впереди? Гля-а-а... Впереди.. Это Мунгалия (Монголия). Горки остались прежние, только лес куда-то разом делся. Туда же делись – накрылись медным тазом и русоволосые дедки с бабками. По раскалено-выжженой каменистой обочине нехотя ковыляет монгольский дедка в оборванном халате с полупустым недопитым пузырем в руке. А на травке мирно пасутся барашки с двумя башками (оказалось, что вторая голова у них – это задница! Дополнительная... На зиму, в смысле – это "курдюк" называется – курдючные, овцы-то оказались) вперемежку с козьей живностью. И юрты белыми кокаиновыми миражами дрожат на горизонте... И тишина-а... Надо же... Всего триста метров, а какая разительная перемена! Да и народ-то по обочине снует все больше смугло-черноголовый, посматривая искоса через враз сузившиеся глаза. Как черту кто-то невидимый провел: там Христос, а здесь Бурхан. Ну, дела-а...

Трасса Улан-Батор – Дархан. Крейсерская скорость около 100 км/ч. Совсем не плохо для машины с автоприцепом – домом на колесах! А и, наверное, даже – хорошо! Ф-р-р! Дорогу молниеносно пересек мохнатый комочек.

— Смотри, смотри! Видел?

— Суслика?

— Да, нет! Бурундучка с лысой попой!

— ?! Да ты что!? Видел... Видел, конечно же! Так вроде – это суслик все же был?

— Ты что! Точно тебе говорю – бурундучок. И хвост торчком.

— А почему попа лысая?

— Так хвост ведь поднят!

— А-а-а… А бурундук почему, а не бурундучиха? Под сотку же идем! Как успела все заметить?

Вечерний
променад
В древнем
княжеском
уборе
Сумерки

Покатаемся
Говь (Гоби)
Начало пустыни

— Так хвост же поднят, тебе говорю! Да ну тебя!

Обо

Послушник
и химера
Мантровые дела

Он и она

Свежепроложенная
дорога
Придорожная
картинка
Оленный камешек

Используем оставшееся время на полную катушку (с обеда двигаемся без остановок) и вклиниваемся уходящим вечером, в лучах заходящего солнца, в поток машин Улан-Батора. Движение автомобилей по Улан-Батору разительно отличается от нашего (это слабо сказано, на самом деле). Вообще-то, я считаю – что и в Иркутске народ очень даже неважно рулит... Никакой тебе культуры. Но тут! Ни-фа-а, себе... Никто никого не пропускает. Никогда! Ни за что! Никто не смотрит на светофор (кроме очумевших пернатых!) Все сигналят и орут, скаля зубы в раскрытые окна! Подпрыгивают и виляют по раздолбашенной вконец дороге, бордюрам, а по возможности и по обочинам. В этом бедламе суматошно маячат фигурки потенциальных жертв-пешеходов! Меж всем этим шныряют облезлые полуголодные собачонки (по-моему, и люди – тоже не совсем сытые!) Ловлю себя на мысли, что для полной картинки не хватает мечущихся по крышам автомашин орущих благим матом верблюдов! Шандец! Это автомобильная пробка? А? Точно... Ну, да... На что это похоже? На полный бардак! Вот, вот оно! Это слово! Нашел! Адаптируюсь... Сужаю глаза... Понял основное монгольское правило дорожного движения – нет никаких правил! Ну, что-же, вперед! Давлю на газ, непрерывно сигналя по сторонам и, пытаюсь везде нагло вклинится... где могу и не могу! И на всякий случай, где меня нет – тоже! Иду на таран... На красный свет светофора! Ух! Получилось! Моя фамилия Гастелло? Все по местам! Последний парад наступа-а-е-т! Поток машин шарахается от нагло бултыхающегося сзади прицепа! Эх-х! Зажигай, Рассея!

Достаточно часто вдоль нашего движения по грунтовке, встречаются сооруженные тут и сям "Обо" – в Монголии звучит как "Ово". Духовное место, по-нашему значит. Место входа чьих-то надежд и устремлений и выхода сакральной монгольской силы. Сила и истина – это, бесспорно, знают все:"In vino veritas!" Конечно же – в вине. За неимением оного местный народец использует водку. Ее-то, милую, здесь и бухают... Заправляться-то силой нужно! Да заодно и истину предъявить окружающему пространству – "Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Внешне собой Обо представляет груду бесформенно нагроможденных камней различной величины. В середине торчит высокий шест (часто не один) унизанный развевающимися лоскутами материи. Лоскуты материи напоминают о ее бесконечности (материи) и преходящем состоянии. О вездесущности же присутствия "духа" – напоминает все остальное, издающее ненавязчивый дух (усыпанное вокруг и сверху каменной рукотворной гряды): жвачка, бутылки, огрызки, сигареты, конфеты, пуговицы и т.д. Проезжать нужно по традиции все это дело обязательно с правой стороны по ходу движения, три раза при этом посигналив. Это, если нет времени остановиться. Если есть время, или накопилось много грехов, обязательно выходи и бухни. И тогда – все в порядке! В принципе, это делают все подряд. Наш гид, по прозвищу Бат, с непередаваемым акцентом:

— Жми с’игналЪ, когда едешь мимо ОВО! Х’-а-арашо? Три раза!

— Зачем?

— Нада! Так у нас делат’ца нада.

— Не-е... я – крещеный. Мне нельзя! Ты-то – сигналЪ, если хочешь... Тебе – точно нада...

Гид опять втихаря хлопнул водяры (видимо в придорожной кафешке успел дочирикаться с монгольцами) и ему захорошело. Взгляд заблястел! Откинул спинку своего сиденья и принял позу... Нет, не лотоса... А поваленного пыльной бурей степного дерева, раскидав свои корни-ноги и саксаулы-руки на переднем сиденье:

— Ж-з-ж-з-у-ю-з-ж-у-ю-и-и... – внезапно, вперемешку с кумарным перегаром, впилось наждачным жужжанием в наши неокрешие, к горловому звучанию, барабанные перепонки... Гид (по-английски, кстати, всегда представлявшийся с монгольским акцентом достаточно просто – Гад), пришедший в прекрасное расположение духа решил приобщить нас к культуре монгольского горлового пения. Звук с пронзительной болью, со свербящим ввинчиванием начал перетряхивать все наши внутренности и органы... Помню, первая панически возникшая мысль во враз онемевшем черепе – произошла какая-то катастрофическая вспышка на солнце! Где я? Кто я? Кого жужжим? А?! Зачем?! Для ориентации в пространстве – вцепился за руль, стараясь не потерять управление...

— Ю-у-ж-з-з-ж—з-з-у-и-й-и-и-и-и-и-и... – уже получше себя я чуйств-в-ввв-вую... Привыкаю... Таким образом, пытка продолжается несколько минут... Видимо, происходит попытка перезагрузки наших индоевропейских матриц на монгольскую частоту работы процессора... Матрицы перезагружаться отказались и все время пытались отключить звук. Да-а... не очень-то получалось...

— СлышшЪ... Убивать всихх н’ада-а...

— Кого всех?

— В’сихх, чужыхх...

— Почему?

— А’ни все х’атят нас убивать... Прих’адытъ и убиватЪ! Нас мала, а всихх – мно’га-а... Паэ’ттама нада их всих-х убиватЪ!

Животные останцы

Скальные останцы

Кара-Корумовские
останцы
Стенные останцы

Древние останцы

Думается, закукливание национальной психологии маленькой страны это все. Монголия в настоящее время оказалась затерта меж двух гигантов. С севера грозит страна Белого Царя, которая всех всегда покоряла. (Сейчас уже нет, конечно, но все равно – опаска осталась). С юга – Китай. Два миллиарда уже наплодилось (совсем недавно, в 1945 году по переписи было их – пятьсот миллионов душ) Те не покоряют вовсе, а просто втихую ассимилируют все подряд! Все, что шевелится! (Джунгария – один из последних тому примеров). Вот и выходит – за что их любить-то? Соседей. Да остальных за что любить? (европейцев с американами например) За то, что они такие богатые и развитые? Да-а-а... Видимо любить надо себя, а остальных – убиватЪ...

Утро одного из дней. 11:00. Следуем за очередным УАЗиком-буханкой: его ведет местный водила, досконально знающий дорогу. В процессе нашего участия утренним автопробегом, в башку лезут всякие крамольные мысли. Вот, например, что такое УАЗик-буханка? Что это? Понятие произошло, то ли от формы кузова, похожего чем-то на буханку хлеба, то ли – от понятия – бухать! Да-а... Интересно... Бурхан – от какого понятия идет... Потому что побурханить здесь – обозначает определенные конкретные действия, напоминающие отнюдь не молитву. Неожиданно у пассажира несущегося впереди нас УАЗика (чех-учитель) проснулся аппетит, да и два его гонконгца-соседа, видимо, тоже проголодались. Пришлось остановиться у первой попавшейся местной придорожной запыленной кафешки. Сидим так себе, посиживаем все вместе в придорожной юрте-кафе. Скучаем в ожидании заказанных блюд... Безмятежно так скучаем и, с любопытством озираем друг друга. Свела судьба здесь всех вместе. Ждем, когда поесть нам замастырят. Выдергиваю из-за пазухи литру заранее запасенного самогона. Спутники с подозрением покосились на пластиковую бутыль с содержимым...

— Ну, что, самогоновку будем?

— О-о? No... No-n-o... Sorry...

— ...? – мой изумленный взгляд. Ну-у, лады. Тогда попробуем зайти с другой стороны...

— А виски? Вискарь будете?

— О! Е-е...

— Йесс!

— Ну, тогда по первой! – и моментально плескаю по кружкам свой вискарь-самогоновский! А что они подумали? Другую бутылку достану, что-ли? Ха-Ха! И еще раз – Ха! Так, откуда же она у меня?

— Эх-х! Хорошо с утра пошла! – водитель-монгол с их УАЗика-буханки передернул кадыком и тоскливо проводил взглядом содержимое моего стопаря, опрокинутого в горло... Попутчики наши, не теряя времени даром, тоже хлопнули по первой... (Кстати, немного погодя, их водила прикрывшись от лишних взоров открытой водительской дверцей, все-таки принял свою сотку самогоновки. А прикрывался он от спутников–туристов своих совсем не зря – увидят, настучат куда не следует, водителю в свою очередь по башке настучат и уволят запросто...)

— О-о-о... Гут! – загалдела чехогонконкская компания: понравилось однако!

— О-от... Це дило! В глотку чуть зарядило! Хорошо!

— Время – 10 утра! Ты же за рулем, а нам еще целый день сегодня ехать! – тревожно вскинулась моя прекрасная штурманская половинка.

— Да ладно тебе. Не ругайся... Я же не ноль-пять буду... А всего-лишь – ... литру! Шучу-шучу... Слушай, ну, грамм так 150 жахну, для настроения... Хорошо? Сама же видишь, они и сами везде подряд бурханят. И неподряд – тоже заодно! Да не переживай ты! Все нормально...

Особенности
национального
пения
Особенности
национального
питания
Особенности
национального
движения
Особенности
национального
отопления
Особенности
национального
поклонения
Особенности
национального
интернета
Особенности
национального
выпивания
Особенности
национального
парка
Особенности
национального
почивания

Впрочем, за всю двухнедельную поездку по Монголии, останавливали нас всего два раза. Да и то – только паспорта проверить. Права так ни разу никто и не удосужился спросить.

Оленный камень
На лошадке
Эх жись...

Отправление туалета в Монголии... О-О-о... Это великая историческая сага (древним ямбом под национальное горловое пение!). Ну, во-первых: туалетом в Монголии, по определению, является вся придорожная обочина. Но! Так как вокруг либо великая степь, либо не менее великая пустыня, далеко уходить бессмысленно. Никто и не заморачивается, и далеко не отходит. Мужику вообще достаточно просто отвернуться корпусом. Кстати, вынесли мы из этой поездки несколько характерных придорожных примет: если на дороге стоит автомашина и недалеко от нее люди на корточках: значит – отправление туалета! Если все то же самое, но кто-нибудь из людей лежит – машина сломалась. Если все то же самое происходит на фоне груды камней с цветным шестом и люди кучкуются – бурханят! Если же машина лежит вверх колесами, а люди вокруг раскиданы – авария!

Золотое утро
Жара
Опять курган
Полутени на склонах

Еще вариант... Пришлось как-то посетить местный, достаточно прилично организованный кэмпинг для интуристов в Улан-Баторе. Вау! Разделения на мужскую и женскую зону в туалетах просто не существует! Я понимаю, конечно, все что естественно, то не безобразно... Но все же, эти издаваемые М и Ж вперемежку звуки не совсем вызывают ассоциацию с гармонией... Кому-то они, конечно, ласкают слух, но не мне. Ухо у меня видимо, неправильно устроено! Да и я звуки издавать стесняюсь при посторонних. Даже бумажкой шуршать! Европейцы, кстати, совершенно опростившись в этих условиях, не заморачиваются по этому поводу. Или просто не подают виду? И издают звуки! Остальные их цивилизованные соотечественники на эти физические колебания воздуха враз становятся слепо-глухо-немые. Вот что значит европейское хорошее воспитание...

Орхонорождение

Туристическая
фоторамка
Мастер-класс

Денежный Тенгиз


Стандартное
состояние любого
монгольского мостика
Каньон в толще
древней лавы

Далее... Пришлось как-то раз посетить ближайший деревянный туалет на придорожной турбазе. Открываю дверь... Все, как и у нас в деревне. Только дырка в полу другая. Большая... Просто – Пропасть! От слова – пропасть! Около полуметра в диаметре, наверное. Какую же растяжку нужно иметь, чтобы ноги по краям поставить. Или сидеть надо, как птичка на краю пропасти. Пропасть здесь – нет проблем. Если упадешь, даже краев не зацепишь! Зато есть плюсы – промазать просто невозможно! Другой туалет в придорожном кафе... Еще одно откровение древней орхонской земли. Приоткрываю дверь уже с некоторой опаской... И... Вот оно! Пол, как пол. Только одна доска есть, а другой нет. И так – весь пол! Сколочен через одну доску! Зебра! Важно тут не поскользнуться. Вот на этой минорной ноте пора завершить эту тему. Достаточно уже. Хотя были, конечно и варианты пожестче...

Дороги... Нам говорили перед поездкой, что в Монголии дорог нет! Есть только одни направления. Что "ни то, ни се", "ни туда, ни сюда", да и вообще, панымаешь... Говорю в здравом уме и сознании, дороги есть! И их – немеряно! (В смысле – никто не мерял!) Так как рядом с основной колеей существует еще как минимум с десяток достаточно укатанных прекрасных дорог. В принципе, официальную протяженность автомобильных дорог Монголии можно смело увеличить на порядок, преувеличения в этом не будет никакого. Кстати: байка про монгольскую дорогу, услышанная на таможне.

Едет-едет-едет монгол на УАЗике-буханке по своей монголецкой дороге. Почти засыпает... Вдруг – Бу-у-цц! Удар в радиатор! Буханка заглохла. Прямо посреди дороги – здоровенная каменная глыба, размером побольше УАЗика. – Э-э-э? – Хурды-бурды... Вышел. Нагибается. Э-эть-тъ-Ъ! Сдвигает его в сторону. Садится за руль и далее опять – едет-едет-едет... До следующего камня...


Лапша из вяленой
баранины
План-схема озера
Цаган-Нуур
+5 градусов
по Цельсию
Озеро
Цагаан-Нуур
Быстро все
здесь сохнет
Провал

Рукотворные
термитники

Вот еще одно дорожное наблюдение – особенности национальной езды. Едем-едем-едем... Степь большая. Бескрайняя. Где-то вдалеке маячит (на выбор: монгол, коняжка, верблюд и т.п.) Короче, кто-то вдалеке телепается по своим нужным повседневным делам. И что бы ты не делал, как бы не поворачивал, и не действовал – результат один: вы с ним Обязательно пересечетесь! В пустой степи! И тут наступает следующий момент истины. В Монголии Никто Никого Никогда не пропускает. И в последний момент перед неизбежным встречным ударом не пытается избежать столкновения. Культура другая. Лучше им, наверное, смерть принять, чем уступить Вам дорогу! Или что там похуже бывает? Отпрыгивать, отклоняться, тормозить и т.п. – это теперь только Ваш удел...

Монгольская кухня достаточно непритязательна. Но достаточно убедительна в своей простоте. Хорхог, буузы, кумыс и чай (монгольский: с маслом и мукой, сдобренный солью). На самом деле, практически везде в качестве основного блюда можно получить только лишь лапшу с бараниной (свежей, либо вяленой). Много блюд на базе кисломолочных продуктов. Пробовали всякие – вполне сьедобно. Вызвано это питание видимо, как скудостью произрастающей окружающей растительности, так и образом кочевой жизни. Блюда, основанные на печи, тандыре, духовке и казане – напрочь отсутствуют. Удивляет, что при таком обилии и доступности животного мяса эта страна не породила ничего похожего на шашлык или гриль. Да и к тому же: рыбу, птицу всякую, грибы и т.п. употреблять в пищу нельзя. Многое здесь – нельзя, а остальное – не растет! Как тут быть? Дилемма! Поэтому, через пару дней питание в Монголии становится достаточно монотонным и в башке начинают клубиться всяко-разные гастрономические фантазии.

Очередная группа придорожных юрт. Рядом детишки в пыли купаются. Хорошо им на солнышке! Перед ними белеют выставленные боттлы наисвежайшего кумыса. Увидев, что мы притормаживаем, вскакивают маленькими проворными измазанными чертиками. Наперегонки несутся наперез, под автобусные копыто-колеса, пронзительно что-то при этом вопя. Что кричат не разобрать конечно, но смысл и так понятен – купите! Капите! Остановился. Опустил стекло и, забрав пластиковую бутыль с содержимым, подаю счастливице 5000 тугров. Ни мгновения не задумываясь трехлетняя (по виду) мелюзга – девочка-продавец усердно отсчитала сдачу.

— !? Как махом сдачу посчитала. Ни фига себе! Уже деньги в тысячах считает в полный рост. Круто! Не иначе – Ковалевская из нее в будущем выйдет!

— Н’эт. Он щитать не ум’еэтЪ. М’алэнкий он и’щщо. Он д’энги по цвету дает!


Самый почитаемый
в Монголии транспорт


Сыплет с неба щебетом
Невидимок-птах
Корабли на небе том
В белых парусах
Юрты сгрудились
в долине.
Тучи треплют
им бока
По щучьему велению
– вечернее копчение


Наскальные рисунки
На дне океана Тэнгри
Дверь в Азиопу
Разноглазый

Да уж... Это на самом деле – откровение. Все знают, что существуют разные математики: начальная математика, высшая там и т.д. Оказывается, есть еще и цветоматематика. Например: одна бутыль кумыса стоит 2 зеленых бумажки. Я отдал одну красную (в ней – пять зеленых). Сдача – три зеленых. Все гениальное – просто!


P.S. Автоприцеп – Дом на колесах, мы все-таки в этом путешествии, раздолбашили "вдребезги и пополам". А потом и еще немного – по диагонали. Германская особо качественная продукция, предназначенная для передвижения по асфальтированному шоссе, не выдержала испытаний передвижения по монгольскому грунтовому автобану. Пришлось, по возвращении, сохранившийся остов модернизировать под местные условия...