в Иркутске 04:20, Дек. 17:t -6°C

Походные сказания о Тункинской долине. (с 20 июля по 10 августа 2006 г.)

Автор:Александр и Марина Тарновские
Опубликовано:21.12.2010
Ключевые слова: Тункинская долина, Аршан, Саяны, Выдрино, КБЖД, Листвянка

Все фото похода выложены в альбомах "Аршан-2006. От водопада до вулканов. Шумакские озера-2006. Ниловка-2006. На реке Выдринной (Байкал-2006). Кругобайкалка-2006. Листвянка-2006. Иркутск-2006", которые находятся по адресам:

I. У Саянских хребтов

Бойтесь своих
желаний
Вот такие там
ромашки
Эдельвейсы
Утро Кынгарги

Сомкнулись пики
в вышине
25.07.06 – вторник

Пока дождик делает свое "мокрое дело", сидим и пишем. Теперь времени – девать некуда. Ника спит. Мы с Сашей сидим под небольшим навесом из целлофана, едим хлеб с конфетами и майонезом и вспоминаем события 3-х предыдущих дней. Итак... Мимо прошел голубь... Откуда он тут взялся, интересно?.. Из села на попутке?...

22.07.06 – суббота

Дамы. С собачкой и гардеробом

В поезде ничего существенного не происходило, так, обычные пассажиры. Хотя... Вышли в Красноярске на перрон: бабульки продавали вареную свежую картошку. Соскучились, купили немного. И там же сели две девицы: одна в очках, коротко стриженная, другая – в красном спортивном костюме, с длинными распущенными волосами. И, несмотря на свой спортивный вид, очень похожа на "холодец", поскольку костюм то и дело вздымает целлюлит и другие нескромные складки. Вместе с ними – собачка типа карликовая такса, темно-коричневая, похожая на дачный шланг, ну почти парижский терьер с прической налысо. Девица-очкарик всё время пытается нести эту таксу на руках. Девица-"холодец" вьется вокруг них и периодически пытается показать из себя шарманно-приблатненную особу. Типа... только из Парижа примотала, сделала одолжение специально для Восточно-Сибирской дороги. Гардероб свой показать, да на ребятишек небритых посмотреть... Может, кто с толстым кошельком и прилипнет...

Сели уже под вечер. Собачка довольно продолжительное время ходила по вагону. Девушки пристроили свои вещи под сиденья, взяли белье у проводницы, постелили и... исчезли. Вместе с шлангообразной собачкой... Куда?.. Как выяснилось позже, от пассажиров – в вагон-ресторан, "на охоту"... Вплоть до Иркутска девушек можно было обнаружить только на перронах во время стоянок, а вместе с ними и собачку... Правда, утром они мелькнули после сна возле туалета, а потом опять исчезли... Так они и проохотились в вагоне-ресторане, а вышли в Иркутске. Там их поджидали еще две девушки, чуть потолще их. С огромными сумками и собачкой на руках они потащились в город... Как на костылях...

Красноярский вокзал спустя два года сверкал не хуже Новосибирского... Перед зданием вокзала со стороны города вырос фонтан, похожий на наш ТЮЗовский. На перроне появился выкрашенный паровоз начала века. Хотели сфоткаться во время стоянки, но не успели: свежепроходящий навстречу нам поезд неожиданно занял первый путь и закрыл собою весь перспективный фотовид...

Полосы дождевых туч, туман и облачность растянулись от Новосиба до Байкала. После Иркутска он открылся сквозь пелену тумана. Весь в сером накрапывающем покрывале – увидеть такой Байкал мы никак не ожидали...

Сдавали белье и разговорились с проводницей. Она, оказывается, собирается с мужем тоже в поход по Кругобайкалке, и кое-какие детали ее заинтересовали. Рассказала про некоторые события, касающиеся здешних мест, происшедших в наше отсутствие.


Такой знакомый городок

Когда приехали в Слюдянку, тоже накрапывал дождь, и чем дальше, тем больше, сильнее. Уже на выходе, в тамбуре, проводница поинтересовалась, а где наша палатка? Как где? Естественно, внутри рюкзака! Она удивленно прикинула по размерам и сказала, что у них палатка более объемна и, пожалуй, в рюкзак не влезет. Попрощались и спрыгнули на перрон. А там... Там, как и в прошлый раз, нагрянула стайка продавцов-"пираний", предлагающих омуля во всех мыслимых и немыслимых засолах, копченостях и распорках...

За 2 года, прошедших с нашего прежнего посещения, Слюдянка почти ничем не изменилась. Прочли расписание автобусов, в обозримом будущем ничего пока нет, дождик по-прежнему моросит. Мимо магазинов прошли во дворик между пятиэтажками, осели под какой-то навес типа "беседки". Сняли рюкзаки, вздохнули... и поели омуля свежекопченого. Купили его на вокзале, где привычно снуют омулекорзинщики в ожидании стоянки очередного пассажирского поезда. Кафе в Слюдянке отсутствуют напрочь, перекусить захочешь – и негде! Впору самим кафе открывать...

Облизали пальчики и поняли, что не хватило. Саша остался сторожить походное имущество в беседке, а мы с Никой побежали еще – опять за омулем. Ох, как хочется, соскучились по хорошей рыбке за 2 года... Купили еще 3 рыбины – на потом, пирожков с капустой и картошкой, пива, сухарей... Дождик усилился, малость намокли. Сели в беседке подсохнуть, поели еще пирожков с пивом. Пока бегали, здесь местные "мафиози" из подъезда вышли, деньги отсчитали, потом сели в тачку типа Тойота и куда-то погнали. Опять же местные бомжики снуют по мусоркам, банки пивные пустые собирают...

Поели, вскинули рюкзаки и тронулись под дождиком назад, к автовокзалу. Как выяснилось, здесь, как и во многих других городах, проблема с туалетами... Впрочем, внутри автовокзала все же платный один был, с несколькими дверьми, кажись, четырьмя... Увы, они все были заперты, а девушка, заведующая этим "хозяйством", то ли отсутствовала, то ли играла в соседнем зале на одном из игровых автоматов... Короче, пока она там чего-то выигрывает или пребывает неизвестно где, пассажиры должны подумать, где и как решить проблему своей нужды насущной, дабы и они, и прилегающая территория пострадали наименьшим образом...


Начало скитаний

Дождались автобуса до Аршана. Места почти все заняты, но и на нас остались тоже. Рюкзаки положили и вышли посмолить малость. Пока смолили, народу набилось...

Ехали сидя, что само по себе в субботу было просто необъяснимым чудом. Автобус забит до отказа, стоящих тоже впритык. Туристов не очень много, больше местных, курсирующих периодически по делам. На задних сидениях расположилась группа молодежи с рюкзаками, человек семь. Мы – впереди. Рядом с нами сели две интеллигентные бурятки – одна лет этак 55-ти, вторая – 75-ти. Они охотно общались почти до конца своего пути, дали первую информацию Саше. Разговорились, и он почти сразу же "пристал" к ним с расспросами. Они, узнав, что мы из Новосиба, вспомнили наш Академгородок добрым словом.

Спустя час пути водитель сделал 5-минутную остановку, уже далеко за Култуком. Вышли подымить, впереди подъем в гору, мостик через речку, а вдалеке нависли зелено-сероватые хребты Хамар-Дабана. Накрапывает дождик. Предыдущий поход по Кругобайкалке только отчасти дал увидеть поселок Култук. На самом деле он оказался чуть ли не в 3 раза длиннее, чем показался тогда. Вообще многие посёлки только каким-то малым краем выглядывают на Кругобайкалку, а основная их часть находится по другую сторону горной гряды...

Собеседницы наговорились с Сашей и с другими знакомыми, садившимися по пути в автобус, а позже уже – по очереди задремали. Смотрим по сторонам: слева – обрывистая сторона, поросшая травой, кустарником, соснами, справа – отвесные скалы, сосны, крутизна зеленых склонов. Крутые повороты, зигзаги, визг встречных машин. Очень много корейских микроавтобусов-маршруток с кучами рюкзаков сверху. И откуда, интересно, столько походников возвращается?.. Прямо эмиграция какая-то...

Въезд в Тункинскую долину: перед ним слева стоит очень живописный дацан, со львами у входа... Может, на обратном пути удастся заскочить и посмотреть... У въезда справа небольшой деревянный домик и рядом плакат на картоне: "Тункинский район. Национальный парк-заповедник". Несколько молодых людей сидят на крыльце и смотрят на проходящие машины. Дальше простирается долина. Видимость из-за облачности и туч плохая... Кроме реки Иркут и части степи больше ничего не разобрать... По мере углубления в долину из дождевого тумана выныривают дома встречных поселков, капитально мчащиеся иномарки...

Пока ехали, пиво дало себя знать... Почти 3 часа пути без остановок – это нечто... Саша начал страдать... А остановки всё нет и нет... Короткая остановка после поворота с федералки на Аршан, увы, даже не сходить никуда... Да еще дождь за окном шпарит мелкотно так, шмакостно... Так вот и доехали – с мукой во взоре...

Долина вся в серых тонах, сплошной туман, облака, дождь... Ни тебе гор, ни экзотики... И только одинокой блестящей лентой вьется то с одной, то с другой стороны дороги река Иркут... Горная вроде бы, но где же они, горы-то?.. Степь кругом, деревушки степные да сизый дождливый сумрак... Тю-тю гор-то... Куды заехали? Сами не ведаем...

Собеседницы наши понарассказали разностей, да и вышли уже – которой где надо. Да и мужик их знакомый, после рассказа про свои торговые дела, тоже сошел в степь... Вроде бы в село какое-то дальнее...


И вот оно – село какое-то дальнее...

Аршан... Высота – 1 км над уровнем моря, а может, немного и выше. Давление – примерно 536 мм рт. ст.

Сошли с рюкзаками под дождем и в тумане. Куды бы податься? Оглянулись и потопали по селу в поисках хоть какого-то укрытия, чтобы дождевики достать... А там уж, может, и видно будет... Возле какого-то деревянного фасада в два этажа встали у крылечка и полезли за дождевиками... Пока доставали, Маришка говорит:

— Гляньте-ка вон туда...

Посмотрели прямо через дорогу, через ограду высокую, где вроде бы парк какой-то, при доме отдыха, наверно... А там... Вот уж поистине сразу всплывут строчки "Раскинулись горы громадно..." Из тумана и дождя буквально выплыло подножие горы – темное, нависающее, внушительное. И все поросшее соснами, елями, кустарником... И вот эта вся махина, туша каменная, нависла над нами как облако невиданное... Какой-то миг – и всё это снова ушло в туман и дождь, и снова пустота, серость, слякоть...

Постояли, обалдевшие такие, как во сне, одели дождевики и потопали через село дальше в поисках стоянки... Указатель у деревянного моста через шумящую Кынгыргу предписывал всем проходящим, что через 1 000 м должен быть "цивильный палаточный лагерь" для тех, кто привык скитаться... И название у него какое-то сказочное – "Радужный остров"...

Побрели через село, сквозь строй деревянных домов и коттеджей, по полуразбито-размытой поселочной дороге... И везде надписи на заборе: ул. Вересова... Может, Вересаева?.. Черт! Какая нескончаемая стрит! Петляет и извивается, как лиана при ветре. Судя по её продолжительности, это – центральная авеню на правой стороне села по течению реки.

Брели, брели и... забрели... На распутье. Как в сказке – к камню-указателю "Трех дорог": три стрелки показывали на три дороги, а над стрелками – единая надпись "Лагерь палаточный". И иди, путник, куда интуиция подсказывает... Может, и выйдешь к лагерю...

Покумекали и свернули налево, там вдалеке что-то такое интересное показалось, на линию ЛЭП похожее. Километр от центра села мы уже и так оттопали, дождик потише стал, но гор пока не видно... Идем и выходим к берегу Кынгарги, к навесному мосту... Красотища-то какая!.. Впереди остров виден, между рукавами реки, а лагеря палаточного и след простыл... Ника пошла вперед, в разведку. Упали на хорошую полянку на острове. Передышка – и ставим палатку... Как выяснилось позже – на всё время пребывания в Аршане...


Радужный остров

Через пару часов, когда осипший изрядно дождик, наконец, соизволил закончиться, обнаружили тот самый "Радужный остров" – детский экологический лагерь на соседнем полуостровке: пара больших палаток, кухня под навесом и три-четыре маленьких, где между ними снует кучка детей с парой взрослых... Дорожки выложены по преимуществу броскими белесыми камешками и шишками. Вдоль них – подобия клумб с цветами и крупными камнями... Травы между палатками почти нет, вся поистерлась, поизносилась, голые камни только остались с налетом грязи... Дети поют и, стоя за столом, вместе со взрослыми что-то готовят на ужин... Всё, как положено в детском лагере... Ника запала на веревку-качели и захотела такие же... Но мы решили не вторгаться и пошли назад.

Спустя миг нас окликнула девушка-вожатая. Подошла, провела нас к стенду с условиями пребывания в лагере, попробовала уговорить присоединиться... Ну всё вроде бы здорово, но... цены нас не устраивают, хоть ты тресни!.. Бесплатно и единолично – оно как-то комфортнее, привычнее... Видать, отвыкли мы от "стаи", от групповушного существования... А так, чтобы пригласить Нику просто в гости приходить, с детьми общаться, никто из верховных экологов и не догадался... Хотя Нике и очень этого хотелось...

В общем, не стали мы "экологически чистыми" туристами, а остались "экологически чистыми" походниками-дикарями. Потом, утром и вечером, эти дети, направляясь со взрослыми в Аршан за продуктами, периодически проходили мимо нас. Проходили и наблюдали, а как же там эти, которые не захотели присоединиться? А они... Все вроде живы и здоровы, палатка стоит назло всем дождям... Даже успели с острова мусор "грязных" отдыхающих немного убрать... На территории острова же его хватает...


23.07.06 – воскресенье

А где же горы?..

Утро. Солнце показалось, наконец-то!.. А вместе с ним – и горы! Вчера, дождь и туман, нависшие низко серые облака совсем сокрыли их. Создалось впечатление, что гор-то и нет... Одна серая долина... Из автобуса выходили с одним вопросом, нависшим внутри, как облако: "А где же обещанные горы?.." А гор-то и нет... Один туман и дождь... И только когда доставали дождевики, горы на какое-то время "вспыхнули" своей громадой перед нами, преодолевая туман, словно бы раздавливая его тяжестью своих красот... Впечатление было – обалдевающее...

Посушили палатку и намокшие вещи, сами немного пообветрились... Перекусили и пошли вдоль берега, вдоль домов села деревянных... Дошли до неглубокого, не очень широкого ручья, через него доска перекинута. Узкая. Рассчитана явно не на коров... Стали переходить по одному. Ника умудрилась соскользнуть с доски и замочила по колено одну ногу. Шум, гам, вой, крик... Совсем как в песне у Высоцкого "Тут поднялся галдеж и лай"...

Пошли назад – переобувать Никину ногу. Переобули, попили воды и снова пошли, теперь уже по полусырой деревенской дороге, мимо указателя "Трех дорог". Впереди виден серо-мокрый лес у подножия гор. На домиках и заборах попадаются таблички "Сдам жилье", "Баня", "Сауна", "Комфорт", "Прокат велосипедов" и пр. Горы нависли всей своей громадой над лесом и деревней. Ника вчера даже сказала: "А я думала, что это тучи..."

Дошли до моста в центре села, где теперь стояла куча авто, дымился мангал в кафе возле дороги, шумела река, словно говоря:


"Я здесь всегда вперед бегу,
Покой и силу гор в воде холодной берегу..."

"Дацан. 800 м"

По другую сторону моста стояли мальчишки и местные дяденьки, все с лошадьми. "Прокат!" – и Ника хотела уж было кинуться кататься... Но лошадей отложили на завтра. Пока же... Свернули влево от моста, вверх, туда, где висит табличка "Дацан. 800 м".

Подъем в гору у моста примерно метров на 50, затем становится слабый. Дорога сильно влажная, ведет через лес. На обочинах попадаются грибы и земляника. Весь лес усеян багульником и ... муравьями. Вот они – истинные хозяева гор! Муравьиные кучи везде мелькают по лесу, да такие внушительные!.. Короче – у них свои горы, домашне-муравьиные...

На дороге почти столпотворение вавилонское: много туристов топают туда и обратно. Туда – еще свежие, бодренькие, отъетые на шашлыках, обратно – какие-то выдохшиеся, иссохшие, выпитые, как бутылка минералки... Проехали всадники с туристами-"конниками"... И-хо-хо-хо...


Колесо Судьбы

В дацане большой луг, всё огорожено длинными деревянными жердями. Солнце буквально залило весь луг и дацан. Ступы поражают своей белизной. Рядом с чашей благовоний и зданием дацана – мощные кедры. У входа в дацан видели белку. Она сидела на нижней ветке березы и преспокойно грызла шишку. Иногда смотрела вперед. Окраска шерсти – темно-коричневая, почти черная, как у вареной кедровой шишки.

Напротив входа в дом на толстом шесте стоит Чаша благовоний. В ней дымится палочка, зажженная очередным туристом. Какое-то сладковатое благовоние исходит из дыма, змейкой ползущего из Чаши. Туристы ходят вокруг, болтают всякую чепуху, фоткаются, смотрят по сторонам и тащат на себе невесть что... Один мужик принял Колесо Судьбы над входом в храм за штурвал корабля, о чем незамедлительно и поведал своим компаньонам:

— Гляньте-ка! Чего это тут штурвал прикрепили-то?.. Вот чудеса!..

Туристы читают таблички около ступ, затем все усиленно загадывают желания и ходят медленно, тряся своими отъетыми животами, вокруг огороженных больших белых ступ. Девушки пытаются вращать за ручки малые деревянные ступы. На балках малых ступ лежат монеты – подношения Будде и иже с ним. Монах, вышедший на крыльцо храма, видит эти попытки. Качает головой, подходит к перилам и говорит им, как правильно ходить вокруг. Оказывается, надо бежать, и как можно быстрее... Девушки удивленно смотрят на него и на ступы. И пробуют... Монах ехидно усмехается...

Ника загадала чего-то и побрела на 3 круга вдоль больших ступ. Отходила, подходит ко мне:

— А ты уже загадывал?

— Угу! И ходил уже! И уже должно сбыться!

— Как? Так быстро?!.

— Ага!.. Уже... Сбылось...

— ???

— Ладно! Сходи внутрь храма, там тоже интересно...


Парящая живая мантра

Голубое небо, солнце, громада гор вокруг... Скошенный луг, полевые цветы рядом, совсем еще не готовые попасть под косу... И везде снуют бабочки: большие, малые, радужно-пушистые существа, с узорами и рисунками, выполненными самим Буддой... Парящая живая мантра... Горная цепь видна вся, по ее вершинам скользят облака, поражает своим величием и мощью.

Внутри храма тихо. Девушки стоят возле деревянного столба и по очереди подсаживаются за столик к буддийскому ламе. Его столик расположился почти в центре храма. Сам же он что-то тихо шепчет, говорит сидящей напротив про ее судьбу, здравие, про то, что и как лечить... Естественно, за умеренно-ощутимую Буддой плату...

Остальные посетители рассматривают все по углам, обходят центр храма, подходят к алтарю, делают приношения конфетами, печеньем, другими сладостями, деньгами... У стены за стеклом видны различные статуэтки и фигурки святых существ. Приношения строго рассортированы по чашам для приношений. Алтарь похож на склад продуктов питания, а еще – на кассу нерадивого банка, где повсюду валяются деньги... Впрочем, для Будды важны вовсе не эти приношения...

Слева от входа, в углу храма – киоск с буддийскими атрибутами. Ника уговорила Маришку и купила себе шкатулку-кошелек сине-морского цвета с узорами. Потом совершила приношение Будде: конфеты и 10 руб. Сказала, что Ему и этого хватит! Ндааа...

Благовония со двора просачиваются и в храм. Некоторые девушки в ожидании общения с ламой вертят головами и пробуют определить источник сладковатого запаха. Лама иногда посматривает на них, пытаясь понять, почему они вертят головами...

Выходим из храма, еще раз оглядываем всё и идем назад, к воротам. У входа в дацан – еще один киоск с собранием благовоний. Сквозь стекло видны самые различные палочки, посетители выбирают и забирают их с собой, вероятно, в дом отдыха.

Движемся по обочине дороги обратно. Собираем, точнее, пробуем найти ягоду, иногда это удается. Движение продолжается около получаса. Доходим, наконец, до Аршана. Всё, устали, надо где-то присесть ненадолго. Ведь теперь мы все такие просветленные, вступившие в круг Колеса Судьбы...


Источник. Из обычного крана

Следующая достопримечательность, вызывающая глубокое любопытство – минеральный источник. Где же он? Сегодня вышел на солнце погреться почти весь аршанский базар. Немного вверх и справа – беседка, можно присесть, передохнуть. Правда, она вся замусорена... Кто-то из "просветленных" постарался...

Проходим сквозь эти многочисленные длинные ряды на земле: травники предлагают свои сборы для лечения и горный чай, даже монгольский – в пачках-брикетах. Всякие фигурки, веера, бижутерия, прозрачные кристаллы, съемка в национальных костюмах. Народу столько, что муравьев на вершине "ихней" горы. Шум реки и гул народа. Тропа (или попросту дорожка асфальта) ведет к источнику.

А вот и Источник: слева – 3 пары кранов, из которых течет горячая и холодная минералка, совершенно четко отличающаяся по вкусу. Справа – застекленный павильон, где тоже можно набрать воду. И там, и там – сверкающие глазами толпы страждущих с 3-литровыми пластиковыми бутылями! Многие сначала пробуют по стаканчику (150 гр.) горячей и холодной минералки, потом наполняют свои емкости, фоткаются у елей и павильона с кранами. Ели увешаны ленточками, полосками ткани и обрывками материи в невообразимом количестве.

Разговоры излечивающихся отдыхающих:

— Мне доктор прописала пить ежедневно по 450 гр. минералки, а я выпиваю по 2-3 литра!

— Чего-то меня опять пронесло нынче, да еще как!

— Да ты чё?! Вот ведь как! Меня тоже продрало, только так!

— А ты сколько вчера пила-то?

— Да как обычно, литра 2... А сколько надо было?

— Врачиха вроде бы писала, что грамм 300...

— Слушай!.. Меня сегодня-то посреди ночи как прихватило... Еле до туалета добежала... Не привыкла, что все тут на улицу ходят...

— А я-то думаю, чего это соседке не спится, изворочалась вся... Минералка еще осталась? Или уже все выпила?

— Да осталось немного... Хочешь?..

— Потом... Надо бы еще на источник сходить...

Попробовали минералку – горячая на вкус более приятна, в холодной же чувствуется больше солей и пить её труднее. Подумали, набрали 2 литра в 2 бутылки из-под "Фанты" и пошли назад, снова через базар. Появились мальчишки с кедровыми шишками.

С одной стороны тропы – павильоны: ванный, поликлиника (достраивается), котельная, еще какой-то (без вывески). Санаторий "Саяны" расположен на территории центрального парка, немного вверх и поодаль от тропы.

Заглянули в павильон "Ванный". Коридор, в нем много открытых дверей – доступ к ванным. В холле на креслах и скамейке очередь санаторствующих. На столике у медсестры лежат именные курортные карты всей этой очереди. На стенах – правила пользования ваннами. Почитали... Чего-то грустно стало, неохота... Какие-то "ослабляющие" мозги правила... А после ванной вообще ослабнуть можно... Да ну их к лешему!.. Выходим на солнце... Уж лучше в реке искупаться!..

Покупаем орешки и идем с базара в парк. Проходим сквозь вертушку. Спорим, пытаемся выяснить, как надо крутить вертушку: как принято в дацане, по ходу солнца, т. е. по часовой стрелке, или произвольно? Короче, кто как чувствует. Приезжие и местные крутят вразнобой, но местные – чаще по движению солнца.


За вертушкой

У входа бродят коровы, и здесь же валяются лепешки навоза. Обходим это дело и идем к скамейке. Садимся и едим по паре пирожков. Рядом бродят коровы, светлые и темноватые, собирают объедки, остатки, брошенные отдыхающими, иногда засовывают свои морды в мусорки, и как парковые бомжи, чего-то там ищут, копают...

На площадке для баскета играют дети, рядом тучно примостились на скамейках взрослые – отъетые, наминераленные тётеньки и дяденьки.

Перекусили, осмотрелись, сходили по нуждам и тут Никин писк: – А как же обещанный обед?.. Двинули в кафе "Новый век". На стенде у кафе – расписание экскурсий. Читаем и идем есть. В кафе довольно уютно: полумрак, торшеры, современная мебель, небольшой бар за высокой деревянной стойкой. Музыка для современной молодежи. Есть и дворик, в котором под навесом стоят почти дубовые столы и широкие скамейки. А еще небольшой фонтанчик, на краях которого примостились 2 чучела – медведика и лисицы. Ну и цены довольно умеренные, терпимые...

После окрошки и двух порций борща, съеденных вкруговую, чувствуем, что голод полностью погряз в борще и окрошке...


Купание вкруговую

Легкая прогулка по деревне, опять вниз по реке, всего какой-то несчастный 1 км, который мы тащились недавно с рюкзаками сквозь дождь. Теперь он уже не кажется нескончаемым... И ул. Вересова тоже... Попались навстречу финны, целая группа, человек этак 12-15 воркующих вумен и мэнов. Язык у них какой-то, как в детских мультиках, ломано-певуче-тирибальбальский. Идем и осматриваем окрестности, дома, интуитивно смотрим более подходящее место под палатку. Но таковых не встречается, хотя что-то похожее бывает... И опять перепутье, с плакатом и стрелками – указатель "Трех дорог" в палаточный лагерь. Иди – куда хочешь... Идем. К подвесному мосту, к шумящей реке, к своему острову, своей палатке...

Короткий отдых, потом собираем мусор с территории острова. Всего-то минут двадцать-тридцать, максимум сорок, зато... Вроде чисто стало и более экологично, хотя... до идеала даже пионерский экологолагерь не доведет. Набрали веточек для костра и решили искупаться. Первым набрался смелости Саша. Влез в ручей-отток от основного русла, помылся так, быстренько, но с мылом и вскриками, выскочил на солнышко и стал загорать. Ника последовала его примеру и исполнила местный стриптиз у ручья, но в воду лезть не торопилась... Папа снова решил проявить инициативу, полез окунуться, чтобы вдохновить Нику и ... напоролся ступней на битое стекло. Сначала не почувствовал, а когда вылез, кровь довольно сильно струилась по ступне. Позже стекло из ручья убрали.

Пока Ника мылась, Маришка промыла рану спиртом типа "Тройной одеколон", папа попищал, поморщился и стал залеплять пластырем "раскол" на ступне.

Вечереет. Девушки успели поиграть в бадминтон на площадке у ручья. Разводим костер, греемся, просто наслаждаемся запахами природы и костра. Суп из пакетика, свежие грибы, картофель-пюре, растворимый в стаканчиках для чая. Кайф... Как у муравья, который нашел такое... Такое... Что даже слов нет...

Темнеет... И довольно быстро... Стало свежо, ветер вдоль русла Кынгарги, чувствуется, что из ущелья. Меняется каждые полчаса... Какая странная роза ветров... Одинокие отдыхающие бродят еще по мосту туда-сюда и вдоль другого берега. Но сон берет всё же своё... Ника пошла спать...


Человек с потертым ружьем

Вечером пришел гость – невысокий такой, человек со стареньким начищенным ружьем – охотник, стало быть... Здоровая двустволка, без чехла, небольшой рюкзак, резиновые сапоги выше колен, старая потертая брезентовая куртка. Бурят, темный, ниже Саши почти на голову. От него смачно разило спиртом... Попросил попить. Саша дал бутылку с водой из реки. Отмахнулся, спросил, нет ли чего другого, вода из реки ему уже надоела... Чем она его так достала? Или она хуже другой речной воды? Саша дал другую бутылку, с минералкой, которую набрали на источнике. Присели на корточки, разговорились...

Маришка ходила кругами по острову и собирала ветки, хворост, иногда подходила послушать, о чем там болтают мужики... Но сфотографировать так и не решилась...

Охотник был выпимши. С утра друг отвез его на озера, оставил, сам поехал подальше. Охотился на уток, хотя сезон еще не пришел... Стрелял по ним картечью, дважды промазал. А всё потому, что Богу леса не побрызгал...

Обратно он шел домой уже сам. Большой рюкзак оставил там, у знакомых. Уток не настрелял, а ведь так хотел... Вот, выпил с другом 2,5 литра, а Богу не дал ничего, сам всё выпил с друзьями, вот и не послал Бог удачу... Надо было побрызгать, как всегда, тогда бы и не промазал...

Хандроз замучил его. Периодически спину и шею выгибает. Это после того, как на снегу поспал не раз. Говорит, что дважды по пьянке тонул, уходил под воду и под лед. Было... Друзья вытащили, на веревках...

Чего домой не торопишься-то? Говорит, что в селе стукачей много стало, а он ментов боится, придраться могут. Да и с ружьем без чехла идти через деревню... Ой-ой-ой... Мент у канала знает его как облупленного, может забрать и ружье, и добычу, ежели чего настрелял... Добычу? Какую? Ведь не настрелял ничего... Э-э-э-э-э... Ты его не знаешь!.. Он из пустого рюкзака может достать то, чего Бог не дал... Фокусник что-ли, мент твой? – Хитро так улыбнулся, полупьяно так... Кивнул, дескать, фокусник, так и есть... Бааал-шой фокусник. Лучше подождать, пока стемнеет... Тогда и домой идти можно, никто уж ничего не увидит толком...

Опять шею выгнул, опять говорит, что хандроз замучил – от лежания на земле стылой, на снегу, от того, что под лед уходил... Всё уже перепробовал, ничего не помогает: ни снадобья, ни чай курильский, монгольский, ни местный тибетский врач-лама.

Жена есть? – А то как же! Есть! Жена – медсестра! Массаж мне делает, когда попрошу. Только ейный массаж и помогает. Иной раз как рукой сымает ломоту-то! Делает жена ему массаж, когда попросит, а просит почти каждый день... Ну и выпить заодно... Ничего не помогает, а массаж жены – помогает!..

Посмолил папироску, а потом опять попросил выпить чего покрепше... Увы!.. Ни пива, ни водки, ни вина, ни кина... Сами-то не пьем, да и доктора не велят из-за болячек всяких... Понятно... Подумал, попросил на бутылку добавить рублей этак 50-70. Опохмелиться, значит... Ёкарный бабай! Черт!.. Мелочи совсем нет, деньги только на поход, в обрез, и не более! Извини, дашь, потом сам будешь голодный сидеть... Понятно... Почесал за ухом, да делать нечего...

Поговорили еще... Ноги переминает, то привстанет, будто идти собирается, а потом вдруг опять присядет, будто еще чего недосказал, вспомнил малость... Рассказал про медведей, как они в село ходят, шалят там. Раз здорового хряка задрал миша. Местные его ухлопали быстро, вдвоем в кузов забросили. А с хряком и шестеро никак совладать не могли. Не хочет он от земли отрываться да в кузов следом за мишей лететь... Кое-как закинули. Вот ведь как бывает. Миша вроде мал, а хряка забодал!

Я здесь давно охочусь, по склонам всяким мотаюсь. Медведи-то выстрелов боятся, человека с ружьем увидят и сразу в гору бегут. Во как! – Укладывать наповал не жалко? – Куда там... Увидишь – так о другом думать будешь! Ну, по первой можно и в воздух пальнуть. А тама и видно будет... Уйдет – его счастье! Про козлов горных рассказал, как по пикам гонял их, на пальцах без веревок по камням карабкался. Семье жрать чего-то надо, вот и гонишь козла-то туда, где он с камнепадом вниз загремит. Сам не гремел-то? Тьфу-тьфу, Бог миловал, я ведь ему брызгаю часто...

— А чего это там вон, на углу деревни опилки валяются?

— Где? Это-то?! Так это армян после работы всей деревне лес пилит. Давно уже... Я вот недавно пилил у него на сарай себе, недопилил... Мне он должен еще 2 куба напилить!..

Наконец стемнело. Он встал, пожал руку да и пошел в своих резиновых ботфортах прямо через реку, вполутьмах... Странно, мост ведь почти рядом... Но... Ему, видно, так надо... Спотыкается, за камни и валуны руками придерживается, качается, но идет... Полз-полз через потоки и камни, и переполз-таки! И чего не сделаешь, когда домой охота!..

Маришка наблюдала закат, пробовала снять его. Время почти 22.30, но еще чего-то видно. Залезли в палатку, спать уж было собрались... И тут... На углу "местных Патриарших" раздались выстрелы... Свет заметался от прожектора... Охотник, что ли, какой палит? Ни фига... Лесопилка завестись никак не может!.. Тоже с перепою, что ли?.. Наконец, завелась, и запыхтела, завизжала... И пыхтела она примерно до полпервого ночи... Прошлый вечер не работала из-за непогоды, теперь вот наверстать пытается... Вместе с армяном...


24.07.06 – понедельник

Горная симфония Природы

Первым проснулся Саша: часы горные сработали чётко. Да, впрочем, это уже не только горы, но и минералка дала себя знать! Нужда – дело добровольное и благостное, а облегчение для любого существа – как ложка мёду...

Вдалеке нарисовалась горная цепь с облаками, бродящими по вершинам... Саша проследовал по камням ближе к мосту, оттуда видно лучше...

Рассвет был не менее эффектен, чем закат!.. Розовые облака, висящие высоко над горами, высветились скрытым источником тепла и энергии. Горная цепь с облаками-зонтиками, словно пытается укрыться от далекого дождя. Наконец, само появление Солнца, медленное и величественное. Начало горной цепи, видимое с другой стороны деревни, осветилось как по волшебству, туман на какое-то время рассеялся и приоткрыл вершины, пики... Вот она, Горная симфония Природы!!!

А дальше – снова походные прелести!.. Папа пошел бродить в поисках сухого хвороста, а девушки тем временем еще мирно спали. Рассвет состоялся, представил себя и всю каменную баллюстраду, до самого горизонта, скрытую ранее от глаз чужих... Вместе с Сашей рассвет встречал и местный петух, который исправно пропел свои куплеты в 6 утра, несмотря ни на какие причуды погоды. Кажется, он обитает во дворе армяна-лесорезчика...

Разжег костер, подправил проволочную сетку под котелок, погрелся, посушил носки своих ботинок. Потом похлебал немного суп, оставшийся с вечера, испил чай, снова побродил, любуясь просыпающимися Природой и цветами. Какие здесь фиолетовые ромашки! Как сибирские огоньки, малыми своими огнями высвечивают среди камней и сосенок-детенышей! И остров становится похож на взлетную полосу неизвестных существ... А муравьи!.. Они здесь какие-то особенные: кряжистые, здоровые, загоревшие до черна, как богатыри русские!.. Чего-то ищут, везде лазают, снуют, тащат чего-то на себе... Наверно, свои мини- и максирюкзаки, по своим муравьиным горам и тропам...


Бубен Шамана

Девушки наши, наконец, проснулись, палатка вроде зашевелилась, стало заметно движение какое-то... Заглянул – ни фига! Это они просто ворочались... Накануне Маришка повесила на малую сосенку за палаткой свою инсталляцию – "бубен Шамана"! Взял полено, подошел к нему и пробил пару-тройку раз!

Подействовало! Одна встала, а другая... Тут "пришло молоко" – местные жители-буряты, мать и сын. Каждое утро они ходят со своим свежим надоем в эколагерь, на базу отдыха и попутно заглядывают к нам.

Вот прошли первые полусонные обитатели эколагеря, с рюкзаками, сонно свисающими с их плеч, – в поселок за продуктами. А Ника всё спит... Будим изо всех сил, ведь сегодня по плану похода – лошадки и водопады! Встает – ох, неохота, так спать хорошо, что даже действие минералки нипочем!..

Умылись, перекусили, прибрали около дома-палатки и двинулись кататься на лошадках... Цена за прокат такая... горная, что слюнки уже не текут... Ника попробовала поторговаться... Увы, не договорились... Плюнули: езжай, а с ними Будда потом разберется. Ника села и поехала в сторону дацана. Мальчик-бурят взял лошадь поз уздцы и повел. Мы недоуменно посмотрели вслед: и что, она вот так за эти деньги будет плестись всю дорогу? Даааа... Полное кино... Прям горно-ездовой блокбастер! Но позже мы узнали, что Ника вместе с пацаном этим после моста и подъема всё же поехали почти галопом...


Вперед, на водопады!.. Ату его, ату!

Итак, Ника поехала на бурятской лошадке, а мы пошли на источник. Опять через базар. Прошли источник, зашли дальше него и скоро вышли еще к одному источнику! Этот мы и видели на фотках из Инета. По дороге, то бишь тропе, видели темную белку, потом белые скалы, осыпь, пороги Кынгарги, грот в белой скале... А еще, наконец, нашли тропу на водопады, про которые читали у кафе "Новый век". Услуги 6-часового похода там оценивались в 1,5 тысячи с одного туристского носа! Хо-хо, шалишь, парниша! Сами теперь дойдем!

Время катания истекло – идем назад за девушкой-наездницей. Лошади и пацанчики-хозяева на месте, а девушки нашей не видать. Поговорили с пацанами, они указали на базар. Назад, к базару – и точно! Она уже идет навстречу... Восторженная!

А потом были водопады, точнее, 1-й Аршанский водопад. Лезли все вверх и вверх по утоптанной, по камням и по корням деревьев за 80 лет истории курорта тропе. Даже перила кое-где над обрывами сделаны, иди – не хочу! Но мы хотели и шли. Ника только опять подвывала, но потихоньку ползла... И ползли мы так вверх, цепляясь ступнями кроссовок за камни и выступающие корни сосен, почти 50 минут. Проползли примерно 3-4 км по тропе, поднялись на высоту примерно 750-800 метров. А потом – крутой спуск по деревянной, шаткой лесенке вниз, метров 30 – к водопаду. Небольшой, но жутко быстрый, гремящий водой. Даже надписи в ущелье на камнях под водопадом. Видать, на веревках спускались экстримщики, иначе никак не подобраться, чтобы написать чего-либо. А дальше через мостик ко 2-му водопаду не пошли. Там надо было карабкаться по отвесным скальным камням еще куда-то вверх. Устали уже порядком с непривычки, да и Ника не осилит такую крутизну... Хотя кое-кто и с более малыми, мелкими детенышами полезли туда... Счастья попытать...

И снова по лестнице вверх, до смотровой площадки, возле которой поставили небольшой приют-навес со столом и скамьями. Еще пара шагов и мы почти грохнулись на жерди в трех шагах от лестницы. Дыхание колотится как колокольчик... Между корнями, выпирающими из-под жердины, лежат конфеты! Целые! Попробовали – вкусно. Интересно, откуда? На обложке – Ульяновская кондитерская фабрика. Предложили Нике – она фыркнула, мол, с пола не ем, и наотрез отказалась... Правда, ненадолго...

Осмотрелись. Есть еще несколько троп вверх, но угол подъема крутоват, примерно 50-55 градусов. Если попробовать пойти по ним, то вполне вероятно, что можно до вершины пика Любви (1 940 м) доползти! Водопад же приютился, пробил себе дорогу в ущелье с одной стороны этого пика.

Раз, два, вздохнули и ... пошли верхней тропой назад. Шли, шли, шли... То вверх, то вниз, тропа движется как волна, но вскоре вышли на смотровую площадку на высоте метров этак 100 над Аршаном. Вид отсюда красивый – увидели вдали в степи вулканы: две лесистые "кочки" посреди Тункинской долины, сбоку видны озера (о которых говорил охотник). Змейкой через лес вьется дорога, по которой сюда ехали недавно. А на противоположной стороне долины сквозь облачное покрывало виден Хамар-Дабан. Ну и "наши" Саяны поближе, уже на этой стороне долины.

Спустились с горы и у подножия оказались прямо в санатории Аршан, на территории парка. Посидели, походили немного, пособирали землянику, которую на горе так и не нашли, и направились домой.

У Саши порвался ремешок на часах и они бухнулись прямо под ноги. Маришка прицепила их на цепочку и повесила на шею. С этого момента время как бы растворилось в пространстве ущелья, долины, ушло куда-то вдаль... Маришка выглядела как заправский походник, потертый испытаниями и временем... Только поношенной банданы не хватает для полного антуража... Впрочем, и в Никиной плетенке она смотрится эффектно! Теперь, при необходимости узнать время, Маришка вытаскивала часы из своего девичьего разреза на груди и выдавала время по порциям... Это чтобы лучше ощущалось пространство ущелья.


По главной авеню с оркестром...

Главная улица Аршана – Трактовая. Ника позже дала ей более меткое название: "Кишечно-Трактовая", когда вспоминали происхождение самого слова "тракт". По ассоциации вспомнилось "кишечный", а ведь водица-то минеральная слабит многих и часто зовет "до ветру" и "по малу". Животик крутит и ночью по 2 раза в кустики пи-пи приходилось вылетать.

Вдоль всей улицы по обеим сторонам притулились отечественные и импортные тачки. Туристов и отдыхающих понаехало... Заборы и ограды украшены местной рекламой. Народ бродит, как молодое вино, вверх и вниз. Для многих отдыхающих это типа променад, вместо дачи...

Кафе, столовые, закусочные, магазины, аптеки, почтамт, достраивающийся стадион, базарчик в павильоне у автовокзала, корпуса санаториев... И бродящие по дороге коровы... Иногда дефилируют всадники на лошадях, а рядом с ними – хозяева коней.


Звезды, ау!

И вот это-то действие минералки дало возможность увидеть совершенно потрясное, ни с чем не сравнимое звездное небо в горах. В 2 часа ночи, в кромешной тьме, когда ни травы, ни реки, ни мшистой тропы, ни даже собственной палатки – короче, не видать ничего, и только стоит задрать глаза, как сразу же забываешь про то, где ты... Тьма земная резко переходит в звездные россыпи на Млечном Пути. Такого количества и светимости звездных скоплений и россыпей не увидеть нигде, только здесь, на высоте. Чувство, что сама движешься вдоль Млечного Пути... А кому-то ведь повезло увидеть эти звездные россыпи с высоты в 2,5—3 км, то есть с верхушек пиков... Там, вообще, наверное от такой красоты с пика спросонья слететь можно... Вот так вот и начинается звездная болезнь...


25.07.06 – вторник

Даже в горах тесно...

Рано утром стал накрапывать дождь. Сначала какой-то моросящий, похожий на оседающий туман, а потом всё сильнее и сильнее. Если с острова смотреть на центр реки, на соседний каменистый остров, который почти без деревьев, то можно видеть струйки дождя, его усиление или ослабление. Весь день сидели, пытались в ученической тетради писать начало походных дневников. Обед сегодня был исключительно сухим пайком, топливо наше всё вымокло... И только после обеда дождь начал утихать, видимо, весь вылился. Уже ближе к вечеру, когда мокрота немного подсохла, сходили на источник...

Пошли по другой дороге, которая должна была вывести нас от моста к центру села, почти к базару. Исследовали другую часть села, по ту сторону моста. Там оказались коттеджи и турбазы некоторых иркутских предприятий, у которых хватило времени и средств, чтобы обосновать свои, так сказать, импровизированные "дома отдыха" здесь: Металлист (Ирк. металлургический завод), Экран (Сибирьтелеком), Билайн, даже, кажется, какие-то строения РАО ЕЭС были, и прочие. На балкончике "Металлиста" сушатся чьи-то трусы и купальник, рядом стоит пухлый мэн, лет 40, с арбузом в майке, курит Кэмэл. Вместе с ним на подкачке живота дефилирует вдоль балкончика мэнша – крашеная блондинка лет сорока. Пестрая сорока, но без перьев...

По дороге обратно на одной из улиц села, недалеко от двухэтажного ДО "Экран", подошел полубухой молодой мужик-бурят и с ходу попросил 5 руб. на бутылку. Молящий взгляд, почти замер с надеждой в животе... Мелочью было только 50 коп., но вот ведь ирония судьбы – он взял и остался доволен.

На базарчике местном купили у девочки кедровых орешков свежего урожая. По 25 р. за нормальный граненый стакан. Она там ими ежедневно торгует... Идем, шелушим скорлупки... По центральной улице левобережья, то ли им. Тургенева, то ли им. Гагарина... И тут... Сидит на углу бабулька, торгует морковкой да зеленью всякой для салата, супа... Из-за нее вдруг выплывают две девицы: одна в очках, другая – в красном костюме... Спортивном... И обе прут прямо мимо нас, совсем не замечают... Протопали куда-то вбок, по направлению к реке... Знакомые какие лица... Дамы... Те самые, но уже без гардероба... А где же ихний таксовый Бобик-то? В вагоне-ресторане остался или в Иркутске забыли?.. Дааааа... Тесен мир, даже в горах тесен...


Что-то ненормальное...

Дошли до моста – палатка вроде на месте, особых пришельцев типа мычалок на острове не видать. Пока все спокойно, пошли исследовать местность за пределами пионерского эколагеря.

Вышли в лес, в котором, вероятно, недавно был пожар: все стволы, трава, гумус сильно обгорели... И хотя раны во многих местах успели затянуться, до полной релаксации еще далеко... Походили, пособирали немного земляники. Птиц нигде не видно... Вот ведь какое невесть что... Иногда пролетают вороны, и всё! Ну хотя бы какая-нибудь птаха пролетела мимоходом... Ни фига!..

И тут нам начали попадаться рыжики и грузди! В совершенно ненормальном количестве! В нашем "домашнем" лесу такого не увидишь! За какой-то час с небольшим набрали здоровый пакет груздей. Двинулись назад, чтобы успеть дотемна добраться до палатки. По дороге мечтали о груздевой солянке, глотали слюнки от предвкушения рагу из рыжиков.

Рыжики зажарили с майонезом и съели, а грузди оставили на потом. Возможно, что потом мы рискнули бы их засолить в какой-нибудь подходящей посудине. Но судьба распорядилась совсем иначе...


Вечернее экстрим-шоу

Недалеко от моста есть место-брод. Через него почти каждый вечер кто-нибудь да пересекал реку. То это были коровы, потом всадники на лошадях, ведь по мосту лошадь не пройдет, узко, да и копыта могут застрять... Еще позже с другой стороны Кынгаргу переехал вброд военный газик старого образца.. Потом с нашей стороны это же наезженное пространство прошили какие-то разнузданные моложавые люди на модернизированном вездеходе на трех колесах... Какая жалость – зрителей мало... Спустя полчаса следом продефилировала еще и Нива.

На другой день эти же наезженные полреки пробороздил КАМАЗ, который осел на соседнем острове. Вместе с ним туда перескочили несколько рабочих-хачиков. Они набили КАМАЗ до отказа крупными камнями с острова. КАМАЗ еле сдвинулся с места и попробовал пересечь реку назад. Тяжко-валко, изрядно попыхтев и попортив шины на камнях, он все же дочапал до берега и еле взобрался наверх, к основанию моста, за которое зацеплен трос. Рабочие-хачики остались на острове в ожидании возвращения КАМАЗА. Куда повезли камни – одному Будде известно, ну еще и заказчику. Вероятно, кто-то снова фигурный забор собрался строить или же очередную баню для отдыхающих с пивом...

Вздохни же, путник

Когда-то я пылал,
метал огонь и камни
Здесь, может быть...

Хочу понять, что вы
хотите от меня
Явилось Чудо


26.07.06 – среда

Безотказный петух и другие

Утром пропел безотказный петух, а позже на соседнем строении присела птичка с красной грудкой, чего-то нежно так пропела, будто воздух оросила каплями птичьего сока, и соизволила воспарить дальше... И только однажды пролетел соловей, но он почему-то не очень был расположен дать гастрольный сольный номер... В это время Маришка играла с Никой в теннис, который они купили в Слюдянке, по дороге на автовокзал, под дождем...

Петух пропел, мы быстренько перекусили и, приподняв себя с насиженных мест, двинулись навстречу вулканам... Небо хмурое, в серых тонах, в сырых облаках, не обещающих ничего хорошего, но верхушки гор видны... Того и гляди начнется какое-нибудь водоизвержение с небес...

Прошли мост и вдоль канала, по сырой дороге, минут через 10 вышли на основную трассу. Свернули направо, сразу же за поворотом – кафе в павильоне, с шашлыками, а метров через 50 – поперек дороги лежит корова и не желает уходить. Еще ниже виден деревянный забор, а за ним – еще один дацан. Тоже красивый. В левом углу большая серая ступа, вероятно, еще не крашеная. Через 50 метров – снова деревянный забор, а за ним – уже православный Храм. Спасо-Петровский приход.

Идем дальше. И что же? Навстречу нам движется этакое бородатое существо о двух витых рогах... Встало, уставилось... Пока доставали фотик, существо обошло нас сбоку и двинулось себе восвояси. Мы обернулись, существо тоже. Посмотрело на нас, да вдруг решило подойти еще поближе. Вот тут-то Маришка его и запечатлела. Существо это поняло, повернулось и вразвалочку пошло домой. Разумное...

Идти не близко – километров 8 по дороге до поселка Хэ-Хо. Ну вот! Название забыл – то ли Хамар-Хобок, то ли еще как-то... Хурай-Хобок, во! С этими ихними названиями одни проблемы запоминания и вспоминания... Черт! Воду-то забыли взять, вот ведь закавыка... Ника пищит, что хочет есть и пить. И сразу, и срочно, и все это после нормального завтрака... На обочине дороги стали попутно искать землянику и подкармливать Нику и себя. Вспоминали опыт других походников, как они шли без воды по 10 и более км. Маришка говорит, что впереди нет речек и еще долго не будет... Но речки попались, и обе с одним названием: Хурай-Хобок, большая и малая, и обе сухие как дрова в лесу... И еще одно звенящее мухами "полено" – Харимта. Спускаешься под мост, а там... вместо шумного течения воды полуразбитая грунтовая дорога куда-то в лес...


Шутки в глухомани

Спустя примерно час скитания по дороге к вулканам случилось нечто забавное... Идем, дождик то капает, то перестает... И вдруг из леса раздаются странные звуки. Задираем головы и никак не можем понять, откуда они исходят. Тишина, спустя полминуты звуки повторяются. Похоже, что эти крики раздаются с верхушки сосны:

— Тют-тюр, тюр-тюр, тюр-тюр...

Пауза и следом:

— Тынь-тынь, тынь-тынь... Тынь-тынь, тынь-тынь...

Как будто кто-то влез на самую верхушку и на проводах, а может, на камусе играет...

Маришка дожевывает землянику, и уверенно так выдает:

— Да это тетерев, поди, поёт!.. Подругу завлекает призывами...

Снова тихо. Еще несколько шагов вперед и вдруг с верхушки дерева срывается здоровая тень! Крылья распростерла, взмыла над сосной... Черт! Ворона! И вот эта почти черная тень с криком "Кар-кар-кар", очень похожим на "Ха-ха-ха!", летит куда-то в глубину леса.

Мы на миг застыли, а потом на нас напал приступ хохота... Вот тебе и тетерев!..


Какие вам нужны вулканы?

Дошли до поворота в поселок Табархай (5 км) и тут Ника откололась от коллектива. Пошла справлять нужду, а ведь вроде и пила-то мало... Видать, минералка поприжала её как могла... Пока Ника сидела в полусырых кустах, по дороге проехали 4 велосипедиста (с интервалом в 2 минуты). Один поехал по направлению к Хэ-Хо, а остальные свернули в Табархай. Вопрос: куды ползти дальше, чтобы добраться до вулканов? Покумекали, да и решили идти к Хэ-Хо... И как оказалось – удачно... Навстречу вскоре попались 4 грибника, все из местных. Чего они там понасобирали в свои сумки – не видать...

Спросили у них про вулканы, а они: – А вам какие нужны? Здесь их много...

Мы опешили: – Как много? Мы с горы видели только три...

А они хе-хе, да хе-хе: – Так вам наверно те, что в степи надо?

— Да, да, – ожили мы, – эти...

— Ну, тогда... как дойдете до села, так и увидите, там, на краю, за ним есть дорога, прямо дотуда ведет...

Теперь-то ясно... Идем до села, дождик заунывно капает и мочит асфальт как-то по-цыплячьи... Но дорога успевает стать сырой и скользкой...


Популярность на ура

Через 50 метров навстречу попадается рекламный щит-плакат, на нем – список наиболее популярных блюд на ура, которые предлагает путникам кафе, то ли "Баян Ширей", то ли "Баян Пырей"... Само кафе немного дальше, как-то притулилось незаметно на обочине. За ним виден малый деревянный домишко, похоже на туалет... Увы... Кафе закрыто, никаких признаков оживления, или хотя бы какой-то вялой жизни: ни света, ни дыма, ни шума чавкающих путников, ни запаха бензина, ни следов шин... Напротив, на другой стороне дороги – несколько домиков тихо стоят у дороги... Все за деревянным забором, а на задворках – огороды, которые "охраняют" длинные деревянные жерди... Около забора стоит ГАЗик, валяются всякие сельхоз и прочие "струменты", мокнет и ржавеет сельхозтехника былых времен... А между ними бегает мужик... То ли бурят, то ли русак... Издали не очень-то разобрать, кто таков... Мужик, ну и мужик... Чего-то делает вроде, а чего – не понять... Тьфу ты! Вот ведь жисть у них какая... Всё сокрыто туманом...


На фоне пиков и вулканы расцветают...

Двигаем дальше и наконец доходим до деревни Хэ-Хо... Тормознулись, огляделись... По другую сторону дороги видны хребты Саян, виден сильно поросший деревьями, соснами конус вулкана высотой примерно 100 метров. Даже основание его примерно на 50 метров вперед в степь усеяно смешанным лесом. Основание конуса – метров 300. Перед ним – здоровый луг, не кошеный. Вроде до него как рукой подать, метров этак 500-700 по прямой, через луг (мокрый, но не заболоченный). Но подобраться к нему, к этому древнему чуду природы... Увы, ни одной подходящей тропы, ни даже намека какого на возможный проход... Да и лезть на верхушку, чтобы увидеть жерло, не очень чего-то хочется по мокрому... Скользко... Да и по сухому-то не сильно подобраться... Но красиво, черт! Такой холмик древний на фоне пиков саянских...

Сворачиваем на первую асфальтовую дорогу через село и опять останавливаемся. Далеко у леса видны коровы, они бредут вдоль леса и лениво щиплют траву... Многие деревянные дома в селе в полуубогом состоянии... В большинстве дворов возвышается много поленниц. Огороды просто поражают буйством растений... Вдалеке на дороге и вдоль нее бродят местные собаки, большие и малые...

По другую сторону степи видны еще несколько конусов, тоже изрядно поросших соснами. И только один конус покрыт травой, да еще несколько чахлых деревьев примостились у его основания. Вдалеке видны горные цепи и хребты Хамар-Дабана, над ними – серые облака. Картина этого простора, влажной степи впечатляет, и еще как! Над горной цепью Тункинских Альп вьется длинная полоса тумана, а почти поперек гор – еще одна...


Предшествующий древности

Идем через село. На дороге то и дело попадаются коровьи и лошадиные лепехи... Собаки вяло тявкают вслед, иногда подходят громадные лайки и обнюхивают. Жуем пряники с кокосовой стружкой и булочку. Во многих дворах видны действующие и заброшенные колодезные "журавли". Висят на ветру постирушки, мирно дремлют "тойоты", "нивы" и другие тачки. Чуть ли не половина домов заброшена, на крышах некоторых сараев покачивается буйная трава...

Попался детский садик. "Теремок". Ставни закрыты наглухо, фасад весь обшарпанный какой-то, песочницы почти пустые. Света внутри не видать. Похоже, уже давно не действует...

Дошли до конца деревни, то бишь улуса... Асфальт иссяк, дальше – обычная проселочная дорога, полуразбитая, размыто-полупросохшая... То ничего, то грязь сплошняком, но просочиться кое-как можно... С левой стороны попадаются какие-то полуразрушенные строения, похожие на остатки МТС. Впереди за металлической сеткой – местная подстанция.

Вышли к пастбищам-загонам, огороженным длинными жердями. Между ними – квашня-дорога. Бредем, ищем, где посуше, кое-как пробились. Вдалеке, у холмов видны коровы, жующие чего-то на ходу. Смачно так, много. По обе стороны дороги – луга под выпас и скос, всё огорожено старыми жердями.


Какой ты древний!..

Наконец добрели до правой стороны вулкана. Издалека – холм, да холм, ни за что не догадаешься, что это – верхушка вулкана, заросшая смешанным лесом. Подходим ближе, правее виден другой холм, пониже, весь покрытый травой, без деревьев. На склоне и у его подножия валяются пористые глыбы. Беглый осмотр, прикосновения и... сразу становится ясно, что это не просто камни, а древняя туфовая лава!.. На ощупь она шершаво-пористая, совсем не такая, как валуны... Бредем по траве дальше. Много цветов, неизвестных нам трав. Вдалеке раскинулось поле, за которым виден еще один внушительный холм. Справа, метров через 200 в степи возвышается холм, покрытый травой, без деревьев. И только несколько чахлых берез попытались примоститься у основания...

А где же всё-таки жерло? Наверху? Или вообще скрылось? Обходим слон дальше и...

Вот оно! Во всей своей красе! Жерло вулкана! Часть его отсутствует, на этом месте дорога, спускающаяся вниз, прямо в жерло. Со всех сторон следы высоких температур, почти как палитра художника, только высокотемпературная... Внизу – заболоченное озерцо. На обратной его стороне – одинокая березка у зеленой тины. Взгляд вверх – сильно оплавленная порода, красного цвета и близких оттенков. И эта стена тянется вверх почти на 50-60 метров. А на вершине – березы и сосны. Кратер внушительный, метров 60-70 в длину. На оплавленных склонах ближе к болотцу тоже видны небольшие чахлые березки. Между оплавленной, рассыпающейся от времени и дождей породой, между пористыми камнями ползают паучки, прыгают кузнечики. На некоторых туфах видны белые пятна – следы птичьего помета. Иногда над жерлом проносятся бабочки...

Пахнет цветами и влажным лугом. Метрах в 50-ти от жерла лежат огромные валуны, наполовину поросшие мхом и лишаем. И все валуны – пористые, красновато-коричневые, черноватые. Сколько же они весят? Сама оплавленная порода чуть ли не в 10 раз легче обычного галечника... Ура! Ненадолго выскочило солнце!


Приобщились!..

Обалдевшие от первого знакомства с древним прошлым земли, вылезаем и идем немного дальше вверх, а там... За поворотом видна еще одна дорога вниз... В другое жерло? Нет... Там, за склоном правой стороны жерла все завалено черной породой... Остатки выбросов, частички шлака, все черно-коричневые, разных оттенков, с напылением всяких металлов...

На этом склоне много породы отсутствует, её как будто выгребли и вывезли. Широкий провал, из которого дорога ведет наверх. Видны следы шин. Очень похоже на современный карьер. Вероятно, эти шлаки используют как насыпной грунт при строительстве... Позднее мы убедились, что так оно и есть: оплавленные пористые шлаки на грузовых машинах возят в села и посыпают ими размытые части дорог между домами. И когда идешь через поселок или село, поди догадайся, что это не зола из печей, а древние породы, следы былых земных процессов...

Насмотрелись, приобщились к древности земной... Несколько снимков на память... Набрали немного пористого шлака и... снова в путь. На второй вулкан, покрытый травой, идти не решились – далековато, да и мокро еще. Ко всему там может быть и полусырое болото... Как-нибудь потом...


Дорога к дому, то бишь палатке...

Она всегда короче, чем к древностям земным... Но пока дошли по тому же месиву до села... Да еще под накрапывающим дождиком... Мало не показалось...

Сталкиваться с собаками снова почему-то не очень хотелось, и мы пошли по другой дороге, ведущей через центр села... В центре Хэ-Хо, как и везде в советские времена, мирно стоит правление, чуть ли не квартал занимает огражденный гранитный памятник погибшим... Школа, магазин, почта... На соседней улице виден "Теремок", который давно уже "лег спать и пока больше не просыпался"...

Маришка через свои тонкостенные походные брюки цвета хаки случайно задела крапиву. Охнула! Надо же – горная крапива оказалась намного сильнее, чем равнинная! Обожглась, и ощутимо! А ведь парой дней раньше она мечтала импортировать ее семена домой и посеять их в Ботсаду! Ан нет! Шалишь! Вот такая сила у этого высокогорно-степного жителя! Да и по внешнему виду она совсем не похожа на сибирскую крапиву.

Прошли почти всё село. Свернули на первую дорогу и выходим к федералке. Навстречу едет милицейский ГАЗик. Останавливается, из него вываливается полный такой, отъетый бурят в форме мента, следом – какой-то подросток. Он понуро бредет в сторону, к своему дому. Мент снова садится в тачку, разворачивается и едет к федералке. Не доехав полста метров, останавливается и забегает в свой двор. Через минуту выскакивает и сталкивается с кем-то из соседей на дороге. Пока мы дошли до них, они уже наговорились! Побрякивая пузом, мент сел в тачку, за ним – еще один, и тачка резко рванула по федералке в сторону Аршана...


Километры, километры...

Снова идем вдоль обочины, точнее – тащимся из последних сил, ведь прошли уже без малого 12 км... Разглядываем цветы, деревья, горы. Маришка увидела спиралеобразное облако-вихрь над горной цепью Саян. Оно зависло концом вниз, против часовой. А прямо под ним виден большой вулкан в серых тонах...

Тихо-тихо, а дождик снова начинает набирать силу. Э-хе-хе, а до дома еще топать и топать... Снова жуем остатки пряников и печенье.

На обочине стали попадаться грибы. Вытрясаем остатки пряников в карман ветровки, а грибы прячем в пакет. Дождик усилился, дорога стала совсем мокрая, машины несутся на полной скорости, оставляя за собой снопы брызг. Мы вынуждены на некоторое время сойти с дороги и спрятаться под широкой сосной.

Пока Ника сидит там с нашим малым рюкзачишком, мы бродим под каплями дождя по лесу, по мокрой траве. Набрали рыжиков и маслят, поели немного земляники. В глубине леса попались лесные ландыши. Веточки с цветами всё еще радуют глаза. Надо же, вроде уже их пора промчалась, а они стойко продолжают цвести!..

Минут через 20 дождик поубавил свой пыл и вскоре вообще потерял интерес к своему "мокрому делу"...


Отступление 1

Пока вспоминали свои скитания, сидя под навесом палатки... Вот прошли 2 старших "пионера" из эколагеря – один под зонтиком, с бородой, а другая – в желто-красной куртке. Ясно – они дернули в село за продуктами, а то младших пионеров кормить нечем будет... Через остров, под дождем, мимо нас... Заглянули в нашу палатку, бросили взгляд на прикрытый асбестовым мешком очаг и... чего-то кумекая про себя, прямо к мосту, в даль от своего "Радужного" платного острова. Маришка хотела назвать наш каменный и, главное, абсолютно бесплатный остров-стоянку "Груздь" – на нем после дождя между камней много груздей выскакивает, и все почему-то норовят ближе к камню примоститься... "Был остров Груздь, в душе ж осталась грусть... светлая". Стих.


Сюрпризы тайги

Доели пряники. Карман ветровки стал липким от крошки. Наконец, показалось солнце, голубое небо стало прорывать серую пелену. Ураааа!.. Есть предчувствие, что погода наладится!..

Пакет с рыжиками и маслюшками приятно оттягивает полупустой рюкзачок. На одном прогоне на обочине нас снова ждал сюрприз. Саша ушел метров на 20 вперед и вдруг тормознулся, буквально прирос к какому-то кустику. Зовет нас с Никой. Подходим. Он такой радостный, сияет... Чего бы это?..

— Глядите... Это – байкальский эдельвейс!

Мы смотрим на кустик, потом на него. Кустик, как кустик, ничего особенного... Серенький такой, высокий, правда... Цветы какие-то странные, серовато-белесые. Шесть остроконечных лепестков, середина белесо-серая, похожа чем-то на цветную капусту...

— Да нет... Откуда здесь эдельвейс? Высота не та!..

А он опять:

— Фотки байкальских эдельвейсов были в Инете, потом покажу! А эти – точная копия с тех, только уже в природе!

Посмотрели, погладили... Но сомнения всё еще остаются... Немного подальше – еще один такой же кустик, только цветов на нем намного меньше...

Дальше шли и по инерции всматривались в цветы на обочине. В лучах солнца они были все такие радостные... Дождались солнца-таки! Встретили еще белые и желтые ромашки. Это уже третья разновидность ромашек, но больше всего – фиолетовых... Еще на Кругобайкалке эти цветы поразили нас своим цветом... Здесь же они буквально усеяли весь лес, а белых и желтых почти и не видно...

Жарковато стало, куртки и кофточки сняли, солнышко хорошо пригрело, даже дорога высохла... И уже почти никаких следов дождя не видно...

Урааа! Судя по указателю до Аршана остался всего-то какой-то 1 км. И всё! Выдохлись, привал. Ноги не идут, ведь прошли уже туда и обратно почти 20 км с хвостиком! По дороге по-прежнему мчатся автобусы и машины, раскидывая во все стороны снопы брызг. На солнце это похоже на водяные одуванчики, рассеивающие свои цветные семена...

Здесь стало больше земляники, и мы на время завязли в траве, собирая и поглощая ягоду... Вкусно!.. Все желающие сходили по нужде (а вроде бы воды и не пили!), стало легче. Последние метры шли и поглощали землянику, которую успевал набрать Саша. Вдоль обочины через каждые 50 метров стояли и сидели девочки, женщины, дедушки... И у каждого из них на коленях или в руках был плакат "Жилье" (и даже у одной – то ли в шутку, но скорее всерьез по безграмотности – "жУлье", "Баня", "Сауна", "Досуг" и пр.). Словно бы они по договору распределили зону своей рекламной кампании... Мы уже заметили еще на Телецком, что по вечерам таким образом местным населением женского пола рекламировалось сами знаете что. Курорт есть курорт...


Все лечатся... На пятках

До санатория "Саяны" доползли почти на пятках... И тут нас ждало новое "открытие"! Прочитали рекламу на щите очередного кафе "Трампампам" (кажется, "Алтын Сагаан", а можа "Алтын Соотун", названия ихние – сплошные закавыки), которое по указателю в 35 метрах вправо, на территории санатория. Голод тут же дал себя знать. Время – примерно часа 4 дня, то есть проходили мы без малого с 8 утра почти 8 часов... Пошли поесть чего-нибудь, можа там дешевле, больше да вкуснее и... налетели на источник № 2. Сразу после автостоянки для приезжих в санаторий, метрах в 20-ти еще 2 крана с горячей водой. Ураааа! Пить!

Елка напротив тоже вся в ленточках, тряпочках, веревочках всех цветов радуги. Сток воды прямо в канал, который выходит к навесному мосту. Попили водички минеральной, легче стало, присели. Девушки Ника и Маришка быстренько сняли свои кроссовки и опустили ноги прямо в сток с горячей водой. Потоки минералки омывают пятки, хорошо-то как! Рядом приисточились еще двое детей и человек 8 женщин. Все лечатся... И опять здесь вода бьет из кранов, а не как на горе из-под камней... А под кранами набросано меди со времен открытия санатория, то бишь аж 70 лет назад. На некоторых монетах в 10 и 50 копеек виден год "издания" – 1953, 1965 и др.

Саша нашел золотистую ленточку и повязал ее прямо на один кран. Потом нашли пустую бутылку и набрали в нее минералки.

Ирония судьбы – кафе оказалось закрыто, увы!.. Сегодня у них нерабочий день и баста!.. Вздохнув, побрели вдоль дороги до центра Аршана... Это уже было похоже на сюжет про скромное обаяние буржуазии в походе... Прошли мимо домика ламы-врача, мимо турбюро, которое за 380 руб. предлагало довезти всех желающих до Жемчуга и обратно... Объявления на заборах, всякие... На одном крупным планом прославлялись гастроли 4-х местных звезд: фокусы, чудеса, магия... И другие выкрутасы... (Сразу вспомнился Булгаков...) В помещении санатория "Саяны". Когда и во сколько – неизвестно... И таких афиш в центре Аршана – пруд пруди...

Наконец, доползли до белого здания с вывеской "Столовая. Аршанского сельпо". Зашли, там вроде не очень много народу, самообслуживание. Платишь деньги, кассирша отдает заказ на раздачу, и там тебе выдают все порции, которые оплатили. Через 10 минут мы уже сидели за столом и ели, ели, ели... Вкусно, сытно, много... Почти до отвала... Теперь можно и до палатки доползти...

Вышли, побродили по магазинам, заглянули на телеграф, попробовали дозвониться, увы... То ли дома телефон занят, то ли здешняя связь нестабильно пашет, в общем, в этот раз поговорить с детьми не судьба... Пока ждали вызов, увидели на полу муравья. Крупного и такого одинокого. 3 минуты ушло, что направить его на кусок газеты и вынести в природу. И чего ему тут надо было? Позвонить, что ли?

Двинули домой по левой стороне деревни, через улицу... какого-то русского писателя... Нашли початую молодую шишку, брошенную кем-то из пьяных отдыхающих, и пока шли, пробовали орешки нового урожая. Орешки нового урожая прибавили сил, чтобы дойти до дома на острове...


Мистика...

Орешки, орешки... Вот и мост навесной... Остановились посередине, смотрим, как народ радуется солнцу, даже купаться полезли отдыхающие. Вылезли с левого берега на середину Кынгарги, разделись и на камнях загорают, а наиболее подкрепившиеся в воду лезут... А по другую сторону моста машины стоят, мужики на берегу шашлыки готовятся запалить. Девушки и дети ихние в воду лезут, на серединный остров перелезть пробуют. Кто-то под зонтиком в шезлонге уже прилег, еще один слой загара накладывает...

Ох! Наконец, доползли до палатки, на свой модернизированный столик присели...

Тут Маришка и заметила, что пакет с груздями куда-то исчез!.. Надо же! Наверное, это молочники забрали... Всё равно пропадают грибы, так хоть они засолят... Ну да! Засолят, а потом вместе с молоком принесут попробовать!.. Ну и ладно, Бог с ними, с грибами, потом еще наберем. Ведь еще вчера хотели в эколагерь отдать, может, они чего сготовили бы...

Саша посмотрел на орешки и... решил посадить немного на острове. Вдруг приживутся, глядишь – через лет пять молодые кедры вырастут... Маришка, оказывается, позавчера тоже посадила горстку...


Пыхтящие на колесах

Вечереет, пора костер разводить. Стал с очагом возиться, гляжу, а к нам гости пожаловали! Машина "Жигули-2106" на камнях застряла. И куда же вас занесло-то? Ведь кардан сломаете, долго сидеть придется без тачки-то...

Маришка в это время голову мыла в ручье. Уже вытирать собралась...

Подходит мужик, а с ним две девушки. Всем примерно лет по 30-35. Поинтересовались, где тут палаточный лагерь, про который они тоже таблички читали. Объяснил, показал, где. А с машиной-то здесь неудобно, да и любопытных много. Девушки пошли на разведку в сторону Радужного острова, а мужик в тачку залез и из нее прикид делает – уж больно ему охота здесь, на острове с тачкой и палаткой обосноваться. Отогнал свою тачку к месту переправы-экстрим-забавы, да там, на камне каком-то и завяз. Минут пять гудел, пыхтел, пока с камня слез. Ладно, кардан не порвал...

Девушки вскоре вернулись и к нему в салон, совещаться засели. Потом он вылез и снова к нам направился. Маришка опять давай ему мозги вставлять. Пока она его препарировала, девушки не выдержали и тоже сюда же. Она и их давай препарировать. Мужик покряхтел, и сам на разведку пошел, посмотреть, понравится ему место другое или как... Минут через 10 вернулся, сел в свою тачку и решил все же с другого края к тому месту подъехать.

Девушки пешком туда пошли, а он чего-то колесил, колесил на переправе, наконец, отчалил к указателю "Трех дорог". И всё. Больше сегодня его тачка уже не появлялась. Только когда уже стемнело, девушки мимо нас с обиженным видом прогуливались... Видать, не поняли мы их намерения – отдохнуть и развлечься вместе, в кампании...

Маришка решила сходить посмотреть, где они встали и чего у них там происходит. Сходила. Стоят, говорит, там, где темно и сыро, где строят чего-то типа дачных домиков для отдыхающих. Ну и ладно, нам тут спокойнее без их шашлыков... Хватает этих, которые через ручей из-под постамента гулять выходят вечерами. Отъетые такие, почти консервные тётеньки и дяденьки... Совсем на походников не похожие... Скорее оседло-шезлонговые, прибутыленные...


27.07.06 – четверг

Отступление 2

Начиная с этого момента события развивались настолько стремительно, что времени на дневники уже фактически не было. Мы были вынуждены вести хотя бы какие-то краткие записи, которые можно потом дополнить. И только позже сам собой возник вопрос "вспомнить всё" и попытаться записать то, что удалось вспомнить... Разумеется, даже "вспомнив всё" и отчасти записав, многое останется "за кадром", и это многое просто невозможно передать ни словами, ни видео, ни фото... Это надо видеть, чувствовать, пройти самим походникам... А спустя годы память выложит им детали, связанные с наиболее яркими, нестертыми ею образами...


Встреча с Духом гор...

Утром. Маришка сходила и удостоверилась – у них, у прибутыленных, всё в порядке. "Отлегло". И опять на полдня небо прорвало...

Под дождем на другой стороне реки вдоль берега бродят 4 бомжика, собирают какие-то банки, бутылки, еще чего-то... Вместе с ними бродят одинокие коровы... И все они по очереди садятся на камни передохнуть...

Урааа!.. Дождь, наконец, закончил свое мокрое дело! И выглянуло солнце, снопами полило мокрые деревья, траву, навесной мост... И сразу же отдыхающие стайками потянулись к берегу на шашлыки...

В этот день после дождя сходили на источник. Собрались, взошли на мост, посмотрели на долину реки, на горы, освещенные солнцем сквозь клубы тумана... Снизу, от эколагеря идут двое в черных куртках, с потрепанными, намокшими рюкзаками. Дошли до угла, до лесопилки армяна, поднимаются в село... Мы тоже переходим мост и идем через село в центр. Примерно через 200 метров из переулка выныривает экзотическая стайка молодежи. Девчонки в майках, потертых джинсах, с поджопниками, парни с цифровыми фотиками. Они спускаются ближе к реке и ползут по камням вдоль берега...

Пока ходили, всего-то часа 2, вернулись, сюрприз – пропали абсолютно все продукты, подчистую. Лежали у палатки под пленкой – и нету! Тю-тю!.. Корова языком слизала! Ни хлеба, ни... ни супов, ни печенья, ни чая с кофе и сгущенкой, ни сухарей – ни-че-го!! А может, это Бог лесов дань взял?! Ведь мы же ему ничего не брызгали... "Моя сгущенка", – ныла Ника, "Мои шоколадки", – ныла я. А Саша молча переносил разочарование в здешних аборигенах... Только зубами скрежетал тихонько...

И хотя сначала стало обидно, но потом пришло понимание "благородства" местных бомжиков – больше ничего же не пропало! Все вещи были на месте, а ценности мы всегда носили с собой. Но настроение от этого не стало лучше. Оставаться в Аршане дальше как-то совсем не хотелось... И повеяло духом путешествия... В Ниловку! Да и как знать, может быть, нам удастся даже на Шумак попасть... Мечта всех здешних "странных" людей.

Маришка с Никой собрались и пошли опять в село, закупать продукты... Пока они ходили, Саша пробовал развести костер и пожарить рыжики, оставшиеся со вчерашнего вечера в котелке под пленкой... Спустя полтора часа они вернулись. Ника таинственно так, ухмыляясь, говорит:

— Папа, хочешь я тебе сейчас камни с вулкана принесу?

— С какого вулкана? Шутишь, что ли?

— Нет, правда, принесу!..

Саша решил, что его разыгрывают. Но Ника погуляла, направилась к мосту и, сгоняя с него пацанов, болтающихся над рекой, перешла на другую сторону. Сошла с моста и исчезла из поля зрения. Спустя четверть часа она снова появилась на острове и всучила папе камни... С вулкана. Саша удивленно качал головой и тупо смотрел на камни...

— Откуда?

— С дороги!.. – Оказывается на другой стороне, недалеко от моста кучу такого шлака какой-то мужик разгреб на дороге, чтобы засыпать размытую дождем и колесами колдобину... Даааа... И куда же смотрит Будда?..

Ближе к вечеру Маришка вспомнила про рекламу 2-го дацана: 7-дневное посещение и молитвы должны были приблизить всех истинно верующих к встрече с Буддой-Матрейей, к новой реинкарнации... С усмешкой предложила сходить в дацан... Пошли... Вдоль канала, к источнику.

Слева недалеко от моста, метрах в 15-ти, сидит группа бурятских товарищей. Кругом, на траве и камнях, прямо на берегу Кынгарги. Посередине круга – накрытый достархан, много еды, водки... Гуляют или молятся – не понять. Снимать на фото – небезопасно. Возможно, это и было их приобщение к новой реинкарнации...

Прошли метров 80-90 от моста и вдруг сзади рык, лай, визг. Обернулись, а там... Чуть ли не ледовое побоище между местными псами! Видать, чужак не на свою территорию влез... Здоровая лайка накинулась на какого-то задрипанного лохматого бобика, сбросила его в канал и вцепилась в горло. Тот почти уже задохнулся, бок весь в кровь изодран. С другой стороны канала шел мужик с женщиной, встал, поглядел на побоище, и давай швырять камни в лайку. Насилу отогнал. Бедный бобик остался лежать в канале, сил подняться уже не было. А лайка постояла у канала во главе своей своры и пошла назад, восвояси... Вот и скажи после этого, что лайки спокойные существа, мирные не на охоте...

Дошли до дацана. Зашли в ограду, там уже тихо, пусто, песнопения уже давно прошли... Справа, в деревянном строении типа летней террасы, молодой монах-лама раскрашивает гипсовые пирамидки в золотистый цвет... Постояли, посмотрели на украшения дацана, уже собрались уходить... Тут этот монах подходит и спрашивает:

— Внутрь заходили?

— Нет. А разве открыто?

Он кивает, открывает дверь и приглашает войти. Идем. Он зажигает свет и мы ... погружаемся в созерцание внутреннего мира дацана. Малый Будда за стеклом, свечи, чаши для приношений... По внутреннему зову мы отдаем дань Будде 20 р., рассматриваем предметы культа... Монах предлагает купить и зажечь свечи перед Буддой. Саша сразу же отказывается – нет внутреннего зова для этого... Можно ли заснять на фото украшения и место для песнопений? Монах качает головой и отказывает... Присели на скамейку, послушали тишину в храме, а особенно – внутри себя... Потом незаметный поклон Будде и мы медленно движемся к выходу...

И опять, "просветленные", дошли до источника, без уверенности, что он работает. Источник № 1 за базаром в это время уже отключают. Удивительно, но здесь оказалось, что работает... Попили горячей минералки (потом задним числом что-то засомневалось во мне – а пить ли ее надо было, может, только ноги парить?), набрали пару литров и пошли к кафе "Алтын Соотун". Ирония судьбы: кафе опять не работает, на дверях бумажка "Санитарный день". Пошли назад, к себе в палатку.

Группа бурятских товарищей всё ещё сидит у моста... Чего-то поют, тихо так, заунывно, под шум реки...

Ника сидела внутри и разгадывала кроссворды. То и дело раздавалось: – А как называется... – Так-то. – Да! Я знаю, вспомнила!.. А как называется?..

Групповое обсуждение, куда ехать дальше – в Жемчуг или сразу в Кырен и Ниловку? Утро вечера мудренее, да и опять дождик накрапывает...


II. Хамар-Дабан, ау!


28.07.06 – пятница

Вперед, к Хамар-Дабану!

Вещи собраны, рюкзаки уложены и, пока нет дождя, отправляемся на автовокзал в Аршан. Молчаливое прощание с нашим местом, с мостом и знакомыми улочками. Ну вот, дошли до автовокзала. Автобуса до Жемчуга нет, а до Кырена будет только в 2 часа дня... Времени еще часа 2,5. Спускаемся чуть ниже к "Столовой". Там стоят три корейских микроавтобуса и один УАЗик. Ставим рюкзаки на асфальт. Маришка и Ника отправляются по магазинам за хлебом и сухим пайком.

Водитель УАЗика вертится вокруг, шутливо пытается с помощью саморекламы набрать пассажиров до Жемчуга. Но цены его доверия не внушают. Да и сам он какой-то странный. Здоровый мужик, на вид горец, откуда-то с Кавказа. В черном трико, белой замусоленной футболке, поверх накинута серая ветровка. На виске виден здоровый шрам после операции на голову... Еще одна женщина тоже собирается в Жемчуг, он уговаривает её ехать, а то нужное количество не набирается...

— Меня зовут Гоги, а вас как?..

Женщина смущенно: – Ирбина...

— Ирбина?! Какое имя хорошее! Тоже с Кавказа?

Женщина мотает головой:

— Нет, я из местных...

— Ну, давай, Ирбина, садись вперед! – Открывает дверь и женщина залезает в кабину. – Я вот беру дешевле, чем эти... – показывает головой в сторону микроавтобусов. – Они по 150 в оба конца, а я только 100! Вдвоем веселее ехать! Дай тебе, Бог, жениха хорошего! Ну а я, как? В женихи еще гожусь?!

Женщина еще больше смущается и смеется.

— Слушай, жених, до Жемчуга-то довезешь?

— Довезу, довезу... С ветерком!..

— Сам-то откуда?

— Да вот... В Абхазии надоело чего-то, сюда приехал... Здесь тоже горы, красиво, на наши места похоже...

Пока они ходят, шофер продолжает балагурить, интересуется, поедем мы или как. Отвечаю, что пока еще деньги меняем, продукты подкупаем. Ясно... Тогда он начинает приставать еще к какой-то женщине, сажает ее уже в салон. Спустя еще 20 минут, его УАЗик вроде заполняется желающими, и он медленно отчаливает в Жемчуг. УАЗик скрипит, пыхтит, грохочет выхлопной трубой...

Девушки вернулись с кучей продуктов, но без хлеба. Солнце, стало жарко, девушки скинули куртки и теплые майки... Постояли, Маришка пошла вниз за хлебом, а Ника направилась на телеграф звонить домой. Через 15 минут обе вернулись. Ни хлеба, ни удачных переговоров... Снова поднимаемся к автовокзалу, до приезда рейсового автобуса остается минут 30. Девушки остаются с рюкзаками, а Саша в быстром темпе идет в магазин недалеко от кафе "Новый век" – за хлебом. Слава Богу, там хлеб есть! И булочки тоже! Затоварился и бегом обратно.

Вот тебе раз! Девушки сидят, автобус уже стоит, вещей на барьере не видать... Куча пассажиров в салоне.

Ника: – Иди сюда, я покажу, где мы сидеть будем!

Посмотрели на места, на вещи и вышли на улицу. Сели на барьер и чего-то так захотелось булочек с молоком...

Маришка: – Ну вот, погода наладилась, может, останемся еще?..

Ника возмущенно фыркает: – Ну вот еще! Нет!.. Раз уж собрались, давай, поехали! Сколько можно дразнить меня?!

Маришка: – А может, на источник сбегаем? Еще успеем!..

Ника: – Ты что-ли не напилась?! Не успеем! Лучше в салон садись и жди. Сейчас уже поедем!

Спустя 15 минут шофер дал приветственный сигнал знакомым и поехал...

И опять знакомая дорога: мимо сухих речек, мимо села Хэ-Хо, вулканов, коров... До Кырена ехать часа 2. В салоне душновато, народ то садится, то выходит на остановках, кому куда... Но многим – до Кырена. Степь залита солнцем, над горными цепями облака зависли, вдалеке видны села...

После выхода на федералку начались препятствия: то и дело кучи коров перегораживали дорогу, шофер гудит в клаксон, встречные машины тоже бибикают... А коровы неохотно сходят в траву на обочину, как будто на дороге им... ну жуть как уютно...


120 минут в Кырене

Жемчуг проехали как-то само собой – равнинное село, маленькие домики, источники в подполье – догадались, что это и есть знаменитый Жемчуг с его целебными грязями и купаниями в открытых источниках, когда уже проехали и желания выйти там не возникло. Еще пара встречных сел и, наконец, приехали в райцентр Кырен, откуда бы по идее легко можно уехать в любую сторону района. Ан нет. Фиг вам!... Стоит толпа возле импровизированной автостанции, все чего-то ждут. Мы вышли, ноги затекли... Поставили рюкзаки возле забора. Длинная дорога, по обе стороны магазины, небольшая барахолка. Впереди – мост через реку, за ним снова дорога и отвороты в село.

Посмотрели вперед, на горную цепь, а над ней совсем потемнело, туча ползет, чувствуется, что дождик хороший собирается... Ладно, хоть не гремит пока... Время – 3 часа дня. Куда же идти-то? Надо бы палатку поставить, а там – видно будет... Внизу, у реки видна толпа пассажиров, подъезжает микроавтобус какой-то. Маришка с Никой идут туда выяснять, на чем можно уехать до Ниловки. Эта маршрутка едет в противоположную Ниловке сторону, в Слюдянку. Нам туда пока рановато будет. Мы еще не все в другой стороне посмотрели.

Напротив магазина, где мы рюкзаки скинули к забору, стоят два мужика и две женщины. Один подходит к Саше и начинает болтать с ним. Оказалось, тезка, живет здесь, тоже иногда на охоту ходит. Проговорил с Сашей почти 15 минут, потом пошел в сельпо.


Бурятская интеллигентность

Одна из женщин подошла и сказала, что через Ниловку в полчетвертого должна быть маршрутка до Хойто Гола. Разговорилась с Маришкой. На вид вроде интеллигентная, но чего-то в ней настораживает, отпугивает. Полчетвертого. Маршрутки тю-тю. Мы мечемся: туча движется, что делать – ставить палатку или ждать дальше?.. Рискуем, решили подождать до 16.00, и если не будет, то пойдем ставить палатку в местном парке, а в Ниловку поедем завтра...

Тут подъезжают два частника на старых легковушках и начинают приставать. Им охота денег заработать и они готовы подбросить нас до Ниловки, но цены загибают такие (500 руб.), что особого желания воспользоваться ихними услугами не возникает, скорее наоборот. А тут еще эта дама, бурятской национальности, садится к одному в кабину и обсуждает с ним чего-то, типа как сама договаривается, чтобы ее подбросили до Ниловки. Посидела, вылезает и начинает уговаривать нас воспользоваться их услугами... Будто уже забыла, что только что сказала нам про автобус, цена которого 200 р. за троих... Впечатление, что это – "подсадная утка"... Маришка отходит и тихо начинает высказывать свои подозрения и возмущение в адрес этой дамы. Дама прислушивается, вероятно, что-то слышит, но не подходит, а напряженно молчит в стороне. Как местный партизан. Автобуса по-прежнему нет...

Время – почти 4 часа. Туча, похоже, проходит мимо, это видно по ее движению и ощущается по ветру. Появляется другая интеллигентная женщина-бурятка, более симпатичная и более располагающая к себе, чем "подсадная". Маришка начинает говорить с ней, она тоже охотно отвечает. Посоветовала, что палатку лучше ставить выше, по течению реки. Там парк есть и место хорошее. Но тоже говорит, что должен быть автобус до Хойто Гола через Ниловку, что ей тоже в ту сторону ехать.

Наконец, в 16.20 появляется микроавтобус до Хойто Гола. Хватаем рюкзаки и ныряем в него на свободные места. Дама-"подсадная" садится напротив, прячет глаза, и теперь уже очень неохотно разговаривает. Рядом с Сашей еще одно место и он зовет "симпатягу", которая почему-то не торопится садиться: то ли ее место не устраивает, то ли она передумала... Водитель лезет на свое место, и вдруг эта женщина надумала сесть. Снова открываем дверь, она целует какую-то знакомую и втискивается рядом. Наконец, трогаемся...

На заднем сидении и перед ним расположились четверо: девушка-бурятка и парень, с виду то ли адыгеец, то ли откуда-то с Кавказа (вообще-то, скорее, монгол), обоим лет по 20-23, вероятно – молодожены. Впереди сидит женщина – мать, его или ее, рядом с ней еще одна молодая женщина, их родственница. Мать удерживает между ног новый компьютер, сверху – мышь и "клава". Парень держит на коленях монитор.

Их знакомая, в сомнении: – Что, опять проблемы были?

Мать, довольная: – Нет, это уже четвертый, для бухгалтерии везем!..

Выехали, проехали 100 метров, и шофер неожиданно свернул с асфальта куда-то на проселок, как будто так и надо. Подрулил к какой-то деревянной хибаре, вышел, чего-то взял там, снова сел и поехали дальше. Через грязь кое-как снова вывернул на федералку. Рядом с поворотом стоят милицейские машины, у входа в здание – несколько ментов. На здании значится, что это – местное УВД. На протяжении еще 300 метров – дома Кырена. В конце села в глаза бросаются 2 памятника образца 50-х годов – Ленину и еще ниже – девушка с ведром, наверное, доярка. Заметно, что девушка почти в 2 раза больше Ильича... Парадокс... И никто из бывших партейцев этого не заметил...


Утренние записи Ники

"Я вспомнила только то, как мы в Аршане в последний день примерно 2 часа бегали по магазинам, телеграфам, кассам, туалетам... только в 2 часа сели в автобус. Доехали до Кырена. Нам столько про него рассказывали... Райцентр, райцентр... И фиг. Никаких автобусов, магазинов! Хуже дыры захудалой! С горем пополам выбрались на маршрутке. Тётенька подсказала (как выяснилось позже – медсестра). Нас довезли не до Ниловки, а до дороги на Шумак!"


Ниловка из окна авто

Интеллигентная попутчица сошла перед Ниловкой, а "подсадная" едет дальше, до санатория – та самая "медсестра". Еще почти 2 часа езды по асфальту и грунтовке, пара перевалов, несколько мостов через реки – и мы уже проезжаем Ниловку. Здешняя единственная авеню – ул. Центральная, тянется вдоль реки. Вода темная, буро-красноватого цвета, наверное, много железа... Дна почти не видно... С другой стороны – крутой скалистый склон, поросший соснами. На обочине видно много кустов смородины...

Проезжаем какие-то более современные строения, на которых тоже значится, что это – ванные корпуса, поликлиника... Два стальных моста на другую сторону реки, три бревна на остров, в глубине которого видна деревянная площадка... На другой стороне реки видны новые ДО вперемешку со старыми деревянными домами. Долина узкая, зигзагообразная, солнца здесь в некоторых местах явно недостает... Ниловка остается позади, мы сюда еще вернемся. Но когда? Раз уж поехали дальше – ничего не поделаешь, надо идти на Шумак. Это судьба...

Через 5 км шофер останавливает у развилки – здесь дорога на Шумак... Выходим, расплачиваемся и ставим рюкзаки на обочину. Маршрутка уезжает, а мы падаем на рюкзаки и пьем, едим булочки. Солнце, жарко, сдвигаемся в тень. Маришка достает распечатку и сверяет описание с местом высадки. Всё так, дорога эта. Пять минут передышки и мы взваливаем рюкзаки. 6 часов, пока еще светло, часов до 9 вечера можно пройти еще километров десять... Вода еще есть, силы тоже, поэтому – вперед!


Воздушно-горные ванны...

Грунтовая песочная дорога, идет в гору. Движемся медленно, езда на перекладных изрядно сбивает с ритма пешего движения с грузом на спине... Солнце припекает, идти несколько туговато, ноги будто ватные... Поднялись на пригорок, с него виден Туран. Зеленая долина, в которой вдали видны дома поселка. С другой стороны дороги – много упавших и засохших сосен, берез. Везде цветы, стрекочут кузнечики, парят и ловят солнечные лучи бабочки. У них свои ванны – воздушно-горные...

Хорошо, что сухо. Оборачиваемся и видим, что за нами почти по пятам ползет грозовое облако... Фью-ю-ю-ю!! Как бы успеть поставить лагерь до грозы?!

Дорога спускается под гору. Впереди видны камни реки. Ура! Есть надежда, что успеем встать до дождя. Еще каких-нибудь 500 метров – и мы окажемся у Сухой речки!

Спускаемся и доходим до поворота, у которого на кустах висит картонная табличка "Фиг воды!". Однако... Кто-то постарался или пошутил?.. Становится отчасти понятно, что нас ждет впереди... Дальнейшая дорога до речки оказалась буквально уникальна. Через каждые 5 метров 2-3-метровые лужи по ширине дороги. С рюкзаками по обочине, цепляясь за кусты, иначе не обойти... Шаг влево-вправо и... кусты вдоль дороги, почти непроходимые, без мачете не пробиться.

Урааа! Последние метры, впереди видна речка! Сухая! Как полено! И широкая – метров сорок-пятьдесят. Песок и камни, и ни грамма воды, как и было обещано выше! На этой стороне видны следы стоянки не одной группы походников: кострище, место под палатку, старые изодранные кроссовки, хворост, жестянки, банки и прочий мусор...

В известном смысле нам повезло: по описаниям походников, нередко после дождей вы получите удовольствие переправы через нее с шестами, дикое и неповторимое...


Встречи под шифером

Переходим речку Шунтын Хола (приток Эхе-Гер, почти пересохший): так ее обозначили в Инете. Название мало запоминающееся, почти нигде не мелькающее, поэтому многим она известна просто как Сухая речка. На том берегу виден свежий сруб длиной 3 метра и высотой примерно 2,5 метра, укрыт шифером, под которым стол и 2 широкие скамьи. На столе лежат пакетики: в одном оказалась соль, в другом – перец, а в третьем – мелко порезанный сухой дикий чеснок! Попробовали – вкусно! Спасибо, братья-туристы! Еще в одном пакете были специи. На другом конце стола под полиэтиленом лежали кусочки бересты... Еще раз спасибо, братья-туристы!..

На поляне много следов от палаток, везде валяются свежесрубленные и засохшие ветки. У кустов стоят шесты. Под небольшой березкой следы очага, камнями не выложен. В двух метрах от него – куча мусора. На перекладине висит тряпка, а на краю стола лежит льняная украинская салфетка. Под столом – опять дырявые кроссовки! После беглого осмотра стоянки в траве нашли еще 3 пары полуцелых кроссовок с дырявыми "носами".

Туча движется, грохочет, уже с двух сторон небо покрыла! Срочно ставим палатку, накрываем пленкой, скидываем вещи в нее уже под первыми каплями дождя. Кааак громыхнуло! Аж звон в ушах, которые и без того периодически закладывает – высота заметно выросла...

Дождь пережидаем под навесом-срубом. Жуем зеленоватый сухой чеснок. Интересно, проснется ли река после дождя?.. Нет, не проснулась... Не хочет или не хватает горных стоков... А может, и Бог лесов сдерживает её нрав... Дождь движется быстро, только краем зацепил стоянку. И вот оно, чудо небесное! Двойная радуга! Снимаем из-под навеса, бегу в русло и снимаю оттуда, прямо под "слепым" дождем!

Всё! Опять солнце сквозь уплывающую тучу. Она грохочет уже где-то ближе к перевалу. Слабые порывы ветра сушат траву и русло, навес, палатку.

Спускаюсь с Никой в русло, набираем камней и выкладываем очаг. Сверху прикрываем кусками шифера, которые валяются около навеса в траве. Ищем сухой хворост.

Ниже, по тропе-дороге идёт группа молодых людей с рюкзаками, 5 человек. Здороваемся. Они делают передышку под навесом, двое переобуваются и говорят, что в 50 метрах отсюда есть ручей с водой! Ура! Еще одно чудо! Запасы воды почти на исходе. Теперь можно и суп сварганить, и чай попить! Говорят, кто что... Устали, выдохлись, но идти, конечно же, стоит! Там вы увидите то, чего нигде не увидите! На ночь они не остаются, передохнули и пошли дальше, до Ниловки.

По очереди идем вверх по тропе к ручью. Умываемся, освежаемся. Хорошо-то как! Водичка горная хорошо взбодрила нас! Набираем воды себе и другим, ставим 5 литровых бутылей на стол. Возле ручья видны 3 палатки, там на краю леса встали на стоянку 5 или 6 человек. Слышен стук топора... Варварство какое-то, хвороста им не хватает что ли? Зачем зеленую молодь резать-то?..

По другую сторону тропы тоже есть стоянка, но она в глубокой тени, там ничего не будет сохнуть! Хотя там стопкой сложены сухие поленья, это хорошо! Берем немного на свою стоянку. Парадокс! И здесь тоже в траве валяются уделанные кроссовки! Чертовщина какая-то! Представляем, какая дорога нас ожидает, если обувь в таком состоянии!

Спустя полчаса еще двое путников прошли мимо стоянки, пересекли речку и направились то ли в Ниловку, то ли в Хойто Гол. А потом еще трое... Сколько их за полтора часа до сумерек прошло-то, уже и не вспомнить... И все – такие живописные... Словами не передать – это надо просто увидеть!.. И почти все – мимо.

Дальше – больше. Смеркается, почти в сумерках приходит пара – мужчина в изрядно побитых кожаных ботинках, в замусоленной куртке неопределенного цвета, и женщина в резиновых сапогах, тоже в куртке, синтепоновой, но почище. Оба с внушительными рюкзаками килограммов на 20-25. Доползли. Никакие! А проще – страшно уставшие, с отсутствующим выражением лица. Полузагоревшие, точнее, полуобгоревшие лица. И только глаза еще что-то пытаются выразить... Поставили свои шесты рядом с навесом. Сели на скамейки.

— Пить хотите?

— Да не мешало бы...

Попили. Отдышались.

— Сильно промокли?

— Да нет, успели спрятаться в укрытие... Но громыхало и хлестало знатно... – смотрит на свою обувь. На ней видны остатки грязи. – В ручье потом помыли...

— Даааа... Рюкзаки-то у вас знатные... Как же вы шли с такими?

— Да вот, шли как-то... Это еще ничего... – мужчина довольно хмыкает. – Вначале у меня рюкзак был килограммов на 25-28, теперь уже полегче, где-то 18-20 кг...

— И сапоги еще вдобавок...

— Сапоги – дело привычное, особенно на даче или за грибами... – показывает на свои кожаные ботинки, – да я вот даже в этих... Вроде горные, но тоже уже, видишь, какие стали... Без сапог там делать нечего... Тропу ведь вы еще не видели?..

— Еще не успели...

Дошли они с той стороны, от источников через Шумак до Сухой речки за 1 световой день! Это почти 60 км! Вот это ух! Мало того, на стоянке не остаются, хотят идти дальше, до темноты успеть до Ниловки! Понарассказали такого... Мы сидим и сомневаемся, сможем ли мы дойти до Шумака... На свет Божий вылезли детали, о которых мы еще ничего не знали... От них впервые услышали о сапогах... А сапог-то у нас и нет... Может, это и к лучшему, ведь они весят как минимум 1,5 килограмма!

10 минут отдыха, они влезают в рюкзаки, берут с собой воду и снова трогаются... Как доберутся до Ниловки – непонятно... Видимо, уже по темноте шариться будут, как мы на Кругобайкалке через туннели...

Разжигаем костер, ставим воду, а на шифер возлагаем 2 пары более-менее целых кроссовок вместе со стельками – сушиться.

В сумерках, когда мы уже вскипятили воду и собирались поесть, приходят еще двое, но уже без рюкзаков. Оказалось, это походники со стоянки у ручья. Два рослых мужика лет по 40-45. Познакомились. Саша и Коля. Оба небритые, один в очках. Оба в потрепанных горных ботинках. Один ростом почти 190 см, своей медвежеподобностью похож на Мишку Белошапкина. Сели за стол. Предложили им выпить чаю. Они сначала не хотели, но все же согласились. За чаем при свечах разговорились. Здоровяк всё время разговора периодически чесал свою ширинку... "Озабоченный, что ли? Или голубой?" Маришка этого не заметила... (От Марины: Мне они интересны были как собеседники и источники информации, вот и не заметила. И еще Ника, которая все время спрашивала "А чего они не уходят?" и ныла при этом понарошку: "Я спать хочу, мама, пошли спать в палатку...". С намеком – "дескать, поздно уже". Но рассказали они действительно много интересного и нам доселе неизвестного. Для Ники это был ценный опыт общения с незнакомыми единомышленниками, впрочем, как и для всех нас.)

Сами они из Усолья Сибирского, из клуба туристов. Ходят по Саянам и Хамар-Дабану уже порядком. Здесь раньше бывали не с одной группой. Собираются сходить позже на другие перевалы и пики. Пошли по тропе от Ниловки к Аршану. Какая-то бурятская зараза сломала мостик в середине пути, специально! Пришлось вернуться... Вот же напасть! На Шумаке они попали под дождь с градом и снег. Снега выпало много, спускаться было очень "весело"! Вот когда пригодилась теплая одежда! Дрова на перевал брали и несли с собой, ведь там нет деревьев, одна трава, и естественно, дров тоже нет. Порывы ветра во время грозы были настолько пугающи, что появились мысли о близком воспарении в небеса... От них мы впервые узнали детали о болотах, переправах через реку Шумак, о сменке, сапогах, газовых горелках и прочем... Брошенные на стоянках кроссовки прямо подтверждали их подробности похода... И снова мы впали в сомнение. Они не настаивали на том, чтобы мы попытались сходить. Скорее отговаривали... Ведь у нас нет многого из того, что нужно для преодоления препятствий.

Стемнело. Свеча догорает, мы уже поели, выпили свой чай, потихоньку вырубаться стали, а они всё говорят... Их чай, наполовину испитый, уже остыл. Наконец, они почувствовали, что пора и поспать бы.

— Готовьтесь! Мало не покажется! – и они пошли в свой лагерь. Откланялись...

В эту ночь у Маришки снова был "приступ звездной болезни". Сказалось действие чая, и, чтобы ослабить его, она созерцала дикие мерцающие звезды в кромешной тьме... Мы с Никой спали как убитые, и никакой чай нас не смог поднять. Увы... Нам опять не удалось составить ей компанию...

Спим. И вдруг часа в три с небольшим ночи раздался шум машины. Потом по стенам палатки стали мелькать лучи от фонарей. Кто бы это?.. Что за путники в ночи?..

Выглянули из палатки, а там, оказывается, на другой стороне Сухой речки кто-то прибыл и срочно палатку ставит. И фонариками местность исследуют... Потом больше получаса голоса звенели сквозь речку. Еще через полчаса вроде все стихло. Угомонились... Эх, недоспим опять!.. А звезды все же я краем полусонного глаза узрел... Красотища!.. С космической силой!..

Здесь ветер
прогулялся
Прошли 15 верст

Горный призрак
Чингис-Хана
За озером перевал
и Шумак
Прошла! Босая,
сквозь поток
29.07.06 – суббота

Шумак зовёт

Рано утром встали. Туман! Собрали рюкзаки, свернулись и поели на скорую руку. В 9 утра мы поклонились очередному нашему походному приюту, взяли по шесту и вышли. Я еще раз оценил возможности своих привычных походных замшевиков. Выдержат ли? Жалко!.. Рискнул и надел старые шерстяные носки и кроссовки, правда, на 2 размера меньше! Девушки же отказались, пошли в своих. А эти, просушенные положили под стол – может, кому другому пригодятся... Часть своего багажа спрятали в глубине леса, за поляной. Заберем на обратном пути. С собой взяли только самое необходимое, немного дикого сушеного чеснока. Пополнив запасы воды, перешли живописный ручей. В лагере усольцев еще тихо, все спят...

Убежденные в успехе своего предприятия, вдохновленные прохладой и красотой, мы шли на Шумак. В довольно быстром спортивном темпе ноги двигали нас к очередной цели – к горным озерам. Нам столько понарассказали, да и в Инете начитались, что увидеть это чудо было хлебом насущным. Но встреча за встречей и наша уверенность в том, что дойдем до Шумака, начала улетучиваться "по стакану" в час. Возвращающихся было много. Одни советовали нам рисковать и идти, другие – отговаривали... В глубоких сомнениях мы продолжали идти к озерам.

— Далеко ли до озёр?

— Хммм! Вы только в начале пути!

Спустя час:

— Вам топать еще часа 4 как минимум!

Через час туман исчез, как будто его и не было. Тропа вывела к развилке, с левой стороны которой торчала какая-то ржавая сельхозтехника. Остановились и сняли рюкзаки. Передышка! Сверху по тропе спускается одинокая девушка и проходит мимо в направлении Хойто Гола. Маришка с Никой решили сходить к реке Хубуты и направились через луг влево. Пока они ходили исследовать спуск, я сторожу имущество и созерцаю вид на пики Саян. Хочется упасть и созерцать, созерцать... Где еще можно увидеть такое?! Наверное, нигде... А что же нас ждет на Шумаке?..

Девушки мои вернулись, Маришка:

— Надо запомнить эту дорогу, она, похоже, выводит к Хайта-Гол. Может быть, на обратном пути сходим на Хойто Гол... (Оттуда-то и приходят 6-тысячные лошадки со своими чингисханоподобными хозяевами).

Вскинули рюкзаки и снова поползли по тропе. Каменистое русло реки, полувлажное, в тени кустов и смешанного леса. Как, интересно, здесь идти, когда оно заполнено водой? Попадается земляника, сыроежки. Других ягод пока не видать.

Тропа становится извилистой, потихоньку поднимается вверх. 2 часа пути по камням и песку, по заболоченной траве в лесу, по подсыхающей на солнце грязи. Еще немного и наконец-то! Слышно журчание воды и видна какая-то не очень большая поляна. Всё! Привал!

Выходим на солнце. Пригорок, видна стоянка у маленькой речки. И здесь валяются израненные кроссовки! Вокруг очага лежат три бревна. Можно присесть и пожевать! Вода в ручье темная, с примесью железа и еще чего-то! Снимаем обувь и сушим ноги на солнце. Летают бабочки. Одинокая громадная стрекоза снуёт над очагом, как будто хочет разжечь его. Голубые крылья блестят на солнце и сливаются с цветом горного неба...

Мимо опять проходят двое. Беглый обмен взглядами и жестами – и они уже почти зашли за поворот... Здесь находим почти целые кроссовки, размер ноги как у Маришки! Подсушили их на солнце и забираем с собой, может, пригодятся на болотах...


Движение в гору. По нарастающей

Бабочки и уикенд на берегу ручья поднимают способность ползти и мы снова полетели... Ноги мало-помалу привыкают к движению вверх. Да и шесты существенно облегчают пока еще не очень крутой подъем.

Через сто метров раздается голос сзади: – Папа!

Останавливаюсь и гляжу на Нику, а она пальцем тычет на мой шест:

— Почему у тебя такой кривой шест?

— На ветке вырос такой!.. А что?

— Да так, ничего... С ним, наверное, идти неудобно...

— Попробуй сама! – протягиваю шест, она берет и пробует пройти с ним несколько шагов.

— Нет! Мой лучше! – возвращает шест и снова опирается на свой.

Еще 40 минут пути и Маришка находит чудо! Подосиновик размером почти с литровую банку! Красавец! Снимаю это чудо вместе с девушками. Гриб положили сверху в рюкзак. Позже нашли еще кучу маслят и немного подберезовиков. Вот и обед набрался! Дойти бы до озер!

Через 20 минут выходим на большую солнечную поляну. Зеленая трава. Центр поляны пересекает еле заметная тропа. По ее краям видны следы колес. Справа стоит деревянный навес, похожий на тот, у Сухой речки. Слева – подобие деревянного шалаша, рядом лежат бревна. Снова привал! Время – почти 2 часа дня.

У навеса мокрый очаг, в него кто-то насеял почти килограмм соли! На столе лежит одинокая печеная картошка, новенькая жестяная банка из-под монпасье. Смородинового. Такие были в 60-70-е годы... Симпатичная, взять, что ли, с собой? Может, и пригодится...

Здесь мне на левое запястье руки садится чудесный голубой мотылек. И всё! Сидит минуты 3, улетать не желает! Я его заснял, но на фото его окраска почему-то сильно изменилась...

Подходит Ника и пытается смахнуть его, но он по-прежнему не хочет улетать. И чем ему так понравилось запястье?


Далеко ли до озер?

С этой поляны движение по тропе сильно меняется. Подъем становится почти под 30 градусов. Тропа становится каменисто-корневой, местами похожей на месиво. Это местные бурятские лошадники, видимо, специально измолотили тропу, чтобы больше народу стремилось влезть на лошадь и дальше ехать верхом. И стоимость такого удовольствия – 6 тысяч до Шумака!

Но истинные походники предпочитают испытать все прелести романтики и природы по пути на Шумак, и только на своих двоих...

И снова много встречных. Попалась живописная девушка в тельняшке и гномовской шапочке набекрень, которая (убежала) оторвалась от своей группы. Догадываемся, что в цивильной жизни очень симпатичная блондинка, если отмыть и причесать. Спрашиваем её:

— Вы с Шумака?

— Да! Мне надоело ждать группу и я ушла вперед пораньше. Они еще спят. Им еще идти 2 часа. Мне-то рукой подать – вот уже Каменная речка, и я – дома. Одна мечта – отмыться в душе. Девять дней сидели на Шумаке, правда, все дни под дождем...

— Далеко ли до озёр?

— Вам идти... еще примерно 2,5 часа!

— Ну и как там?

— Прекрасно! Скоро увидите!

Девушка растворилась в глубине тропы, а мы поползли вверх. Здесь Маришка подумала: "Чего-то лошадей нет... Куда они все подевались? Интересно..." И тут же ей и Нике в спину захрапели 3 лошади... Через пару минут они нагнали и меня. Оглянулся и увидел двух всадников-бурят на трех конях. Они затормозили и стали предлагать прокатиться до Шумака или хотя бы до озер. Но мы же истинные походники... Отказ от катания несколько смутил их. Они, нервно подергивая уздечки, обходя нас, устремились дальше вверх... Через 10 минут мы снова догнали их выше. Парадокс... Оказалось, что одна лошадь запуталась в поводьях. Хозяин слез и крутился вокруг нее, пытаясь распутать поводья. Лошадь брыкалась. Второй мужик-бурят тоже слез и удерживал свои две лошади, которые тоже норовили брыкаться. Крики заполнили склоны тропы.

Спустя 5 минут они снова запрыгнули в седла и направили коней по склону вверх. Мы обошли по тропе склон и спустя 6 минут вышли к месиву, в которое перешла тропа после езды по ней. Еще полчаса вверх по этому месиву. Дыхание прерывистое, но мы пока не сдаемся. Главное, что Ника не ноет, а стабильно идет по тропе. Трудно, но идет!

Еще пара встречных – 40-летний мужчина с мальчиком лет 11-ти. Мальчик устало смотрит вперед на тех, кто с шестами пытается достичь своей мечты... Он покорно следует за папашей, другого выбора у него нет... Его глаза выплескивают мысль: "Когда же это всё кончится?"

Снова ползем, собираем ягоды, попадаются и горные маслята... Растительность меняется прямо на глазах: стало много молодых кедров, но без шишек, появились лиственницы, сосен стало меньше. Густая трава и пружинящий мох. Мелкие болотистые ложбинки. Кустарник по колено, а иногда и выше головы! Очень много багульника, кустиков цветущего курильского чая. Тропа – просто загляденье! Как бродящее тесто в кадке! Так и хочется посыпать это месиво песком... Птицы вроде поют, но где они – не видно... Песни очень похожи на соловьиные. Ни белок, ни других зверюшек вокруг не видно...

Спустя полчаса спрашиваю у другого мужика:

— Далеко ли до озер?

— Да нет, не очень... Часа 2—2,5... Где-то с десяток километров...

Чёрт! Идём, идём, а время по-прежнему 2,5 часа... и не сокращается вовсе! Наоборот, добавляется ещё! Как же это выходит-то?

Нас снова догоняют ещё два всадника, снова предложения покататься до Шумака и отказ... Видели мы двоих с тремя лошадьми ранее? Да, видели, они, наверное, уехали далеко вперед. Буряты пришпоривают коней и через пару минут их уже не видно, только сверху слышен храп коней...

Подъём, наконец, переходит в более пологую тропу, которая выходит на ровную площадку, похожую на небольшой перевал. У склона лежат поваленные деревья. Привал! Перекусываем: сухари, печенье, вода. Её пока хватает. Речки, которые нам попадались, почти везде сухие... Вот оно, пророчество: "Фиг воды!"

Снимаем окрестности, ближние склоны гор. Как же это всё вдохновляет!

— Глядите туда!

Девушки смотрят и невдалеке от тропы видят, как маленький пухлый бурундучок перебегает за деревьями...

— Ой, какой!..

И снова поползли, на встречу с озерами... Прошло еще 2 часа... По времени мы уже должны быть где-то близко от озер... И тут в какие-то считанные минуты начинает темнеть – сзади снова нас догоняет туча. Раздаются далекие раскаты грома. Надо торопиться! Успеть бы до дождя! А то ведь под ним да еще по мокрой тропе – хорошенькое дельце!

Через четверть часа раскаты грома раздаются уже совсем близко, почти над нами. Первые капли падают на наши лица. Сначала мелкие, потом крупные... Маришка с Никой устремляются в укрытие, под какую-то лиственницу по соседству с кедром. В темпе достают пленку. Я извергаю из себя последние силы, пробую уже под усиливающимся дождем почти бегом преодолеть еще 50—100 метров до какого-нибудь кедра. Ближайший – на 10 метров выше. И... о чудо! Взобравшись на пригорок, я вижу озера! А слева от них деревянная постройка-укрытие! Кричу своим девушкам, и они тоже устремляются вверх, пытаясь удерживать поверх голов пленку.

3 минуты какого-то нервного бега и мы по очереди оказываемся под укрытием! Небо прорвало, дождь льет как ужаленный, и совсем не видит, что сквозь его потоки рвется солнце...


Попали! В доисторические времена!

Мы сидим под дырявой крышей на скамейке, рюкзаки валяются рядом. Ниже, у деревьев, мокнут кони. Их тут штук 7. Буряты устроились на лежанку в соседней комнате. Валяются на ковриках, рядом котелок, еда, разбросаны бумажки, пакетики от супа... Эта деревянная полутемная комнатушка с большим оконным проемом без стекла и с дырой вместо двери... Кто же это всё построил и как? На себе, что ли, волокли доски? Или на лошадях?..

Слева видно сильно поросшее травой, заболоченное по краям озеро. Справа ниже – еще одно. Оно темное как звездное небо, берега не заболоченные. Впечатляет... И вот этим небольшим хранилищам воды – 10 000 лет! Просто не верится... Неужели дошли? Неужели озера?! Или это грозовой мираж?! Надо же – попали в доисторические времена!..

Вдалеке, на вершине горы виден снег! Но уже не древний... Ниже – граница леса. Склоны совсем близко – около километра... Надо бы снять!..

Дождь теряет свою силу и уходит дальше, к перевалу, вместе с тучей. Маришка встает и направляется в сторону верхнего озера. Мы с Никой все еще сидим, ноги гудят, требуют отдыха...

Сколько же мы прошли-то? Наверное, километров 20, а может, и больше... Позже от шофера Эрдена узнали, что по карте до Шумака примерно 40 км, а по тропе – аж 70! Значит, до озер где-то 23-25 км!

Снова смотрим на склоны гор. После дождя снега стало чуть ли не втрое меньше! Вот же закавыка! Снять не успели... Увы, снимаем то, что осталось...

Лошади стряхивают с себя капли дождя, брыкают копытами по стволам. Снопы брызг слетают с них и сразу же на солнце в этом микрооблаке становится видна минирадуга.

Встаем и осматриваем окрестности. Спустились на берег второго озера, на небольшой деревянный настил. Видно дно у берега, водоросли, маленькие рыбки. Вода сверху теплая. Интересно, сколько же до дна в центре озера? Усольцы говорили, что на дне должен быть лед тех времен...

Возвращаемся за рюкзаками и идем ко второму озеру – там есть хорошее место для стоянки. Какие-то варвары срубили молоденькие кедры, около места везде валяются ветки, которые подкладывали под палатки... Жалко...

Возле сосны и очага между двух сосен лежат сухари с изюмом. Муравьям, что ли? Еще один очаг на берегу. Начинаем ставить палатку. И тут у сухарей появляются 2 бурундука, а немного позже и третий, и четвертый! Играют в чехарду, носятся по стволу и вокруг него, потом спускаются и грызут сухари... Подпускают близко, не боятся.

Палатка поставлена, можно поискать сухой хворост. Много кустиков жимолости, на некоторых остались еще ягоды. Пробуем. Горьковатые, но есть можно. Влезает не больше горсти...

Вскоре на площадке появляются двое, мужчина и женщина, которых мы обогнали на подъеме. Почти на 30 минут они отстали от нас. А ведь вроде не быстро ползли...

Ниже второго озера еще одно, среди живописного лесоповала. Очень напоминает картину Шишкина... Много деревьев выворочено с корнями. Что же здесь было? Землетрясение? Ни людям, ни лошадям такое не под силу... Позже узнаем, что это действие ветра. Шквально-ураганные ветра здесь, на высоте, бывают, но не часто... А высота озер – 1 680 м над уровнем моря. Вроде и не очень высоко, но давление здесь еще ниже, чем в Аршане. Может, поэтому с тяжелыми рюкзаками и идти легче, быстрее.

Пара, догнавшая нас на озерах, передохнула и двинула дальше вверх, на Шумак. Докуда, интересно, успеют дойти теперь?..

Маришка пошла купаться. В доисторической воде. Кайф! Неописуемо! Нижние слои воды оказались такие же холодные, как на Телецком... Но поплавать, побултыхаться можно...

Сходили с Никой назад, вниз. Во время дождя они бросили свои шесты там, чтобы пленкой укрыться. Пошарились, нашли только один, второй уже кто-то забрал...

Вернулись, походили еще вокруг озер, полюбовались на первозданную красоту зеркальной глади. Оказалось, что от верхнего озера есть 2 стока: один – верхний, сильно заросший травой, во второе озеро, другой – подземный, выходит сразу в третье озеро. Из второго озера тоже есть сильно заросший сток, который ведет куда-то вниз, в ущелье.

Поднимаюсь на верхушку соседнего склона, там много упавших деревьев, сплошной бурелом. Видны "следы" человека... Спускаюсь ниже, в сторону озера, собираю хворост. На соседнем склоне, по которому поднимались к озерам, на верхушке сосны раздается крик горного орлана. Он сидит и смотрит вокруг, потом срывается и уходит на бреющем полете вдаль. Охотится...

Набрали сухих веток, пробуем развести костер. Вроде получилось... Посидеть теперь у огня – одно удовольствие.

Еще одна 40-летняя пара пришла с Шумака. Подошли к нам, поздоровались, поговорили. Они тоже решили встать на ночлег, походили, нашли место и стали распаковываться. Потом мужик пошел куда-то вверх, походил с полчаса, вернулся. Глядим, а они снимаются и еще выше переползают. Там и поставили свою палатку. Мужик искупался, женщина умылась, нырнули в палатку и всё – до следующего утра их не было видно. Устали, заснули, скорее всего...

Буряты у себя в хибарке деревянной чего-то шебуршатся. Потом вдруг как выскочили, зашумели. Смотрим – на поляне вся их ватага конная стоит и куда-то вверх смотрит. Потом вдруг кааак шарахнет, будто колокол вдарил по эху. Два выстрела, чье-то далекое рычание и бурятская брань...

Ника: – Пьяное бурятство развлекается!

Ближе к вечеру на поляне возле укрытия началось собрание народное с Шумака. Набралось прилично – на 4 палатки. Тесновато, однако. Кое-кто тоже набрался смелости и окунулся в "доисторическую" воду. Стирать и мыть посуду – руки не поднимаются. К тому же здесь хариус обитает, плодится... Набираем воды и моем на берегу, метрах в 20-ти от озера.

Бурундучки куда-то убежали. Темнеет быстро, но Маришка успевает снять закат на глади озера. Вышло просто загляденье! Глаза закрываются сами, ныряем в палатку и всё! Горный воздух действует как хорошее снотворное. Спим без задних оконечностей...


30.07.06 – воскресение

Встреча с иркутянином

Раньше всех вскочила Маришка. Пошла то ли по нужде, то ли еще куда... Выхожу следом, ее нигде не видать... Побродил и пошел костер наводить. Роса легла, но уверенности, что дождя не будет – никакой. Здесь эта примета вообще плохо работает. Вот и бурундучки показались, тоже завтракать понеслись.

Костерок дымится, смотрю, а Маришка со склона спускается, чего-то в руках несет. Оказалось, что она рассвет ходила снимать с гребня противоположного склона у третьего озера. На склоне этом нашла много черники и голубики. Ягоды крупные, сладкие. Сложили их в банку пустую. Под деревом валялась...

После завтрака решили не искушать судьбу дальше. Сдрейфили? Да нет, слишком много против набирается. Шумак пока для нас остается мечтой: Нику жалко, обувь тоже, ведь второй нет, не босиком же потом топать... Время подумать еще есть...

Где-то тут, не очень далеко должен быть водопад на реке Хубуты (на карте Эхе-Гер). Решили попробовать дойти...

Идем мимо первого озера, обходим сбоку палатки, которые выросли здесь с вечера.

Здесь у стола стоит небритый мужик с поджопником и рюкзак складывает. Здороваемся и останавливаемся. С Шумака пришел вчера, заночевал. Сегодня снова дальше, до Ниловки, пока дождя нет. Сам из Иркутска, на Шумак уже третий раз ходит. На той стороне сейчас неинтересно стало, охрана, люди с автоматами чего-то стерегут. Да и народу прибавилось сильно.

— Ни хрена не понравилось, больше не пойду!

Стоит, наматывает портянку, потом в сапог ступню толкает.

— В портянках очень удобно, я это еще с армии усвоил. Если правильно намотать, то никакой холод не страшен...

— А это что? – показываем на поджопник.

— Это? Это – очень нужная и полезная вещь...

Далее следует пространная лекция на тему полезности данного предмета... Просто открытие... Ужасно смешно, ведь всё это нам известно, но неохота его разочаровывать...

— А вы туда? Ну... тогда... приготовьтесь к испытаниям. Вообщем, серьёзная это дорога, без силы воли – не пройти. Я вот уже в который раз проверяю себя, на что способен, смогу или уже нет... И всегда хожу один, а иначе и не проверишь... Сапоги у вас есть или хотя бы сменка?

— Нету...

— Без сапог там делать нечего! Через болота не пройдете, а если и пройдете, то без обуви останетесь... Сменка обязательно нужна! А горелка есть?

— И горелки нету... А зачем?

— Хммм... На перевале дрова не горят, там кислорода мало, только газом пищу разогреть можно.

— А с сухим пайком если? Без подогрева? Или на таблетках?

— С пайком-то, конечно, пройдете... А насчет таблеток... Не гарантия, могут и не гореть... Ночевать там никак нельзя, сразу замерзнешь. Газ и от этого спасает. Идти примерно 12 часов: 6 вверх и 6 вниз. По болотам шел, думал, что сапоги не выдержат. Хорошо, что сменку взял на всякий... Я вот нынче на перевале в грозу попал. Укрылся плащом, а толку. Поливало и громыхало... Молнии рядом в землю тыкались... Даже снег и град был, крупный... Ужас, что пережил... Вообщем, серьёзная это дорога... И если чего нет, то лучше не ходить...

Мы снова подверглись сомнениям и большим...

А мужик закинул рюкзак на спину, попрощался и пошел в Ниловку...


На реке Хубуты

Обходим полудырявый навес, озеро. Сначала тропа ведет вверх, потом начинается спуск примерно на 30-40 метров вниз. Там видна река Хубуты. (По описаниям других походников это – река Эхе-Гер.) Тропа такая же разбитая, сплошное месиво. При попытках обойти грязь сверху или ниже, ноги погружаются в мох, а спустя мгновение во что-то мокрое, похожее на болотистый склон. И здесь на склоне тоже много черники и голубики. Спускаемся, попутно щиплем ягоды. В одном месте обнаруживаем небольшую пещерку, похожую на заброшенную старую берлогу... Жутковато как-то...

Наконец, дошли до реки. Как живописно! Впереди пики, даже тот, с остатками снега, хорошо виден. По камням – прямо к воде. Стремительный, холодный поток. И цветы вдоль всего русла. Сквозь толщу воды что-то сильно блестит на песке. Какие-то желтые полоски. Похоже на слюду, а еще на очень мелкий золотой песок. Берешь в руку, и блеск исчезает, но песчинки слюды видны. На фото весь блеск этих полосок поисчезал.

Пробуем двигаться вдоль русла. Густой кустарник, болотистая трава... Практически непроходимо, только на лошади. Следы лошадей видны и здесь. Продвинулись примерно метров на сто вперед.

На другой стороне реки еще можно пройти вдоль русла, у самой воды. Маришка пробует перейти реку вброд. Нашли палку покрепче, она закатала брюки и пошла... Вода всего 3 градуса. Бррр!..

Поднапряглась и кое-как, полусогнувшись, перешла. Вышла на том берегу, сияет, довольная!.. Брюки по колено мокрые. Шум реки заглушает наши голоса, жестами показываем, чтобы она посмотрела брод повыше, здесь Ника не сможет – слишком быстрое течение. Она походила и назад, уже в другом месте. Перешла, подходит:

— Чего ж вы меня не снимали?

— Опасно, отвлечешься и сразу течение подхватит да по камням...

— Надо было снимать, ничего со мной не было! Второго дубля не будет!

Я нашел другую палку, но она не выдержала моего веса и треснула. Беру её и пробую перейти. Уххх... ты! Бррр! Течение дает себя знать сразу же. Перешел. Пошел повыше, там вроде есть возможность перейти всем. Возвращаюсь и показываю, что надо идти туда и переходить там. Но они показывают, чтобы я шел назад. Бррр! Иду назад. Оказалось труднее, чем туда. Ноги скользят по камням, некоторые камни острые. Еле удерживаюсь, но перехожу.

Особого желания идти вброд уже не испытываем. Может, Ника и перейдет, а что дальше? До водопада, похоже, и по той стороне просто так не добраться...

Останавливаемся здесь, садимся на бревна. Маришка предлагает попробовать передвинуть одно бревно, не очень большое. Пробуем, сдвинули, кидаем его, что было сил, в воду к другому берегу, но течение тут же сносит его назад. Тьфу! Еще одна попытка, и тот же результат. Течение снова отбрасывает его назад. Дааа... Здесь нужны бревна потяжелее...

Раздеваемся и загораем. Купаемся, просто ходим вдоль воды и рассматриваем камни. Хорошо, свежо, солнце, шум реки и звон горной тишины...

Ближе к обеду собираемся и идем назад. Снова подъем по заболоченному склону, снова едим ягоды. Попадаются маслята. Набрали немного на суп, потеряли свой старый нож... Видать, Духу гор тоже дань нужна...

Наконец, вышли опять к верхнему озеру.

Группа иностранцев спустилась и встала на поляне. Парами спускались к среднему озеру, раздевались догола и плюхались в воду. До середины озера никто не решился доплыть, только недалеко от берега. Шведская горная баня. Выходят, голые стоят на солнышке, обсыхают и потихоньку одеваются. Будто они знают друг друга не меньше ста лет... Потому и не стесняются.

Маришка тоже решила искупать, в реке не то, мелко и холодно. Ника думала-думала, наконец, решилась залезть. Два раза погрузилась с визгом и сразу на берег. Всех рыбок распугали...

Бурундучков сегодня не видать, куда-то поубегали...


Дорога вниз

Обедаем и решаем, что сидеть здесь смысла нет, идти же на Шумак мы еще не готовы... Мечты жалко, но риск должен быть обоснован... Короче, сегодня надо двигать назад. Озера увидели, разве этого мало?

Быстренько так сворачиваемся, чтобы дотемна успеть спуститься к Сухой речке. Старую обувь, которую хотели использовать, оставляем на ветке сосны. Может, кому и пригодится... И вперед...

Только вышли на площадку, где с утра палатки стояли, как нам навстречу молодежь идет...

— Вы оттуда или туда?

Маришка: – Да мы вот на озерах отдыхали, теперь вниз идем... и т. д.

— Нууу... Это несерьезно как-то... Надо вам всё же попытаться на Шумак двигать... Он того стоит!.. Да и трудностей-то почти никаких! Дерзайте, дерзайте! А туда, вниз, всегда успеете!

Но наш настрой был уже в пользу спуска...

Спуск оказался намного легче, чем подъем. И намного быстрее. Теперь уже и шесты как-то не очень нужны стали. Хотя Ника по-прежнему предпочитала использовать свой шест. Саша шёл с шестом наперевес, сказал, что донесет его туда, где взял, чтобы другим тоже подмога была... Маришка вообще без шеста спускалась, ее шест еще во время грозы "испарился"... И ничего, обошлась...

И опять куча встречных... Один, другой, третий... Четверка здоровых парней, двое с большими животиками... И тот же вопрос:

— До озер еще далеко?

— Да порядком, примерно часа 2...

Они грустно смотрят вперед вверх и вздыхают... Мы им сочувствуем, ведь сами прошли через это...

Еще ниже сидит на бревне молодая пара с девочкой. Родители спрашивают ее, может ли она идти дальше. Она неуверенно говорит, что вроде, да. Родители уговаривают ее сделать еще несколько шагов вперед, чтобы настроиться на оставшийся путь. Они уже поняли, что смогут дойти только до озер... К ним подходят Ника и Маришка. Начинают объяснять про место на озерах, где мы стояли. Лучшего для них там просто не сыскать...

Спуск проходит как-то совершенно быстро: 12 км, которые мы ползли вверх почти 3 часа, мы проходим всего-то за 1 час 20 мин. Тропа уже знакома, стоит взглянуть на нее и сразу вспоминаешь, как вчера тут пыхтел, взбираясь наверх... И хотя был дождь, грязь подсохла и уже не в таком количестве, как вчера...

Ого! Вверх движется целая цепочка молодежи... Человек 12, наверное, тоже из какого-то клуба туристов. Позади группы идет девушка, очень похожая на ту, что вчера удрала от своей группы. Девушка приветственно кивает и улыбается... Группа же проходит мимо, с любопытством поглядывая на нас...

Вот и спуск с бугра, где запуталась лошадь... Возле него стоят человек 7. Родители с девочкой и мальчиком, которым лет по 8-10, и еще трое туристов. У всех солидные рюкзаки. Пот градом стекает с лиц...

Быстро спускаюсь с бугра и сворачиваю на тропу. За спиной раздается возглас. Это ихний отец "проснулся":

— Эй! Мужчина! До озер далеко еще?

— Далеко... Вы где-то в середине пути...

Он присвистывает, чешет нос и собирается лезть на бугор. Дети стоят поодаль. Ужасно уставшие и печальные. На их лицах написано: "Куда нас тянут? Зачем? Что нас там ждёт?" Их мать требовательно вскрикивает:

— Ну, чего встали?! Так мы и до вечера никуда не придем! Сколько же можно передышек делать? Пошли! Хватит!

Дети покорно ползут дальше, в неизвестность...

Дааа... Народу сегодня... Человек 30 уже прошло... Как же они все там разместятся? Ведь там всего от силы 6-7 палаток можно притулить...

Еще 20 минут ускоренного спуска и мы оказываемся на Большой поляне у деревянного шалаша. Посреди поляны стоят две машины – старенький полуобшарпанный Краз под цвет травы и УАЗик (поправка от Марины: вообще-то это был не Краз, а ГАЗ-66, сильно побитый каменными дорогами. Так сказал сам Эрден.). Из них вылезают пассажиры. Мужчина лет 55 смотрит на нас и потом выдыхает:

— Медленно, медленно ходите!.. – вскидывает рюкзак, застегивает пряжку и устремляется вверх по тропе. Тем же темпом, которым мы шли наверх... Тоже мне, профессионал!


Горный экстрим

Пока мы отдыхаем, УАЗик уезжает вниз. Ника подходит к водителю Краза и начинает с ним говорить. Потом подбегает к нам: – У него цена 200 р. с человека вверх и 100 р. вниз. Едем? – Маришка кивает и подходит сама. Через три минуты мы забрасываем свои рюкзаки в кузов. Девушки садятся в кабину, а Саша влезает в кузов.

Отодвигаю вещи ближе к кабине, пробую откинуть сиденье. Оно не откидывается. Шофер объясняет как. Теперь получилось. Сажусь. Пара минут, машина разворачивается и мы едем вниз.

Вместе со мной в кузов попали еще шесть пассажиров: 3 зеленых кузнечика, 2 небольших, но заметных паучка, и одна толстая зеленая гусеница. Не хватает только сверчка... Для них движение машины, скорее всего, напоминает землетрясение. Паучки мечутся, кузнечики периодически прыгают то на сиденья, то на стенки кузова. Гусеница вцепилась всеми присосками в пол и пытается найти менее вибрирующее место.

Езда по крупным камням пересохшего русла речки. Кажется, что старенький Краз сейчас развалится: стенки кузова качаются как маятники, сиденье подпрыгивает, вещи то и дело заваливаются на меня. А тут еще часть кардана, перепачканная в солидоле и масле, норовит подкатываться к вещам... Ветки деревьев и кустарника стремительно задевают за края кузова и "гладят" по спине, лицу. Смотрю вперед, чтобы вовремя пригнуться и не попасть под удар. Держаться приходится за край кузова у кабины. Запасное колесо тоже как маятник и вполне может зажать пальцы. Весело...

Фью-ю-ю-ю! А где же шесты? Вот ведь закавыка!.. Они остались на Большой поляне... Жалко...

Через 15 минут движения по руслу в одном месте взлетает стая бабочек и устремляется за машиной. Вся стая залетает в кузов и вьется над ним, как разноцветный снег... Заднее стекло за шофером отсутствует и одна крупная бабочка залетает в кабину. А следом вторая стая вырывается из-под колес и тоже устремляется за машиной. Дорога – зашибись, машина движется со скоростью не более 20 км в час. Почти как слон ползет...

В некоторых местах русла машина наклоняется на правый бок почти на 45 градусов. Маришка то и дело оборачивается и смотрит через стекло в кузов: что там происходит. А там... местное землетрясение. Полный кайф! Вот только задница отчасти страдает...

И снова по традиции небо впереди темнеет, туча медленно ползет вперед...

Спуск продолжался минут 40-50. Попались человек 6 встречных туристов. Одни с тревогой смотрели в кабину и кузов, другие – презрительно, с ехидцей.

Наконец, пересекаем ручей. Слава Богу, он пока еще жив! Вот уже видна и Сухая речка. Останавливаемся, спускаем вещи из кузова. Задница ноет, ноги затекли и ощущается легкое покалывание... Все выходим, разминаем конечности.

Шофера зовут Эрден, он предлагает довезти до Ниловки, но мы пока еще не решили... Туча по-прежнему движется, вдали громыхает. Эрден говорит, что она пройдет мимо. Возможно. У него, как у местного обитателя, вероятно, есть свой опыт прогноза на дожди...

С ходу бегу за поляну в кусты – за спрятанными вещами. Собираю, всё цело, никто не нашел. Передышка, умываемся в ручье, пьем. Эрден садится рядом на скамейку. Маришка разговаривает с ним. С той стороны к Сухой речке подъезжают 2 УАЗика. Притормозили, шофера вышли и посмотрели на русло. Снова сели и поехали через речку. Хотя под колесами песок, машины трясет изрядно... Переезжают и останавливаются рядом с Кразом. В салоне видны туристы с рюкзаками. Шофера снова выходят, здороваются и разговаривают с Эрденом. Через 10 минут они едут вверх, до большой поляны... А мы снова упаковываем извлеченные из травы вещи в рюкзаки...

Под навесом на краю скамейки обнаружили новые джинсы цвета хаки. Прямо из Италии, фирма WamPum, правда, размер великоват 33-34, да и по длине они рассчитаны на 2-метрового мужика. Кто-то из иностранцев выложил, вес хотели сократить в рюкзаке или просто уже больше не нужны стали...

Через полчаса видно, что тучу сносит мимо, в сторону Ниловки. Надо рисковать и двигать вперед, до Ниловки. Прощаемся с Эрденом и переходим Сухую речку. Не успели пройти и ста метров, как сзади нас догоняют те же два УАЗика. Шустрые – уже с Большой поляны кого-то везут... Останавливают. Первый пропускаем – там тесно и некомфортно. К тому же шофер по 200 с носа запросил. И это за оставшиеся 7-8 км! Разговариваем со вторым и он, глядя на Нику и Маришку, говорит: – Ладно, лезьте, подброшу. Денег не надо.

В салоне сидят двое ребят из Свердловска, девушка и парень лет 25-ти. Оба худенькие какие-то, загорелые. Улыбаются, перекидываются фразами. Заднее сиденье и полсалона завалены здоровыми рюкзаками. Неужели они столько на себе пёрли? Или это ещё чьё-то?

Ехали минут 30, дорога до Ниловки оказалась нескучной – разговорились и с этим шофером...


Диалоги с Эрденом

При спуске Эрден рассказал девушкам интересные вещи. Оказывается, постройки у озер – дело его рук. В течение 2-х месяцев он возил туда на своём стареньком Кразе стройматериалы, потом еще месяц сколачивал укрытие. Позже какие-то бурятские наездники спалили часть крыши. Кто же это постарался? – Кто-кто? Да сам его и спалил. По пьянке. Восстанавливать уже не захотел, да и машину туда гонять тяжело и невыгодно... Навесы для походников у Сухой речки и на Большой поляне сделал уже не он. Год назад их не было.

Есть фирмы, которые заинтересованы в притоке туристов. Они и сделали. (Потом нас дальше подвез один из таких туристических Уазиков уже с Сухой речки до Ниловки и бесплатно – "Свифт-Байкал" из Култука (Слюдянка) – привезут-увезут до полдороги, закупят еду, дадут проводника. – "Вы что, и есть за меня будете?" – пошутила я. Но вообще-то ребята из Екатеринбурга остались довольны их услугами. Сходили на Шумак, полпути на машине, не заботясь о пропитании и много другом и все за 4,5 тыс. рублей с человека... Советовали всем. Кому что нравится. Нам же – самим интересно. Чтобы и дороги не знать, и на себе все таскать. Мазохисты мы. Хотя обратный путь мы тоже с озер всё-таки сачканули на грузовике... А вообще-то народу нынче, как Эрден считает, ходит меньше. Невыгодно стало гонять машину. И так за три года уделал до состояния "мама родная". Да и Шумак уже не тот. Какой-то крутой из Иркутска понаставил заборов, дворец отгрохал, охрану завел, местных оттесняет...

— "Зимой сожгут", – мрачно пропророчествовал Эрден. – "Зачем он там нужен. Это наши источники, бурятские". Сам-то не совсем бурят, а чувствует себя бурятом. Сейчас вот разрабатывает маршрут на Мойготские озера и дикие источники, куда мало ступает нога человека, но страшно полезные и суперсильные серо-водородные, где-то у самой монгольской границы. Пока контактирует через знакомых тех, кого уже возил на своей машинке по горам и долам в те заповедные края. Кто любит экстрим и экзотику – добро пожаловать на его маршрут. Как найти? Просто – п. Ниловка (Нилова Пустынь), водитель Эрден. – "Меня все тут знают". – Наверное. Даже и письмо можно написать на деревню Ниловка, Эрдену. Дойдет, наверное, а уж он вам позвонит сам. Найдет способ как: телефонной-то связи с Ниловкой нет, только спутниковая. А кто любит покомфортнее – в Свифт-Байкал обращайтесь, в Култук. У них и сайт есть с таким же названием. И они тоже по этим новым маршрутам уже возят людей. И недорого. Нас вот совсем бесплатно подвезли. И визитку дали. За будущую рекламу перед нашими знакомыми. Вот и рекомендуем.


Бродячие "курортники". С палаткой

Въезжаем на главную авеню Ниловки. Дорога мокрая, накрапывает дождик. Шофер остановил у моста. Выгружаемся, дождь усиливается, и мы стремительно достаём пленку. Стоим под какими-то кустами напротив моста, УАЗик поехал дальше – в Слюдянку.

Через 10 минут дождь ослабел. Можно идти. Взваливаем свои заплечные "чумоданы" и вперед, к мосту. Почти перешли, навстречу идёт очень колоритная пара: он – сухощавый, но с животиком, метр восемьдесят, с залысиной, лицо будто спросонья или после пьянки, в спортивном костюме; она – толстенькая, метр шестьдесят пять, совсем на него не похожа, в каком-то курортном платье.

Маришка подходит к ним, они тормозят.

— Здравствуйте! Вы здесь давно?

— Да уже неделю... – он улыбается, она тоже. – А вы тоже в дом отдыха?

— Нет, мы дикарями. Вы не знаете, где здесь можно палатки ставить?

— Вроде вон там, – показывает в сторону ДО "Металлист", – какие-то палатки стояли, да и дальше тоже что-то такое было... А то смотрите, если нужна комната, то к сестре-хозяйке в пансионат обращайтесь... Она цены знает, и вроде недорого...

— Спасибо, мы подумаем. Ну и как отдыхается? Спокойно здесь, интересно?

— Да, спокойно. Можно телевизор посмотреть, пивка попить. Да и в холодильнике всегда что-то есть, – довольный, что его в качестве "консультанта" выбрали. – Да и спать никто не мешает...

— Можно и видео посмотреть, и почитать... Библиотека имеется... – добавляет она.

— А наш папа вот в 6 утра встает, костер разводит и еду готовит... – Маришка тихонько усмехается. – У нас своя романтика!.. А вы в походы не ходите?

— Да ходим... – он явно смущен, видно, что дальше ванного корпуса они вряд ли куда ходят... – Тут вот и источник есть, и овощи купить можно... Ну и грибы попадаются...

— Понятно... – Маришке уже трудно стало сдерживать смех, но она все же пытается. Они еще не просекли... – Грибы – это хорошо, может, и мы поедим...

— А вы всё же сходите к сестре-хозяйке, может она чего присоветует...

— Спасибо... – и мы устремляемся вниз по дороге.

Пара двигается медленно к мосту, иногда оборачивается и смотрит в нашу сторону. Мы же идем мимо каких-то будок. После небольшого спуска асфальт кончился и сразу началась проселочная дорога до обозначенного дома отдыха. Через 50 метров стоит открытый, давно не действующий шлагбаум. Рядом с ним, справа развалины бывшего здания дома отдыха.

Проходим мимо новой деревянной двухэтажки и выходим к беседке. Там горит свет и сидит какая-то неслабая компания, человек 8-9. Пьют, едят, шашлыки, поют. Огибаем беседку и направляемся по мокрой траве к реке в поисках места для стоянки. Не успели отойти и 30 метров, как меня догоняет бухой мужик. Небольшого роста, рубаха нараспашку.

— Слышь, браток, стой!

— Привет, а в чем дело?

— Вы в дом отдыха приехали что ли?

— Да нет. Мы сами по себе. Походники...

— Аааа... Понял... Мы тут, вот, в беседке малость загуляли, скоро уйдем. Я – хозяин беседки! Так, может, вы к нам в беседку примкнете? И остановитесь здесь? (Интересно, как можно в беседке палатку поставить?)

— Спасибо! Но мы привыкли сами.

— Сами, сами... У нас тут хорошо!.. Девчушку вашу жалко. Ей бы в комнату надо, или к нам, в беседку... Уж больно жалко, устала она...

— Устала, правда, но она привыкла в палатке жить. Ей там больше нравится... Надо у нее спросить, хочет она в беседку или в комнату. Спрошу вот, а позже тебе скажу...

— Понял... Выпить не хочешь?.. А то, давай, примкнете к нам... Там и девчушку вашу спросим про комнату...

— Спасибо... Мы уж сами. Стесняется она незнакомых... А вам – погулять, отдохнуть хорошо!.. Пока, спасибо!

Маришка с Никой ушли вперед, пробую догнать их. Мужик повернулся и пошел в беседку. Хозяин, блин... Во владения свои пьянствующие...

На влажной тропе Маришке попались подберезовики.

— Безобразие какое-то! – её удивило, что никто из отдыхающих не срезал их.

Проходим еще 2 здоровые палатки. Рядом с ними стоят 2 тачки типа Тойота. Под тентом гремит музыка. Через 70 метров нашли хорошее место у реки, встаем. У очага заброшенная муравьиная куча.

Ника: – Я здесь не встану. Здесь мураши!..

— Нет здесь мурашей, ушли они, давно ушли... – показываю на муравьиную тропу, которая ведет под кусок толя между двух сосен. Ника успокаивается, но не до конца.

— А вдруг они захотят назад вернуться?

— Тогда их ждет сюрприз! – показываю банку сгущенки, почти целую, которую нашли возле костра. – Достаточно покапать струйкой по траве и они пойдут туда, куда ведет сладкий след.

Успокоилась, пошла распаковывать свой рюкзак.

Полчаса и палатка уже готова к приему походников. Можно и костром заняться. Осматриваем территорию: набрали хвороста, невдалеке, возле домов частных есть дрова сухие, в поленницах. Саша нашёл пакет картошки, почти 3 кг! Здорово, очень уж картошки захотелось.

Костер вначале пыхтел, дымил сильно, но потом подсох и "поехал". И хорошо, воды на чай и суп согрели. Поели, посидели у реки, сполоснули ноги. Напротив места стоянки за рекой совершенно потрясающая скала. Высота горы метров 100. Насмотрелись, потом пошли исследовать Ниловку.


Ниловка после заката

Что может быть особенного в далекой полукурортной деревне, всего с одной улицей? Наверное, почти ничего. И вот мы отправились после заката посмотреть на здешнюю жизнь. Из окна автобуса мы уже кое-что видели, но это было совсем в другую пору... Вышли на дорогу и топ-топ, мимо домов отдыха, беседки. "Муравьи" с бутылками еще сидят... Надо же, какие ненасытные... Минуем мост. Навстречу попадаются пары и стайки гуляющих излечивающихся... Местных, бурятской национальности, попалось только три человека. Остальные, наверное, дома...

В горах темнеет быстро. Из окон какой-то современной одноэтажки послышались звуки му... Кто ее построил и отделал пластиком – история об этом не сообщает. Вывески на стенах этой шарашки нет. Прошли симпатичный детсад. Интересно, работает или, как в улусе Хэ-Хо, отдыхает годами? Дальше три бревна, ведущие на остров, потом еще один мост на тот берег. Прошли еще какие-то домики и дошли до магазина. Темно, магазин закрыт, но свет в окнах горит и у входа тоже. Две девицы, лет этак по 20, толкутся у окошка: одной нужно пиво, другой – импортные сигареты. Продавщица-бурятка выдает им заказ и уже собирается отойти вглубь. Подходим и спрашиваем хлеб. Есть, по десятке. Надо же! Сюда везти хлеб и другие продукты дальше, а дешевле, чем в других поселках! Черный или серый кирпичами бывает? Да бывает, но сегодня не привозили. Пиво здесь иркутское, красноярское, усольское, но цена на него в полтора раза выше, чем везде. Судя по валяющимся на улице бутылкам, пользуется популярностью "Дальнегорское", ну и некоторые известные марки. Всё пиво – крепкое! Мерзнет, что ли, народ? Или кайф получает?

Прошли еще немного – до двух белесоватых зданий – "Ванные корпуса 1, 2". На дверях расписание, но темно, не прочесть. Напротив, за рекой, еще одно здание какого-то санатория. Окна горят, значит, народ есть. Над входом можно различить эмблему 60-х годов – сноп, звезда, серп и молот.

Что-то небо стало потихоньку сверкать. Идем назад в ускоренном темпе. Проходим остров – там зажгли огни. Сквозь деревья виден деревянный помост, играет музыка, тусуется на дискотеке молодежь. Гуляющие срочно потянулись в свои палаты – после часа икс их, наверное, туда уже не пустят, придется ночевать на улице, под дождем...

В ближних к нам пансионатах довольно тихо, после гулянки в беседке эти отдыхающие "муравьи" вырубились... И хозяин "муравейника" тоже...

Дошли до палатки уже совсем сонные. Ника еще не спит, чего-то читает при свете фонарика... Всё, дождик начал свою заунывную песню. Засыпаем. 10 минут спустя началась канонада и полыхание, салют целый! Грохот в скалах такой, аж уши закладывает! Отблески молний видны сквозь прикрытые веки. Дождь молотит по пленке что есть сил... Жуткая гроза, боялись, что палатка от грохота куда-нибудь возьмет и свалится... Примерно через час все стихло. А еще через час началась "вторая серия" громыхания с салютом. Проснулись от вспышек. Кажется, что они бьют по скалам совсем близко. И снова уши закладывает от грохота!.. Как заснули, уже не помним...

Дорога к счастью
Туман
развеялся
Ихе-Ухгунь
Серебряный
источник
Гнедая в яблоках
31.07.06 – понедельник

Ниловка в тумане

Проснулись. Как – тоже не помним. Тихо, слышен шум реки и мотора какой-то машины. Вылез из палатки и сразу же окунулся в живописное зрелище: везде туман, густой, как молочный шоколад... Сквозь него проглядывает скала напротив нашей стоянки. Спустился умыться. Взглянул вверх против течения – там тоже туман, даже гор не видать...

Пока разводил костер, встала Маришка и тоже окунулась в тихонько испаряющийся туман. Сфоткала нас со скалой...

За рекой, по дороге каждые 10 минут проезжают машины с цистернами типа водовозов-бензовозов. Чего это их так много и часто в такую рань? Оказалось, что это вовсе не водовозы... Это были шлаковозы... Очищали места не столь отдаленные в домах отдыха и куда-то увозили. Судя по тому, как быстро они возвращались – слив происходил где-то не очень далеко. Ин-те-рес-но... А как же экология?!

Пока грелся чай, пошарился еще вокруг, принес пару здоровых поленьев с места жарки шашлыков от беседки. На них и садились...

Чай и каша готовы. Едим с каким-то неземным наслаждением. Ника, наконец, тоже встала и присоединилась, еще сонная, кислая... Но чай сменил ей настрой...

Туман почти рассеялся, но скалы еще окутывают остатки. Вроде солнце пробилось, день должен быть ясный. Но возможность дождя не исключается....


Ирония судьбы

Идем гулять по Ниловке. Утренняя прохлада, хорошо-то как! Обнаруживаем развалины старого здания, на которых болтается вывеска "ДО Металлист". Рядом на заброшенных зданиях еще три надписи – "Склад", "Гараж", "Холодильник". Маришка запечатлела главную вывеску. Прошли часть того, что видели уже вечером. Проходим мостик из трех бревен на остров. Утром там тихо, ни души... Только птицы чего-то щебечут, ласково так...

Доходим до небольшого холмика, на котором более-менее приукрашенное здание. С главной авеню Ниловки к нему ведут 7 метров асфальта... Бааа! Да это же здание местной администрации и почты с телеграфом и телефоном. У входа с крыльцом под навесом 2 небольших цветника. Дверь с торца закрыта, на телефонную "станцию-узел" пока нет доступа. Даааа... Домой пока не позвонить... Зато в администрацию можно зайти и посмотреть, чего там происходит. На двери объява – "Администрацию просьба не беспокоить. По вопросам телефонной связи обращаться в комнату с торца!". Вот так! Ни больше, ни меньше!

Двигаем дальше. Подходим к некоторым зданиям и читаем вывески на дверях. Впереди, у ванных корпусов виден небольшой базарчик. Чем торгуют? Да всё то же, что и в Аршане... Одежда, сувениры, обувь и прочее... И отдыхающие ведь чего-то берут! Забавно...

Заходим по покосившимся ступенькам в поликлинику на второй этаж. В холле регистратура, и какая-то информация на стене. Читаем. Про услуги, цены на них, историю курорта и источников, про пользу лечения радоном... На цветных снимках изображения зданий ванных корпусов, санаториев. Идем по коридору дальше. За углом – длинный коридор, забитый напрочь людьми отдыхающими. Все стремятся попасть к своим специалистам, везде очередь какая-то, брожение людей с болячками... Стоять к врачу за направлением на радоновые ванны нет никакого желания. Как же мы отвыкли от всей этой сутолоки и застоя в очередях!

И тут двери одного кабинета специалиста открываются и из них вылетает дама в белом халате. Гордая, неприступная! Вот это да... Просто ирония судьбы какая-то! Ведь это же... та самая бурятская "подсадная утка", которая недавно ехала с нами в микроавтобусе!

Она гордо и независимо проходит мимо, даже не здоровается... Вот вам и специалист курортного типа... Идет в холл и исчезает за поворотом. Мы проходим по коридору, читаем про специалистов на дверях, потом двигаем обратно, в холл. Выходим на улицу – там солнце, шум реки и никаких очередей к бредовым специалистам.

У входа в нижнюю полуподвальную комнату ванного корпуса № 1 вывеска "Фитнес-чай", рядом объява о приезде маршрутки до Слюдянки 1 августа. И еще одна объява – о возможной опасности эпидемии и всяких инфекционных болячек, о том, что лучше не использовать сырую воду из реки в связи с паводком в таких-то числах начала весны. Как, интересно, население санаториев выкрутилось? Поголовные прививки?..

Попить чаю, что ли? Неохота, только что пили дома... И не хуже этого... Заходим в магазин. Там стоят человек пять у прилавка, а среди них опять эта "дама-утка"... Отоварилась, гордо обняла свой пакет и пошла назад. Через окно видно, кого-то встретила, стоит на дороге, болтает... Ой-ой-ой, какие вы фыфки! Она, вероятно, подумала, что мы будем просить её об услугах специалистов... Для бурятки такое поведение странно...

Осмотрели магазин, выбрали что нужно и назад. Дошли до трех бревен, рядом с ними валяется металлическая лестница для спуска к воде. У берега из воды торчит какая-то черная труба – то ли металлическая, то ли резиновая... Машины проходят очень близко и идти приходится по краю дороги, по камням. Недалеко у моста вдоль берега видны кусты черной смородины с ягодами. Попробовал, вкусно! Позже, может, удастся еще...

Переходим мост и спускаемся по дороге к себе в лагерь. Следом слышен цокот копыт. Два бурята на измученной лошади обгоняют нас и почти рысцой двигают в гору.

В беседке сегодня пусто, желающих жарить шашлыки не видать. Маришка философствует про экстрим. Река здесь позволяет организовать сплав, но никто не сплавляется. Странно... Впрочем, отдыхающим, которых мы видели, это и не надо. Им лучше пиво и ТВ в своих "мраморных камерах"... Это и есть их излюбленное "лечение"...


Речной экстрим

У нас на полянке тихо, спокойно, следов пребывания чужих не видать. Маришка занялась постирушками. Машины-шлаковозы все еще курсируют туда-сюда. Туда-сюда... Уже 3 с лишним часа... Как же много шлаков из отдыхающих выходит... Натянули веревку и повесили сушить свои ветровки и прочее. Потом пошли осматривать берег. Вода холодная, но купаться можно. Загорать на живописных валунах у берега – это нечто! Припекает! Окунулись и снова на камни! Ника затеяла строительство песочного рода. Маришка присоединяется к ней. Я наблюдаю с валуна. Достроили, получилось что-то интересное! Даже на фото сняли.

Тихо-тихо, и как-то незаметно подкатило время обеда. Разжигать костер в зной неохота. Используем горячую воду из термоса. Перекусили и снова идем гулять.

Соседи из палаток с машинами играют на площадке в волейбол. Не успели выйти на мост, как сверху с реки раздались чьи-то крики. Вышли на середину моста. И что же?

Вдалеке плывут на здоровых черных баллонах четверо – два пацана и две девчонки. И крики восторга издают, визжат. На мосту еще человек пять встало, смотрят. Интересно!

Доплыли бурятские детишки до моста и причалили. Выскочили в своих шлепанцах на берег и покатили баллоны по дороге назад, по направлению к Турану. Шустро так, не догнать...

Идем следом по дороге. Слева, у скалистых склонов растет смородина. Полуспелая. Много. Собираем ягоду и утоляем витаминный голод. Просто визжать хочется, как вкусно! Пока ели, снова крики раздались, снова детишки на баллонах плывут. Спустились ближе к воде и сняли двоих. Еще двое по дороге бегут, чего-то этим кричат. Оказалось, что один из них свой башмак потерял, теперь ищет...

Дошли до моста с табличкой-надписью "р. Ихе-Ухгунь". Тень от горного склона кончилась, дальше палит солнце. До дацана еще километра два, из-за жары просто не дойти... Испытывать мозги на тугоплавкость не хочется... Еще примерно полкилометра, еще один ручей и сворачиваем к реке. Там находим несколько стоянок. На одной – деревянный навес для походников, похожий на тот, что на Большой поляне. Тоже выкрашен в зеленый цвет. Рядом – скамейка, возле которой кто-то из туристов посадил горную розу. Приживется ли? Ведь кому-то же охота было специально спускать ее сюда с горы? Вот "садоводы"...

В кострище валяются новые эластичные бинты и муфта "Viking", ржавые банки, газеты старые... Опять кто-то из иностранцев облегчался...

Посидели на скамейке немного, и тут показалась Нива, которая свернула на стоянку напротив. Из нее вылез мужик и сразу к реке пошел. Либо попить, либо машину помыть... А может, еще чего...

Возвращаемся назад. Бурятские детишки-экстримщики всё еще катаются... Мимо нашей палатки проезжают, но к берегу не причаливают... У дороги на берегу видны шашлычники с тачками, которые сворачиваются. Наелись, теперь с полными животами поедут по домам... И только следы пикника будут напоминать всем другим, что здесь кто-то неслабо погулял...


Серебряный источник

Какие же здесь живописные склоны! Совсем непохожие на алтайские!

И снова едим смородину – не удержаться, вот ведь закавыка!.. Впереди стоят две тачки: грузовая, с кирпичом, и Жигули, в которых сидят буряты. У грузовика открыт капот, шофер копается во внутренностях. Пассажиры Жигулей сидят и ждут чего-то...

Почти дошли до моста, навстречу попадаются гуляющие толстяки и толстушки. На радоне отъелись, что ли?! Важно так идут по дороге, обсуждают жизнь в пансионате...

Дошли до детсада. У соседнего, странного пластикового дома, на склоне в загоне стоит гнедая. Красивая, черт! Надо бы ее заснять. Поодаль виден дым от костра: наверное, хозяин гнедой развел, обедать собирается...

Из окон пластиковой избушки снова выплывают звуки му... Отечественная попса. Устали. Подходим к берегу и садимся там на скамейку. У берега в песке лежит лохматый черный щенок. Ника играет с ним, пытается дать ему какие-то палки. Щенок вначале заигрался, но потом ему это надоело. Он лег и снова принялся ковырять песок лапой.

Встаем и бредем к дороге. Тут подбегает здоровая овчарка, совсем другой окраски. Обнюхивает и лижет щенка. Он увязывается и бежит следом за другом или "папашей"...

Из магазина поднимаемся к зданию администрации. Почта и телефон опять закрыты... Наверное, никому не нужны. Да и кому писать, звонить отдыхающим, если они здесь семьями причаливают? Из администрации выходят какие-то дамы. Все из себя, как на джинсовый бал.

Обходим здание – сзади еще один старый дом, поленницы, чьи-то огороды в палисадниках... Спускаемся по дороге и двигаем назад. Тут Маришка вспомнила, что где-то здесь есть серебряный источник. Беглый осмотр вдоль скалы. В кустах обнаружили остатки здоровых валунов, но между них уже ничего не струится... Маришка лезет вверх, отчаянно цепляется за кусты, чтобы не съехать вниз по влажной почве. Мы с Никой движемся дальше вдоль скалы, но кроме красной смородины там ничего нет. Доходим до дома, у которого на стареньком столике сидит белая кошка. Маришка спускается по тропе напротив дома. Качает головой – ничего не нашла...

Снова идем назад, щиплем смородину. Железная лестница, которая валялась у русла, теперь уже стоит спущенной в русло. Странные метаморфозы... Потом подходим к бревнам и переходим на остров. Там в тени деревьев "спрятался" большой деревянный помост. С одной стороны скамейки, а с другой – избушка с дырявой крышей, прямо на краю помоста. Похоже, это танцплощадка и кинобудка... Посидели, перекусили бананами, запили водой и пивом.

Пока поглощали бананы, на остров перешли еще трое: мужик, ребенок и женщина. Встаем и идем к бревнам. Ника доходит до середины, оборачивается и требует, чтобы ее запечатлели на бревнах. Запечатлели. Она взглянула на экран цифровика и осталась довольна.

А всё же – куда делся источник? И тут к реке подходят две женщины с ребенком. Мальчик спускается по лестнице в русло. Берет шланг у берега и подставляет 2-литровую бутыль под конец. Мы вначале ничего не понимаем. Зачем это? Спрашиваем у второй, а что здесь за вода, что ее прямо из русла, то есть из шланга черпают бутылями?

— Так это серебряная вода, источник, – женщина подходит к лестнице и подает вторую бутыль мальчику. Он набирает и поднимается. Ника спускается с литровой бутылкой и тоже набирает.

Пробуем. Очень холодная. Здорово, привкус серебра ощущается во рту. Ну надо же! Искали бы черт-те сколько и не нашли! И кому это в голову пришло вывести источник в реку? Какому Эдисону ниловскому?

Находим еще одну бутылку и Ника снова набирает, уже в обе. Идем вдоль дороги назад. Саша стоит у русла и разглядывает камни. Тут раздается крик Маришки: – Скорее! Сюда! – Саша быстро догоняет их. Маришка показывает рукой вперед. А там... Прямо по оттоку реки плывет вверх дикая утка! Пока вытаскивали фотик, утка доплыла до камней основного русла и взмыла вверх... Шустрая...

Навстречу по дороге бредут двое "живописных" бурят. Пьяные. Качаются. Мотаются из стороны в сторону. Ника: – Бурятство пьяное гуляет...

Жара "утихает", отдыхающие потихоньку выползают из своих мраморных "нор" на променаж. Но этой пары "Пиво + TV" мы больше не встретили...

Соседи по лагерю снова играют в волейбол. А мы опять идем купаться...

Темнеет. Развели костер, поели и с наслаждением пьем чай. Ника лезет в палатку и принимается за свои кроссворды. С неба снова что-то начинает капать, и мы тоже лезем. Ноги устали, хочется просто полежать...


01.08.06 – вторник

Запансионатская гора

Утром. Пока Ника спала, сходили на гору за пансионатами. Поднялись по дороге к этим строениям. Возле одного за оградой огородик оборудован. Уютный такой. Лук, морковка, зелень всякая. А вначале – цветы. Интересно, кто за ними ухаживает? Сестра-хозяйка? Прошли между заборами к тропе. Полезли вверх. И сразу же стали попадаться маслята. По тропе попалась старая сломанная котельная. Внутри – 3 здоровенных металлических прямоугольных котла, высотой почти в два этажа. Угол здания и одна боковая стена сломаны, а посему видны надписи на котлах, о том, кто здесь недавно был и кто кого любит-не любит...

Погуляли по вершине, по просеке, на которой гудит высоковольтная линия. Посмотрели на природу. Оказалось, очень даже "грибная" гора: за 1 час – полведра подберезовиков и маслят. Почти под каждым деревом – целый, свежий гриб. Панорама впечатляет! Вид с горы на хребты Саян – очуметь!.. На обед сварили суп грибной с картошкой и в охотку поели.


Прогулка на почту

Маришка устроила постирушки, а мы с Никой снова отправились на почту.

Ураа! Сегодня почта открыта. На крыльце сидят двое местных рабочих, чего-то пилят и колотят. Крыльцо латают, что ли? Заходим внутрь. Там в небольшой комнате за прилавком сидит мужик. Местный связист. В углу – телефон в будке. Поговорили, мужик берет деньги, выписывает нам квитанцию и говорит, что звонить надо из любого пансионата, где есть спутниковая связь. Ин-те-рес-но-то как!.. А что же здесь? А здесь, оказывается, давно уже не фурычит... И никак починить не могут... Выходим на крыльцо. Рабочие сидят, смолят папироски. Припекает, работать неохота... Идем в магазин за соками-водами. У бревен копошатся три мужика в спецовках. Рядом – крытая грузовая машина типа "Горсвет"... Мужики делают подставку для бревен, скрепляют их стальными скобами. Мост, значит, обустраивают...

Запасы сделаны, Ника идет и жует. Попутно набираем воды из источника. Мужики у бревен уже исчезли! И десяти минут не прошло... Впереди снова виден черный щенок. Ника радостно начинает приманивать его. Но он подбежал, повилял хвостом, потерся об ее ногу и снова побежал за своими...

Дошли до моста, перешли и тут прямо перед нами останавливает автобус из Слюдянки. Из него вываливаются семь женщин с большими сумками, чемоданами... Ну и ну! Да что же они, все с ума посходили? Что они там везут-то в таком количестве? Лекарства, что ли?..

Сзади раздается стук копыт. Оборачиваемся. Братья-буряты на двух лошадях сворачивают на мост и едут вверх к пансионатам. Предлагают женщинам прокатиться. Они отказываются, уже на автобусе накатались.

Две женщины и девушка с трудом волокут свои сумки. Встали, обернулись и смотрят на нас с Никой.

— А где здесь ДО "Металлист"?

— Да вон указатель, налево, вниз по дороге...

— А до него еще долго?

— Нет, минут пять идти...

Они вздыхают, отчаянно и нехотя поднимают сумки и снова ползут по дороге...

После похода до почты и магазина Ника пригорюнилась: что-то вроде теплового удара у нее обозначилось – сильная тошнота... Остаток дня сидела в палатке – никакая... Даже речка не помогла.


Королевский Гриб

После обеда состоялась первая попытка связи с домом. Пошли в ближайший пансионат, недалеко от нашей палатки. По длинной веранде прогуливалась какая-то мадама... И тут же в креслах притулились еще четверо излечивающихся. Маришка с Никой зарулили на ступеньки веранды, переговорили с тетенькой и спокойно "вползли" внутрь одной из комнат. Пока они пребывали там, я мерно сновал по двору пансионата, а потом пристроился за деревянный столик. Рядом бегали две лохматые собаки, они то и дело обнюхивали свою территорию и имущество... Девушки немного застряли, вероятно, автодозвон не срабатывает... Вышел ненадолго за ограду и... Возле ограды меня ждал ба-ал-шой сюрприз! На углу, почти возле размытой дождем дороги, в тени куста молоденькой осины выросло настоящее чудо! Подосиновик, размером с литровую банку! Красавец, гордо смотрящий на всех снующих вокруг! Я залюбовался и тут из-за угла вышли двое: бабушка-казашка и с ней внучка лет пяти. Девочка чего-то капризничала. Я подошел, протянул руку в сторону гриба и сказал:

— Смотри-ка! Видишь чудо?

Она недоверчиво посмотрела вокруг и ничего не заметила. Бабушка же увидела гриб и ахнула...

Разговорились. Оказалось, что девочка приехала в гости к бабушке издалека, вроде бы из Усолья-Сибирского. На каникулы. Родители там пашут, а бабушка пытается приобщить внучку к природе, к жизни в горах... Уже две недели возится с ней, потихоньку-полегоньку... А девочка чего-то все ноет и ноет: домой хочу, к родителям. Не нужны мне ваши горы, мне и дома неплохо! И ягоды в огороде тоже не нужны! Вот такое кино... Поговорили, они пошли гулять, а я вернулся за столик. Тут и мои девушки на крыльце показались. Разочарованные, рассказали про неудачную попытку... Ника была удивлена внутренней отделкой комнат темным деревом. И еще кое-чем, чего она раньше не видела...

Вышли за ворота, показал им чудо-гриб. Снимем? Конечно же, разве можно не снять такое? Да и рука срезать его не поднимается... И сняли!

Увы!.. На другое утро гриба уже не было, все-таки у кого-то рука поднялась забрать это чудо из природы... Грустно... Включили фотик и посмотрели на него: с нами он остался теперь надолго...


Спутниковая связь

Вечером пытались дозвониться домой в Новосибирск. Квитанция на 3 минуты разговора так и осталась неиспользованной... Спутниковая связь из Ниловки соединила нас в пансионате с каким-то мужским голосом, который подтвердил, что он "Новосибирск" и его номер "225-**-**", а Катю нам так и не позвал. "Ошиблись номером..." Не судьба поговорить с домом, да и ждать устали, пока соединяют. Зато насмотрелись на "пансионатскую" жизнь здешних приезжающих, на внутреннюю отделку. И обнаружилась, наконец, сестра-хозяйка. Саму её не видели, но надпись на двери существует. И расписание ейной работы тоже. В сиих хоромах (от заводика какого-нибудь) "загорают" в основном иркутяне – новый заезд. И детей малых тоже с собой привозят. Не лень ведь! Пока они там из столовой тянутся по палатам и пытаются дружить между собой, дети стайкой играют во дворе, у соседнего корпуса. Да мы же все такие важные, в модных шелковых халатах! Как же, ведь пансионат! А горы? Да пёс с ними, с горами-то!.. Главное – в пансионат попали! Мрамор, душ, ТВ, горячая вода, туалет не во дворе, накрытые столы в столовой, еда по первому классу... Что там еще?..

Ника: – "Нам бы так!" – А я её убеждаю, что всё это противоестественно при отдыхе на природе, фигня всё это, фикция. – Мама! Ты ничего не понимаешь! – Нет! Понимаю!! Что вообще они видят и знают из окон и комфорта своих пансионных мест? Пиво пьют, водку, жрут в неимоверных количествах... Почти нигде не бывают, разве только в кабинетах врачей, в комнатах для лечения. Да и лечатся-то от неправедного образа жизни... Отношение к Природе – везде можно нагадить, намусорить. Отношение к мрамору – я здесь проживаю, сплю, ем, а посему гадить не могу, хотя и такое случается. Я так думаю, у нас лучше, и намного. Отдельная палатка, лес, чистый воздух, запах цветов, шум реки, своя поляна, свой спуск к реке, свой костер. И нет лишних глаз, надзора, расписания жизни от и до, обедов, на которые не дай бог опоздать – без обеда останешься!.. Зато есть свобода, бабочки, стрекозы, зверюшки, красота природы, да и совсем другие впечатления. А по ТВ такое не показывают... И всё это – счастье.

С тоской думаю: осталась всего одна неделя, а потом – всё. Снова каменный город, снова работа, суета... Завтра отбываем на Байкал. Всё время похода мы все так или иначе вспоминали про него и очень хотелось попасть туда, где уже были и куда сильно тянуло, а еще больше туда, где еще не были, но хочется увидеть и ощутить... Ностальгия по Байкалу. А может быть куда-нибудь ещё? Время еще есть, может, в Монды успеем? И чего я послушала Сашу и не взяла билеты на 18-е августа?..

Вечерняя прогулка. Небо хмурое, что нас ждет завтра? Солнце или дождь?..


02.08.06 – среда

Опять капает...

Рано утром пошел дождь. Проснулись, все мокрое, но дождь вроде утих. Надолго ли? Бааа!.. Уровень воды в реке поднялся почти на 30-40 см! Песочный городок затопило, валуны ушли под воду выше "пояса". Жалко... Столько старались, строили... Ника с грусть посмотрела на бурлящие воды... Ладно, хоть фото осталось...

Решаем, что сидеть здесь весь день под дождем не имеет смысла. Надо быстро сворачиваться и двигать к поликлинике, как раз к приезду автобуса успеем. Ника вроде бы немного ожила. Свернулись. И опять закапало. Перетащили вещи в беседку, Ника села караулить. Сами бегом назад – сворачивать пленку. Дождик моросит, стряхиваем всю воду. Осталось еще до фига, не стряхивается... Черт! Потом посушим, скорее в укрытие!..

Сели в беседке. Вздохнули. Теперь можно и до автобуса добежать в случае чего... Доели суп вчерашний, грибной. Прохладный такой... Ника дожевала свои булочки и перешла к чипсам. Саша пошел на берег мыть котел. Вернулся слегка подмокший. Поленья у мангала намокли, сегодня, наверное, "хозяин беседки" жарить шашлыки не будет...

Дождик утих, можно двигать к автобусу. Рюкзаки стали немного полегче, но Ника нехотя надевает рюкзак. Идем по мокрой тропе, поднимаемся на мост. На дороге пустынно, тихо. И только иногда тишину нарушают снующие машины-"шлаковозы"... Навстречу едет автобус из Слюдянки. Что-то он сегодня раньше приехал... Высадил новых пансионатников и поехал куда-то вперед... Наверное, разворачиваться... И опять все новенькие с громадными чемоданами... Бредут... Куда? Из мрамора в мрамор...

До обратного рейса еще почти 2 часа. Из-за туч пробилось солнце. Выглянуло, как кошка в форточку. Ненадолго, чтобы утихомирить свое любопытство... У поликлиники уже ходят отдыхающие. До и после ванных процедур... Подошли и другие походники с рюкзаками. Ожидание, ожидание... И нет ему предела...


Счастье походников

Нет, оказывается, есть!.. Через полчаса приехала маршрутка. И хотя она дороже (250 с носа), ждать автобус нет смысла. Да и неизвестно, что будет дальше с погодой. Облачность пока не расходится...

Садимся. Следом залезают трое живописных ребят, очень похожих друг на друга. Живописные... Загоревшие, со щетиной на щеках. Щеки обгорели, глаза блестят, на лицах счастливые улыбки. Сами в поношенной одежде, со следами засохшей грязи. Обувь тоже "зацементирована". Да и рюкзаки не первой свежести... Наверное, с Шумака...

Салон не вмещает их рюкзаки. Водитель выходит и предлагает им все вещи "припарковать" на верхний багажник маршрутки. Ребята вылезают и в течение 15-ти минут укладывают рюкзаки наверх, привязывают их веревками. Вроде всё уложили, снова сели. Кроме них еще двое – здоровый мужчина со щетиной на щеках и девушка. Ждем водителя. А он всё ходит и ходит, хотя давно уже пора бы ехать. Проходил еще 20 минут. То в магазин, то еще куда-то, то болтает с кем-то...

Наконец, он сел, завел мотор. Фууу!.. Трогаемся. Ни фига! Двигатель гудит, он снова вылезает и проверяет багажник, дергает за веревки. Ну, блин, дает! Одернул штаны и сел. Вцепился в руль и мы медленно тронулись вперед. Дорога вдоль реки узкая, мокрая, едем медленно. И только минут через сорок, когда выехали на федералку, он прибавил скорость.

Всю дорогу мужчина обнимался с девушкой. Худенькая, в бандане, в майке. Оба загоревшие. Ребята сидели спиной к водителю, напротив них. Переговаривались, потом взяли свои цифровики и стали смотреть фотографии, сравнивать одни и те же виды с разных точек. Почти полностью погрузились в свои воспоминания, кто, что и где... Вот оно, счастье походника! Прямо на лицах застыло! Сколько оно там продержится? Оказывается, они прошли по тропе от Аршана до Ниловки, были и на Шумаке, и еще на какие-то пики влезали. Мостик, который якобы сломан, оказывается, восстановлен, и пройти можно... Не так страшны слухи... Они прошли и вот теперь... Счастье... По полной... У них своё, у нас – своё!..

Тункинская долина вплоть до Слюдянки вся в серых тонах. Иногда с неба капает, но не сильно. Встречных машин много, и рюкзаков на них тоже хватает. Через полтора часа езды ребята выдохлись и по очереди стали дремать. Девушка тоже приткнулась к плечу мужика...

Ну вот и спуск начался... Проехали Култук и спустились почти к Байкалу. И снова над ним облачность и туман. В ожидании состава застряли у шлагбаума. Надолго ли?.. Рядом – река. У берега на траве сидит компания человек так 10. Гуляют, едят, даже пьют спиртное. Минут через 10 показался состав. Компания срочно стала сворачиваться и побежала по своим машинам. Влезли до открытия переезда. Успели.

Серый туман и облака снова нависли над горной грядой и Слюдянкой. Следы дождя еще не успели исчезнуть с асфальта, дороги. После непродолжительного петляния по закоулкам Слюдянки мы, наконец, оказались у вокзала. С другой стороны. И только теперь стало понятно, куда и откуда приезжают автобусы, про которые мы читали ранее. Вот почему их не было видно ни за переходным мостом, ни у музея...

Все вылезли. Ребята снова взялись за веревки и сбросили свои рюкзаки на асфальт. В маршрутку же приготовились влезть новые походники. Им еще предстоит получить свою долю радости на Шумаке. Или еще где-то...

Вроде приехали, а на душе было чего-то грустно. Маришка пошла искать помещение с кодовым названием "Ж". Наши попутчики нацепили свой багаж и отправились следом: дорога поприжала всех... Я остался сторожить свой багаж, а Ника направилась на ту сторону вокзала. Впереди на меня "смотрел" во все свои "глаза" Храм. А еще дальше, за ним был виден кусочек Байкала. В серых тонах. И вот теперь снова очень хотелось окунуться в его чистые воды... Храм молчал, и было непонятно, действует ли он ныне... Девушки вернулись и снова побежали, теперь уже на вокзал – смотреть расписание.

Наши рюкзаки лежали на новеньком мраморном парапете. Пока я думал о вечном, рядом пристроились двое – со здоровой бутылью пива и омулем х/к. Приятный запах рыбы так и соблазнял... А они пили и посматривали на наши вещи... Ну да!.. Ща!.. Разбежались!..

Вернулись девушки минут через 10. С омулем и новостями. Оказалось, что в сторону Улан-Удэ должна быть электричка. Буквально через 5-10 минут. Вещи за плечи и бегом на перрон. Еще не утихли страсти по Шумаку, как накатило ощущение близости Байкала. Со стороны Листвянки мы его уже видели. И ностальгию испытали. С Ниловки. Теперь же очень хотелось увидеть его и с бурятской стороны... Но это – уже другая история...


Отступление 3

Пока писали дневник, очень хотелось узнать про ребят, с которыми ехали в маршрутке из Ниловки до Слюдянки и про которых рассказали немного в своих дневниках. Удача! Недавно Марина нашла сайт этих ребят! Они прошли по маршруту 4-й категории сложности, преодолели свыше 160 км пути, 14 перевалов! И сделали кучу прекрасных фотоэтюдов.

Полная версия их походного отчета и фотографии находятся по адресу: http://slazav.mccme.ru/tunk06.htm (Слава Завьялов. Пеший поход по Тункинским Гольцам 18 июля – 2 августа 2006)

Сокращенную версию с фотографиями можно посмотреть здесь: http://nature.baikal.ru/text.shtml?id=189


III. Снова на Байкале

Погода возжелала
измениться
И вот вдалеке
проснулся вулкан
Шторм на Байкале

И снова озеро

Оставим городок
прибрежный на память

02.08.06 – среда

Пункт назначения – Мысовая

Электричка, похожая на наши местные, стояла где-то сбоку. Расположение путей в Слюдянке смахивает чем-то на томские вокзалы. Бежим, без билетов, рюкзаки застегиваем на ходу.

— Папа! Ну где ты там?! Быстрее!.. – шумит Ника. – Опять на своих бабочек смотришь?!

— Да здесь я, здесь!.. – одна бабочка упорно билась в стекло вагона, пытаясь проникнуть внутрь... Вот бедняжка!..

На перроне уже почти пусто, но проводница пускает нас в вагон. Слава Богу! Хоть здесь по-человечески сесть можно! Влезли, скинули рюкзаки, садимся. Мягкие кресла, удобно. Но вид в окно – на горы, а девушкам же непременно надо на Байкал смотреть. Увы!.. Места напротив заняты. Идем в следующий вагон на разведку. Там нужные места свободны, но сиденья деревянные... Ёлы-палы!.. Выбор пал в пользу вида на Байкал. Перебираемся, прямо на ходу. Вещи – под ноги. В вагоне полупусто, прохладно. Душновато даже, но дышать можно. Да и форточка слегка приоткрыта. Другие же задраены наглухо, открываться не хотят.

Через некоторое время Маришка садится к окну напротив и начинает агитировать нас сесть туда – там вроде как интереснее. Но Ника по-прежнему желает смотреть исключительно на Байкал! После похода на шумакские озера ее совсем не привлекает вид на горные цепи. Даже очень раскрасивые! Она ведь так мечтала о Байкале! И о Кругобайкалке! И вот... Дождалась!..

Примерно через 20 минут пришла девушка-кондуктор. В ж/д форме. Очень вежливая. Купили билеты до конца, то есть до ст. Мысовая. Когда этот конец – неизвестно, знаем только, что до конечной ехать 4 часа. Примерно. Едем, смотрим на природу в оба окна и потихоньку чего-то жуем.

На стенке вагона небольшая схема станций следования: Рыбзавод, Утулик, Бабха, Буровщина, Большие Мангелы, Малые Мангелы, Мангутай, Мурино, Муравей, Новоснежная, Орехово, Паньковка-1, Паньковка-2, Выдрино, Река Выдринная, Семиречка, Сухой ключ, Шаралтайка, Мысовая. Может, еще какие есть, но вспомнились только эти...

Станция Рыбзавод совсем недалеко от Слюдянки, можно и пешком дотопать. У берега много старых причалов. Пустых, полуобшарпанных волнами и судами... Слегка попахивает рыбкой... Очень симпатичная станция Муравей. Небольшая такая, уютная деревенька по обе стороны полотна. Пытаюсь увидеть хотя бы одну близлежащую муравьиную кучу. Увы... Потом вдруг выплывает загадочное название Бабха. Вот ведь закавыка, и не понять, что означает... Тоже по названию реки или как?..

Подъезжаем к станции Мурино. Электричка останавливается, и тут Маришка кричит: – Смотрите! Скорее!

Бросаемся к ее окну и видим: две девочки с игрушечной детской коляской медленно идут по дороге вдоль села... А вдали – в голубизне зависли хребты Хамар-Дабана. Вид – обалденный. Надо же! Ника хмыкает. Хватаю фотик и как угорелый бегу в тамбур к еще открытой двери. Эх!.. тут электричка вздрагивает и трогается. Снимаю прямо на ходу. Фу!.. Вроде бы успел... Двери хлопают прямо перед носом. Что же получилось? На экране фотика их вроде видно. И горы тоже. Далековато, правда...

Берег Байкала то удаляется, то снова приближается. Много заболоченных участков вдали от берега. И рек тоже хватает. Станция Орехово. Ни одной орешины в помине не видно. Есть ли они там, вообще-то? Или все засохли?.. Станция Паньковка-1. От берега далеко. По обе стороны дороги – старые дома. Едем дальше. Проезжаем речку Паньковка и через метров 700 подъезжаем к станции Паньковка-2.

Шорох в вагоне: это целая семья, человек шесть, с рюкзаками движется из вагона в тамбур. Маришка вопросительно смотрит на нас: может, сойдем? Но мы сидим как каменные... Они сходят, мы же – едем дальше... Вид по ходу поезда: песчаный берег, куча машин, березы, палатки. Понятно, почему они сошли...

Мы вроде и сокрушаемся, но как-то не очень сокрушенно: а вдруг дальше – лучше будет. Да и вернуться всегда можно...

Дома, деревня, лесополоса, потом узкий песчаный берег, вдоль которого видны палатки. Много. Ближе к дороге – небольшая лесополоса. Народ бродит по берегу, в двух местах идет дымок – кто-то шашлыки готовит... В мокрых кустах видны самопальные пленочные туалеты. Хоть здесь отчасти экологию поддерживают... Мокрые листья и иголки поблескивают на солнце. Красиво... Дождик здесь был, судя по всему, не очень-то давно...

Девушки мои увидели всё это и сразу же заметались: им ужасно захотелось немеедленно остановить поезд, сойти и остаться здесь. Но... мы уже уехали... Порядком. "Погоревали" и стали смотреть дальше...

А дальше шла длиннющая лесополоса, за которой и Байкала-то не было видно. Электричка петляет как по волнам. За окном – сплошь луга да болотистые низины... И только примерно через 4-5 км снова показался берег... И снова вода Байкала притягивала взор как магнит... Увы... В этой части моря увидеть водоплавающих нам не довелось...


Станция Выдрино

Вроде подходяще, но от берега чересчур далековато и ничего особенного здесь не видать. Желания сойти не возникает. Едем дальше. Девушки снова сожалеют о Паньковке-2... И тут, как по заказу, возникает широкий песчаный берег!.. И остановка – Река Выдринная. Хватаем рюкзаки и срочно кидаемся к выходу. Ступеньки электрички, оказывается, почти в полметре от земли. Неожиданно высоко. Спрыгиваем на гравий... Ффууу! Неужели нашли? А как же Мысовая?.. Да бог с ней, потом прокатимся и до нее!..

Впереди виден здоровый мост. О трех стальных блоках. Электричка вежливо хлопает дверьми и с нарастающим визгом врывается в пространство моста. А перед нами открывается берег... Здорово! Всего 3 палатки в разных местах. Комфортно. Желающих сойти здесь больше не было. Но вот закавыка: составы с разнокалиберными цистернами ЮКОСа везут нефть, едут один за одним, а железка всего-то в десяти метрах от берега. Вот вам и экология Байкала. А случись что...

...Вдоль полотна дороги лежат кучи недавно срубленного кустарника. Ох, как жаль!.. И кому помешал? Ведь была естественная защита от полотна. Какая-никакая, а защита... Раньше он и дорогу отчасти украшал... Да и побережье было прикрыто от дорожной грязи... Теперь же... Одни обрубки из травы торчат... Это и есть, наверное, красота в понятии ж/д персонала...

По другую сторону дороги видна лесополоса, а перед ней – здоровое болото. Переливается на солнце, греет своих обитателей... Квакушек не видать, зато вдали... Видны немного неуклюжие, потемневшие от погоды и времени, или еще совсем новые деревенские дома. А еще дальше – горные хребты, почти парящие на фоне голубого неба. Тихая прозрачная река впадает бесшумно в Байкал. Течения ее совсем незаметно...


И послал Создатель человека...

Переходим через рельсы. На краю платформы сидят 4 мужика, папироски смолят и тихонько чего-то обсуждают. Спускаемся по тропинке с полотна. Один из них поднимается и направляется к нам. Останавливаюсь, а девушки идут дальше вниз. Мужик подчаливает ко мне. Местный рыбак? Но запах от него совсем не рыбный... Наверное, бомж. Надо же... И как это он здесь оказался?.. Подчалил. Во рту торчит помятая папироска. Лицо загорелое, местами изрядно помятое...

— Спички есть?

— Есть. – Протягиваю коробок. Он берет, прикуривает, бегло осматривает нас и отдает коробок назад.

— Оставь себе, у нас еще есть.

Довольный, он сует коробок в карман изрядно замусоленной куртки и снова направляется к тем троим.

Догоняю своих девушек. Трава мокрая. Слева, ближе к мосту – небольшой холм. На его вершине несколько деревьев и два креста. Стоим у подножия и смотрим на окрестности, на мост. У насыпи-основания моста много цветов. Подходим к устью реки. Под мостом видна проселочная дорога. Откуда и куда?.. За холмом видна старая замызганная палатка (высотой 70 см). У самого его основания, буквально в метре от воды. Перед входом в эту обитель – кострище.

Поворачиваем обратно и идем по проселочной дороге к берегу. Примятая на ней колесами трава еще полусырая. Песок на берегу тоже влажный. По всему берегу в песок буквально вросли старые бревна – топляк. Одно бревно кто-то умудрился поставить "на попа". Поодаль слева стоят палатка и тент, рядом с ними – машина. Ходят какие-то мужики и молодые девушки.

Останавливаемся у "попа". Палатку пришлось ставить на влажный песок. Поставили, посмотрели, оценили. Ника залезает внутрь и начинает раскладывать вещи. Скоро закат, мы бродим по берегу и собираем полусухой мелкий топляк, куски бересты.

Тут снова появляется бомж. Подходит к соседям, о чем-то говорит с ними. Мы в это время пробуем развести костер. Сложили полусырой топляк на старое кострище между двух бревен и жжем спички. Тьфу! Ни черта не горит!.. Приходится добавить таблетку сухого горючего. Ох!.. Рядом, как из-под земли, вырастает фигура бомжа. Когда это он успел от соседей отчалить?..

— Может, вам помощь нужна? Я палатку могу поставить, костер разжечь...

— Спасибо, пока не требуется.

Постоял, посмотрел, потом выдает:

— Бересты надрать надо. Там вон береза, так я щас с ее малость сыму.

— Не надо! У нас есть! Здесь и так от силы всего-то пять-шесть деревьев... Если все их обдирать начнут, то вообще ничего не останется!..

Пожал плечами, типа, как знаете. Потом опять:

— Могу дрова сухие продать. Много... Я знаю, где они есть...

Черт! Вот же прилип!.. И сразу всплыла картинка, как на Алтае мы покупали сухие дрова у сторожа на поляне... Ему тогда тоже нужны были позарез деньги. На бутылку... Может и этот обитатель побережья дрова в селе берет? Ведь здесь должна быть неподалеку деревня...

— Спасибо. Мы уж сами поищем и найдем, что нам нужно... – краем глаза вижу, как соседи с топорами направляются через сухое болотце к полотну дороги. Ведь там полно срубленных кустов...

— Ну а ягоды вам нужны?..

— Какие? – мы с Никой заинтересовались.

— Ну, там... черника, земляника...

Мы с Никой переглядываемся – почем, интересно? И откуда? Она уже готова купить и смотрит на Маришку.

— Да я тут... недалеко, щас, быстро сгоняю... – мнется бомж.

— Спасибо, мы сначала сами поищем, а там видно будет...

— Может, рыба свежая нужна? – он шарит в своих карманах, как будто хочет достать оттуда рыбу.

— Рыба-а-а? Какая? Сам, что ли, ловишь?

— Да, с друганами... Тут, недалеко... – машет рукой в сторону холма.

— Сетями, что ли, или на удочку?

Он грустно так молчит...

— Спасибо. Мы уже недавно омуля поели. С минералкой...

— ???... – он явно озадачен: как это, с минералкой?..

Маришка ходит у палатки и он направляется к ней. Они о чем-то недолго говорят, и бомж идет к следующей палатке, которая притулилась метрах в пятидесяти от нашей.

Оказывается, бомж был раньше "интеллигентом". Со стажем. Лесоруба. Работал на лесоповале. Бомжем стал не очень давно, поневоле... Думал, временно... Как втянулся, и сам не заметил... Временами холод доставал, стал выпивать...

...Мы с Никой продолжаем колдовать над костром. С ним же творится что-то странное: огонь то занимается, то гаснет. Даже береста не помогает... Да еще ветерок пламя сбивает... Да-а-а... Дрова посушить бы... На солнышке... А так – полная лабуда... И пока оставляем...

Палатка готова, можно заняться исследованием территории. Ника устала и никуда идти не хочет. Вздыхаем и вдвоем отправляемся по дороге к мосту.

...За холмом у палатки появляется еще один мужик. Вылезает, бросает к холму пустую бутылку и шарится в очаге. Как слепой... И чего он там потерял?..

В воде под мостом видны старые бревна, обрывки каких-то тряпок, пластиковые пакеты и бутылки, строительный мусор, оставшийся после ремонта моста. Вверху, у основания моста – много белого кварца. Удивительно белого... Такого мы не видели больше нигде... И в этом – еще одно таинство Байкала...

...Идем дальше. На другой стороне пустынно, кустарник возле реки украшает ее тихие воды. Вдалеке, за кустарником, видна автодорога и еще один мост, но уже для автотранспорта. На проселочной дороге везде большие лужи. Обходим их и минут через 8-10 выходим на автостраду. Похоже на федералку. Простирается в сторону Улан-Удэ. За ней видна небольшая деревня. Прямо на мосту у дороги сидят 4 женщины пожилого возраста. С корзинками и ведрами. Вероятно, продают ягоду желающим. И автолюдям... С покрышками...


А в заповеднике – жила-была деревня...

Проселочная дорога пересекает шоссе и ведет к деревне. Идем туда. Солнце припекает, вдалеке синеет небо. До какого-то состояния нирваны... А может, и до умопомрачения... Просто обалдеть и забыться... Вдоль дороги по деревянным столбам бегут провода. На них преспокойно сидят и поют речные ласточки. Фью-иии... Фью-иии... Фью-иии...

Доходим почти до конца деревни. Останавливаемся у двух стендов с картами района. Карты довольно подробные. Оказывается, река и деревня находятся на территории заповедника. И простирается он аж до перевалов на Хамар-Дабане...

В одном месте можно спуститься к реке и поиграть с водой. Прозрачная, холодная, кристально чистая. Лучше, чем в колодце. Глубина небольшая – 1-1,5метра. На дне лежат живописные камни и валуны. На одном из валунов посередине реки зеленеет небольшое деревце. Березка. Смелая...

Недалеко от стендов у дороги натыкаемся на густые заросли садовой малины. Здесь ее никто не режет и не кромсает, выросла свободной. Ягод не очень много, наверное, местные ребятишки часть собрали. Зато в траве у малины Маришка обнаружила ягоды клубники. Ураааа! Собираем, и сами едим, конечно. Уже и в руках не помещается... Куда бы сложить-то? Рядом валяется большой чипсовый пакет. Пустой. Вроде чистый. Ссыпаем и видим, что набрали почти что половину пакета. Вот Ника-то обрадуется!..

Все! Наелись, выдохлись... Идем назад. Впереди на трехколесном "мчатся" двое пацанчиков. Подъезжают к своему забору и с ходу прям колесом по калитке. Трах! Бац! Калитка открылась, они спрыгнули и ринулись во двор. Через полминуты выскочили опять, прицепили чего-то к велику и снова "помчались". Изо всех сил. Ласточки на проводах тоже наблюдают за ними... Фью!.. Фью-иии...

Почти дошли до полусухого асфальта автострады. И тут слева от проселочной дороги обнаруживаем заброшенный участок с земляникой. Спелая, много! Едим и собираем в пакеты. Набрали. И наелись... До отвала!.. Ух... Даже живот распирает малость...


Как в басне Крылова...

С двумя пакетами дошли до палатки. Ника сидела внутри и решала кроссворды. Выманили ее наружу и вручили 2 пакета с ягодой.

— Откуда столько? – оба глаза как два блюдца...

— Пошли, покажем!..

— Неохота... – берет пакет и начинает есть. – Вкусно!

Второй пакет поставила на бревно, села и стала созерцать Байкал. Я направился опять в сторону других палаток. Прохожу мимо старой машины, а там... Две малые собаки прицепились ко мне с грандиозным лаем, пытаясь ухватить за штанину. Ну прям как в басне Крылова... И чего расшумелись? Ведь никто ваше имущество не трогает... Их хозяин, пожилой мужчина, вылез из палатки и давай шуметь на них... Отогнал, потом поговорили немного...

— Вы надолго? Откуда сами?

— Из Н-ска, а вы?

— Из ...

Тут из палатки вылезла его спутница, тоже в возрасте. Поздоровались. Они приехали сюда из Иркутска на выходные, отдыхать, рыбку половить немного... Просто походить по окрестностям... И разошлись по морю... Ужинать...

Набрал еще немного топляка на костер. А костер все равно не хотел разводиться. Даже с берестой... В общем, ужинали сухим пайком, только чай на таблетках погрели... Не впервой... Сидели на бревнах и любовались закатом в темных облаках. Маришка сняла, получилось не хуже, чем у фотографа-профессионала... Наверно, пора ей выставку своих фотовидений открывать...

Вечером по берегу ходили двое местных мальчишек. В футболках, стареньких курточках и изрядно потрепанных джинсах. Ничуть не стесняясь, предлагали обитателям на пляже свежие кедровые шишки. Вареные. По пятаку за штуку. Нашли мелочь, Ника догнала их, купила пару. Мальчишки не ожидали, обрадовались... И опять мы пробовали орешки в охотку... Теперь уже байкальские...


03.08.06 – четверг

Почти пустые, но еще с едой...

За ночь дрова успели подсохнуть. Удивительно... Как будто их духи Байкала обработали... Завтрак проходил у небольшого костерка. В особом походном уюте огня... Мы сдабривали свои желудки походным разнообразием, а в это время потихоньку просыпались соседи. И вылезали на свет байкальский... Кое-кто пробовал омывать свои телеса прохладной водой. Иииии! Уххх!.. После вчерашней модернизации своего навеса омывшиеся ныряли под него... И тоже пробовали развести огонь. В мангале...

Два мужика вытащили из палатки сети. И тут стало понятно, что это – тоже любители рыбной ловли. Но в более существенных масштабах. "Браконьерами" их не назовешь. Ведь "...ньеры" промышляют в других местах Байкала. Здесь же рыбы для этого слишком мало. Да и мелковата она для них... Один сосед пошел под тент, а другой – чего-то с сетью стал копаться... Вроде как штопать...

...Завтрак завершили стаканы горячего чая. С грустью смотрели на свои пакеты... Почти пустые, но еще с едой... И у всех всплывал один и тот же вопрос: где купить продукты? Того, что есть сейчас, хватит ненадолго... По идее, в деревне должен быть магазин... Но вчера мы его не нашли. Местный бомжик говорил, что кто-то там продает на дому чего-то... Типа всякую всячину... Надо бы разведать...

Снова топаем в деревню, Ника остается пока на берегу – уж больно ей охота поваляться в спальнике... Понежиться на берегу... Наверное, она об этом и мечтала, спускаясь с озер...

...И снова у автострады сидят женщины с ведрами, торгуют слегка вчерашней ягодой из леса... Русско-бурятское постоянство... И способ выживания...

Идем через деревню. По другой улице. Там обнаруживаем всякие интересности. Оказывается, и здесь есть заброшенные и недостроенные дома. Есть и дома с размахом, со всякими погребами, баньками, сараями. На одном из участков за забором видны палатки... Вот так-так!.. Старого и нового "покроя"! Штук семь. Интересно, почём и для кого?

Как кошки, мягко ступаем по траве вдоль улицы... Она выводит нас прямо к зарослям малины. Бааа! Да ведь вчера мы здесь собирали ягоду!.. Перед поворотом к реке, на одном участке замаячила теплица-пирамида! Надо же! Вот где мудрецы народные обитают!.. Рядом с ней – здоровый палисадник. С кучей цветов. Интересно, что в этой пирамиде растет и как?..

Наконец, выходим к карте заповедника. Все дороги здесь ведут к карте... На соседнем заборе видим еще одну, только более затертую дождями, изношенную почти до нечитаемости... Беглое изучение карты дает представление о месте, в котором мы сейчас. И еще о речках на территории заповедника, о "ближних" хребтах Хамар-Дабана... А расстояние до них ого-го! Аж 40 с лишним километриков!.. Про обитателей здешних лесов и рек на карте ни гу-гу...

Солнце припекает с утра. Река по-прежнему неслышно устремляет свой ход к Байкалу. Вода кристально чиста, но рыбы в ней не видно. По старенькой лесенке спускаемся к воде и пробуем из ладоней ее воду. На вкус она немного другая, чем в Кынгарге. Поднимаемся и обнаруживаем колышек. Ровненький такой, серенький. На нем еще видна проставленная кем-то отметка – "3 метра". Рядом с ней – надпись: "В 1980 г. весной уровень реки поднимался до этой отметки". Если прикинуть, то получается, что тогда в деревне было наводнение. Другой берег тоже был затоплен довольно далеко... Да и часть автострады тоже... Однако!..

Помечтали, почитали, двигаем дальше. В конце улицы у последнего дома стоит мотоцикл. Рядом с ним – двое парней довольно странного вида. Из калитки выглядывает какая-то полная тетка, чего-то такое им сует и сразу же захлопывает дверь. Как будто чего-то боится...

Подходим ближе и видим, как парни с тремя пластиковыми бутылями пива (1,5 л каждая) и с сигаретами в руках садятся на свой "мотопивник" и отчаливают. Проходим мимо калитки, а там... Здоровая собачища, овчара черная, прям волкодав какой-то... Каак начала тявкать... Глухим, почти "пропитым" басом... И следом вдоль забора бежит... Но цепь не дает ей вырваться за забор...


Ягодное перепутье

За последним домом – небольшой подъем на горку. А дальше дорога кончается и начинается широкая тропа. И вновь расходится... В две стороны. Опять перепутье, только уже без указателя трех дорог... Сворачиваем влево и через 5-7 метров у здорового кедра натыкаемся на черничную поляну. Дальше тоже видно много кустиков черники. Вот это да!.. Попробовали и сразу же запали...

Собирали и ели чернику около получаса, пока оскомина на зубах не появилась... Покуда наслаждались, из лесу мимо протопали ягодники: сначала старенький дедуля с собакой и ружьишком, потом еще две женщины и мужик с рюкзаками и ведрами. Посмотрели они на нас мимоходом, поулыбались:

— Ну как, вкусно? Собираете давно? Набрали-то много? А ведра где?

— Да нам много и не надо, так... поесть малость, да дочке набрать...

— Ааааа... Ну тогда удачи!..

Вдоль тропы и в глубине поляны нашли кедровые маслята. По цвету они совсем другие, но на лиственничные похожи. Многовато их здесь оказалось... Правда, полно уже старых, переросших, покрытых белой плесенью... А еще наткнулись на несколько кустиков голубики. Надо же! Кто бы мог подумать, что и она окажется здесь... Вроде и высота небольшая... Зато с малиной был полный напряг: то ли не успела созреть, то ли неурожай нынче на малину... Только в самой деревне немного нашли...

Наелись даров лесных, и уж было собрались двигать назад. Вышли с поляны на тропу. И тут... как из-под земли снова появился знакомый бомж. С ведром и сумкой, а в руке – лопатка-черпалка с гребенчатыми зубьями. Идет-бредет, сам с собой чего-то такое разговаривает... Ведром слегка громыхает...

Он явно не ожидал увидеть нас здесь, впрочем, и мы тоже... Потоптался, потом все же решил спросить:

— Здорово! Ну как? Ягода есть?

— Есть. Много!..

— Дааа!?. Руками-то вы много не наберете!..

— А нам много и не надо, наелись уже...

Он смачно шмыгнул носом и сразу полез на поляну. Попробовал подцепить своим ковшом хрупкие веточки. Черные шарики вместе с листиками горстью осели внутри "забрала мини-экскаватора" и сразу отправились в ведро. Хрясь!.. И пошел бомжик пахать...

Не без удивления посмотрели на его метание по поляне: больше ягоды потопчет, чем соберет... Ну и "пахарь"... Теперь стало понятно, где и как он добывает ягоду на продажу... Да и он кое-что тоже, может быть, понял...

В лесу было тихо, прохладно. Ветра нет, слышно, как журчит вода в реке, поют птицы в глубине леса... Лепота... Лесная... Интересно, а где же шишки? На ближайших кедрах их не видать... Идем назад, за Никой. Надо бы и ей ягодку пощипать...

Спускаемся, овчара бежит вдоль забора, но уже почти не лает. Впереди видно, как дети снова играют на проселочной дороге. В какие-то куклы... Ух ты!.. Навстречу нам идет... подруга иркутянина. С небольшим ведерком. Тоже за ягодой...


За ягодами. В Хамардабанию...

На берегу было опять ветрено. Вдалеке на горизонте показалась серая полоса какой-то непонятной дымки: то ли туман, то ли тучи... Соседи-рыбаки вытащили резиновую лодку и пробовали накачать ее. Рядом с их тентом появилась еще одна машина. Две девушки вылезли из палатки и направились к машине. Следом за ними двигался здоровый паря... Про таких обычно говорят: косая сажень в плечах...

Ника скучала в палатке над кроссвордами... Сборы и уговоры были недолгими: куча ягод, особенно голубики, возымела решающее, прямо-таки "магическое" действие.

Идем к мосту, в это время с него с грохотом выезжает длиннющий грузовой состав. И как думаете, что в середине? Цистерны ЮКОСа? Ни фига!.. Платформы с танками!..

Сегодня грохот проходящего поезда стал довольно ощутим, вчера же мы как-то на это меньше обращали внимания. Под мостом кто-то прицепил к шпалам кольцо из толстой веревки. Красная от крови, она моталась на ветру как какая-то инквизиторская удавка... Кого же здесь терзали?..

Прошли под мостом, а дальше, в кустах, у берега реки стояла чья-то старая шлюпка. Дорога от берега выводит прямо на шоссе. По обе стороны много цветов и ивняка, лозы.

На этой стороне моста стояло полное безветрие. Голубое небо, солнце, вдали видны воспарившие хребты Хамар-Дабана. Маришка увидела, как над одним из них зависло облачко. Вершина стала похожа на дымящийся вулкан...

— Народ, смотрите! Вулкан!..

— Где?.. Где? – мы с Никой вцепились взглядом вдаль...

Маришка показала, достала фотик из ранца и запечатлела облачко "на века"...

Деревню прошли быстро. Теперь у последнего, "торгово-пивного" дома стояла чья-то машина. На этот раз возле калитки толклись четверо бритоголовых. Мялись и пытались дозвониться до хозяев. Не без опаски проходим мимо и направляемся к ягодной поляне.

Ника полезла вглубь и началось:

— Ну! И где тут ваша ягода?..

Одна, две, три, четыре, ..., наконец, увлеклась...

С поляны было видно, как бритоголовые получили свою порцию водки и пива, сели в свою тачку и "отчалили"... Идти к ним за продуктами как-то не хотелось... Да и вряд ли у них есть что-то путное...


А за черничными местами... Еще одна доисторическая быль

После получасового поглощения лесных витаминов вышли на тропу и двинули вперед. Кедров вдоль тропы хватало, попадались и кедры с шишками. Попробовали постучать палками по стволу, по следам предыдущих палок. Увы!.. Шишки падать не желали... Наверное, местные мальчишки влезают на макушку, чтобы добраться до них.

Тропа потихоньку уходила вверх. Местами ее покрывали здоровые лужи после недавнего дождя. Иногда подходили к краю горы, смотрели сверху на берега, любовались блеском прозрачной воды на солнце. А попутно ели чернику. Примерно через час мы вышли к громадной поляне, сплошь покрытую кочками. И везде полусухой болотистый "ковер" – желто-зеленая осока и какая-то другая трава. А в центре этого "ковра" – поблескивает темная вода озера. Полоска "ковра" у воды мокрая и какая-то зыбучая, подходить близко небезопасно. Вода холодная, но искупаться как-то не рискнули... И что там в глубине – тоже загадка... Прошли по тропе всего-то километра 3—3,5, а поднялись вверх, может метров на 50—80, не более... И вот вам, странники, еще одно чудо. Горно-лесное...

...За озером тихо звенели провода ЛЭП. В голубизне гуляли легкие облака над хребтами. А ведь когда-то оно было раза в 2-3 больше, чем ныне... Ощущение такое, что мы забрели куда-то ... вроде как в Финляндию... Неее... В Хамардабанию!.. Судя по карте заповедника, таких озер на Хамар-Дабане хватает...

Сюда Ника шла неохотно, с детскими закидонами. Зато назад возвращалась шустро-шустро. Реплики по ходу тропы:

— Вам хорошо! Вас двое, а я – одна! Мне тоже пара нужна!

— Надо было подругу брать с собой!

— Дааа!.. Тебе хорошо говорить, а я вот ей предлагала, она не захотела, и родители ее не пустили бы!..

— Нууу... познакомься с кем-нибудь...

— С кем? С бабочкой, что ли? Или с кузнечиком?..

— Не обязательно... Вот в деревне какие-то дети играют...

— Что? Дети? Вот эти, что ли? Чтоб я, вот с этими, малявками?..

— А что? Дома же играешь с такими же? Да и на берегу, наверное, дети есть...

— Да нет там детей, одни взрослые! Пиво пьют и водку, вот!

Тропа незаметно приближала нас к деревне... А мы снова собирали ягоду, рассматривали муравейники вдоль тропы... И просто наслаждались тихим пением невидимых птах...

— Ой! Комары!

— Где? Какие комары? Что ты говоришь? Мошек видели, а комаров – нет...

— А я вот видела! Вот он, летает прямо надо мной!..

— Где, где?

— Да вот он! Прямо на тебя летит!..

Шлеп! Мимо... Так вот и дошли до края деревни. По пути обнаружил, что у нас кончаются спички, осталось меньше полкоробка. Где же добыть-то? Спросить, что ли, у этих торговцев? Да ну их... Лезть к ним из-за этого совсем не хотелось...


Куда мы спички положили?

У последнего дома уже никого не было и признаков жизни в нем тоже не наблюдалось. Но все же рискнул, позвонил. Без толку. Никого. Или маскируются...

Спустились к реке и попили холодной водицы, освежили лица. И сразу вспомнились другие источники... Как же они все чисты и величавы...

Прошли почти всю деревню. Остановились возле калитки, где недавно играли ребятишки. Постучал. Вышел мужик и спросил:

— Здравствуйте! Вам чего?

— У вас огонька не найдется? А то у нас спички кончились... Можно купить у вас пару коробок?

— Найдется. Щас поищу... – и мужик направился к крыльцу дома. Вошел... и застрял.

Пока он искал спички, мы разглядывали двор. Возле забора стоит здоровый сарай, что-то вроде летней кухни. Напротив – длинный сосновый стол и две скамейки. Около стола – большая темно-зеленая ель. Какая пушистая!.. С остатками новогодних игрушек.

За накрытым столом сидит компания: женщина, вероятно, жена мужика, и четверо молодых людей. Судя по всему, обедают. Поздоровался, они ответили.

— Приятного аппетита!

— Спасибо...

Наконец, мужик вышел из дома и направился к столу.

— Слушай, ты не помнишь, куда мы спички положили?

— Ох, блин, ну и искатели! – и женщина сама пошла в дом. – Позавчера целую пачку купили, я их возле печи оставила.

— Да я помню, что покупали, а куды дели – не помню... – мужик снова подошел ко мне.

— А молоко у вас не продается?

— Неее... Коровы у нас нет. Попробуйте спросить в доме, который последний на улице. Возле леса стоит. Может, у них и бывает...

— А хлеб и крупы какие-нибудь у них есть?

— Не скажу, надо спросить... Давно вы здесь? Сами-то откуда?

— Да мы здесь второй день... Были в Аршане, потом на Шумак пробовали сходить... Озеро тут у вас видели...

— Озеро?.. Аааа, это то... Да, их на Хамар-Дабане хватает...

— Карту вот вашу посмотрели, интересно... До перевала-то далеко? Может, мы сподвигнемся да сходим...

— Дак вы туристы что ли?..

— Да вроде того, походники вообщем...

— Понятно... А пехом до перевала дня три топать, километров 40-45, значит... Вдоль реки надо идти, по руслу. Только не в зоне заповедника, а за ее пределами...

— А что здесь-то? Запрещается что ли ходить? Аль косолапые балуют?

— Да ходить-то можно... И отсюда дойти тоже можно... Только вот далековато... Да и лесники могут прицепиться. Уж больно строгие они стали... Костры тоже не развести, все запрещают... Заповедник – и все тут!.. Ну и мишки, бывает, из лесу выходят, это когда голодно им... Ищут возле деревень чего поесть можно...

— А мы тут неподалеку кострища видели... Старые...

— Да, есть такое старье... Ну, это уже бомжи, наверное, чего-то жгли...

— Бомжи? И много их тут, в деревне-то?

— Да в деревне их нет, они там, у озера больше живут...

Прошло три минуты, мои девушки не выдержали и пошли вперед. Через минуту женщина, наконец, вышла. В руке у нее был слегка помятый коробок.

— Надо же!.. Не нашла ведь! И куды дели-то?.. Вот! Один в кармане куртки нашла!.. Но ведь прекрасно помню, что только купили пачку!.. Как слизал кто...

Мужик взял его и направился к калитке, а женщина снова села за стол. Вслед ему раздалось:

— Да что же это такое? Вроде у печи лежали... Вчера сама видела...

Мужик протянул коробок, а я – деньги.

— Да ладно, – махнул рукой, – чего уж там... Самому иногда огоньку надобно бывает...

— Спасибо! Приятного аппетита!

Калитка закрылась, но на улицу успел выползти мальчишка. И тут же откуда-то возникла малюсенькая девица с кукленком и с ходу ему:

— А лисапед де?

— А чо, катася будем?

— Бум! – они снова дружно раскрыли калитку и нырнули во двор...


Двусторонняя погода

Догнал своих девушек уже возле шоссе. Идем к мосту и издалека видим, как на мост въезжает грузовой состав. В середине состава – 10 или 12 платформ с зачехленными танками. Опять... Только в другую сторону. Наверное, отстрелялись...

— Интересно, их что – возят туда-сюда?..

— Наверное, на Дальний Восток, на границу...

— Ага, и с границы обратно.

И будто в подтверждение последних слов – не прошло и пяти минут, как с моста выезжает еще один состав. И на этом – тоже танки! Примерно 15 платформ. И тоже зачехленные... И охота же им всю эту "зелень" таскать... Нам стало весело – ведь за неполные полдня это уже третий состав с танками... А может и еще были, пока мы по лесу гуляли...

— Ну а эти куда?

— А эти?.. Уже использовали и сдавать в утиль... А может, в ремонт...

— Скорее продавать...

Состав прошел, а мы поднялись на насыпь – посмотреть расписание электричек. Оба домика на станции закрыты на замок – посмотрели... Переходим пути и чувствуем, как усиливается ветер. Спускаемся с насыпи, Маришка обнаруживает цветы курильского чая, зверобоя, срывает несколько лепестков на чай...

По эту сторону, на побережье Байкала, стояла совсем другая погода: было заметно, как ветер гонит туман с моря в нашу сторону. Серая полоса потихоньку росла и приближалась. Зато в деревне стояла жара и никакого ветра! И возле лесного озера тоже был полный штиль... Какая странная здесь роза ветров... Чудеса...


И кто ее знает, чего она лает?

Пока дотопали до палатки – жарковато стало. Даже порывы ветра не приносили облегчения от зноя... Искупаться бы, только вот ветер не утихает...

Возле палатки вертелись две соседские собачки. Завидев нас, одна "поскакала" к своей палатке, а другая – сначала начала рычать, а потом тявкать без умолку. Ника испуганно смотрела на нее: и чего зря лает? Чего ей такого сделали, что она никак не успокоится? Наконец, показался иркутянин: его тоже достало тявканье. При виде хозяина она быстро ретировалась и с лаем помчалась к своему дому на колесах – в кусты...

Первым делом перетащили палатку немного вбок – надо бы посушить песок под ней. Часть вещей тоже положили погреться на солнце. Потом разделись и стали загорать. Маришка полезла в воду первой. Купалась всласть, а мы снимали ее с берега. Ее финты оказались настолько зажигательными, что мы не выдержали и сами полезли в воду. Саша сначала просто бродил вдоль берега по колено в воде, собирал изумительно белый кварц и выкладывал вдоль берега затейливую линию. Потом все же искупался и сел на бревно – обсыхать. Ника же после пробы воды не решилась окунуться – ей показалось холодно.

Пока купались, со стороны моста стали появляться новые машины. Сначала соседская девушка-рыбачка села в машину с парнем и куда-то поехала. Потом появились две Тойоты. Остановились возле соседей. Из салонов вылезли молодые люди и их родители. Молодняк пошел в сторону косы, где мы вчера топляк собирали. Выбрали место, вернулись, сели и поехали туда. За иркутян. Спустя полчаса там "выросли" две палатки и еще один тент. Глядим – они уже мангал ставят!.. Шустрые... И началось... Один ихний мужик вытаскивает из багажника... неее... не шашлыки. Бензопилу! И неспешно направляется к бревнам, валяющимся на косе...

Минут двадцать воздух сотрясали звуки визжащей пилы. А вместе с ними и собачий лай. Опять эта "моська" завелась!.. Теперь уже на новеньких... И пришлось иркутянину загнать ее на время в салон своего авто... Теперь ее лай доносился уже сквозь стекло Жигуленка... С дребезжанием...

Время обеда. Развели костер между двух бревен. Соорудили из алюминиевой проволоки подобие конфорки и сварили суп в пакетиках. После прогулки съесть порцию такого супа было просто мечтой "голодающего" походника... Новые соседи тоже запалили свой мангал. И добавили туда бензина! И сразу же потянуло древесным дымком... С бензином.

В это время приехали еще две машины: Волга и Жигули. Волга отъехала и встала на бугре, ближе к мосту. Жигуленок же притулился недалеко от соседей-рыбаков. Из него вылезла семья: папа, мама и девочка – ровесница Ники.

— Ну, вот тебе и подружка новая... только что приехала...

— Где-где?.. – увидела и заинтересовалась Ника.

— Да погоди, дай им передохнуть. Они палатку поставят, тогда пойдешь и познакомишься...

Через десять минут приехали две машины. К соседям-рыбакам. Из одной вылезла еще одна девочка. Ника совсем разомлела от счастья...

Уф! Жара... Припекает... Снова попробовали окунуться. Рыбаки же тем временем взяли топор и направились в сторону полотна – к срубленному кустарнику. Пролезли через полусухое болотце, прямо по кочкам. Влезли на метровый помост и занялись поиском крупных ветвей. Ветки, "навороченные" путевыми рабочими, были еще полусырые и полувлажные от дождя... Запалить их можно было только бензином... Что соседи и сделали... И еще один мангал запыхтел бензином...


Погода возжелала измениться...

Соседи обедали. Плотно. С водочкой. Когда отпали от стола, Ника стала знакомиться с девочками. Мы грелись на солнышке и наблюдали за ними. А девочки брали белый кварц из линии, которую выложил Саша у самой воды, и пробовали построить что-то свое. Новое, неповторимое... Саша же смотрел на этот процесс и думал, что все на этом бреге преходяще... И бензин тоже...

Маришка уж было обрадовалась, что погода побалует нас в выходные, и можно будет всласть накупаться в Байкале. В кои-то веки... Но не тут-то было...

После четырех часов ветер стал усиливаться. Первые клубы тумана со стороны Мысовой наползали на мост и автостраду. Байкал тоже стало заволакивать серой пеленой тумана. Темно-серая полоса расползлась по всему видимому горизонту и стала расти. Волны усилились и начали пениться у берега. Серая пелена ползла и со стороны Утулика... Погода явно возжелала измениться: что-то пришлось не по нраву Духу Байкала... Только вот что...

Несмотря на все эти перемены, солнце все еще позволяло загорать и окунаться. Время от времени мальки омуля прибивались к берегу вместе с волнами, а потом снова ускользали вдаль.

Песок подсох довольно быстро. Снова переставили палатку – на прежнее место. В темпе побросали высохшие вещи. Ника наигралась с новой девочкой и полезла разбираться со спальниками и упорядочивать их. Ее же новая знакомая девочка ушла к своим.


Море волнуется раз...

Ветер усиливался и наша полипленка, висящая над палаткой, заходила, забреяла как парус. Маришка нашла еще одну пленку. Примерили – оказалась мала, и мы прицепили ее к столбу. Получился здоровый прозрачный флаг-парус. Ветер сначала играл с ним, а когда устал – прочно завернул его в сторону Слюдянки.

Вскоре туман приполз и почти полностью покрыл мост. Теперь локомотивы проходящих поездов зажигали желтые фары, чтобы пробиться сквозь туман. А туман продолжал затейливо клубиться над Байкалом, над мостом, полотном дороги... Рваный ветер глушил грохот проходящих составов.

Часов в шесть ветер усилился настолько, что уже не казался прохладным, играющим с обитателями побережья. Пришлось нацепить куртки.

— Папа, тебе не холодно в шортах? – ехидничала Ника, выглядывая из-под пленки.

Еще через полчаса начал накрапывать дождик. И тут же пришлось решать проблему с очагом. Попытки развести огонь между двух бревен ни к чему не приводили – огонь неизменно гас. Ветер совсем не желал поддерживать его маленькие сполохи. Старые спички отсырели и разваливались прямо на глазах. А тратить попусту новые как-то не хотелось...

Саша нашел в кустах за палаткой место, защищенное от ветра. "Перебазировали" очаг и сухие ветки топляка туда. Опять сделал из проволоки нечто вроде квадратной подставки-решетки для котелков. Попробовали разжечь костер под мелкими струйками дождя, вроде получилось. Полусухая береста тоже прибавила пламени силы, и оно тихонько стало играть с котелком. Дыма, естественно, хватало... Он то и дело менял свое направление, ходил почти вкруг костра. Это было очень похоже на шалости Духа Байкала... Сварили последние две пачки супа, согрели воду на чай и сели ужинать. Под пленку-полог, у входа в палатку.

Только-только успели поесть, как пленку сорвало ветром. Дух чего-то не на шутку разбаловался... Кинулись восстанавливать покрытие. Бесполезно... пленку срывало снова. Решили снять совсем, свернули и засунули под палатку.

Туман клубился над Байкалом... Ветер играл с ним. А может быть, Дух Байкала?.. Метровые волны ударялись о берег и пенились... Штормило, 2—3 балла. Очень похоже на то, что прошлым летом испытали на Телецком... Только там штормовая погода показалась нам сильнее... Ведь там свои Духи...

— Полгода плохая погода, полгода совсем никуда... – эти звуки неожиданно вырвались из-за стекла соседской машины... И мы опять залезли в палатку. Временно...

Саша вылез посмолить цигарку. Встал в кустах у очага и, глядя на палатку, начал "колдовать", скандируя про себя:

— Море волнуется раз,

Море волнуется – два,

Море волнуется – три!

Наша палатка – замри!

И что же? Естественно, замерла... И хотя ее стенки колыхались и ходили как парус, она стояла под напором ветра... Спасибо Духу, он тоже помог...


Танцы под дождем

Тем временем Маришка провела ревизию продуктовых запасов и пришла к выводу, что нам их должно хватить, увы!, до завтрашнего вечера... Если только Ника не заведет свои песни "акына" про то, что ее лишили радостей детства..., то день можно выдержать. Увы! Ника еще не научилась поститься...

Электричка ходит 2 раза в день, успеем ли мы завтра вечером добраться до Слюдянки, купить продукты, найти там место и встать на ночь? Здесь сейчас дождь и ветер, да и по ту сторону, в деревне тоже "осела" непогода... Какая же она будет завтра?.. Кто знает?.. Пока никаких проблесков к улучшению... Предзакатное солнце изредка пробивается сквозь рваные клубы тумана. Маришка даже попробовала заснять его...

Через час начали спускаться сумерки. Впрочем, туман и так затянул всё сумеречным полем... Дождь усилился...

Саша услышал какой-то странный шум и снова вылез из палатки. Маришка следом начала шуметь, что принесешь нам сюда сырость и мокроту, а здесь так хорошо, тепло, уютно... Сколько же можно бродить?..

Вылез и увидел, что со стороны моста и из-под него сквозь сумерки и потоки дождя по направлению к побережью движется группа девочек, человек восемь—девять. То ли из 8-го, то ли из 9-го класса. В одноразовых плащах и все разного цвета. Откуда они здесь? В деревне мы не видели никакой школы... Мистика...

Следом за ними из-под моста показались четыре женщины. Они размахивали руками и довольно звонко что-то напевали. Девочки в такт им тоже пробовали петь и вращались вокруг себя. Вот такие странные игры под дождем...

С визгом и песнями они прошли по травянистой дороге мимо нашей палатки и остановились на мокрой гальке, недалеко от наших соседей с собаками. Дальше – больше. Девочки встали в ряд. По обе стороны с ними встали и женщины. Одна же вышла и встала по центру, напротив них. Поставила на камни магнитолу, включила. И тут начались какие-то загадочные песни и пляски под дождем... Фьююю! Никак шаманские!.. Девочки явно исполняли какие-то обрядовые, культовые танцы, связанные с воздействием богов на погоду... Все эти вещи смутно угадывались в движениях танцующих "нимф в плащах"...

Саша заглянул в палатку и схватил фотик, махнул своим девушкам – пошли смотреть на это таинство. Увы!.. Батарейка, как назло села... Саша с грустью досматривал танцы под дождем... Ненадолго выглянула и Маришка... Примерно через 15 минут дождь усилился и вся эта живописная группа с визгом побежала к мосту...

Двое соседей-рыбаков тоже наблюдали из-под своего тента за девочками. Там что-то шипело как змея, а мужики периодически нагибались... Как будто что-то потеряли... Когда же группа исчезла в тумане под мостом, мужики выволокли свою резиновую лодку на воду. Так вот, оказывается, что шипело... Насос... Сбросили на дно лодки сети, сели, оттолкнулись... Следом по воде запрыгнул еще один – молодой, вероятно их сын... Волны качали лодку. Порядком, совсем как малое перышко... Видно, что грести им было сложновато. Особенно по волнам... И все же минут через 10 они исчезли в клубах тумана... Ставить сети, в такую погоду?.. Однако...

Когда они вернулись назад, мы уже спали... И чего там происходило ночью над Байкалом, какие Духи витали и резвились вдоль побережья, уже не слышали...


04.08.06 – пятница

"Бархатное" купание

Проснулись. Стенки палатки уже не ходили ходуном, а сквозь них пробивались лучи солнца. Бархатистые, теплые... Вылезли по частям... Вроде все стихло, но порывы ветра еще ощутимы. Туман по-прежнему бродит над Байкалом, но уже не такой стеной. Утихли Духи, наигрались... Солнце явно пытается разогнать их туман...

Волнение еще не совсем утихло, но Маришка сразу же решила окунуться. И даже забабахала пробный заплыв, метров этак на десять от берега. Вылезла – и сразу на бревнышко, на солнце – сохнуть и греться.

Мы с Никой поежились малость, но все же собрались с духом и тоже решили искупаться. Саша плюхнулся и попробовал плыть по волне. Вылез. Весь в пупырышках... И тоже сел на бревно. Греться на солнце...

— Бррр! – все еще ежилась Ника. – Я еще немного подожду!

— Да купайся же! Погода вроде налаживается, можно будет хоть сегодня покупаться! – Маришка схватила Нику и попробовала приподнять ее.

— Неееет-неет! Мама! Я сама! – Ника медленно подошла к воде, повозила по поверхности пальцем ноги и нехотя вошла. Спустя три минуты она и правда настроилась. И бухнулась в воду. Поплыла... Пока плавала, было даже жарко, а вылезла... Брррр! Сразу в полотенце, чтобы зубы угомонить... Согрелась – и по второму кругу...

Соседи-рыбаки тоже проснулись и по очереди бегали умываться. Молодой парень в семейных трусах вынырнул из палатки и с разбегу плюхнулся в воду. Всплыл и почесал... Далеко, метров на двадцать. Вернулся и сразу под тент – водку пить...


Прогулки на надувной лодке

Пока завтракали, снова послышались шорох и дыхание. Колес и двигателей. Еще две машины приехали...

А вот и соседские собачки затявкали... Лезть в воду побоялись. Зато их хозяин искупался и залез в машину – обтираться... Собачки запрыгнули следом. Видимо, будут вытирать ему спину...

Соседи-рыбаки снова направились за дровами к полотну дороги. Их женщины вытащили из багажника пластиковые банки. С шашлыком. Медленно и чинно пронесли под тент. Как археологическую древность... Включили музыку... И понеслось...

Тем временем мы решили пока сложить все вещи, а позже – свернуть палатку. Сборы прошли довольно быстро. Пока погода позволяет – купаемся и загораем, в ожидании электрички.

Собачки опять бегали вдоль берега и чего-то искали. Иркутянин вытащил резиновую лодку, накачал ее и потащил к воде. Его подруга-жена села, он стянул лодку на воду и влез. Сел на весла и они поплыли. В сторону моста, к тихому устью реки. Волны покачивают лодку... Как на карусели... Спустя полчаса и соседи-рыбаки влезли в свою лодку. Отправились снимать сети...

Новые подружки Ники чего-то не показывались. И тогда мы с ней решили построить свой кварцевый городок. Сходили и сняли на память два других городка, которые по традиции кто-то из уехавших оставил на побережье. Сколько они еще простоят – неизвестно... Главное, что пока их никто не трогает...

Залез в воду по колено, снова собираю кварц. Поразительно белый! Городок на песке сразу же становится виден. Купаемся и строим. Строим и купаемся. И даже загар потихоньку "прилипает"... Хотя после похода... мы и так уже потемнели...Маришка тоже приняла участие в строительстве. Потом сфоткала нас...

...Тихо-тихо, а время близится к обеду, да и электричка скоро прибудет. Мы все же убедили Маришку, что хоть погода и наладилась, но народу здесь сегодня, в пятницу, будет в избытке, да и шуму тоже... Лучше снова в дорогу, а искупаться можно и со стороны Кругобайкалки.

Обедаем, упаковываем палатку. Подходит сосед-иркутянин, спрашивает, мы "отчаливаем" совсем или только на время? Сохранять ему наше место или не стоит? Говорим, что надо съездить в Слюдянку за провиантом, может, после вернемся... Но скорее всего уйдем по другому маршруту...

Время прошло так быстро, незаметно. Кварцевый Городок готов... Байкал уже почти мирно плещет свои воды о берег... Ехать-то не очень хочется, но продукты... Камень преткновения... Да и на Кругобайкалку успеть хочется, и в Листвянку тоже...

Прощаемся с соседями, надеваем свои несколько полегчавшие "рюзы" и... Двигаем к станции. Там снова сидят мужики, которым надо в город, а вместе с ними и бомж... Парадокс!.. Он у всех местных вместо провожающего...


Назад, в Слюдянку

Ожидание всегда томительно: приедет сегодня электричка или нет? Ведь расписание движения по выходным мы так и не выяснили... По идее должна... По другую сторону полотна снова видны снежные вершины Хамар-Дабана... Хоть сейчас можно на перевал рвануть!.. Вот только с провиантом малость швах...

Наконец, за мостом раздался гудок и электричка, тормозя, продефилировала сквозь мост. Влезли в вагон. Скинули рюзы и вздохнули. Уж очень хотелось купаться... Маришка жалобно смотрела на нас: может, сойдем, а?

И снова 3 часа пути, на этот раз обратно... Вот и Паньковка-2. Народу-то на побережье... Дым, музыка, запахи шашлыка и рыбы просочились в вагон... И опять везде груды мусора... Вот вам и экология... Маришка сразу поняла, что вчера и сегодня здесь с тишиной и уютом полный завал...

Ближе к Утулику снова появились облака, серый туман и капли мелкого дождя, попадающие на стекло вагона...

— А там солнце... – Маришка мечтательно глядит на нас. – Может, вернемся?..

— Я есть хочу! – Ника возмущенно глядит на нее. – Сначала накупим еды, покормимся, а потом вернемся!..

Маришка снова вздыхает... Видать, не судьба побыть там еще пару дней... Ягоду поесть, по лесу побродить...


Эх, накупили!..

Электричка медленно въезжает на перрон Слюдянки. Выходим. Все те же серые облака, стабильно зависшие над горными цепями. Как будто никуда и не уходили... На перроне сыро – видимо, недавно был дождь...

Складываем рюкзаки на скамейку. Маришка с Никой идут внутрь вокзала – на разведку, выяснять расписание езды Матани... Потом направляются по киоскам за продуктами. Спустя пятнадцать минут возвращаются с полными руками и уже чего-то жуют... Эх, маааа! Вот это накупили! Есть – не переесть!.. Здорово!

Матаня должна прибыть часов в 10 утра из Иркутска. Значит, завтра к этому времени надо уже быть на месте посадки. Сегодня же билеты не продают. Облом. Если есть места в Матане, то продадут завтря!.. Увсё будеть завтря!.. Однако...

Маришка возмущается такими порядками и подходом к интересам странствующих. Если иностранцы полностью "оккупировали" Матаню еще в Иркутске, то что же остается нашим походникам? Ждать у моря погоды или двигать своим ходом?..


Ну вот... и сена подстелили!

Продолжаем обсуждение, одновременно пакуем провизию в рюкзаки и идем к берегу в поисках места стоянки. Храм в Листвянке отремонтировали, он теперь стал совсем другой, нежели два года назад... Проходим по улице между привокзальной школой и Храмом. В школе тихо. За оградой видно здоровое футбольное поле и островки травы, пригодные для стоянки. Маришка вспоминает про то, что читала в Инете: как одни походники поставили палатку на территории школы... Храм закрыт, вероятно, в выходные не работает... Хотя... Когда прибыли из Ниловки, он тоже был закрыт... И снова дождик медленно и нудно начал совершать свое мокрое дело...

Доходим до берега, облицованного бетонным забором. Справа, метрах в 50-ти, видно какое-то кафе или дискотечное сооружение... В проеме у берега на волнах качается целая стая бакланов. Среди белых много птиц совсем с иным, каким-то пегим, оперением. Маришка предполагает, что это, вероятно, недавно подросшая молодежь...

Идем назад по дороге. Попутно заглядываем в небольшой магазинчик и докупаем там кое-что другое. И снова возвращаемся к вокзалу. Заходим в школьную ограду, обходим здание и небольшой памятник Ильичу. С протянутой рукой, посредине клумбы... На задворках, за футбольным полем видим свежий покос. Прям напротив старого деревянного здания школы. И тут же, рядом с ним, остатки стального каркаса некогда бывшей теплицы...

Сено разбросано по покосу, еще не совсем высохло, но уже пожелтело. Место идеальное, лишь бы муравьев не было... Сгребаем немного и ставим палатку прямо на сено.

Пока Ника расправляет спальники, мы снова отправляемся в попавшийся по пути магазинчик – за пирожками, шоколадом и минералкой. Как-то непривычно после источников пить минералку из пластика...

Вернулись опять с полными руками и сели ужинать. И снова наелись омуля! С пивом "Балтика", булочками и пирожками... Всласть!.. И вовремя! Дождик из мелкого, почти незаметного, вдруг взял, да и перешел в грозовой! Где-то неподалеку даже загромыхало!.. И засверкало! И в ушах зазвенело... Правда, потише, чем в Ниловке...

Влезли в палатку, взглянули на время: вроде еще не ночь, а спать хочется... Помечтали, поговорили про Матаню и не заметили, как заснули... Видимо, сено подействовало...


IV. Ностальгия по Кругобайкалке

Вокзал и
Храм в
Слюдянке
Поселок Култук
в 2004 г
Неожиданный
спутник
Вот такие
древности
Водоток
р. Киркирей

05.08.06 – суббота

Просыпаемся с ощущением, что находимся все еще на берегу, в Выдрино... Только вместо песка – сено... Но как ни странно, это всё же Слюдянка. Вот и школа, и Храм слегка сверкают на солнце своими крышами!..

Слава Богу! Дождя нет и нужно в темпе собрать вещи, палатку. Солнца и времени как раз хватило... Спасибо этому месту!.. Низкий поклон с рюкзаком... Ника и Маришка улыбаются, но кланяются тоже... Быстрым шагом двигаем на вокзал...


Новый вокзал

Вокзал на станции Слюдянка-1. Только теперь заметили, что стал он уже обновленный, с плиткой вокруг, с иллюминацией – специально для тех, кто любит ездить и высаживаться по ночам... Совсем уж не такой, каким был два года назад – в антикварном виде и абсолютно не отреставрированный. Старый был построен в 1904 году. Ныне же он – один из уникальных вокзалов на Транссибе. Является единственным в мире, построенным полностью из мрамора. Да. Не облицован мрамором, а именно всё здание из мрамора! А теперь еще и плитка керамзитовая вместо асфальта! И был построен таковым в честь окончания строительства Кругобайкалки. А расположен совсем недалеко от берега Байкала. Помимо стен это место притягивает еще и экзотическим наплывом народа кочующего, изобилием копченого и свежего омуля, которым торгует местное население. До сих пор прямо со слюнками на губах вспоминаем, как покупали здесь первый раз "горячего" омуля. И как потом наслаждались им в походе по КБЖД...


Ну где же Матаня?

И снова Маришка предпринимает попытку купить билеты на Матаню. Но в ответ уже несколько иная "песня" кассирши: если есть пустые места, то билеты вы купите прямо на Матане! Вот так! А если нет, то ... гуд бай! А по-бурятски... Тьфу! Забыл!..

Оставшуюся часть времени прогуливаемся по перрону. Вместе с нами дефилируют и другие желающие попасть на Матаню. Каких только нет... В неспешном ритме все подтащили вещи поближе к месту возможной посадки. Время идет, вот уже и "час Матани" наступил... А Матани как не было, так и нет!.. Мистика...


Борьба за место

Пришла-таки. С опозданием аж в сорок минут. Семь вагонов. Вся голубая-преголубая, как будто с неба свалилась... И кто её там выкрасил?..

Встала. Медленно, важно. И тут же на перрон вывалились туристы-иностранцы. В сопровождении проводниц. Вторая же толпа – ожидающих, немедленно ринулась по вагонам в поисках свободных мест. Влезаем в 7-й вагон. Шик, блеск, 1-й класс! Просто отпасть!.. Везде откидные мягкие кресла, похожие на авиа, ковровые дорожки, подвесные телевизоры и прочие навороты-вывороты. И тут же про-водница выпаливает лезущим в вагон:

— Этот вагон предназначен исключительно для иностранных туристов!

— Но ведь у вас же есть свободные места! Вот, вон, и вон еще!..

— Эти места забронированы! Еще в Иркутске! По дороге к нам сядут еще люди!..

— Ну вот когда сядут, тогда мы и встанем! В конце концов все же едут за деньги!

— Повторяю: идите в вагон № 4. Ищите места там! А здесь мест нет!

Послушав перепалку, мы с ходу решили проехать хотя бы в тамбуре на своих рюкзаках. Сняли их, привалили в угол к стенке вагона. И сели. Увы!.. Проводница с грозным видом администраторши-инквизитора указала нам на дверь. Грустно, когда своих походников не понимают...

Время летит, скоро отправление, спорить с тупой администраторшей надоело. Хватаем рюкзаки и летим в четвертый вагон. И, как оказалось, вовремя! Пока стоял с вещами в тамбуре, Маришка с Никой углядели-таки свободные места и сразу же приземлились на них. Эта бортпроводница не возражала. Переносим вещи и... всё! Рухнули в ожидании отправления...

Через пять минут раздался гудок, призывающий пассажиров на свои места. Толпа дефилирующих резко редеет. Зато и места в вагоне резко исчезают. И тут оказывается, что...


Пара "сдавала багаж" или чего не любят "отдыхающие"

Проход забит вещами и людьми, протискивающимися к своим местам. Рядом с нами садится пара "отдыхающих": он и она. Ему лет 45-50, ей – примерно столько же. Как будто только что сошли с какой-то старинной, почиканной временем и молью, фотографии... Этакие "дэнди" 40—50-х годов. Небольшая ехидная "перепалка". Выясняется, что они купили в Иркутске билеты и заняли еще два места под свой "багаж"! И не желают, чтобы из-за кого-то ихний "багаж" валялся на полу или болтался на крючках и верхней полке! К тому же... Впрочем, тут немного вмешалась проводница и всё сразу же встало на свои места. Но не совсем... Следом завязывается достаточно острый разговор с этой "живописной" парой, практически – еще одна, более жесткая перепалка. В результате он вынужден поставить свой рюкзак на алюминиевой рамке вплотную к окну, прямо на пол. Он косо поглядывает на рамку, как будто это не алюминий, а брильянты! Не меньше! Она же нехотя сдвигает свою сумку по сиденью, и тоже к самому окну. И тоже поглядывает на свою сумку. "Антикварная замша" – не меньше!.. Ну и что же после этого случилось с ихним "багажом"? Прокис? Покрылся плесенью? Или позеленел от злости за своих хозяев? Них фига! Каким он был, таким остался... Мшистым, серо-зеленым... И даже близко на патину "Медного всадника" не похожим...

...А пара и впрямь живописная... Он – в белой рубашке, чуть ли не с манишкой, в светло-кремовом костюме, в черных до блеска начищенных туфлях. Она – в белой блузе с кружевными отворотами, в моднячей юбке "а ля Версаче". Версаче?.. Хммм!.. Скорее Made in China!.. В обнимку с небольшой дамской сумкой. Новенькой и достаточно вместительной. "А ля ридикюль"... На походников совсем не похожи... Больше смахивают на обитателей курортного санатория... Ну с ея сумкой "а ля ридикюль Франсе" понятно... Там у нее косметика, всякие дамские штучки, финтифлюшки и прочая бижутерия (позже сама показала!). А вот с его интерпалочным наследством "от дальнего дедушки"... Интересно, что же у него такое в рюкзаке, что он так боится запачкать его?..

...Тихо-тихо, а уже Култук проезжаем... С моря он выглядит совсем иначе, чем из окна автобуса. Каким-то единым, полузастывшим как лава, массивом домов. И все глубинные жизненные соки, бурлящие внутри его улиц и домов, словно исчезают куда-то, растворяются в тумане. И снова всплывают строчки "А я еду, а я еду, за туманом"... Сколько уже этого тумана было?!. И не счесть...

Вся протяженность поселка незаметно преображается в нечто иное... Здесь, возле моря, из горного он становится уже приморским, раскинувшимся вдоль берега... Запах моря, рыбы, крики бакланов, шум проходящих грузовых составов... И снующие как муравьи одиночные машины и автобусы... Люди здесь появляются и исчезают как новые камешки на берегу, которые то забрасывает, то смывает волной... И всё же видно, как этот красавец-поселок медленно поднимает крыши своих домов и продвигается куда-то в горы, а потом совсем тихо исчезает за нависшими справа склонами...

...Успокоились. Ника даже в тамбур-туалет прогулялась... Как советовала героиня романа С. Моэма "Театр" Джулия, "если берешь паузу, то держи ее максимально долго! И тогда зритель поймет, насколько ты талантливо интерпретируешь пьесу!". Вот и мы "взяли" паузу!.. Посидели, помолчали, передышку сделали. И они тоже прогулялись в тамбур, а заодно и в бар – стресс снять... Вернулись с банкой пива. Сели, попили и вроде уже мирно стали знакомиться...

Вот тут и выясняется, что он родом из Маритуя, а едут оба – из Иркутска. До Маритуя, в гости. К его матери и родственникам. Где и как познакомились – не суть важно. Важно, чтобы его родня отнеслась к ней достойно. Типа как к кандидатке на пост его будущей жены. "Должность" обязывает... И она, естественно, начинает говорить про то, что очень любит (ну блин, просто до безумия!) путешествовать. И непременно во всем белом! Это ее "выработанный годами и устоявшийся принцип"! Вот ведь "принципная" попалась...


Матаня изнутри

Пока Маришка продолжала "светскую беседу", мы с Никой отправились в соседний вагон – в бар. Ей было очень любопытно прогуляться по другим вагонам, посмотреть на скитающуюся молодежь, на ее наряды и лица. С некоторых пор иркутская Матаня весьма преобразилась: мягкие кресла, ковровые дорожки, телевизоры, колонки, стереопроигрыватели. Здесь теперь тоже, наверное, Долби-стерео звук и изображение. Долби... Кааак вдолбит по полной!.. Так ведь и с колес слететь недолго... Да. А заодно и камнепад со скал спровоцировать...

В баре, как и полагалось, тусовалась куча молодежи. И почти все – за пивом и кириешками. Чьи-то отцы вцепились в стойку бара и наблюдали за молодой барменшей. Слегка покачивая бедрами и складками наряда, она шустро сновала между холодильником, микроволновкой и всякими шкафчиками. А одна молодая особа устроилась прямо на стойке бара. Папашка поддерживал ее, чтобы не сверзилась на пол. И она тоже изучала наряд и походку барменши...

Напротив стойки, у противоположного окна, была вторая, чуть повыше. Возле нее стояли высокие крутящиеся стулья типа "карусель" и пластмассовые "плетеные" кресла.

— Ух тыыы! – Ника увидела и сразу же влезла на "карусель". – Ну!? Как я смотрюсь?!. – и бодренько вскинула подбородок.

— Ништяк!..

— Ну, тогда сфотай меня! Классно!.. – и попробовала крутануться на "карусели".

Да уж... В старенькой Матане о двух вагонах "доисторического" образца и одного типа теплушки-магазина такого и в помине не было. Там был свой, "антикварно-старческий" уют... Очень душевный и очень душный... А вместо электровоза – старенький тепловоз. Сине-красный. И оттого временами хотелось прокатиться именно на ней...

Сфотал. И в кресле, и у стойки бара. Девушка сразу же схватила фотик и уткнулась в экран. А потом... Потом набрала всяких кириешек, жвачек, соку... И чего-то вдруг захотелось пить. Беру банку Балтики-3 и двигаем назад.

И снова Ника дефилирует по проходу и разглядывает молодежь в вагонах. Идет и прикидывает, стоит ли ей взаимствовать кое-какие модели в свой гардероб...

Вернулись, сели и снова увлеклись видами Байкала за окном... Маришка продолжала мирную "светскую" беседу с "багажной" парой. Предложил пива. Она тоже утолила жажду. И вот тут-то всплыла история двухлетней давности с неожиданным продолжением... И, наверное, стоит ее рассказать...


Зина

3-й день нашего похода по Кругобайкалке 2 года назад...

...Рано утром мы перекусили на скорую руку, собрали свои "рюзы" и снова потопали. Почти привычным ритмом по шпалам Кругобайкалки... Солнце медленно плыло к зениту, а в небе... Увы! Почти ни одного облачка. Воздух накалялся, и природе становилось как-то не по себе. Бабочки медленно зависали, пытаясь уловить прохладу. Жители высоченных трав неистово прыгали, словно устроили некие местные олимпийские состязания. На приз – кубок холодной воды... Всем хотелось пить...

...Жужжание пчел, стрекот цикад и кузнечиков, запах цветов, беззвучный полет крылатых "мантр"... И почти полная тишина, сквозь которую слышно движение воды в расщелинах скал и плеск байкальских волн... И только изредка ее нарушает шум проходящих где-то за горой, наверху, составов...

Голова сама собой поворачивается то влево, то вправо... Больше вправо, к Байкалу, к этому необъятному пространству голубовато-зеленых оттенков... К редким парящим облачкам и бакланам... И не покидающее ощущение, что за нами наблюдает Дух Байкала... Дух словно чувствует наши мысли и приветственно обвевает наши лица ветерком. Цветочные головки тоже колышутся и словно исполняют некий ритуальный танец, означающий, что пока нам дозволено путешествовать...

...Прошли еще один тоннель... А впереди снова солнце! Между рельс и сбоку от них, ближе к скалам – цветущие кустики дикой земляники. Каково же было наше удивление, когда на некоторых кустиках мы нашли зрелые ягодки земляники! Казалось бы, что предыдущие путники должны были собрать эти ягодки... Ура-а-а! Наша "лошадка", исчерпав запас анекдотов и "самопальных лошадиных" песен, резко ожила, скинула свой школьный рюкзак и начала сбор сладкого "корма"!..

...После полудня подходим к Шарыжалгаю. Легкий ветерок щекочет лицо, и Ника снова объявляет, что "лошадка" должна быть впереди всех... А впереди...

Несколько домиков уютно расположились в живописном ущелье. За изгородями видны стога и следы покоса. Небольшие огородики. В сараях слышно пыхтение, мычание и признаки иного движения... Где-то чего-то тихонько квохчет, кукарекает... Из одного домика выходит мужик и начинает ходить по огороженному участку...

Ника отправляется. На разведку. Пробует перелезть через жерди изгороди. Не получается... И тогда она подлезает под длинную палку. Урр-ааа! Она уже там и направляется к крайнему дому.

Мужик подходит к ней, они о чем-то шепчутся. Потом Ника бежит к нам. Останавливается у изгороди и разом выпаливает, что есть и молоко, и омуль! "Горячий"! А следом называет и цены. Берет деньги и бежит назад. Мужик же ненадолго зашел в дом. Ника растерянно оглядывается: куда это он подевался? Наконец, мужик вышел с двумя литровыми бутылками молока и завернутым в газету омулем. Ника радостно протягивает деньги и берет свой провиант. И, забыв сказать спасибо, снова бежит к изгороди. Это ее местная собака спугнула своим появлением на тропинке от дома...

Вылезла. Довольная... Отходим немного и садимся на рельсы. Испить парного молока. Насладиться запахом омуля! Хорошо-то как!..

Ну вот! Поели – теперь можа и дальше топать. Да-да, именно топать. Ходьба по шпалам вырабатывает особый ритм движения, не имеющий аналогов. Топ-топ, топ-топ... Но вовсе не малыш, поскольку расстояние между шпалами куда больше детского шажка. И вот так вперед, вперед... Пока ноги держат...

Топ-топ, топ-топ... Отошли от домиков метров этак триста-четыреста, домиков уж и не видно стало. И вдруг за спиной раздаются звуки: шлеп-шлеп, шлеп-шлеп... Шлеп-шлеп, шлеп-шлеп... Да быстро-то как... Мистика какая-то... Никого не было – и вдруг шаги!.. Не успели еще обернуться, как следом раздался и звонкий детский голос:

— Подождите!..

Глядим, а на шпалах, почти рядом с нами стоит девочка. Живописная-я-я... Лет пяти-шести. Волосы растрепаны, лицо слегка чумазое. В старой, изрядно поношенной одежде... И башмаки ей под стать... Интересно, откуда она взялась? Вот так, вдруг!? Может, это Дух Байкала перенес ее сюда откуда-то так быстро?..

— Здравствуйте! Это я – Зина!.. – ее черненькие глазенки удивительно радостно блестели. Мы мельком переглянулись и как-то сразу все заулыбались... Полусмущенно...

— Здравствуй!.. – Ника пристально разглядывала невесть откуда свалившуюся девочку.

— Так, значит, ты – Зина?! Ну, здравствуй, Зина! – Маришка поправила лямку рюкзака и протянула ей свою загорелую ладошку.

Зина немного смущенно протянула свою, как бы не зная, а что же дальше делать-то...

— Ты откуда? Где ты живешь? – вроде бы Маришка почти сразу же вызвала у девочки доверие и она заговорила.

— Я оттуда! – и Зина, полуобернувшись, махнула своей закопченной солнцем и ветром ручкой куда-то назад. Очень интересный жест...

— Оттуда?.. – Ника явно заинтересовалась новой знакомой. – Из этих домов что ли? Где мы молоко покупали?

— Ага!.. – видя, что ее не гонят, а пытаются понять, Зина обрадовалась еще больше. – Мой папка там работает! А я здесь люблю гулять!

Неспешно потопали дальше. Зина шла вровень с нами и нисколько не уставала. И тут стало понятно, что она радовалась каждому встречному путнику, особенно с детьми. Ведь в поселке детей-то и не видать, скукотища для нее – неимоверная. И каждый день – почти одно и то же...

— А как ты сюда попала?

— А я здесь на каникулах... Пока папка работает...

Светлые волосики выбиваются из-под серой фланелевой панамки с загнутым краем и в беспорядке спадают на невысокий лоб. Серая курточка немного скукожилась от движений. Поправляет.

— А мама твоя где?..

— Мамка? Она уехала на поезде... за продуктами... – и Зина показала рукой вперед. – Там...

— Понятно... – хотя ни черта не было понятно. Можно было только догадываться, что мать ее находится в данный момент в каком-то близлежащем поселке. А может быть, в Иркутске?..

— А где ты учишься?

— В городе, в школе.

— А в каком городе?

— Нууу... там... – и опять тот же жест куда-то в сторону Ангары...

Вскоре где-то далеко сзади раздался гудок. А следом еще несколько. Матаня!.. Минут через тридцать-сорок она догнала нас. И всё это время она периодически гудела, как бы призывая полусокрытое местное население и спрашивая, кому чего надо?..

— А папка чем занимается?..

— Нууу... Это... Он тут сено косит. Нууу... Коров пасет еще, по хозяйству чего-то мастерит... – улыбается. Задумалась... – Нууу, еще иногда рыбу ловит. Вместе со всеми...

Тихо-тихо, а дошли до очередного тоннеля. Достали фонарики, включили. В тоннеле оказалось довольно прохладно, и мы слегка подрагивали. Зина же шла с нами, как ни в чем ни бывало... Успели пройти тоннель, он оказался не очень длинным... Отошли от него метров на сто, и тут раздался гудок. Совсем уже близко. Матаня медленно выползла из тоннеля. Старым фотиком успели сделать снимок.

Посторонились к скалам. Даже увязли по колено – в траве и цветах. Матаня медленно проползла мимо нас. Машинисты весело поглядывали в окно тепловоза, ожидая жест от путников, дескать, тормозни... Но мы помахали им кепками и шапками. Они дали приветственный гудок, мигнули фарами и проследовали вперед...

Снова вылезли на шпалы и поползли дальше. Жарко, припекает. Хочется пить, воды и молока осталось маловато... На вечер. К Байкалу не спуститься – очень крутой травянистый склон... Поглядываю на скалы в поисках родника...

Вот уже час, как Зина с нами, и никаких признаков, что ей хочется домой. А впереди еще два тоннеля. Перед первым из них слева у скалы большая выемка. Иду туда и смотрю – нет ли родника? Увы... И тут слышу вслед голос Зины:

— Осторожно! Там могут быть змеи!..

— Змеи?

— Да. Они любят такие места и расщелины в скалах. А еще любят гулять в густой траве...

С опаской смотрю на стебли травы... Черт их знает, змей этих!.. А вдруг и правда есть? Возьмет и выползет такая, как в Раю к Адаму...

— А еще мой папка здесь медведей видел...

— Кого?.. – мы ошарашенно смотрим на Зину...

— Медведей! Вот! Он говорит, что их тут нелегкая носит, ведь время еще не голодное... Малины на горах хватает. Дурни какие-то...

Даааа... Только косолапых нам и не хватало... Для полного счастья... Стоим возле входа в тоннель и по движению ветра из него оцениваем температуру внутри – одевать куртки или нет. Вроде бы не стоит... Входим...

— А как же ты здесь без фонарика ходишь? Ведь запнуться можно, упасть?..

— Да я... привычная... Я их уже много раз пробегала...

— Фууу! Вышли! – Ника радостно откинула волосы назад и посмотрела вверх. Ее личико вспотело, жарковато... Но Зина... Зина курточку и панамку не снимает...

— Ну а купаться любишь?

— Купаться?.. Неее... мы не купаемся...

— Как?? Совсем, что ли?..

— Ну да!..

— И в баню не ходите что ли?..

— Нууу... В бане мы бываем, только редко... Дров мало... Да и топить неохота...

— Так вы в бане купаетесь?..

— Неее... в бане мы не купаемся...

— А что же вы в бане делаете? Молоко, что ли, пьете?..

— Нееее... – смеется. – В бане мы моемся!.. Вот!..

— А в Байкале?..

— Нуууу... и в Байкале моемся... Зимой моемся...

— И не холодно? В Байкале-то?..

Пожимает плечами. Наверное, привычные...

Постояли немного. Время идет и мы понимаем, что Зина скоро пойдет домой. А пока... Пока Маришка предложила Нике подарить чего-нибудь Зине. Например, полосатую футболку, а еще фломастеры и журнал с кроссвордами. Ведь здесь этого не бывает...

Ника задумалась. Прошла минута, и она решительно сняла с себя футболку, протянула Зине. Та в смущении взяла и сказала "Спасибо!". Ника же полезла в свой ранец за журналом и фломастерами. Достала. И снова Зина оказалась в счастливом замешательстве... Такого с ней, наверное, уже давно не бывало... Рассмотрела подарки и прижала их к груди... Так и дошли до следующего тоннеля... Брели по шпалам, а Зина, шурша камешками, боясь выронить гостинцы, двигалась перебежками вдоль полусырой стены.

Прошли тоннель, насладились прохладой... А следом за ним, метров через тридцать, уже и второй начинается... Прошли и этот... И вот здесь, в солнечном пространстве, метрах в десяти от выхода, Зина, наконец, решилась расстаться с нами и идти назад...

За эти два часа общения с Никой и с нами Зина словно бы отчасти стала еще одним походником нашей команды. Да и мы уже тоже немного привыкли к ней. Расставаться всегда грустно... Но Зина весело помчалась назад, сквозь темное пространство тоннелей... Привычная...

Вспоминает ли она теперь эту мимолетную встречу?.. Не знаем...


***

Разговаривая с парой "путников из Иркутска", Маришка вспомнила про Зину, про наше желание снова увидеть ее. И тут "маритуйский" мужчина сказал, что знает эту девочку и знает, что с ней теперь. Мы удивленно смотрели на него: как, откуда?..

Оказывается, Зинина судьба не балует ее – маму прошлым летом лишили родительских прав, папа (тот самый, что продал нам молоко) сидит в колонии, а Зина попала в детдом... Еще в прошлом году ее часто встречали дачники в окрестных поселках, она просила у них лакомства, а порой и приворовывала мелкие вкусности и предметы ширпотреба – от них не убыло, а ребенку радость. Память о себе она оставила не лучшую, но разве в том – ее вина? Таких девчонок не только на Кругобайкалке – по всей стране пруд пруди... Как-то сложится ее жизнь дальше?.. А для нас она останется навсегда маленькой Зиной с Кругобайкалки, пронзительно одинокой маленькой жительницей староалександровской дороги, провожавшей нас целых три тоннеля кряду и пугавшей нас сказками про медведей, которых здесь не раз видывал ее папа...


Метаморфозы на КБЖД

Путешествуя по Кругобайкалке два года назад, мы не раз встречали в разных местах у скал, возле поселков необычные экспонаты прошлых времен, своеобразные "археологические древности". Сейчас же, поглядывая в окна Матани, с удивлением обнаруживаем, что многие из них просто исчезли... Жалко-то как... И чего их поубирали?.. Ведь они были весьма живописными архаизмами, украшавшими до-рогу, и никому из путников не мешали... Зато, например, в некоторых местах на берегу появились здоровые серо-белые фургоны, похожие сверху на лестницу без перил. Такие фургоны мы видели в районе Рыбзавода за Слюдянкой. Очень может быть, что и эти – тоже что-то вроде мини-рыбзавода...

Бросилось в глаза и то, что стало весьма много очагов и других "следов" после стоянок путников и "путешественников". И многие следы в совершенно неудобных для стоянок местах... Деревьев здесь и тогда было немного, ну а сейчас... С сухим топливом ныне, вероятно, большая напряженка... И вот едут они теперь толпой в иркутской Матане, присматриваясь и выбирая себе место, где им хотелось бы встать дней этак... на несколько. Сойти же можно преимущественно только в поселках... Сходят и направляются туда, где им приглянулось... А потом остаются еще и надписи на скалах, к примеру, как на мысе Зуб (145-й км): "Дуристы-2000"... Два года назад всё было иначе... Путники шли долго, несколько дней и, порядком выдохнувшись, устав, мечтали сесть на Матаню, чтобы спокойно доехать до Порта Байкал или же до Слюдянки...

Появились и новые туркомплексы. А старые, бывшие уже до них, тоже весьма преобразились: отремонтировались, достроились, "доархитектурились"... Короче говоря, по указам нынешних "царей и знати" КБЖД возвели всякие полубараки-полугостиницы, полукафе-полуресторанчики со спутниковыми тарелками наверху, ажурные чугунные мостики, палисадники и даже теннисные корты. И всё это хозяйство приукрасили резными скульптурами – из дуба, сосны, кедра... Повсеместные "самопальные" вырубки вековых древ стали какой-то порочной модой... И никого не интересует судьба любого древа: растущего, срубленного, пущенного на какие-то сиюминутные цели... Не навреди ближнему своему... Природа и ее живые организмы почему-то упорно выпадает из этого божественного принципа... Для многих... Отдыхайте, господа, на здоровье! И не хайте времена прошлые... Ведь такое императору Александру III и не снилось... Ему нужен был всего лишь способ сообщения – дорога...

Ах, времена, ох, нравы!..
Архитектурный комплекс мастеров,
Искусно вписанный в природу,
Сегодня нужен только для забавы...

Чтоб тяжким не выглядел путь...

Постой, паровоз...
Мы устали немного
И вышли на волю вздохнуть.
Взглянуть на природу,
Промяться по травке
И ноги в Байкал обмакнуть...
И вот – началось...

Первая остановка. Выходим. Живописная речка с не менее живописным мостом. И повалил народ... Вперед, к мосту! Толпа страждущих повисеть вниз головой на перилах росла. Как былая первомайская демонстрация! Повисевшие вволю сразу же быстрым шагом спешили достичь тоннеля, войти в него и успеть чего-нибудь там рассмотреть...

Вторая часть страждущих предпочла подлезть под вагоны и по траве спуститься к берегу моря. Жарко! Купаться! Немедленно купаться!.. Человек 15 успели раздеться и окунуться. Какое наслаждение! И какая живительно обжигающая вода! Жаль, что берег немного заилился... Мужики окунались, плыли, а после, стоя по колено в воде у берега, с удивлением разглядывали свои заиленные зеленова-тые ноги! Как будто они на миг стали водяными!..

— Чё делать-то, братва? А? Как ноги отмыть-то?..

И вдруг раздается гудок Матани! Растянувшаяся почти на 100 метров толпа ринулась назад, к вагонам. А машинист, словно подтрунивая над толпой, снова прогудел пару раз. Купающиеся, на ходу одевая платья и джинсы, забыв про зелень на ногах, снова ринулись под вагоны...

Всё!.. Успели!.. Влезли и бухнулись на свои места! И снова не спеша едем дальше...

...Яркое, почти полуденное солнце. Безмолвные скалы, усыпанные цветами. Березки и березовые островки, растущие прямо на склонах гор, на камнях. Упрямые, устремившиеся ввысь сосны на огромных валунах! Какие они смелые, а главное – живучие! И везде – море зелени! Второе море вкруг Байкала...

Вторая остановка: выемка возле мыса Хабартуй.

И опять толпа, как разноцветный кочующий табор, ринулась к скалистым уступам. Женщины, задрав головы, смотрели и прикидывали, как на них можно влезть, чтобы запечатлеть себя на фоне этих впечатляющих глыб. Молодежь оказалась более проворной и, скользя подошвами кроссовок, карабкалась на ближние уступы...

Кто выше?! Даешь рекорд!.. Девушки целились объективами по парням, прилипшим вполоборота к скале, и пробовали заснять их трясущиеся от напряжения торсы. Один мужик вообще влез метров на 10, застыл на уступе и никак не мог развернуться лицом к дамам. Ненароком выставил свою задницу... Ну почти Прометей!.. Тут-то дамы его и запечатлели. На века...

Проводница (кажется, ее звали Катя) вылезла на шпалы, бегала и кричала:

— Да не лезьте же туда! Что вы делаете?! Нельзя! Не положено! Жить надоело?!..

На ее груди грузно раскачивалась сумка с кассовым аппаратом. Туда-сюда, туда-сюда... Как маятник... Но народ не слушал ее. В толпу как будто вселился мощный дух преодоления опасностей. Люди упрямо стремились влезть на уступы и продемонстрировать другим свои складки, груды целлюлита на отъетых фигурах.

Наконец, проводница Катя устала заниматься народным воспитанием, плюнула и сама полезла на живописную глыбу. Кое-как влезла. И застыла! Вместе с кассовым аппаратом, приподнятым складками живота к груди... Ее довольно полноватая фигура мощно "зависла" над снующей вдоль пути, как муравьи-мутанты, толпой. Лицо расплылось в улыбке. Мужики снизу щелкали затворами и подбадривали ее жестами и криками восторга. Проводница Катя попыталась принять позу модели на подиуме. Этакая гламурная дива... Кто-то уже успел вынырнуть из вагона с видеокамерой и снимал ее на этой глыбе...

И снова загудела Матаня... Проводница Катя приветственно помахала рукой машинисту и жестом показала, чтобы постоял еще малость. Потом медленно поползла вниз. К вагону. То и дело поправляя съезжающий набок кассовый аппарат. Народ нехотя побрел в вагоны. Часть молодежи всё же десантировалась с рюкзаками в этом месте.

Прошло минут десять. Наконец, Матаня, издав протяжный вздох, поползла дальше...

Третья остановка случилась возле некогда живописного водотока р. Киркирей. Ныне упакованного в бетонный сток. На века. Как и прежде, на обоих порталах тоннеля сохранились таблички "1911-1913 гг.". Но метаморфозы, происшедшие здесь за два года, были разительны! Кто-то из руководства ВСЖД решил, что будет лучше, если часть природы заменить на часть ландшафта мегаполиса. Живо-писный холм с множеством цветов, среди которых некогда пели цикады и выводили свои трели кузнечики, сравняли, засыпали гравием... И на эту площадку, обнесенную к тому же якорной цепью, водрузили что-то типа навеса на металлических столбах. Со столиком и скамейками для сильно уставших от езды в вагоне... Под гравий ушли и другие живописные кусочки земли, ранее усеянные ягодами, цве-тами... Но свежая "струя" путешествующих вряд ли знала об этом. За редким исключением... Появились и иные следы цивилизации – рваные консервные банки, пустые тетрапаки и стаканчики из-под пива, йогурта, пакетики от кириешек... Вместо бабочек и цикад...

Бег толпы к двум порталам. Гул и брожение телес... Почти как в немом кино... Попытки войти в тоннели, подобраться к скалистому склону... Кто-то успел спуститься по крутому склону к воде и окунуться... А кто-то, стоя возле новенькой площадки в цепях, снимает Байкал. И тоннели... Маришка с Никой зашли в тоннель охладиться и поглядеть, не в этом ли тоннеле был лаз в подземное "царство"...

Вдруг один мужчина прокричал своим дамам:

— Глядите! Глядите!.. – и тут же стал снимать на видео.

Дамы немедленно ринулись к нему... Оказывается, метрах в тридцати от берега из воды показалась чья-то голова. С совершенно черными, похожими на здоровенные пуговицы, глазами. Да это же... Нерпа! Аж дыхание перехватило... И как она здесь оказалась?.. Некоторые здешние жители говорили, что увидеть нерпу можно только в районе Ольхона и дальше, ближе к Северобайкальску.

Какие-то мгновения – и всё! Нырнула и исчезла... И осталась только видеозапись у мужика... И круги на воде...

Одна миниатюрная дамочка в очках, красной майке и джинсах достала из своего мини-рюкзачка блокнотик, присела на корточки и стала чего-то усиленно строчить. Со стороны она напоминала полуфранцуженку-полуеврейку, заброшенную судьбой неизвестным образом в эти дальние края... Интересно, о чем она там рассказывала, в этом своем слегка "худеньком" блокнотике?..

Призывный клич Матани – и толпа рысцой ринулась по вагонам.

...К обеду Матаня доползла до деревни Маритуй. И прикорнула у очередной платформы... Живописная пара в "белых одеждах" с рюкзаком, попрощавшись, сошла и направилась вглубь деревни. Выползавшее же снова большинство странствующих ждала неожиданность: метрах в 70 от станции стоял недостроенный бревенчатый дом. О двух этажах. Совсем новенький, пахнущий древесной смолой. А перед ним раскинулся приличный цветник. На фоне дальних домов и огородов... И вот это строение оказалось... музеем Н. Рериха. Ни больше, ни меньше... Толпа "ручейком" втекла внутрь, чтобы исследовать строение. И как выяснилось, на стенах висели картины, подаренные малоизвестным народу "меценатом", принадлежащие кисти Рериха. Говорят, что он тоже бывал здесь, и поэтому возникла идея основать здесь музей.


Драка в Матане или разборка по-русски

Езда в Матане через тоннели разительно отличается от пешего хода по ним. Когда же тоннели расположены достаточно близко друг от друга, иногда случаются странные вещи... Совершенно выпадающие из здравого смысла и статуса "человек"...

Что, скажем, может увидеть человек, сидящий у окна Матани, в темном пространстве тоннеля? Мелькание каких-то серых бликов при свете фар Матани... То есть практически ничего. Иногда могут промелькнуть небольшие ниши – выходы на узкие уступы скал, нависших своей зеленой громадой над берегом Байкала. Слабый свет из окон Матани еле высвечивает полусырые стены тоннеля. Его же сводов вообще не достигает. И что на них – для многих пассажиров, привыкших путешествовать на колесах и глядеть из окна, так и останется тайной. Покрытой мраком тоннеля. Те же, кто сидит с противоположной стороны, тоже вряд ли смогут узнать что-либо про ниши, в которых можно спрятаться, если вдруг Матаня застала вас в тоннеле. А еще есть ниши с проводами, узкие ниши-лазы, ведущие в под-земные пещеры. Глубоко укрытые скалой и заполненные водой. Точно так же неведомыми для едущих останутся секреты кладки стен и сводов, их весьма своеобразный рисунок и разительные отличия. А уж про то, как выглядят шпалы и рельсы, что иногда можно найти между ними, и подавно... И только редкий иностранец в компании собратьев находит в себе силы "залететь" сюда. На своих двоих...

Ныне многие ниши-выходы "задраены" металлической сеткой. Вероятно, из-за возможных обвалов и разрушения некогда живописных уступов...

...Мы сидели примерно в пятом ряду. А в третьем, с другой стороны ехали молодые девушки. Лет этак по двадцать—двадцать два. Крашено-мелированные, с татуировкой на предплечьях. В джинсах и коротких футболках, позволяющих им щегольнуть серьгами в пупках. Этакие "неформалки"...

Проезжаем очередной тоннель, свет в вагоне гаснет и вдруг в полной темноте раздается дикий необузданный крик. "Ааааааааа!" Словно кого-то неслабо резанули. Аж в ушах зазвенело... Пауза. Тишина. И опять, в два голоса: "Ааааа!", "Уууууу!". И снова пауза, звенящая от напряжения тишина...

Пассажиры, естественно, вздрогнули. Когда же Матаня выползла на свет Божий, стало видно, что эти девицы вовсю смеются. Типа, чего вздрогнули то? Это мы так прикалываемся, чтобы весело было. Спустя минут двенадцать проезжаем еще пару близко расположенных тоннелей. И опять крики с паузами режут всем уши... И все оттуда же – из третьего ряда. Сначала, после вздрагивания некоторым, и правда, становится немного смешно, а после... Через десять минут еще пара тоннелей. И снова смешки и крики из третьего ряда.

Свет в вагоне горит и видно, как девицы резвятся. И тут, откуда сзади раздается предупреждение. У одной из женщин не выдержали нервы, и она громко выкрикивает: "Да сколько же можно?! Прекратите немедленно! Совсем не смешно! Уважайте других!"

Но девицы словно не слышат ее и снова кричат. Матаня всё еще движется в тоннеле.

Не прошло и полминуты, как из задних рядов выходит женщина лет пятидесяти восьми. И быстрым шагом подходит к девицам. Девушки в упор смотрят на нее, а женщина – на них.

— Прекратите немедленно! Уважайте других! Совсем не смешно! – почти яростно выговаривает она.

— А вы, собственно, кто? – с неприкрытой насмешкой выдыхает одна из девиц.

— Человек! Женщина! Пассажир! Вы меня понимаете?! – ей уже показалось, что эти девушки вовсе не из России.

— Женщина! Ну как ты не понимаешь?! – с усмешкой восклицает девушка с краю, которая собственно и кричала громче других. – Это драйв такой! Для смеха! Для юмора! И чего завелась, старая?! Лучше бы сама юморила!

— Юморила? – женщина срывается в крик. – Ты мне не тыкай! Не по годам еще! Лучше молчала бы! Юморная!

— Ох, ох, ох! Испужала! – и девица вполоборота подмигнула своим спутницам.

Вот тут-то женщина и вовсе не выдержала. С громкой бранью она вцепилась в волосы этой крашеной любительницы драй-ой-ва. Девица резко дернулась и вцепилась в руки женщины, пытаясь оттолкнуть ее. Как будто две динозаврихи сцепились – из-за куска мяса...

Потасовка и шум привлекли внимание пассажиров. Двое сидящих рядом мужиков кинулись разнимать их. Но женщина, чуть не плача, уже успела изо всех сил рвануть девицу за волосы. Та вскрикнула. Здоровый клок мелированных волос остался у женщины в руке.

— Тьфу на тебя! Уродина! – и быстрым шагом пошла назад.

— Ах, ты, зараза!.. – прошипела покрасневшая девушка и рванулась было за ней, но мужик рядом удержал ее. Девушка совсем забыла о драйве и, несмотря на все происшедшее, снова засмеялась...

Через минуту кто-то из задних рядов стремительно прошел вперед. Легкое дыхание ветра. Боковым зрением Саша заметил движение какого-то предмета по полу. Взглянул. Это был тот самый, здоровый клок волос. Очень похожий на волосы из парика... Саша приподнял их и направился к любительнице драйва.

— Девушка! Это не вы обронили?

— Нет! Не я! – и девица явно покраснела... Отвернулась...

Ее товарки, еле сдерживаясь, уткнулись в ее плечи... Из задних рядов раздался недвусмысленный смешок...

Духовное равновесие в вагоне было существенно нарушено, и молодежь потянулась в буфет. Расслабиться...


Мыс Половинный

Ехали мы, ехали... Жевали, жевали... И доехали до места, которое особым образом осталось в памяти два года назад. И случилась здесь остановка. Пятая. Полуторачасовая...

Толпа медленно обходила растянувшийся почти на сотню метров состав, подлезала под вагоны и спускалась к берегу Байкала. В этом месте некогда образовался очень живописный залив с достаточно широкой прибрежной полосой. По другую сторону дороги выросла и прочно осела возле реки небольшая деревенька. Очень симпатичная. Два года назад здесь можно было наблюдать толпы отдыхающих, продуктовые палатки на обочине дороги, буквально метрах в 2-х от рельс.

Над заливом навис заросший соснами и березами мыс. Громадный и зеленый. А у его основания чернел вход в туннель. Самый длинный на КБЖД.

Два года назад мы дошли только до Маритуя – Ника была еще мала и устала. Но очень хотелось пройти знаменитый тоннель. Да и за ним было немало интересного. И вот теперь мы сошли. С рюкзаками на плечах обошли состав спереди, мельком взглянули в темное пространство тоннеля. Из него веяло прохладой. Вдалеке слабо светился выход.

Двинули на мыс вверх, пробуя найти место для стоянки. Склоны крутоваты, неровны, сильно поросли травой. Попадаются и грибы. При непогоде струйки воды будут подтекать под палатку. Даже если ее окопать. После 10 минут поисков спустились обратно к заливу. Скинули рюкзаки, постелили коврики и стали раздеваться. Уж очень хотелось купаться. Да и солнце припекало...

Толпа расползлась вдоль побережья. Многие расстелили импровизированные скатерки, выложили на них продукты. И выпивку. В изобилии...

Невдалеке, около чучела здорового медведя, местные предприниматели жарили шашлыки. Для приезжих. Казалось, что запах жареного мяса и древесного угля заполнил всю лагуну...

А приезжие тем временем обосновались у берега. На ближайшие полтора часа. Невдалеке у склона к берегу прикорнула пара небольших катерков. Кое-кто уже договаривался о прогулке. В сторону Листвянки.

За полтора часа накупались вдоволь. Вода прогрелась и уже не была такой обжигающей как утром. И все же нижние слои по-прежнему оставались достаточно холодны. При длительном пребывании в воде ноги начинало сводить. Одна пара стояла в воде по пояс и целовалась. Почти 20 минут. Несмотря на холод нижних слоев. Народ поглядывал на них и изредка щелкал затворами цифровиков. Романтики...

Полуфранцуженка походила, немного поснимала все эти прелести. Потом выбрала место, села и как-то прочно погрузилась в свои дневники. На всё время стоянки. И даже ни разу не искупалась. Только посматривала по сторонам и писала, писала, писала...

Между тем народ усиленно пил, ел, пел песни, вдыхал запах моря и шашлыков, снимался на фоне чучела и снова лез в светлые прохладные воды. С криком и хохотом наето-выпитые мужики и женщины с разбегу бухались в прохладу вод, фыркали и плыли вперед. Но, разумеется, недалеко. В поисках съедобных остатков возле берега сновали стайки мальков омуля. Уж им-то бухаться было не надо...

С моря довольно быстро примчался еще один катер. Более модернизированный, чем другие. А следом еще один. И еще... И еще... Соратники по рыбной ловле здесь вмиг становились конкурентами прогулочного гешафта. Но не воинственными.

Полуфранцуженка поглядывала на модный катер, но никак не решалась подойти. Желающая же молодежь в конце концов "оседлала" катер и он, взревев моторами, погнал за мыс, в сторону Листвянки. Вдалеке сновали небольшие рыбацкие катера... На фоне ясного голубого неба...

Время стоянки пролетело как-то незаметно. И снова раздался призывный гудок. Народ нехотя стал подниматься и подтягиваться к составу – пригрелись... Пара родителей металась по берегу и тоскливо вглядывалась вдаль. Ведь двое их взрослых детей уехали кататься на катере, да так и не вернулись!.. Ой-ё-ёй! Что делать-то? Встречать их в Листвянке? Или здесь дожидаться? Прям с ума сойти можно! Но сошедших с ума здесь было мало... Так и не дождались...

Матаня гудела, призывая остатки отдыхающих занять свои места. И они вынуждены были почти бегом занять места... Не прошло и пяти минут, как Матаня, издав прощальный гудок, медленно вползла в пространство туннеля...


Неведомый байкальский суп

Оставшиеся странники-путники медленно разбредались в поисках места стоянки. Закинув свои походники на плечи, побрели и мы. Перешли через полотно и спустились в деревню. Прошли несколько домиков и свернули к реке. У реки Половинной – большой дом. Пересекли здоровый огороженный двор. Под навесом у крыльца – длиннющий стол. Дубовый. С одного края аккуратно пристроилась полусвернутая скатерть, с другого – гора посуды: мытой и немытой. Красивые тарелки разных размеров, ложки, ножи, вилки, множество бокалов и стопок... Как будто кто-то гулял недавно, а прибрать еще не успел...

На крыльцо вышла хозяйка, а следом за ней – еще одна девушка средних лет. Поздоровались и прошли к калитке. За калиткой тянулась тропа – к реке и в лес. На берегу уже пристроилась чья-то палатка цвета хаки. Одинокая и странная. Похожая на гигантский перевернутый башмак Хоттабыча. С загнутым носом, только книзу. Может, это он здесь и обосновался?.. Но пока никого не видно...

После осмотра окрестностей за деревней и недолгих поисков места под палатку остановились на берегу тихой и спокойной реки Половинной. Пока бродили по косогорам, обнаружили множество муравейников и нашли немного приличных грибов. Проблема ужина отчасти была решена.

Ставим палатку. И тут к нам довольно бодрым и быстрым шагом подходит местная жительница. Как раз из дома с грудой посуды. Неужели что-то их не устраивает?.. Вроде еще не успели кому-либо помешать... Внутренне мы уж было приготовились к защите своих позиций...

Поздоровались, разговорились. Походники и иностранцы бывают здесь частенько. Но на берегу встают редко. Больше на постой идут. К жителям деревни. И тут женщина предложила нам... уху! Берите, дескать, котелок, и идите к нам во двор. А мы вам остатки еще теплой ухи дадим. Сегодня варили, иностранцев потчевали. Осталось еще прилично. Не выбрасывать же?! Жалко!.. Вот ведь как всё повернулось!..

Поискали, вытащили котелок и Саша направился за ухой. Не успел зайти во двор, как следом, из палатки Хоттабыча выполз порядком обросший молодой мужчина и тоже направился к дому-кафе.

Поздоровались. Женщина вынесла здоровую кастрюлю и перелила уху в котелок. Предложила отведать и мужчине.

— Уха? – мужчина произнес это явно с акцентом. – И что же это такое – уха?! – с неподдельным любопытством большого ребенка он уставился на хозяйку двора.

Женщина же сначала обалдело уставилась на него: надо же! Такой взрослый и не знает!.. Пожала плечами:

— Нууу... суп это такой! Из рыбы! Со специями! Вкусный! – она приветливо улыбнулась.

— Ааааа!.. – удивленно произнес он, похлопал себя по макушке и покрутил зачем-то ладонью над головой. Хозяйка тихо засмеялась. – Джинкуе барса! – и он медленно влез на длинную скамейку за стол.

Женщина налила ему неведомый байкальский суп. Он понюхал, взял ложку, попробовал.

— Ммммм!.. Вкусно! – и принялся уплетать суп. За обе щеки.

Между тем Саша побрел назад. Нес котелок и пытался уловить запах омуля.

Полутеплую уху мы погрели немного на таблетке и принялись уплетать, как будто вечность не ели!.. Уф! Хорошо! А вы пробовали когда-нибудь уху из омуля?..


Поляк

Поели всласть. Аж душа запела! Постелили коврики на траву и прилегли малость.

После небольшой передышки Саша взял котелок и направился к берегу помыть. Прошел мимо палатки соседа, оглянулся. Из полуоткрытого входа мужчина приветственно помахал ему рукой. Удобный спуск оказался совсем недалеко. За домом-кафе. Вдоль изгороди сохранились старые скаты для лодок. Стоя на них, вполне можно помыть посуду. Вероятно, хозяева иногда так и делают...

С чистым котелком Саша возвращался назад. И тут симпатишный мужчина из палатки Хоттабыча вылез и пошел следом за ним. Знакомиться.

Оказалось – поляк. Приехал на Байкал в отпуск. И уже месяц болтается по его побережью. Устал. А через два дня у него самолет из Иркутска в Москву и потом в Варшаву. Беспокоится, будет ли Матаня завтра. А то самолет – ту-ту. И без него. И останется он, бедный, на Байкале. Потому как денег у него, как мы потом поняли, ну совсем ни хрена не осталось. Только на маршрутку из Листвянки до Иркутска. А по поводу бесплатной ухи традиционное восхищение: "О загадочная русская душа!" – о хозяйкиной щедрости. Насчет того, что она и собаке соседской ту же уху предложила – не пропадать же – мы не стали его разочаровывать в человеческой доброте. Впрочем, так и создаются мифы...


Байкальская бабушка

Через полчаса Ника захотела молока. Саша снова направился во двор дома-кафе. А оттуда из калитки медленно и важно выходили... коровы. Поглядывая по сторонам, они разбредались по склонам в поисках свежей травы.

Хозяйка сказала, что молоко бывает вон в том и в том домах. А мы коров не держим, уж больно накладно это. Нам тут нынче других забот хватает...

В одном из тех домов и, правда, оказалось молоко. И дешевле, чем в Аршане.

Позвонил. Звонок не работает. Постучал по косяку. Еще раз. Одинокая бабушка вышла на крыльцо. Лет этак 80-ти...

Пока бабушка ходила куда-то в комнаты за молоком, Саша разглядывал сени. А в сенях у нее было довольно живописно... Можно сказать, полный беспорядок... Хотя, на взгляд бабушки, это можно было назвать и порядком, вполне устраивающим ее...

На веревках на стене и под потолком были развешаны травы, грибы, ягоды. Уже полусухие. Куча всяких банок, склянок, пустых бутылок красовалась на тумбочке в углу. Еще какие-то предметы на двух старых сундуках были укрыты слегка "поржавевшими" от сырости газетами. Поверх газет уютно прозябали свое существование два здоровых таза. Вероятно, в них иногда хозяйка колдовала над вареньем и прочим варевом... Сим соловим!..

Наконец, бабушка вышла с молоком. Еще слегка теплым, парным. Саша расплатился, поклонился и ушел. Бабушка удивленно смотрела ему вслед...

Ника с особым удовольствием пила кругобайкальское молоко. Да и Маришка тоже... Пили и любовались на речку Половинную. Тихую, спокойную. Позже по ней из-под моста выруливали моторки. Несколько раз они промчались по реке туда-сюда, а потом прикорнули к берегу, на задворках одного из домов... Вдалеке, за широкой протокой, в кустах была слабо видна еще одна палатка старого образца. Иногда оттуда доносились чьи-то голоса, мелькали чьи-то фигуры... Кто в ней обитал?.. Неведомо...

Через полчаса из калитки показалась... бабушка-молочница. Она медленно добрела до нашей палатки. И стала расспрашивать нас про житьё-бытьё...

Раньше сама она работала метеорологом где-то на Ольхоне. Много видела и много знает о жизни Байкала. Потом попала сюда, на мыс Половинный. Здесь какое-то время занималась гидрологией реки. Вплоть до пенсии. Сын перебрался в Иркутск. Иногда бывает у нее. Ныне живет одна. За продуктами и пенсией ездит на Матане в город. Иногда пенсию привозят сюда – на Матане. Дом вот некому подправить, когда надо. Сено стало трудно заготавливать, да за коровами не уследить. Туристов здесь бывает достаточно, поэтому скучать не приходится...

Бабушка еще не раз встречалась нам в наших прогулках по деревне в этот вечер. Своеобразные местные жители, оказывается, очень неплохо приспособились к туристам из-за рубежа. Это их хлеб. Правда, нынче, как сетовала бабуля, иностранец пошел мелкий и жадный. Фотографируют ее и другое, однако же, за бесплатно, долларов и иен почти не дают. "Иены? – да, видала... Лежат вот дома несколько, месяц назад японка подарила. Надо ехать менять – в Иркутск. Скоро рубли вот закончатся – и поеду!".

Мимо прошлепали два русских туриста – парни в шортах и без палаток. Видимо, надеялись переночевать на постое у кого-то из местных жителей, и опрометчиво слезли с турпоезда, вслед за палаточниками. Ан нет – ни фига! Их никто не брал к себе. Торкнулись в один дом, другой... Бабуля тоже им отказала – сын, дескать, запрещает пускать – мало ли, можа лихие люди какие. Хотя по этим – не скажешь. Ну да здесь свои нравы – недаром край каторжан: люди страхуются по привычке и так, исходя из реальности. В общем, нашли ли парни ночлег, или заснули под кустом либо под навесом?.. Мы так и не поняли. Наверное, всё-таки кто-то пожалел их. Но будущим туристам налегке стоит это учесть. Своя палатка – всё же как домик улитки: всё мое ношу с собой и правильно делаю. На людей надейся! Да-да! А сам не плошай.


Загадочное байкальское явление

А вечером, перед сном было еще одно довольно интересное байкальское явление. Вдруг из туннеля, в который днем нырнул турпоезд, вынырнул такой же, только раза в два-три длинней и как-то фирменнее, что ли... Оказалось – тот самый "Золотой орел", типа транссибирский экспресс, возящий по всей России иностранцев в двухместных купе. И демонстрирующий им потёмкинские деревни во всех регионах – вот они и сюда добрались. То ли с Дальнего Востока, то ли с Москвы – не поймешь. Но факт, что завезли их на эту музейную ветку Кругобайкалки специальным рейсом. Высыпали из этого огромного, вагонов в 20, поезда разношерстные и разноязыкие иностранцы: в основном – немцы, но были и американцы, японцы и прочие "ин-цы". Нафотографировали всласть бабулю и других местных жителей, но денег им не дали. Потом поставили столы на пленере, вытащили музыку... И поехал фуршет: стали есть, пить и петь песни. Видимо, приехал немецкий приходской хор, не иначе – пели все немецкие песни, в том числе и те, что поет на праздниках в немецкой школе наша Ника. Но она спала уже – шел 11-й час ночи, и не могла обеспечить нам синхронный перевод. А заодно порадоваться живой немецкой культуре в действии и первозданной натуральности происходящего коллективного действа. А иностранцы – чисто дети: пели вдохновенно, как пионеры у костра. И все хором, дружно, как бы с концертмейстером. Мы сходили туда, поближе, посмотреть. Какая-то пара японцев, сильно возмущенная поведением "собратьев", бродила по перрону. Потом не выдержала и влезла в свой вагон. Одна проводница сказала, что вот уже два с лишним часа персонал турпоезда не может ничего сделать. Эти иностранные "муравьи" всё поют и поют. И ничего другого и слышать не желают! Да! И даже персоналу поезда рюмку не предлагают...

Попробовали заснять. Фотки, правда, не получились – было темновато и далековато до этой поющей массы. Ну и бог с ними, с фотками!.. Отбытия этого благословенного Интернационала в действии мы так и не дождались, заснули уже под пение песен Битлов. Деревенька же почти три часа стояла "на ушах". Что было дальше – покрыто байкальским мраком. Но утром поезда уже – как ни бывало. Но надо сказать, свинства после себя они не оставили. А может, и местное население подвязалось всё убирать за такими вот плановыми "пикничками на обочине". В межгосударственных масштабах.

Матаня изнутри

Почти
демонстрация
У реки Половинной
В ожидании Матани
Порт Байкал
06.08.06 – воскресение

Голубая мечта сбывается

Легли вроде поздно, а встали рано... Побродили немного, умылись. Солнце уже сияло вовсю. Пока перекусывали, Ника еще спала. Разбудили, она "поскрипела" немного, но встала. Напоили молоком и сразу за сборы. И тут начало громыхать. Солидно так, со сверканием...

Екарный бабай! Чуть-чуть не успели!.. Что делать-то?! Ставить палатку обратно? Ну нет! Шалишь! Дудки! Скорее свернули палатку и вместе с рюкзаками накрыли ее пленкой. Уже под первыми каплями дождя. А они всё быстрее и быстрее стучали по глади реки. Через каких-нибудь пять минут она стала похожа... на лунную поверхность, испещренную микровзрывами крохотных астероидов...

Потемнело основательно... Надолго ли? Фиг его знает!.. Мы и так в смятенных чувствах... Прошло минут двадцать. Ураааа! На наше счастье громыхало недолго, да и дождик прошел быстро. И снова показалось солнце! И радуга!.. Которая по счету?.. Уж и не помню...

Палатка Хоттабыча полусонно украшала берег. С ближней к ней березы стекали капли влаги. И падали прямо на нее... От громыхания поляк тоже встал и побрел умываться... И обнаружил, что наша палатка исчезла. А мы стояли под березками и ждали, когда подсохнет пленка. Над Байкалом зависла голубоватая дымка...

Он подошел и поинтересовался, куда мы двинем дальше. Сказали, что за своей голубой мечтой, и предложили пойти с нами. Размышлял недолго и решил остаться... Ждать Матаню, так сказать, стационарно... После вчерашнего пикника вполне могло оказаться, что сегодня Матаня и не придет... И что он тогда будет делать? Снова ночевать? Или искать катер-"такси"?.. Даааа... Вчера вечером на таких катерах по реке мчалась как угорелая какая-то пьянь местная... От таких можно всякого ожидать... Да еще впридачу с пустыми карманами...

Спасибо этому месту. Рюкзаки с утра вроде и не очень-то тяжелые. Двинулись к тоннелю. В деревне тихо, но кое-кто тоже уже встал. Грибы сварить так и не успели. Оставили их на дубовом столе дома-кафе. Под навесом. Может хозяйка насладится ими сама, а может, угостит иностранцев...

На склоне горы появились уже первые коровки. Изголодавшиеся за ночь... Какая-то тетенька нагрузила в небольшую тележку угля у платформы и поволокла ее вниз, к дому. Вот и тоннель. Тот самый. Гордость КБЖД. Из него тоже веяло утренней прохладой.

Маришка с Никой включили оба фонарика и вошли. Любуясь видом Байкала после дождя, я немного отстал от них. Метров на 30. Но быстро догнал. Фонарик не понадобился. Как ни странно, но спустя два года ноги быстро "вспомнили" ритм движения по шпалам.

Кое-где со сводов тоннеля капало. Немного пахло сыростью. Почти в полной темноте ноги продвигали нас вперед. Боковых выходов к Байкалу здесь не оказалось. Идем, идем, идем... А тоннель всё никак не кончается... Какой-то мистически длинный тоннель! Вот ведь закавыка!.. И только впереди небольшим белым пятном маячит выход... Призрачно недостижимый...

Шли около двадцати минут. Почти цыплячьими шагами. Но дошли! И, наконец, испытали то, что не удалось два года назад!.. Всё! Теперь тайны этого "лаза" и самого мыса останутся с нами. И надолго. Внутри.

Ураааа! Вот и выход! И солнце, и легкий ветерок! И сразу же начало припекать! Долой куртки!.. Вперед! За голубой мечтой!..

Первые километры шли и напевали. Каждый своё. В тишине то и дело зависали строчки песен. И эти звуки то стремительно, то тихонько отражались от скал и заполняли на короткие мгновения воздух над высокой травой. Бабочки, цветы и камни то и дело слышали: "Там, на Луне, наааа Луууне... Нума, нума, еее... Нума, нума, еее... Где ж ты моя-ааа, лю-би-мая-ааа... Буль-буль-буль, бутылочка природного вина?.."

— Ну и где же твой водопад?! – Ника ехидно смотрит на меня.

Два года назад из окна Матани метрах в пятиста от тоннеля мы видели небольшой водопадик. Его струйки радужно падали со скалы... Теперь же он спит... Увы! Остались только следы еле заметной расщелины...

Через пять километров малость вспотели. Захотелось искупаться. На берегу как раз стояли пара вагончиков и небольшой домик.

Спускаемся и раздеваемся. Возле домика бродят двое детишек, женщина и какие-то мужики. Они складывают сети в моторку, садятся и... Моторка с шумом уносится в байкальскую даль. Вероятно, местные рыболовы...

Купаемся с каким-то почти неземным чувством воспарения... Дно сильно каменистое, приходится влезть в воду чуть выше колен, чтобы выбрать место поровнее, где уже можно и окунуться. Вода – просто отпасть! Буххх! Шлеп! Аааа! Бррр! И сразу на берег, на солнце – греться! И снова бухх! Грррр! Аааа!.. Фрррр!..

Двадцать с небольшим минут такого неописуемого кайфа – и снова можно идти вперед! И мурлыкать что-нибудь веселое!..

Примерно полтора часа движения по шпалам. Иногда чего-нибудь жуем, кириешки, например. И еще 5 км остались позади. С цветами и бабочками. Со скалами и виадуками. Байкал сияет своей чистотой. Вся синева неба остается в его водах. Один космос отразился в другом... Знать бы, что там происходит?..

Проходим еще сквозь прохладу пары тоннелей. Скоро за ними впереди появляются совершенно уникальные итальянские стенки. Интересно, сколько же с ними пришлось повозиться тогда, чтобы вписать их в естественный ландшафт?..

Обедаем на трех здоровых валунах у очага, забитого полуобгоревшими консервными банками. Без костра – жарко, да и опасно огонь разводить... Свежекопченый омуль из Слюдянки с хлебом и консервами... Во рту тает... Сколько же его можно съесть за раз?!. Еще пару раз купаемся и загораем на громадных прибрежных камнях.

Ближе к трем наши слегка уставшие ноги отбарабанили по шпалам уже примерно 12-15 километров. Ника начинает сдавать...

— Когда же, наконец, дойдем до станции?..

— Когда-когда?! Когда-нибудь дойдем!..

Ника смотрит на маму:

— Сколько времени?

— Половина четвертого.

Вздыхает... Ее ностальгия по шпалам уже улетучилась...


Виды Уланово

Ураааа! Впереди показались строения! Небольшой домишко, что-то типа кассы. Потом старая котельная и еще какое-то здание. Новенький светофор ярко полыхает зеленым светом. Дорога несколько разветвилась: из одноколейки стала аж трехпутевой. А еще через сто метров глазам предстало деревянное здание станции Уланово! Выкрашенное и отреставрированное. С новой вывеской. Территория обнесена вокруг небольшой резной изгородью.

Перед входом, на беспорядочно сваленных рюкзаках полулежа сидят какие-то ребята. Человек этак 8—10. И смотрят по разным сторонам.

За зданием в глубине, у самого берега темнеет новенькая резная беседка. Сбрасываем рюкзаки и садимся. После экстренного поедания полурастаявшей шоколадки Маришка направляется к берегу. И куда-то исчезает.

Пока Ника сидит и жует шоколад, Саша идет к берегу. В беседке сидят человек 7—8. И созерцают... Да и есть, что... Вид – обалденный. Сияющий Байкал, а вдалеке сквозь дымку пробилась длинная цепочка внушительных хребтов Хамар-Дабана (по-русски "Большой Нос"). Сколько же этих "носов" там? И не счесть...

Маришка стоит на деревянном помосте и снимает кроссовки. Садится и спускает ноги в воду. Временные обитатели беседки наблюдают то за ней, то за Байкалом. Между тем Саша снимает всю эту живописную компанию и возвращается на станцию. Теперь уже Ника бежит к берегу за мамой, ведь с минуты на минуту должна появиться Матаня...

Ноги приятно гудят. Бухаемся и сидим на рюкзаках у изгороди. Чья-то бабушка тоже одиноко притулилась на ней. Мечтательно смотрим по сторонам на скалы, поросшие соснами. По тропинке к станции подходят еще три путника с рюкзаками. Двое молодых и один дед с усами. И в кепке какого-то древне-советского образца. Скидывают поношенные рюкзаки и садятся. Сзади от берега одновременно появляются люди из беседки, человек шесть, а следом и Маришка с Никой. Присели и разговорились. Оказалось, что эти шестеро – одна семья! Москвичи: родители примерно одного с нами возраста, двое взрослых детей и бабушка с дедом. Так вот, значит, чья это бабушка!..


В ожидании Матани

Ребята у входа на станцию периодически встают и прохаживаются, поглядывая в сторону прибытия состава. И очень эмоционально разговаривают на испанском. У одного на майке надпись "Argentina". Неужели оттуда приехали?.. Надо же...

И тут дед в кепке встает и "заводится".

— Ну... и чего вы здесь сидите?

— То есть как чего?.. Матаню ждем!..

— Дааа? Так ведь её подадут не сюда, а туда! – и показывает рукой вперед. – Туда надо идти! Туда! Я сколько езжу на Матане, всегда её туда подавали, и там она останавливалась!..

Мы недоверчиво поглядываем то на деда, то на сто метров вперед. Москвичи тоже растерянно смотрят на него. Тащиться еще сто метров? Туда? Дурь какая-то! За ради чего? Да ни за что!

— Для кого же тогда станцию и платформу сделали? Для ворон что ли?.. И какого рожна гнать Матаню на сто метров вперед? Там, что, удобнее садиться?..

А он, знай, своё долбит:

— Говорю же вам! Туда надо идти, туда!.. Чего раздумываете? Идите! Матаня уж скоро придет! – берет свой рюкзак и направляется к ребятам на ступеньках. Они растерянно поглядывают на деда, переговариваются, пытаясь понять, что этот усатый говорит им такое важное...

— Экий вы народ несмышленый! Ну! Чего расселись?! Ноги в руки! Быстренько! И галопом туда! – и снова показывает рукой на светофор.

Ребята как-то неуверенно поднимаются и тянутся за рюкзаками.

— Кажись, поняли... – дед улыбается.

После некоторого колебания москвичи всё еще неуверенно, но тянутся за рюкзаками, собираясь последовать совету "бывалого" человека.

— Черт! Дурь какая! Матаня всегда останавливается там, где ей дают знак уставшие путники! А здесь – тем более должна остановиться!

Дед взмахивает рукой, дескать, чего с молодых возьмешь? Опыта у них маловато! Зато у дедов этого даже с излишком!

Ребята-аргентинцы собираются идти вперед.

— Куда?! Вы что?! Сдурели? – громко кричит Саша и быстро направляется к аргентинцам. – Садитесь и ждите здесь! Нас здесь много, целая толпа! И что? Вы считаете, что Матаня пройдет мимо?! Дудки! Она всех заберет. И именно здесь!

Аргентинцы, кажется, поняли. По эмоциональности слов и жестикуляции. Плюют, скидывают рюкзаки и, уже ничего не понимая в этих русских людях, прочно падают на деревянные ступеньки.

— Тьфу ты! Вот же какие упрямые! Ну и фиг с вами! – и закинув рюкзак на плечо, дед бодренько шагает вперед, к следующему светофору.

— Пожалуй, мы всё же пойдем туда!.. На всякий случай!.. – московский дедуля и еще трое с ним тоже идут следом за усатым в кепке.

— Хммм! Пусть идут! Когда Матаня заберет нас всех, тогда и будет видно, кто из нас прав! И нос тогда утрем им! – Саша и оставшиеся москвичи садятся на рюкзаки.

Двое аргентинцев снова приподнялись и направились через рельсы к первому пути. Пригнулись и приложили уши к рельсам. Потом один встал на руки и попытался пойти на руках по шпалам. Ребята на ступеньках визжат от восторга. Фигуры дедов далеко впереди, но и они слышат эти визги и оборачиваются.

...Проходит еще двадцать минут. Матаня куда-то запропастилась. Как не было, так и нет... Чертовщина какая-то... Или матанина... Время ее появления уже пересекло предельно допустимую границу. И куда ее занесло? Наверное, она, как паровозик из Ромашково, любуется видами Кругобайкалки... Чтобы не опоздать. Еще на один поход...

Дети москвичей бродят по станции – снимают окрестности и обитателей на видео. Родители-москвичи периодически подходят к рельсам, прикладывают ухо и слушают. Тишина. Ничего. Светофор тоже стабильно застрял на зеленом...

Все нервничают. Время идет, неужели придется здесь ночевать? Место красивое, но настрой у всех на то, чтобы попасть сегодня в Листвянку. Что же делать? Идти пешком дальше? Но Ника уже выдохлась... Решаем, что если к пяти Матаня не появится, то идем пешком до Порта Байкал... Наверное, мы угадали, предполагая, что вчерашнее международное гуляние не пройдет для Матани даром...

И тут вдалеке раздается гудок. Один, другой, третий... Урааа! Путники сразу ожили, зашевелились!.. И снова кинулись, слушали рельсы.

Через каких-нибудь пятнадцать минут, где-то без пятнадцати пять, Матаня, наконец, показалась! Медленно и чинно три вагона и еще одна грузовая платформа, как гигантский пыхтящий разноцветный "муравей", о трех частях с "хвостом", вползли на территорию Уланово. И сразу же светофор замигал и сменил свой цвет на красный.

Походники забегали, засуетились, в темпе хватая вещи, надевая пухлые рюкзаки. Единым "фронтом" все устремились к платформе. Матаня, всё более замедляя ход, как и положено, встала точно у обозначенного места остановки локомотива, у границы станции. Что и требовалось доказать! Изрядно уставший от странствий и ожидания народ радостно вздохнул. Уж теперь-то наверняка будем сегодня в Листвянке!..

И вот ведь закорючка! Тут нас ждала еще одна неожиданность. В широких дверях последнего, открытого грузового вагона сидел... поляк! И преспокойно болтал ногами. Увидев нас, в знак приветствия он сразу же замахал рукой. На его лице сияла улыбка.

Мы ответили дружным "ура!" и тоже взмахнули руками. Но почему там?.. Деньги экономил? Наверное... Бедняга!.. Интересно, что он чувствовал, ожидая прибытие Матани?.. И как ему разрешили ехать там?..


Устали

Весь "походный фронт" благополучно влез в полупустые вагоны и без проблем разместился в салоне. С комфортом.

Матаня прогудела и тронулась. Проехав сто метров в замедленном ритме немого кино, она снова приветственно прогудела и встала. Группа ожидающих во главе с усатым дедом смотрела на окна и подходила к дверям вагонов. Москвичи вышли в тамбур, чтобы встретить своего дедушку. Через две минуты оба деда проходили через салон мимо нас. Со слегка сконфуженным видом.

Мы сидели в полукупе с видом на Байкал. Москвичи-родители устроились напротив – на два места. Их дети и бабушка сидели рядом, за перегородкой на соседних местах. Время от времени они поочередно подходили к окнам и пытались снять пейзажи на фото и видео.

Неспешный ход Матани позволял не только любоваться видами байкальских берегов, но и навевал философские размышления. Байкал из окна старенького вагона, несмотря на всю свою голубизну и прозрачность, тоже казался седым, умудренным опытом созерцания. И чего он только не пересмотрел с тех пор, как Ангара удрала от него... Сколько же поколений людей, периодически ползущих сюда как гигантские двулапые муравьи, он видел?.. Там и сям... И в этой непостижимой голубизне и таинстве вечности иногда появлялись парящие и плывущие бакланы, дикие утки с утятами... Его малые дети... Непередаваемо живописные... Может быть именно они, нуждающиеся в защите и жилище, помогали ему тысячелетиями сохранять свою энергию и силу?.. Кто знает?..

Родители-москвичи поочередно рассказывали небольшие фрагменты из своей жизни. Иногда забавные, иногда грустные... Сами они, оказывается, "около" или "до" научные работники институтов. Дети – студенты. В походы их начал тянуть еще дед. На Байкале они не впервые. В этот раз ходили со станции Выдрино на гору Снежная в цепи Хамар-Дабана. Именно ее пытались увидеть из беседки. Устали. Какое-то время побродили по Кругобайкалке и теперь двинули в Листвянку. В надежде добраться до Ольхона. Дед их, вообще, путешественник со стажем. Бывал в этих краях лет этак 15 назад.

Как выяснилось позже, в соседнем вагоне ехали не только ребята-аргентинцы, но и целая куча страждущих туристов. Из Европы...


Дед-баламут

Пока болтали неспешно, из соседнего вагона вынырнул дед-баламут. А за ним следом – парень молодой. И московский дед из своего полукупе присоединился. Подошел, как ни в чем не бывало, послушал, о чем говорят, и влез.

— Сёдня, видать, другой сменщик на Матане. Вот он народ-то везде и собирает...

— Да Бог с ним, с машинистом!.. Как вы там стояли? Ждать-то не умаялись?.. Иностранцы на ступеньках опухли уже малость...

Усмехнулся: – Дак то ведь иностранцы!.. Куды им супротив наших-то!.. Пошли, посмолим малость! За цигаркой-то и рассказывать лучче!

Вышли в тамбур, и тут его прорвало. И поехали байки вперемежку с воспоминаниями... Как очереди из станкового пулемета...

Оказывается, жизнь его сложилась так, что довелось ему служить в особых частях войск КГБ. Кгбист, значит... Даааа... Вот ведь угораздило... И мотался он из одного округа в другой, от одного края России до другого... Воевал... И опять судьба мотала его туда-сюда... Пока не осел на Байкале.

— Говорят, у вас тут медведи водятся на Кругобайкалке.

— Медведи?!. А вы сами-то медведей видели?!.

— Не-а... Не довелось...

— Ну и слава Богу! В бытность мою... – источая клубы дыма, вспоминал дед, – однажды вот в тайге, за Улан-Удэ, охотился, значит. На кабаргу. Иду, значит, себе по следу. Нюхом чую, что рядом она где-то. В кустах каких схоронилась. И тут, будь он неладен, рык слышу. Неслабый такой. Здоровый, видать, потапыч прет сюда. Ну, всё! Хана, думаю. Не до кабарги... Самому бы ноги унести от энтого рыка... Да куда подальше...

Дед смачно затянулся и посмотрел в окошко. А там утки вдоль берега утят прогуливают.

— Экие мальцы!.. – покачал головой дед. – Ну, вот! Скидываю, ружьишко свое старенькое, по быстрому, значит. Да кааак шандарахну. Из обоих стволов. Прямо промеж кустов, где ветки уже ходуном ходят...

Полузастыв у стенок тамбура, мы с интересом смотрели на него, не замечая, что огонек прошил сигареты уже до фильтра... А он всё шпарит и шпарит...

— Ну вот! Шандарахнул, значит, и жду. А руки-то у самого трясутся, но кое-как всё же успел, впихнул еще пару зарядов. И снова стволы выставил вперед. А в кустах рыкнуло так, что впору без портков шпарить... Да! И ветки пошли в обратном направлении трястись. Ффууу!.. Отлегло малость. Ну, думаю, попал – не попал, а только потапыч назад попер. Вроде бы так, ежели по веткам кумекать...

И что же? Повернул, значит, и назад пошел. Не успел и трех шагов сделать, как почти в упор столкнулся с башкой его! Во как! Он, значит, в трех метрах от меня стоит, и смотрит так на меня, будто гипнотизирует... Я со страху-то на оба курка нажал... Каак шандарахнуло... Аж сам оглох... А он на задние лапы приподнялся, попробовал шагнуть вперед, да закачался и рухнул набок. Я стою – ни живой, ни мертвый. Весь лоб в испарине. Колени трясутся. Куда идти – совсем из башки выпало... В глазах-то потемнело... И сам в кусты шмякнулся...

Очухался, значит, минут через пятнадцать. Приподнялся, значит, и вперед смотрю. А там... Веришь ли?!. Тю-тю, медведя-то... Исчез!... Только следы крови на траве и листьях... Куда-то вглубь тянутся... Мистика!..

Мы покачали головами: ну и ну! И это после четырех патронов? Да быть того не может! А он так хитровато улыбается, типа как спрашивает "Дак было или не было?" А у самого лоб-то в испарине... И вторую цигарку засмолил...

— А вот еще случай был... В бытность мою, однажды... – начал было дед...

И тут дверь в тамбур открылась. Высунулась голова Ники, а потом все тело пролезло сквозь дверной проем.

— Так вот ты где! – негромко воскликнула она. – Ты скоро?

— А что, сильно нужен? – мы оторопело глядели на Нику.

— Да нет... Просто мы тебя потеряли!.. – и Ника тоже прижалась к стенке тамбура.

— Ну ладно, мужики! После договорим, идти надо... – и мы как-то гуськом вошли в вагон...

Через час снова вышли посмолить цигарку...

— В бытность мою, однажды... – и понесло деда опять... В неведомые дали...


Порт Байкал

Через 2,5 часа Матаня вышла-таки на подступы к Порту Байкал. Пока ехали, вспоминали про наше прежнее место стоянки, про коров, бродящих по склонам, про источник с родниковой водой... Интересно, жив ли он теперь?.. Когда проезжали, оказалось, что жив. Струйка прохладной чистейшей воды по-прежнему стекала из глубины проема...

Всё здесь было таким же, как и два года назад: и "тарелки" на домах, и новая куча ангаров для рыбацких моторок на берегу, и три кедра у входа в администрацию... И предприятие "Байкальские воды" всё так же дымит трубами... А около него всё так же валяются уголь, старые запчасти от теплоходов и вагонов. Их количество так и не убавилось...

Рядом притулился и сам порт. На рейде стояли несколько полуобшарпанных водами Байкала теплоходов: действующих и безнадежно устаревших, полуистлевших и списанных в утиль. На территории порта, как и на любом заводе, красовались груды мусора, рассыпанного угля, металла, опилок и прочего хлама. И эти груды время от времени, естественно, привлекали внимание местных детей... И бакланов.

Матаня медленно "причалила" к платформе. Время – восьмой час. Однако... Сходим частями и направляемся к широкой бетонной площадке со скамейками – около здания морвокзала. Здание администрации и морвокзала после реконструкции и капремонта разительно изменились. Территорию обнесли высокой металлической оградой. Часть сошедших направляется искать гостиницу или договариваться с местными о постое и ночлеге. За умеренную плату.

Проходим мимо грузового вагона. А где же поляк-то? А поляк исчез... Вот так-так!.. Как ветром сдуло... Жаль... Даже попрощаться не успели...

Оба деда сначала решили переночевать здесь и направились в село – на разведку...

Исток Ангары настолько широк и красив, что просто дух захватывает. На другом берегу сквозь голубоватую дымку еле видны здания санаториев. Среди сосен. Совсем недалеко от Листвянки. Шаман-камень тоже очень слабо видно – из-за многоводья.

Напротив здания морвокзала на вершине скалы стоит красавец-маяк. А у подножия, рядом с домами... все те же удивительные огороды на уступах скал! Вот оно, нечто! Байкальское чудо, какого не увидишь, пожалуй, нигде... И всё на этих грядках растет, цветет и живет!

Раньше паром ходил с 6 утра до 11 вечера, через каждые час-полтора. Интересно, как сейчас?


Брожение умов

Маришка с Никой заглянули внутрь морвокзала в надежде посмотреть расписание парома. Увы!.. Ничего существенного... Ладно, хоть передохнули... И направились к причалу. А там... Небывалая картинка – брожение народа. Нашего и иностранного. И кого здесь только нет!.. Поляки, немцы, ребята-аргентинцы, чехи, корейцы... Человек этак сорок-пятьдесят... Все поскидывали рюкзаки и снуют вдоль берега и старой облезлой баржи. Пристально всё рассматривают и вонзают объективы своих цифровиков во всякие портовые древности... И чего-то ждут...

По идее в это время должен быть паром из Листвянки. Но его почему-то нет. Иностранцы мечутся туда-сюда, пытаясь выяснить, в чем тут дело. Откуда-то вдруг появляется руководитель группы иностранцев. Начинается небольшая шумиха. Почему нет парома? Руководитель и еще несколько туристов направляются в здание порта – выяснять, куда делся паром и когда он объявится?..

Оставшиеся по-прежнему снуют вдоль берега и критикуют местные порядки. Москвичи тоже бродят вдоль пирса. Я не выдерживаю и пробую завязать разговор с людьми из экипажа баржи. Бесполезно... Они даже толком не могут внести какую-то ясность в ситуацию. А время идет... Солнце скоро сядет. Вдалеке какие-то серые облака появились. Очень похожие на дождевые... Ах, как бы нам попасть в Листвянку? Сегодня...

Метрах в ста стоит "Комета". Направляюсь к ней. После общения со старпомом выясняется, что сегодня они уже никуда не едут. И даже за сверхнормальную плату эту толпу страждущих подбросить на другой берег не желают... 250 руб. с носа – и мало?.. Фигня какая-то! Жмоты, редиски!.. Петухи гамбургские!.. Нет! Байкальские шакалы-живодеры! Еще полчаса и... Снова появляется руководитель группы, но уже с меньшим количеством желающих уехать сегодня. Выясняется, что парома сегодня, вероятно не будет. Поэтому желающие могут преспокойно идти и пробовать искать ночлег...

Волнение оставшегося снующего народа критически нарастает. Похоже, что еще немного и... революция грядет!.. С участием иностранцев!.. Их вспотевшие лбы уже мечут первые разряды и мини-молнии...


Игра в поддавки. С паромщиками

И тут вдалеке показывается катер. Не очень большой, но достаточно вместимый, чтобы перевезти народ частями, в 2-3 рейса.

Ожидающий народ в надежде хором вздыхает. Неужели это долгожданный паром?.. Через 10 минут катер причаливает и высаживает прибывших. А потом отчаливает... О Боже! Уплывает последняя надежда!.. Как же так?!. Но после сложного маневра катер всё же пристает к свободному борту баржи... Моторы неожиданно затихают. И всё!..

Часть его экипажа переходит на баржу и заходит в рубку – вероятно, перекусить и отдохнуть. Через несколько минут вдоль борта баржи периодически начинают ходить члены обоих экипажей.

Выждав момент, с двумя иностранцами я устремляюсь поближе к борту. И начинаю торги. Сначала они загибают цену в 200 руб. с носа. Иностранцы вспыхивают, как горячие уголья... Да и есть отчего!.. Несмотря на их толстые портмоне...

Небольшая пауза. Пока они пыхтят, я популярно объясняю, что нас здесь человек пятьдесят. И если каждый нос выложит по сотне, то за 15 минут работы они получат 5 000 руб. Паромщики задумались и сказали, что поговорят с экипажем катера. Ушли в рубку и с концом. Сколько же они там совещаться будут? Маришка начала возмущаться:

— Чего ты им туфту гонишь? Нас здесь уже меньше тридцати осталось!..

Еще одна дама заинтересованно прислушивается к нашему бурному обсуждению.

— Ну и пёс с ним! Главное, чтобы они на наживку клюнули! Если клюнут – все уедем!

Маришка, наконец, поняла, какую игру мы затеяли.

— Да, да! Конечно! – и дама чуть было не захлопала в ладоши.

Проходит десять минут и, наконец, двери рубки открываются. Один мужик – вероятно, помощник капитана – упирается в перила и сообщает, что капитан согласен. Но катер может взять на борт не более 15-ти человек. Поэтому всех перевезут в два рейса.

"15 человек на сундук мертвеца! Йо-хо-хо! И бутылка рома!"

Ур-рааааа! Дух Байкала услышал нас! Свершилось! Неописуемая радость осветила все изможденные от ожидания лица! И тут же все кинулись надевать рюкзаки и сумки. С борта баржи протянули узенький мостик, еле касающийся причала. И сразу же образовались две группы жаждущих. В Листвянку. В единой очереди. Русская очередь для интуристов – это нечто!..


На пароме. С ветерком

Первыми сажали, естественно, всех, у кого были дети. И пополз народ по узенькому мостику, балансируя руками, чтобы не свалиться в "ущелье" между причалом и баржей. Переползшие немедленно цеплялись за борт баржи и перелезали через него, с трудом задирая ноги. Борт высокий, детей приходилось подсаживать. Двое матросов просто подхватывали иных детишек и рывком переносили за борт. На палубу баржи.

Одна дама средних лет, достаточно грузная, пыхтя, еле задрала ногу и попробовала перелезть через бортовые перила. И надо же – застряла!.. И так, и сяк... И ни фига!.. Повисла, пытается поднять вторую ногу, вроде нога поднимается, а втянуть ее на другую сторону перил ну никак не может. Трое мужиков на барже ухмыльнулись и, взяв ее под мышки, еле перетащили через перила. Почти как "пушинку"... Иностранцы на берегу срочно пооткрывали свои объективы и кто успел, снимал этот почти цирковой номер... Следом за ней полезли на борт оба деда – снять место для ночлега не удалось...

Дальше живая "цепочка" продвигалась по узкому проходу, задевая рюкзаками за стенки, обходила рубку и уже с другой стороны баржи снова перелезала через два ограждения борта – баржи и катера. И сразу же быстрыми шагами по узкому проходу катера вперед – занимать места на корме. Места там было вообще-то не на 15 человек, а человек на 25-30. И сразу же возникало чувство, что здесь что-то не так... Вполне вероятно, что экипаж катера вез в своем трюме куда-то что-то важное. И достаточно тяжелое. Может, рыбу, а может – фрукты. Или водку... И потому, боясь перегруза, брал на борт по 15 человек. В приоткрытую дверь, ведущую в трюм, были видны какие-то ящики и коробки, стоявшие до самого верха...

Рюкзаки сложили вдоль бортов катера. На кормовой палубе стоял дубовый стол и пара скамеек. Раздвинули их малость и сели. По обе стороны. И замерли – всё еще не верилось, что сейчас поплывем...

Посадка продолжалась минут десять. Деньги договорились отдавать при выходе в Листвянке. Двое мужиков из экипажа еще чего-то побродили туда-сюда, потом ушли в рубку и, наконец, поехали... С ветерком.

Два года назад первый проезд на пароме был бесплатный, а последующие – платные. Паром ползет не очень быстро, на его борту, как правило, туристы и куча местных, которые ездят в Листвянку, их машины, мотоциклы, велосипеды. Местные переправляются обычно за товаром или за продуктами. Либо на работу. А может, в гости или еще куда...

Ширина Ангары в месте переправы километра 2 с лишним. Паром пересекает исток примерно за 15-20 минут. Этого времени хватает, чтобы почувствовать и ветер, и стихию самого Байкала. Виды с парома на Ангару и Байкал совершенно потрясают. Стоишь и думаешь: а вдруг снова полетит камень, брошенный Байкалом вслед Ангаре?.. И упадет рядом с Шаман-камнем?..


V. Неохота уезжать


Гостиница
в Листвянке
Листвянский
базар
Байкальский
музей
Фото неизвестного
автора
Малая обсерватория
в Листвянке
06.08.06 – воскресение (продолжение)

Находка в автобусе

Пока пересекали исток Ангары, стало видно, как серо-свинцовые облака достаточно быстро приближались к Листвянке. С двух сторон – из-за Порта Байкал и со стороны Иркутска. Которые доплывут быстрее?.. Но в любом случае надо бы успеть до начала небесного "мокрого дела" добраться до нашего места – у обсерватории.

Между тем туристы на борту катера радостно болтали и снимали виды Байкала и Ангары. Кто-то из иностранцев на палубе попробовал договориться со старпомом, чтобы его с приятелями подбросили на катере до стоянки прогулочных судов возле новенькой, недавно отстроенной гостиницы. Это еще примерно на 4 км дальше. Разумеется, за оплату. Но старпом не согласился: надо до дождя успеть перевезти 2-ю группу оставшихся интуристов.

Тут за столом и выяснилось, что москвичам тоже нужно где-то переночевать. А потом они собираются попробовать добраться до Ольхона. Предлагаем идти с нами. Близ обсерватории места хватит и на нас, и на всю их семью. Вроде соглашаются. Поворачиваемся лицом к поселку. Показываю, где обсерватория и куда нам добираться. А в качестве стимула – небольшой минутный экскурс по некоторым живописностям Листвянки.

Через 15 минут катер уже примеривался к причалу. С борта сквозь кедры был виден Байкальский музей. Народ рассчитывался и потихоньку полз вверх – к остановке. Ника пошла вперед и сумела просочиться на берег в "стайке" из пяти человек. Платить за детей при таких условиях переправы не только аморально, но и грешно...

Поднимаемся. На остановке – никого. Движения машин в обе стороны практически никакого. Расписания движения местного автобуса и микроавтобусов из Иркутска тоже тю-тю. А тучи тихо-тихо, но приближаются. Вдалеке уже видны сполохи молний. У нас еще в запасе есть от силы минут пятьдесят—час, чтобы посуху добраться до места стоянки...

Стоим пять минут. Ничего. Тихо. Даааа... И легковые машины куда-то поисчезали... А из музея никто из служащих уже не выглядывает. Интересно, когда же будет автобус? Если будет... Топать пешком 6 км как-то не очень хочется – порядком устали... Москвичи стоят рядом и тоже крутят головами...

Проходит еще десять минут. И вдруг из-за поворота выскакивает ПАЗик. Ура! Автобус! И вроде в салоне кто-то сидит!.. Фуууу!.. Неужели доедем?.. Счастье-то какое!.. Вот повезло!..

Слава Духу Байкала! Притормозил. Влезаем в почти пустой салон и буквально падаем на сиденья. Мы с Никой сели на первое сиденье у кабины, спиной к водителю. Маришка устроилась напротив, а москвичи пристроились подальше...

Едем. Достаточно быстро, без задержек. Оглядываю внутренности салона и вдруг обнаруживаю, что сел на что-то твердое. И это твердое пытается протаранить мне задницу... Тьфу ты, нелегкая!.. Привстал... И что же? Оказывается это – забытый кем-то тюбик женских теней. Отвинчиваю крышку – еще новенькие... Ника замечает эту вещицу и сразу же выдает:

— Что это? Дай посмотреть!..

Протягиваю.

— Ух ты! Так это тени? Где ты их взял? Тут? Классно! Теперь они мои будут! – и тут же пробует на себе, а после засовывает их в карман своего рюкзака.

Спустя минуту:

— Мам, а мам?!

— Что?

— Ну почему папа все время находит что-то? Почему я не нахожу?!

— Не знаю... Наверное ему Дух помогает... – Маришка устало улыбается. Ника снова уставилась в окно.

Доехали за каких-нибудь 10 минут. Выходим и... Прямо перед нами, через дорогу, стоит здоровенный новый гостиничный комплекс. Для иностранцев! Надо же! Два года назад его и в помине не было! Базарная площадь у пристани пуста. А куда же базар-то делся?.. Только здоровые горшки-клумбы с цветами да бетонные перегородки по всей площади...


Дорога до лунного места

Тихо-тихо, а одна туча доползла-таки до Порта Байкал, и сверкает как огни рампы, уже довольно близко. Всего каких-нибудь десяток километров!.. А может, и меньше... И мы срочно двигаем к обсерватории...

Через 200 метров нашим глазам предстал пустой листвянский базар. На новом месте. В окружении киосков. Можно сказать, по соседству со здешней школой. И аптекой.

Москвичи идут следом. То кучно, то цепочкой. Доходим до поворота дороги в гору. Здесь выясняется, что Нике вдруг понадобились некоторые продукты. На ужин. Тем более, что продуктовый рядом – на углу.

Ника берет деньги и ныряет в дверь магазинчика. Встаем на ступеньки и ждем. Ждем, ждем, ждем, ждем... Три минуты – Ники нет. Еще три – Ники нет. Еще пять – Ники нет. Напряжение растет, становится как-то не по себе... Еще три минуты... Ёкарный бабай!.. Куда она делась-то?! Полмагазина решила скупить, что ли? За полтинник...

Москвичи нервно переминаются и поглядывают то на двери, то на нас. А туча всё ближе и ближе. И эта небесная иллюминация уже зазвучала... Да и вторая уже до Листвянки доползла...

Маришка не выдерживает и ныряет в дверь. Еще три минуты – теперь и Маришка исчезла!.. Да что же там такое происходит?! Чипсы, что ли, бесплатно дают?! Вместе с лимонадом... Или лотерею разыгрывают?!. Еще три минуты... Оооо, Духи Байкала! Наконец-то! Дверь распахивается и... девушки появляются! С пакетами. Неужели это не сон?.. Двигаем почти иноходью дальше...

Дорога медленно ползет вверх. Живописный частный сектор. Здесь издавна одно прибыльно-излюбленное занятие – рыбу коптить да продавать. Интуристам. Дальше, за частниками, местные воротилы раньше начали строить "барские хоромы". И достраивают до сих пор... А перед ними невдалеке шлагбаум поставили. И будку небольшую. Для охранников. Чуть подальше, на здоровой лужайке у основания горы, в тени сосен раньше народ гулял. Прямо на пеньках и траве. И вдоль берега тоже на пеньках. Было еще штук пять столиков. Мусора тогда здесь хватало. И работы по очистке территории тоже... А занимались этим грязным делом, как ни странно, не дяди и не тёти, а школьные экологические бригады... Дяди же и тёти приезжали тогда на своих замусоленных импортных "полушевроле" типа "тойота", ели свежекопченого омуля, пили пиво, водку, закусывали дынями и арбузами. А напоследок, как правило "хорошего тона", оставляли груды мусора. Главное для них было – нажраться от пуза и показать свою пузатую значимость: "Кто здесь в доме хозяин? Я! Пузатый!" Экологическое здоровье Байкала интересовало их мало. Руссо туристо. Облико морале...

Ныне же на этой поляне выросло с полтора десятка беседок. И внутри каждой – дубовый или сосновый стол. Со скамейками. А вдоль берега украшают вид на Байкал и общий пейзаж – новенькие мусорные баки. Специально для пузатых... И для иностранцев, желающих погулять здесь...

Останавливаюсь у спуска на берег и оглядываюсь. Маришка и москвичи отстали малость и теперь догоняют. Цепочкой спускаемся и ждем дедушку с бабушкой. Через десять минут они появляются у спуска.

...Бааа! Какие метаморфозы! Справа от лестницы выросла громадная клумба. С цветами! Прямо на берегу! На камнях! Кто же это так постарался?

У основания скалы, как и прежде, пристроились гаражи для рыбацких моторок. Ныне свежепокрашенные. А за ними – ни больше, ни меньше – открытое кафе летнего типа: деревянная площадка со столиками, обнесенная полоской каменной ограды. Высотой в 30-40 сантиметров. По углам на ограде стоят деревянные резные фигуры. Красивые... В глубине площадки, у скалы, в кучу свалены пластмассовые стулья.

Туча уже совсем близко, где-то уже в районе базара. Следует за нами почти по пятам...

Идем вдоль берега по крупным камням. И здесь тоже, нет-нет, да и сверкнет своей поражающей белизной байкальский кварц.

Еще совсем немного – и почти пришли. Остается подняться вверх, на гору. Всего каких-нибудь 100 метров. На последнем дыхании...

Через полсотни метров Саша застыл. Как вкопанный! Впереди на площадке среди травы стояла... палатка Хоттабыча!.. Бааа! Неужели поляк?.. Откуда он здесь? Да и как мог попасть сюда раньше нас?.. На чем?!. Ведь он же опаздывал на самолет?!. Вот уж мистика так мистика!..

Неожиданно края палатки приподнимаются и в проеме показывается голова поляка... Он сияет, как медный тазик, и приветствует легким взмахом ладони... Типа "это опять я"...

И снова вперед и вверх. А там... А там мы показываем свободную поляну москвичам. Они осматривают ее и остаются. А мы идем еще немного вверх – на свое место. Вид на Байкал отсюда просто необыкновенный! Но туча ползет и гремит... Вот-вот хлынет дождь. И тогда уже будет совсем другой вид...

Палатку ставим уже в сумерках. Быстро натягиваем веревку на кустарник и вешаем пленку. Уже под первыми каплями дождя. Ветер пытается поиграть с пленкой, но она держится. Да и гремит не хило...

Всё. Влезли в тепло и почти рухнули. Спать. Только спать. Но что за чудеса? Сон почему-то не идет... Хоть ты тресни...

— Ты палатку Хоттабыча заметила?

— Тебе, наверное, померещилось... Там, наверное, что-то похожее стояло... – Маришка с усмешкой смотрит на меня. – И вообще! У него должен быть самолет!..

— Да не похожее! Это именно он! Даже выглянул и помахал!.. – но Маришка по-прежнему настроена скептически.

— Байкал полон мистики!.. Лучше спи!.. – и она переворачивается головой ко входу.

Лежим и поглядываем на улицу. Молотит, однако, хорошо... Выдержит ли пленка?.. Хочется пить. Эх! Сейчас водички бы испить!

Родниковой. Или минеральной. Аршанской... И тут раздается голос Ники:

— Мам, а мам?!

— Что?

— А где мое молоко?

— Там, под пленкой...

— Я есть хочу!..

Начинается... Не выдерживаем и вылезаем под пленку. Стало довольно прохладно. Греем запас байкальской воды на таблетках. На чай. Ника пьет молоко и одновременно подправляет таблетку под кружкой. И только после чая засыпаем...


07.08.06 – понедельник

Отступление 4

По мере продвижения сказаний вперед начинаешь чувствовать, что писать становится всё труднее. Многие вещи и детали, придающие своеобразие и неповторимую прелесть любому путешествию, начинают ускользать, прятаться в тенистые уголки памяти... И вспомнить их удается далеко не всегда. Иногда они всё же всплывают сами собой, напоминая о том, что их место здесь, в контексте происходившего... И вот тогда на душе становится спокойно. Попав туда, куда хотели, они уже не мучают и не напоминают периодически о себе. Ведь их сила очарования вернулась в нужное место...


Могучие крылья Солнца

Как ни странно, но биологические часы сработали точно, и я снова проснулся в шесть утра. С рассветом. Девушки еще сладко спали. Предрассветная легкая дымка быстро таяла и обнажала синеву Байкала и небес. День обещал быть теплым.

Взял бутылки и пошел на берег за водой. А заодно и освежиться. Спускаюсь. И наслаждаюсь видом байкальской тишины. И лишь далекое жужжание моторок иногда врывается в нее... Палатка Хоттабыча пока еще тоже пребывает в объятиях Морфея... И только сосны на склонах скал полусонно шевелят гущей своих ветвей...

Снова пройти по гладким, обкатанным волнами прибрежным камням, уже без спешки и рюкзака – какое наслаждение! Тихий шорох камней и плеск волны. А вдалеке уже парит стайка проснувшихся бакланов. И ждет восхода солнца, чтобы искупать свои могучие крылья в ярких струях тепла и света... И соприкоснуться с еще более могучими крыльями Солнца...

...Легкое покачивание синей глади воды. Как будто она на громадных гравитационных качелях... Метрах в 150-ти от берега видны круги, медленно расширяющиеся и уходящие вдаль, к другим берегам. Рыба играет и тоже ждет мгновения, когда граничная толща воды начнет менять свой цвет и впитывать тепло. А пока... Пока она всплывает и пробует хотя бы краешком глаз увидеть огненный шар, выползающий из-за горных складок... Что он для неё, кто знает?..

Нашел на берегу еще пару бутылей и немного сухого топляка. Набираю воду в бутыли и чувствую, как холод воды сначала обжигает, а после довольно быстро охватывает кисти рук. Стоит подержать их буквально каких-нибудь две-три минуты и обе кисти становятся красными. Как апельсины. Но первые солнечные всплески уже в состоянии довольно быстро согреть их.

Утренняя жажда дает себя знать. Прикладываю бутылку и пробую влить в себя всю силу морской прохлады. Но удается влить только четвертушку. И все же... этого хватает, чтобы холодные струйки успокоили страсти организма по воде... Теперь уже байкальской...

Два или три прибрежных гаража уже открыты. Несколько мужиков подтаскивают к них моторки. По рельсам. Вынимают сети и рыбу, и всё это хозяйство исчезает в глубине гаражей...

Умываюсь... Брррр!.. Хорошо!.. Еще раз. Уххх!.. Здорово!.. Заряд бодрости влился. Как будто у самого выросли этакие, поблескивающие рассветными чешуйками, водно-солнечные крылья. Теперь можно и назад "лететь".

С пакетом сушняка и водой поднимаюсь к палатке. Солнце уже встало и разбрызгивает свои лучи между сосен... Пробую побродить и набрать хвороста. Урааа! Нашел несколько подберезовиков, маслят и моховиков. Совсем свежие и целые! Теперь можно и супешник забабахать!

Предыдущие походники как-то не очень удачно переместили кострище вглубь, за место палатки. Приходится делать его на старом месте заново. Пока возился с костром, проснулись и соседи-москвичи. С нашего места видно, как их бабушка, а следом и дед, спускаются по тропе на берег – тоже освежиться.

Ну вот. Вода согрелась, теперь можно и кофейком побаловаться. Где-то у нас остались пакетики "Медвежонка"... Лезу под пленку... Надо же! Маришка тоже проснулась и радостно вылезает навстречу теплу. И тоже бежит на берег. Взбодриться... Пока она там вдыхает запахи Байкала, я снова брожу в поисках свежих маслят...

Московские староходцы уже возвращаются с берега и тоже чего-то несут... Через каких-нибудь десять минут вся московская семья показывается со своего места стоянки. Уже с рюкзаками. Ночь прошла спокойно, они вроде выспались. Место им понравилось, может и придут сюда еще, когда дорога будет... Прощаемся, желаем друг другу удачи. Они медленно удаляются вниз... Немного грустно...

...Иду пить кофе. Маришка уже вернулась, да и Ника проснулась. Показываю им свои утренние "трофеи". Маришка вопросительно смотрит: неужели опять как тогда? За полчаса – почти три килограмма хороших грибов?.. Увы!.. В этот раз множество грибниц отдыхает, да и с дождями неизвестно, как тут было...

После непродолжительного завтрака собираемся и двигаем в поселок – гулять. Пока погода позволяет.


Священный бурятский обычай

Неспешным шагом идем вдоль берега. Погода как раз для отдыха походника. После долгих скитаний. Куртки оставили в палатке, надели только ветровки. Да и в тех становится уже жарковато...

— Пап? – доносится сзади голос Ники.

— Чего? – и тут мелькает мысль "неужели опять проголодалась?"...

— А помнишь, как тогда здесь буряты гуляли? – она смотрит по сторонам, словно пытается найти следы двухлетней давности.

— Конечно, помню! – и сразу же всплывает картинка двухлетней давности...

...Тогда мы тоже утром спускались с горы. И направлялись в Листвянку. И сразу же увидели, как по тропе бегали двое бурятских детей – девочка и мальчик. Их родители в это время были сильно заняты: отец молотил крупные поленья и другие дрова для костра, а мать помогала женщинам готовить в тазиках еду: всякие салаты и прочие закуски.

В пяти метрах от воды красовалась живописная выемка со следами обвала. Крупные и мелкие глыбы камней лежали у основания скалы. Справа от этого каменного завала был расстелен трехметровый, прикрытый скатертью достархан. Из-под скатерти торчали края тарелок, ложек и прочих предметов для совершения священного ритуала поедания...

Метрах в двадцати от достархана, у левого края выемки двое бурят разделывали тушу недавно зарезанного барана. А выше, метрах в двадцати от верхнего края завала, на скале сидела парочка крупных орланов и три сарыча. И вот эта живописная местная группа в пернатых "купальниках" сидели и ждала, когда будет можно полакомиться остатками пиршества...

Слева и справа на расстоянии примерно тридцать метров стояли четыре палатки. Напротив одной из них, у берега "загорали" только что причалившие две моторки, веревки от которых были зажаты крупными камнями. Из моторок вылезло человек восемь, а может десять... С возгласами приветствия они устремились к остальным...

...Ближе к ужину мы возвращались обратно. Еще издалека стало видно, что за достарханом сидят буряты. Этакий неслабый круг, человек пятнадцать—двадцать... Пьют, едят и поют... Что-то национальное... Везде валялись обрывки старых газет, кости, лук, картофель и прочие следы убитого барана и происходящего пиршества... А вдоль круга неспешно ходил какой-то молодой бурят и снимал всё это пиршество на видео...

Прошли мимо. Снимать не рискнули – мало ли чего они могут выкинуть спьяну... Когда дошли до тропы наверх, то там... Двое детей бежали вверх по тропе. Со слезами. А их пьяный папашка с криками бежал за своей супругой. Тоже вверх. Догнал ее, повалил и стал пинать ногами. Женщина уворачивалась как могла, тоже что-то кричала в ответ. И плакала. Он остыл и пошел вниз. Она поднялась, подбежала и шарахнула его со всей силы кулаками по спине. От неожиданности он опешил, пошатнулся, и чуть было не загремел вниз, на тропу. В ярости развернулся и рванулся вперед. Хотел снова ввязаться в драку, но увидел увесистую палку в ее руках и застыл. Проорал чего-то непонятное, скорее всего какую-то бурятскую угрозу, и быстро пошел вниз, к столу...

Поднимаясь по тропе, краем глаз мы наблюдали за происходящим. Под ногами то и дело попадались разбросанные ими шоколадные конфеты в обертках. Целые...

Детишек жалко. И его супругу тоже. Вмешаться бы по-хорошему... Но как? Слишком опасно и нельзя: из-за чего была ссора – неизвестно...

Вечером спускались за водой и прогулялись немного по берегу. Уже почти на закате два здоровых мужика-бурята разделись до трусов и полезли в воду – охлаждаться. Кряхтение, крик, визг... и мужики, бухнувшись, отплыли от берега метров на пять–шесть. И сразу же назад. Уж больно прохладно, да и ноги сводит...

А следующим утром... Какие-то молодые люди непонятной национальности – то ли буряты, то ли корейцы – прогуливались по берегу возле гаражей. Парень скинул с себя одежду и бодренько прогуливался вдоль воды, намереваясь удивить своих спутниц. Бррр! Утром было около 10 градусов, вполне можно насморк схватить. Но ни это, ни камни его не пугало... В семейных трусах он с разбегу бухнулся в воду. Брызги во все стороны. Девушки замахали руками, начали визжать и кричали ему что-то на ихнем диалекте... А парень выскочил и сразу кинулся одеваться... И что-то спросил у девиц – типа "у вас водка есть?"... Мы наблюдали, но сами искупаться в такую рань не рисковали...

Проходя мимо обвала, снова видели кучу следов бурятской гулянки. Какой национальный праздник отмечали люди с другой стороны Байкала – до сих пор не знаем... Сарычи и орланы же, собирая с утра съедобные остатки, отмечали уже что-то своё. И драки за кусок между ними не было...


Отступление 5

Сегодня очень хотелось сесть, взяться за электронное перо и рывком продвинуться... существенно вперед. Но пришел приболевший внук Никита. Как былинка малая на ветру... И тихо так, с надеждой в голосе сказал: – Давай, поситаем!?..

Ну как тут отказать?.. И в течение дня, с перерывами, мы с ним играли и читали две книги, которые ему сильно понравились... С картинками – про животных, насекомых, людей, машинки и другие чудеса света... Шесть раз... Или семь... "Исё поситаем?.." Если бы вы только видели его радость...


Вдоль по Академической

Проходим гаражи – они уже закрыты, а их хозяева, вероятно, занялись копчением очередного улова. Цветы на клумбе раскрыли свои головки навстречу яркому солнцу. Может быть, они тоже хотят иметь такие мощные крылья?..

О! На поляне за столиками появились первые гуляющие. Уже! С утра!..

Дорога за шлагбаумом еще сильно сырая. У крайнего деревенского дома сидит здоровая лохматая собачища. Сенбернар? Нет! Скорее русская сторожевая. Смотрит на нас подозрительно и рычит. А еще через дом из окна выглядывает здоровенный байкальский кот. Тоже весь лохматый. Красавец! Интересно, о чем он мечтает с утра?.. О свежей рыбке?.. Или о миске молока?..

Доходим до магазина. Девушки снова ныряют в него. Встаю у здоровой бетонной плиты и наблюдаю, как бакланы играют с волнами. Через три минуты выходят с провиантом типа "сухо-влажный паек". На полдня. Двигаем дальше...

...И вот, с легким чувством некоего выполненного "долга", мы продолжили прогулку по главной авеню Листвянки. По ещё влажной дороге уже вовсю ходили туда-сюда импортные тачки. Тут навстречу выруливает весьма знакомое транспортное средство. Старинного образца. Очень похожее на...

...Два года назад здесь, возле листвянской школы, мы наблюдали, как мужик ехал на стареньком задрипанном мотоцикле с коляской. Коляска из неких практических соображений отсутствовала, а вместо нее красовалась плоская платформа. Вся в грязи. И на этой платформе сидели две лохматые собаки. Тоже в грязи. Экзотическая охрана? Или свояки?.. История об этом умалчивает... В глаза бросалось то, что мужик довольно резко управлял своим транспортом. И собаки то и дело пытались сохранить равновесие, чтобы не свалиться с платформы...

Он или не он?.. И платформа похожа, только без собак... С одного боку вроде как похож, он... А с другого?.. Нет, не он... Да и экзотический эскорт отсутствует...

Проходим здание школы, а за ним... На довольно широкой площадке куча деревянных столов. С продавцами впридачу... Листвянский базар уже проснулся, разложил товары на прилавках. Некоторые даже под запотевшей пленкой. От сырости. Ведь многие товары здесь сделаны из ценных пород дерева и камня, и большей частью рассчитаны на иностранцев. А потому многие продавцы лелеют их и берегут. Как зеницу ока... И надеются получить за них евро, доллары и другую валюту...

И чего здесь только нет!.. Русско-бурятские народные умельцы постарались. Вот она, художественная фантазия! Во всем размахе! Можно ходить вдоль и поперек довольно долго и рассматривать, рассматривать, рассматривать... Как в музее народного творчества! Что мы и делаем последующие полчаса.

Набродившись, Ника, наконец, решается и выбирает себе пару сувениров из хорошо обожженной и расписанной глины. Две игрушки-свистульки: одна – небольшая фигурка нерпы, окрашенная в голубой цвет, символизирующий чистоту байкальских вод и неба, вторая – маленькая белая нерпа, сидящая на зеленом камне, на ребре которого надпись "Байкал". Ника расплачивается и... сразу же начинает свистеть в них!.. Попеременно!..


Последующее движение вперед...

...сопровождается периодическим тонюсеньким посвистыванием, исходящим из глубин синей нерпы...

...Новенькая семиэтажная гостиница видна даже из Порта Байкал. Для тех, кто не наблюдал воочию ее строительство, ныне она похожа на гигантский гриб-мутант с "мезонином", неведомо когда неуклюже выросший у подножия скалы... Как новый муравейник в лесу... Двери этого "мутанта" периодически открываются и оттуда вылезают иностранные "муравьи", приехавшие отдохнуть на берегу Байкала.

Напротив, у причала по-прежнему осталась экзотическая пара – современное кафе с заоблачными расценками, хлебный вагончик и малюсенькая комнатка-автовокзал, прилепившаяся сбоку к зданию кафе. Точно глиняный пчелиный домик...

Возле входа в эту комнатку, под тенью колонн на рюкзаках... сидел московский дедуля!.. Вот так так! А мы-то немного с грустью полагали, что они успели на теплоход и теперь благополучно путешествуют по Байкалу на Ольхон!.. Ну и закавыка!

Подошли. Дед обрадовался.

— Как??! Вы еще здесь?! Как это может быть?.. А где все ваши?..

— Да они тут... Недалеко... Сейчас подойдут...

Разговорились... Оказывается, теплохода до Ольхона сегодня нет, а какой-то катер пойдет только ближе к обеду. Если сегодня он вообще пойдет... И, разумеется, как-то надо скоротать время... Вот москвичи и оставили деда вещи сторожить, а сами отправились гулять... Вскоре они и, правда, подошли... Ненадолго. Поговорили немного. Маришка просветила их еще раз по части местных достопримечательностей, и они решили предпринять попытку взглянуть на некоторые. В общем посмотреть то, что успеют... А посему отправляются сначала в нерпентарий...

Деду, конечно, тоже было бы очень интересно посмотреть на этих загадочных собратьев по разуму из царства Байкала. Но он... снова остался сторожить вещи... Мужественно и непреклонно...

В этот почти драматический момент к зданию кафе "пришвартовался" автобус из Иркутска. С очередной группой иностранцев. Разношерстных... Большей частью с сумками и чемоданами. Приехала и молодежь с рюкзаками... Американцев было, кажется, поболе... Выходят, разминаются, неспешно выносят вещи... И оглядываются...

— Ооо! Hotel! Liked! Well! – ну... и так далее в этом же духе...

Дед сидел и еле заметно улыбался, так его развеселила эта чопорная болтовня...

Жарковато. Скинули ветровки. Маришка с Никой заскочили в частный магазинчик – теперь уже ненадолго – пополнить запасы провианта для дальнейшего следования по авеню...

Простились с дедом и пошли вперед. Он снова остался в одиночестве... Надолго ли?...


Ностальгически знакомая дорога

Казалось бы, ходили и ездили по ней уже не один раз. Но каждый раз неизменно что-то привлекало внимание. Неповторимо особенное...

За 2 года здесь выросло немало частных кафе, домиков в стиле "Замок для крутых", буквально прилепленных к подножию скал. Центральная авеню стала похожа на длиннющий музей градостроительства. Прикурортный. А по другую сторону этого "архимузея" ритмично шелестели серебристо-кудрявые волны Байкала. Отражение синевы неба и парящих бакланов, редких альбатросов пропитали его до самой глубины... До дна... И вся эта живописная картина словно говорила, что все эти "крутые замки", равно как и сам "архимузей", не стоят и ломаного гроша перед величием Байкала, красотой его Природы... Красотой, которую местные народные умельцы пытались передать в своих изящных творениях. Красотой, запечатленной в глине, камне, дереве, бересте. И выставленной затем на продажу. На базаре...

Ооо! Возле местного камерного театра объява висит. Про гастроли какие-то. И еще один бард выступает. Кравкль, кажется... Интересно, какие у него песни? Судя по датам, мы вряд ли услышим... Наверное, уже домой доедем... Вот ведь закорюка...

Дошли до маленького местного зоопарка. Забор сбоку заделан и теперь медведей в клетках не видно. Зато у входа по-прежнему стоит здоровое чучело медведя "средних лет". В полный рост. С раскрытой пастью. Традиционное. Как и на мысе Половинном.

И снова Ника возжелала сняться в объятиях этого великана. Просто медвежуть какая-то...

Напротив кафе "Три якоря" по барьеру гуляют две девушки. И тоже снимаются. На фоне Ангары, Байкала и... мягких облаков. И что-то периодически вскрикивают, размахивают руками... От радости того, что частицы этого величия останутся на снимках. Вместе с ними... А вдалеке над водой парят бакланы...

Бааа! Оказывается, за кафе построили длиннющую деревянную лестницу, ведущую по склону высоко вверх – к смотровой площадке. И там, на барьере сидят трое рабочих. Что-то пилят, прибивают, доделывают... И одновременно поглядывают по сторонам и вдаль. Еще бы! Ведь совершенно невозможно оторвать глаза от панорамного вида с возвышенного места! Вот оно – байкальское притяжение! Вот она – магия Байкала!..

И тут в наши внутренние ощущения неожиданно вторглась одна простая мысль: а ведь уезжать-то неохота!.. Все перипетии, выпавшие на нашу долю, как некое испытание, ниспосланное Буддой, Духами здешних мест или кем-то еще, как-то незаметно сложились в ощущение того, что тоже стало частицей байкальской магии. И вот эта частица высветилась неожиданно сильным, почти радужным ощущением, перерастающим в желание остаться...

И снова Маришка вздохнула:

— И чего я не взяла билеты на 18-е?!.

А через минуту иронично сказала: – А может... в Выдрино вернемся?.. Вы не хотите?..

— Нет уж! – выдохнула Ника. – Мне хватило! Я предпочитаю погулять здесь!..


Снова в Байкальском музее

Еще каких-нибудь полтора километра в среднем темпе – и мы уже возле здания музея. Посетителей сегодня здесь – как в хорошем улье! Просто ноги некуда поставить!

Самостоятельное изучение музея мы проделали еще 2 года назад. Всё как будто уже знакомо, но... Да, так и есть – экспонаты добавились. Пристраиваемся к одной из экскурсий и... ходим, слушаем, опять ходим, и опять слушаем... И снимаем то, что не успели снять тогда... Ощущения "пионерско-комсомольского строя" вроде бы нет. Да и экскурсовод рассказывает интересные вещи про исследования байкальской природы...

В небольшом зале, рассчитанном на группу в 20-25 человек, вместе с иностранцами посмотрели чудесный видеофильм, снятый сотрудниками Института лимнологии. Впечатлились красотами и таинствами природы и водного мира, до которых нам самим вряд ли удастся добраться. Иностранцы иногда спрашивали экскурсовода о чем-то, и она тихонько начинала объяснять. Как можно короче, чтобы не мешать восприятию фильма.

Изучили часть экспонатов и направились к аквариумам. А там... там появилась куча новых рыб – жительниц Байкала. Шутка ли, как же удалось их поймать? Ведь они живут довольно глубоко!

В первом зале в углу стоит компьютер. Специальная программа показывает на экране линию сейсмоактивности байкальской котловины. Иногда видны изгибы средней величины. И по ним становится понятно, что вот в этот момент, когда вы ходите по музею, на дне Байкала неспокойно. Там водотрясение! От локальных колебаний котловины.

И вот, наконец, два здоровых аквариума с нерпой. С этим удивительно разумным существом. Встреча с нерпой – это всегда такое... почти непередаваемое ощущение... Жители подводного космоса! Вот они! Стремительные мохнатые "шарики"! На расстоянии руки... Кажется, прикоснись к стеклу и... окажешься там, вместе с ними... Сразу всплыла картинка, как две нерпы с огромными глазами лежат на своей импровизированной околоводной "горке" и сквозь стекло аквариума пытаются рассмотреть тех, кто находится за стеклом. Просто космические, инопланетные существа, от которых исходит невидимый поток энергии и мыслей. И стоя здесь, перед аквариумом вы ощущаете этот поток, чувствуете, что вот, рядом с вами, на расстоянии вытянутой руки, находятся непостигаемо разумные существа. Кто мы для них? Наверное, тоже инопланетные существа... Заключившие их в рамки какого-то барьера... А для чего – они не знают...

Но это было тогда, два года назад. И в память об этом осталась фотография неизвестного автора – нерпа на лугу в цветах лета. А ныне... Как жаль! Осталась только одна нерпа. Время от времени она выделывала пируэты, летала в своем ограниченном пространстве водного "космоса". И ее схожесть то с надутым вытянутым шаром, то с некой космической планетой ясно показывали, что она – маленькое космическое существо, умеющее управлять размерами своего тела, своим стремительным полетом в пространстве. Нам же дано нечто иное, весьма отличное от этого...

Год назад нам довелось увидеть потрясающий по своей силе полнометражный документальный фильм о жизни и работе одной семьи на Ольхоне. "Рыбак и танцовщица". Снял его новосибирский кинодокументалист Валерий Соломин. После двадцати лет скитаний по таежным метеостанциям Наталья и Юрий Усовы поселились здесь, на самом большом байкальском острове. И здесь начали сбываться их мечты о счастливой, но далеко не спокойной жизни...

В ряде эпизодов было рассказано о том, как местные жители вынужденно охотятся на нерпу. Чтобы выжить самим и прокормить семью... Как же было тяжело смотреть на сцены вылова и убийства собратьев по разуму!.. И как бы мы сами восприняли обратную ситуацию: некие инопланетные собратья охотятся и убивают нас? Тоже вынужденно...

Вторую нерпу, оказывается, продали. Куда-то в Японию... Кажется, в Токийский зоопарк... Как же должно быть ей одиноко без своей пары... И грустно... И эта грусть тоже просачивается сквозь запотелое стекло...

Подошли к выходу, а там... дождь. Неслабый. Новые посетители стайками и струйками "втекают" в здание. И с них тоже стекают струйки воды...

Пришлось пережидать невесть откуда прилетевшее "мокрое дело"... А потом... Потом по еще мокрой дороге пошли в сторону нерпентария... При сиянии небольших фрагментов радуги...


Новости из нерпентария

Два лета назад здесь жили одна полувзрослая и потому скучающая от жизни в загоне нерпа и свеженькие младенцы двух месяцев от роду – их привезли охотники по причине сиротства. Одну нерпочку звали, кажется, Несси. Взрослый "нерп" Тито, некогда напуганный неосторожным посетителем, временами прятался под столиком, на который когда-то любил эффектно садиться. После этого случая все фото и видеосъемки во время представления обитателей бассейна были запрещены. Но старые видеозаписи иногда можно встретить на листвянском базаре. По ценам, доступным только интуристам...

Несси и ее дружок были чрезвычайно общительны, глазасты и умны, умели показывать "экологическую обстановку на Байкале" (обхватывая голову передними ластами и сокрушенно качая ею), танцевать вальс, показывать "дельфина" (особенно, когда голодна), решать арифметические примеры с ответами до пяти (отбивать ответ ластой по воде).

Когда детеныши вырастают, их выпускают обратно в воды Байкала. А сюда попадают новые байкальские "сироты"...

Цены на посещение выросли почти на 50 %, видимо, расходы на содержание нерпы выросли. Но интерес к этому месту не слабеет, люди по-прежнему приходят сюда. Маришка и Ника тоже рискнули заглянуть и пообщаться с этими удивительными существами. Еще раз. Пока они общались, я стоял на берегу Ангары и смотрел то на маяк, то на Порт Байкал, то на воды Ангары, неслышно бегущие вдаль... Воды много и Шаман-камень опять еле видно... Только бакланы и рыбацкие лодки временами кружили невдалеке. Небольшими стайками...

Ныне осталось только две нерпы – как раз те, что были двухмесячными младенцами два года назад. Они выросли, стали не такими забавными, как и все дети, и как ни странно – прогресса особого в их ролевом поведении тоже не было. Те же трюки, только, видимо и им самим уже поднадоевшие, и откровенная лень при их исполнении – то, что им, детишкам, казалось новым и забавным, стало скучной монотонной работой за порцию корма. Всё, как у людей. А что вы хотели?..

Кстати, знаете, почему нерпа в природных условиях не ест омуля? Догнать не может – уж больно он шустёр...


Встреча у пристани

Недалеко от нерпентария раньше на довольно широкой площадке была автостоянка, пара киосков и летнее кафе. Со столиками и скамейками прямо на асфальте. Как раз для уставших путников. И по умеренным ценам.

Проголодавшись, мы направились туда слегка подкрепиться. Но нас ждало разочарование: кафе и киоски исчезли. Автостоянка частично была разворочана какими-то канавами, буграми и бесчисленными ямами. Кто и что собирался строить здесь, на чьи финансы – непонятно. Несолоно хлебавши, мы направились назад – к новенькой гостинице "Листвянка"...

У причала, как и прежде, стоят большие и малые суда и суденышки Лимнологического института. Здесь же уютно примкнули к ним всякие цветастые прогулочные катера для туристов.

Вот и здание кафе с комнатой-автовокзалом. А возле колонн на рюкзаках... по-прежнему сидел московский дед. Но уже не одиноко. Вместе с ним рядом стоял... дед-баламут! Откуда он взялся? Подходим и слышим:

— И вот, понимаешь, иду я... – рассказывал что-то дед-баламут. Московский дед внимательно слушал, и слегка прищурившись, улыбался.

Дед-баламут то и дело вертел головой по сторонам. Увидев нас, был слегка ошарашен. Поздоровались. Оказалось, что он ночевал у каких-то знакомых в Листвянке, а утром притопал сюда. Поел, прогулялся малость по магазинам, встретил старого знакомого по Матане и теперь преспокойно общается с ним.

Ника устала и присела рядом с московским дедом. Разговорились: Маришка с московским дедом, а я – с дедом-баламутом. Разговоры продолжались минут сорок-пятьдесят кряду. Ника вначале скучала, а потом начала бродить вокруг да около. Пока мы говорили...

Московский дед неторопливо говорил и говорил. Маришка с интересом слушала его и про что-то спрашивала. А поведал он ей много – всего и не упомнить...


Байки деда-баламута

— Посмолим, что ли малость? – и мы отошли в сторону. Дед-баламут достал свой старенький потертый портсигар, раскрыл его и вытащил "Беломор-канал".

— Посмолим, – я взглянул и вытащил пачку "Родопи".

Предлагая, протянул ему. Он посмотрел, крякнул и кивнул головой:

— Хорошие сигареты. Помню их. Когда-то и сам баловался... – и слегка подергал себя за мочку. – Теперь вот привык к папиросам. Да и дешевле, однако. Пенсия нынче маловата, так что и привычки меняются...

Закурили.

— Ну, вот! В бытность мою, значит... – источая клубы дыма, начал дед, – случилась одна переделка... – и дед опять, как вчера в Матане, загадочно посмотрел на меня.

Я не шелохнулся и слушал. Дед тихонько хмыкнул и продолжил.

— Служил я тогда, помню, где-то далеко за российским бугром... И надо же было такому случиться, что воткнули меня в наряд. Вроде и не проштрафилси нигде, а вот старшина придрался, что ремень приспущен, да и влямзил нарядик-то. И совсем его не интересовало, что ремень-то с голодухи на бедра скатилси. Он-то и сам с ремнем не в ладах был. Можа подумать, что больше нас утробу ублажал...

Ну вот, отнарядил я, значит, благополучно, в кухонной палатке. Да и подкрепиться успел попутно... – и дед смачно погладил себя по животу. – Стемнело уже. Направился в свою палатку. А там... Какой-то мудрила поставил на входе пустое ведро с веником и тряпкой. Но я-то про то не ведал. И с маху вошел в палатку. Влетел. Ведро подпрыгнуло и зазвенело... Уж какой грохот был – не описать. Веник шмякнул меня по носу и отлетел в темень. Сам перепугался, когда ведро покатилось. По земле, по сапогам. Ну, думаю, хана! Щас, думаю, весь отряд на уши встанет... И начнется хрень! Ругани не оберешься!..

...Жду, значит. Вокруг тихо. Неужто пронесло? От сердца вроде отлегло. Только через три секунды в палатке хохот разразился. Сдавленный такой... Ах, ты, хренодер чертов! Мать тебя давно не порола!.. Матюкнулся в темень, значит. Ребята заворчали, но все еще тихонько ржали... Скумекал, кто это так шутканул. Ну ладно, думаю, утром я с тобой, хрен, разберусь. Разулся и с маху грохнулся на койку. И тут... Как заору... Как будто мне штыком вспороли... Задницу...

Тишина... И снова через три секунды хохот по палатке пошел... Ну, мать вашу, не нарезвились... Спать-то теперь как?..

— И что же это было такое? – я посмотрел на деда.

— Что? Аааа, это-то? – дед почесал затылок. – Да тазик небольшой... С холодной водой... Под одеялом...

Я не сдержался и тихонько засмеялся: – Однако... Веселые у вас хлопцы были...

— Да уж!.. – и дед засмолил еще одну цигарку. Затянулся пару раз и продолжил:

— Заснул кое-как – на мокром-то не сильно поспишь. Проворочался полночи. А хлопцы-то и ночью иногда ржали... Под утро как-то зябко стало. Ворочаюсь, значит, и ничего понять не могу: почему это жестко стало? И сетка не вибрирует... Глаза-то открыл... Мать честная!.. Рассвело уже. А я-то, я... Как был в исподнем, так в нем и лежу... Только не на койке своей, в палатке, а в окопе!.. Аж дух захватило!.. Эк, угораздило! Как же я сюды попал-то?.. Мистика...

— И как же? – несколько ошарашенный я смотрю на деда... А он, увлеченно так, продолжает...

— Ну не сам же!? Пить – не пил. Был в рассудке, не под семенем конопляным, как некоторые... Но устал, как мерин... Встал, значит, отряхнул пыль окопную... Покумекал... Выходит, что меня сюда ночью хлопцы приволокли... Человека четыре, значит... Кто же это, интересно, припер-то? И не лень было... Вот ведь недолга...

— Круто... И кто же затеял всё это? – я с интересом смотрел на него.

— Кто? Да и сам не знаю! По сию пору... – и дед вздохнул, как будто только что из окопа вылез... – Дошел кое-как по колючкам до своей палатки. Ладно хоть носки были... Приоткрыл створку и заглянул. Все восемь хлопцев спят. Как убитые! И похрапывают – через одного. Сапоги у всех вроде как на месте стоят. И ни на одних следов пыли окопной не видать. Да и в палатке ошметки глины не валяются... Мистика... Взял одежу свою, сапоги одел, без портянок, и вышел. И надо ж такому случиться, что в этот момент из-за другой палатки армейской капитан выполз. Тоже в исподнем! И пьяный... как слон! Вот кино-то!..

Я покачал головой, как бы говоря "Ну и ну! А дальше?". Дед понял и хмыкнул.

— Смотрю на него, а сам еле сдерживаюсь, чтобы не заржать... Ну, думаю, влип... Одеться не успел. Подштанники так сырые с вечера и остались. Чего доброго решит еще, что я того... Страдаю малость недержанием... И на губу отправит... Или еще куда... – дед выронил папироску – наверное, от волнения... Поднял, подул и снова затянулся.

— Ну, вот... Что делать-то? Кумекаю и срочненько поддеваю под ремень гимнастерку, чтобы срам меньше видать было. Огляделся махом... Черт! Болтается она сзади, как попона поповская, почти до земли достает. Да уж пёс с ней!.. Типа как умываться иду...

Подходит он, качаясь, смотрит на меня и брякает:

— Рррядовой!.. – и застыл. Как будто фамилию вспомнить никак не может.

— Так точно! – рявкаю в ответ. И жду.

А он опять: – Рррядовой!.. – и качается, бабай ёкарный...

Я стою по струнке, смотрю на него краем глаза и жду... Чего – и сам не ведаю...

— Мммммм... – вдруг раздалось из его рта. А рука-то медленно за спину пошла. Гляжу, а он подштанники щупает... И запах пошел... Мать честная!.. Обделался, значит, бабай ёкарный... И смотрит на меня... как контуженный...

Я слегка прыснул, но потом пробую сдержать смех, чтобы дать деду досказать.

— Ну, вот... Что делать-то? Я ведь сам без штанов стою, в исподнем. А ежели еще и хлопцы увидят... – дед покачал головой. – Скидываю сапоги и пробую быстро влезть в брюки-"шаровары". Потом опять влезаю в сапоги. Портянки засовываю в карман. Хватаю капитана сзади за мышки и тащу вниз к реке.

— Ты что?! Ах, ты!.. Ккку-дааа ты меня тащишь?! – слегка вскипел он.

— Спасать! – без заминки выпаливаю я.

— Спасать? – и он удивленно вполоборота вперился в меня.

— Так точно! – и тащу его дальше.

Проходит минута. Тащу, а сам чую, что запах достает, сил уж не хватит доволочь его до реки... И тут раздается – прямо мне в ухо:

— Кку-дааа мы идем? Так быстро?.. – еле ворочая языком, выдавливает он.

— Спасаться! – не раздумывая, глушу его я.

— Спасаться?? – он опять тормознулся и не дает идти.

— Так точно! – пинаю его по пятке и снова тащу. Вот же баран в погонах...

— Но ведь мне надо... – спотыкаясь, еле волочится он, – ...мне надо... сейчас же... в сортир...

— Так точно! Ща мы быстро спасемся, а потом – хоть в сортир, хоть в тир...

Капитан обалдело смотрит на меня: какой тир? Куда спасаться?.. От кого?..

Но я уже почти доволок его. Толкаю и валю спиной на большой валун. Вроде упал... Сымаю со скрипом ботинки, а они, зараза, не сымаются. Он дико смотрит на меня. Как будто я собираюсь сделать с ним нечто особенное... Вот дурак!.. Наконец, снялись! Завожу это вонючее "пресмыкающееся" в воду и... От холода он вскрикивает, но пытается стерпеть. Спускаю портки и буквально толкаю его вниз. Он падает на задницу и матюкается, орет как резаный...

Я же как угорелый кидаюсь назад в палатку – за его формой. Пока он там, чертыхаясь, разбирается с собой, успеваю обернуться и незаметно вытащить форму из его начальственной палатки. Попутно замечаю, что там полный срач... После попойки....

Прибежал. Капитан, мать его, стоит уже на берегу, зажавши наследство. Поочередно топает ногами, стучит зубами и дико вращает глазами. Протягиваю ему форму. Он берет, чертыхается. Я отворачиваюсь. Проходит минуты три. Вдруг чувствую, как он положил руку мне на плечо. Оборачиваюсь. Вроде оделся, но как-то не так... Ну, мля, шут в погонах!..

— Ссспа-сси-бббо! – еле выдавливает он и, поддерживая его за плечи, волоку назад....

— Круто! – выдыхаю я, и чешу затылок.

— Так что? Думаешь, на этом всё кончилось? – дед загадочно хмыкает. – Ни фига! Через три дня старшина подваливает ко мне и говорит, что, мол, с тебя причитается. Вот так!

— Это почему это? – недоумеваю я, а старшина мне в ответ:

— Балда! Ты разве не слыхал? По ходатайству капитана N ты представлен к награде! За выполнение особо важного задания!.. Весь отряд уже знает!..

Какого такого задания? Да еще особо важного? Отряд уже знает?.. Чего-то мне малость поплохело... Полдня ломал голову. И только после обеда дошло, что это за "особо важное"... Вот ведь как бывает...

Дед затянулся, а я стою и снова ломаю голову: было или не было? Между тем дед лезет в боковой карман рюкзака, достает потертую медаль "За боевую доблесть" и показывает на обороте автограф. Вроде бы того самого капитана N... Хмыкает и снова прячет ее в рюкзак. Ндааа... Вот ведь закавыка...

— Дай-ка мне сигаретку, что ли?.. Чего-то захотелось попробовать...

Протягиваю ему пачку. Он берет и начинает новую байку: – В бытность мою, однажды...

Следующая история была про его ранение и госпиталь. Вроде и жизненно, но как-то не очень... А потом...

— Про НЛО слыхал? – хитровато говорит он.

— Где? В мире, что ли? Так про это в Интернете полно написано...

— Да не в мире, а на Байкале! – крутит рукой он.

— На Байкале?.. – удивляюсь я.

— Нууу... знамо не слыхал!.. – удовлетворенно выдыхает он. – Ну, тады слухай!..

Я уже весь внимание...

— В бытность мою как-то понес меня чёрт на рыбалку... Уж больно рыбки захотелось... Собрался я, значит, и поехал на электричке. В сторону Забайкальска. Сошел, не доезжая его километров двадцать... Вечерело уже. Ну, думаю, успеть бы сети поставить... Лодку накачал да на воду её быстрее... Брякнулся в неё, значит, и поплыл...

Грёб полчаса, а может и боле... Доплыл до места. Гляжу, вроде внизу чего-то светится. И чего бы это могло быть? А на поверхности примечаю, где косяк вошкается... Ну, вот... Сети расставил, значит, и назад погрёб... Стемнело уже, как бы не сбиться... А свечение это вдруг усиливаться стало... Гребу, а сам глаз оторвать не могу от этого света-то... Прямо мистика какая-то... А оно возьми да разделись вдруг на семь или восемь шариков светящихся... Ну я тут вообще обомлел... Весла подымаю, а они никак в воду не ложатся... Толкаю их, толкаю, а вода будто назад их выталкивает... Будто шепчет мне – чего ты мне всяку хрень суешь?.. Приплыл уже почти, лодка совсем недалече от берега болтается... А доплыть никак не могу – вода не дает! Хоть ты тресни!.. И тут "шарики" эти возьми да наружу-то и подались... И быстро так, что не углядеть... Выскочили они, значит, из воды-то, да и зависли над ней. На разной высоте... И кажный размером с яйцо страусиное, а может и боле... Ну ровно как летающие яйца динозавра!.. С перепугу-то и не разобрать толком...

Ну, вот!.. Повисели они, значит, покружили малость. И пока кружили, я сквозь воду сети свои видел. И удивился несказанно: далеко ведь поставил, а видно-то как! Будто в бинокль какой! С увеличителем... Вот ведь дела...

Прилег в лодке-то – от греха подальше, а сам всё на них поглядываю: заметят меня али нет... А они... Вот уж дурень старый!.. Они-то... Чихать на меня хотели!.. На черта я им сдался?!. Раскрутились, да и помчали себе к другому берегу... Да так быстро, что и минуты не прошло, как они уже точками стали! Да и те через секунды исчезли!..

Ну, вот!.. Очухался я, значит, от гипноза ихнего, и к берегу давай грести. По-быстрому... Доплыл за каких-то пять минут. Как горчицей помазанный... И только тут сообразил, что вода-то теперь весла впустила... Вот ведь как!..

Дед задумчиво пустил дым и взглянул на небо. Серые облака в голубых разрывах медленно плыли в сторону Больших Котов... Вдалеке, поджидая рыбу, парили бакланы...

— А дальше-то что? – с нетерпением смотрю на него, как будто говорю что-то типа "Ну, не томи же!.."

— Дальше? Хммм... Ночью спал как убитый. А утром... Поел всухомятку, да и погнал вперед – сети сымать! Доплыл, значит, и давай тянуть за поплавок-пенопласт. Тяну, а сеть-то еле поддается. Ну, думаю, что же это? Полкосяка в сеть вогнало что ли? Как подымать-то теперь? Не ровен час порву еще... Прицепил три понтончика к лодке и попробовал к берегу подгрести. Тащился, тащился, но до берега дотянул кое-как. Вылез, значит, и в воду встал. По бедра стою и тяну опять. Вроде полегче тянуть стало – неужто растерял часть, пока плыл?

Ну вот! Подтянул, значит, почти. В воду-то поглядел... и ахнул!.. Мать честная! Там ведь не рыба болтается, а бревно! Топляк здоровенный всплыл откуда-то, да и загрузил мне сеть... По полной!.. Вот и поел рыбки-то!.. Никак шары эти и постарались!.. Во как!..

Я не выдерживаю – смеемся вместе. Потом дед показывает фонарик-радио, который придумал сам. Работает на аккумуляторе от машины.

Пока разговаривали, сместились на угол здания и стояли уже боком к причалу...

Подошла Ника. Снова сняли ее на фоне корабликов. И тут появилась большая группа походников с потертыми рюкзаками, с гитарами... А впереди нее шел...


Старый знакомый

Я мотнул головой – уж не привиделось ли... Особенно после дедовских баек...

Нет, не привиделось. Здоровая группа, человек двадцать. А впереди... Он всё такой же – с бородой. Зовут Эдуард. Не замечая других, с гитарой в руке устало проходит мимо нас. Подходит к хлебному киоску, стоящему в пяти-шести метрах от причала. Вся группа проследовала за ним и в ожидании кучно встала. Многие сбросили рюкзаки...

Он что-то сказал продавщице и стоит, ждет.

— Извини, я сейчас! – показываю деду на бородача возле киоска. – Это один мой старый знакомый... Мы с ним когда-то работали вместе...

Дед понятливо кивает и затягивается...

Подхожу сзади и тихо говорю:

— Привет! Давно стоишь? Что дают?

Бородач оборачивается и..., раскрыв глаза, обалдело смотрит на меня. Я для него сейчас как мистический призрак... Которого он не ожидал увидеть именно здесь... И именно сейчас... В шоке, но медленно протягивает руку. Здороваемся.

— Ты откуда? – Эдуард всё еще под впечатлением мистического появления.

— С Шумакских озер. Второй день гуляем здесь... А ты?

— Ясно... А мы вот... – но тут продавщица отвлекает его, протягивая хлебобулочные продукты. Вместе с двумя другими бородач укладывает продукты в рюкзак. Группа вскидывает рюкзаки за плечи и движется вперед. Эдуард следует за ними.

— Извини, мне пора идти... – бросает на ходу...

— Ну, пока! Удачи! – бросаю ему вслед. Вот и поговорили...

Группа неспешно удаляется в сторону базара...

И только много позже, уже вернувшись домой, от его родных узнаю, что он тоже был в Аршане. С группой молодых туристов. И как это мы не столкнулись там с ним?.. Удивительно!.. А здесь, в Листвянке, они оказались... Да Бог его знает, как они здесь оказались... Неисповедимы пути походные...

Возвращаюсь к деду. Маришка тоже устала от разговоров и прощается с московским дедом. Разговор уже какой-то вялый, не клеится. Прощаемся и идем к базару. А деды остаются. Скучно им не будет...


Снова "мокрые дела"

Что-то небо слишком быстро хмурится... Не успели дойти до базара, как опять закапало... Но пока еще не сильно. Зато ветер принес холодную волну. Даже в ветровках стало холодновато.

Побродили по базару. Посмотрели еще раз на работы мастеров. Между тем дождь потихоньку усиливается. Что делать-то? Ндааа...

Маришка с Никой остаются здесь, укрываются в небольшом салончике базарного кафе. Я же отправляюсь бегом к палатке – за куртками.

Пробегаю мимо столиков для пикничокнутых... За ними сидят какие-то люди. Много. Некоторые вроде с рюкзаками. Но Эдуарда с группой не видать... Интересно, куда же они делись-то? Вроде и времени прошло мало...

Почти повезло: пока двигался перебежками, дождь моросил, но сдерживал свои силы. Небо разверзлось, когда уже начал подниматься по склону к палатке. Осталась всего-то какая-то сотня метров. Но преодолеть ее пришлось чуть ли не в сумасшедшем темпе. Чтобы не промокнуть...

Бегу. На ходу замечаю, что палатка Хоттабыча исчезла. Теперь уже надолго...

Вот и наша, родненькая "хатка"! На месте. Влезаю – и вовремя. Дождь полил что было силы... Сидеть пришлось минут пятнадцать... Долго-то как... Фууу! Наконец! Вот и солнце показалось... Можно идти назад. Иноходью...

Маришка с Никой снова гуляют по рядам... Опять чего-то выбирают... Увидели и сразу же пошли одеваться. Еще бы! Похолодало весьма ощутимо... Снова идем назад – домой, греться...


Гости с младенцем

Девушки мои отстали малость, пробуя попутно найти на берегу сухие сучья и доски для костра. Поднимаюсь по тропе и слышу какие-то голоса. Вроде как детские. И где-то рядом с нашей стоянкой... Интересно-то как... Что бы это могло значить? Выхожу из-за куста к палатке, а там... Еще один сюрприз! Совершенно неожиданный...

Перед входом в палатку на бетонной тумбе сидит молоденькая девушка. Высокая, крупного телосложения. И что самое впечатляющее – с ребенком на руках.

— Здрассьте! – радостно говорю ей.

— Здравствуйте! – смущенно отвечает она.

Похоже, что мое появление тоже для нее неожиданность.

— А мы вот тут гуляли с мужем и набрели на палатку. А в ней никого нет. Даже странно как-то... Мы уж было подумали, что ее бросил кто-то... И решили подождать немного... Да и место здесь хорошее – нам понравилось...

— Понятно. Вообще-то мы живем в ней. Только когда ходим, оставляем ее на некоторое время. А как Вас зовут?

— Катя... – уже более живо говорит она. – А сколько вас здесь?

— Нас здесь трое... Ох! Какая симпатичная у вас лялька! А куда муж делся-то?

— Да он отошел ненадолго. Тут, недалеко... Сейчас должен подойти...

— Откуда вы?

— Да мы тут недавно. Вот в деревне остановились, в доме одном... Там, за горой... А где же ваши женщины?

— Да они сейчас должны подойти...

И словно по волшебству из-за кустов появляются Маришка и Ника. Девушки непринужденно болтают. А буквально через пару минут с другой стороны выходит и муж Кати. Он немного ниже ее, но тоже крупный парень.

— Никита! – протягивает руку он.

Здороваемся и представляемся. Из дальнейшего общения выясняется, что ребята родом со Смоленщины. Он – военный. Им повезло отдохнуть за казенный счет. На Байкале впервые. Очень понравилось. Через пару дней собираются съездить еще и на Камчатку. На вулканы посмотреть...

— Надо же! – удивляется Маришка и вкратце рассказывает, где мы побывали, соблазняет сходить туда же...

Ребята удивлены: они явно не ожидали такого поворота событий...

— Место у вас хорошее, – снова подмечает Никита. – Замечательное. Лес вот удивительный... Даже ягоды и грибы попадаются... Местами... Нам здесь сильно понравилось... Жаль, что уже занято...

— Ну, это не проблема! – утешает его Маришка. – Завтра нам уже ехать надо. У нас поезд скоро. Не опоздать бы... Так что вы сможете переместиться сюда!

— Правда?! – обрадовалась Катя.

— Правда, – добавляю я. – А палатка-то у вас есть?

— Да, есть... – отвечает Никита. – Нам как раз хватает...

— А чем вам в доме не нравится? – интересуется Маришка. – Вы ведь с дитем малым, а в доме все же получше, чем в палатке...

— Да дороговато там, и потом хозяева какие-то странные... Мы как-то не очень поладили с ними...

— Понятно! Вот и придете завтра утром, и останетесь здесь. А мы к тому времени уже полностью упакуемся.

Радостные и довольные, что им так повезло, разговариваем еще примерно минут двадцать. Небо всё больше хмурится и темнеет. Снова дождь собирается. Ребята тоже замечают это.

— Пожалуй, вам идти надо бы... У вас маленькая, а с ней под дождь попадать не стоит... Она ведь и простыть может...

Ребята собираются. Поочередно делаем снимки на память, и ребята неохотно уходят... А спустя десять минут начинается очередная, весьма обильная порция "небесных слез"... Становится еще холоднее. Мы влезаем под пленку. Но на душе немного неспокойно: успели ли они дойти до своего пристанища?..

Пленка содрогается под ударами капель. Даже запотела. Кажется, дождь пошел еще сильнее. Развести костер теперь вряд ли удастся. Даже при удачном раскладе и сухих дровах. Еду приходится греть на таблетках, а палатку обогревать свечами. Эх, романтика! Класс! Ужин при свечах! Жаль, что ребята рано ушли... Еще бы поболтали...

Звездная болезнь сегодня, похоже, не предвидится. Небо затянуто основательно и когда вся эта мокрота уплывет – неизвестно. Лишь бы утром не капало... И с мечтами о ночной радуге мы засыпаем...

Иркутск.
Бульвар вдоль
улицы Ленина
Иркутский областной
краеведческий музей
Музыкальная культура
начала 20 века
Иркутск. Мыслитель
у дороги к Храму
На Иркутском
вокзале в сумерки
Наши попутчики
в поезде

08.08.06 – вторник

Мы еще вернемся, Листвянка!..

Утренняя симфония была вся какая-то в мрачных тонах... Небо затянуто серыми, как волки, облаками... Ветер с Байкала только приносит холодные ощущения. Ладно, хоть пауза и небо пока не протекает беспрерывными потоками...

Слава Богу, дрова под пленкой были еще сухими и удалось развести костер, сварить остатки супа и вскипятить воду на чай. После легкого завтрака нужно было срочно собираться и двигать в Листвянку, иначе можно застрять здесь надолго. И небо вполне могло поспособствовать этому в полной мере.

Через полчаса мы уже были в походной готовности. Ноги уже сами тянули скорее идти вперед. Как будто на них одели сапоги-скороходы... И все же что-то нас сдерживало... Как же здесь хорошо! Ну не лежит душа опять идти куда-то!.. И всё тут!.. Хоть ты тресни!

Конечно, наши вечерние гости еще спят. И неизвестно, когда смогут прийти сюда... А если вчера они угодили еще и под небесные изливания, то вполне могло статься, что здесь они появятся не скоро... И всё же что-то подсказывало, что у них всё хорошо и они придут. Но ждать времени уже не было...

На всякий пожарный мы оставили им грибы, часть своих припасов и записку. На видном месте... Может быть, судьба еще раз сведет нас с этими ребятами... Кто знает?..

И вот, наконец, ноги успокоились и понесли всю нашу походную, овеянную туманом и семью ветрами "троицу", вперед, к листвянской мини-автостанции... Везде еще было тихо, хотя многие местные жители тоже уже встали...

До прихода автобуса оставалось около часа. Сонные окна гостиницы как-то вяло посматривают на Байкал... Никаких признаков жизни...

И снова возникли некие ощущения, порождающие желание остаться здесь и идти в неизведанные дали. Снова и снова. Откуда они приходят, эти чувства? Из особой ауры байкальской природы и самого моря? Или еще откуда-то? Даже самый уставший путник, оказавшийся здесь, вдруг может ощутить неожиданный прилив сил, исходящий из особой энергетики этих мест. И поймет это не сразу. Но все же будет стремиться понять, откуда внутри него возникло то неведомое, чего не было раньше.

По сравнению с жизнью человека Байкал вечен. Оказавшись на его берегах, соприкоснувшись с его природой, походник вдруг начинает понимать, что именно здесь соприкасается с Вечностью. И, может быть, поэтому испытывает желание остаться здесь и продлить это ощущение Вечности... Ощущение притяжения байкальской ауры...

У гор своя – положительная, сильнейшая аура, но в отличие от байкальской, она словно отталкивает походника от нахлынувших ощущений Вечности, предупреждает его о некой опасности длительного соприкосновения с нею в горах... И, чувствуя это, люди возвращаются в долину, к Священному морю, в свои родные дома...

Аура многих современных больших городов большей частью отрицательна и поэтому почти полностью заглушает связь человека с Природой, отторгает его от мира, из которого человек родился, вышел, лишает даже слабых ощущений Вечности. И тот, кто понял это, стремится уехать в горы или к Священному морю... Хотя бы ненадолго... Чтобы снова соприкоснуться с магией Вечности... Магией Природы, которая скрывается за туманом и дарит многим походникам запах моря и тайги...

Пожалуй, самое сильное, шоковое ощущение Вечности мы испытали, когда приехали в Аршан. Стоя на крыльце незнакомого нам дома, в плащах, под дождем, пытаясь понять, куда идти дальше, мы вдруг замерли. Замерли от того, что сквозь дождь и туман вдруг прорезалось темное овальное "окно", в котором перед нами предстала вся громада гор, стоящих буквально в каких-то ста метрах от нас, за этим туманом. Вся эта зеленая масса сосен и камней, нависшая как некое гигантское "облако" в тумане, диаметром метров 150, породила непередаваемое ощущение Вечности. Вечности Природы, ее гор, рек, ручьев и водопадов. Вечности населяющих ее жителей. Вот она, рядом с нами! И всей своей замершей глыбой, среди серости туч и тумана, она словно пыталась принять нас в свое лоно. Втянуть в свою глобальную громаду и окунуть хоть на миг в свою незыблемую Вечность... И когда человек оказывается там, в этом миге Вечности, он немеет... Мы стояли примерно минут пять, прежде чем идти дальше. А когда пошли, то еще долго шли с этим ощущением – пребывания в Вечности... Дорога вела нас вперед, и ощущение то уходило, то снова возвращалось. Как будто играло с нами в походные прятки... На вулканах же и на озерах оно вспыхнуло с новой силой и снова повергло нас в длительный шок... Подобное ощущение возникает, наверное, и у тех, кто попал уже не впервые на перевал, на вершину горы, или же погрузился в недра глубокой пещеры, на дно Байкала...


Едем, едем, едем...

Но тут раздались гудки. Автобус, наконец, прибыл. И ощущение Вечности куда-то стремительно спряталось... Наверное, туда, откуда появилось... Томительное ожидание сменилось предвкушением встречи с еще одним древним чудом – Иркутском.

Толпа ожидающих мерным потоком, наполненным рюкзаками и всякими другими походными разностями, просочилась в салон и "залила" места.

Вдоль салона проследовала довольно пухлая дама "средних лет" и бухнулась в кресло рядом со мной. Уффф! И вытерла лоб ладонью. Последующие пять минут она ерзала и устраивалась, пытаясь разместить свои вещи и себя в кресле поудобнее...

Спустя четверть часа поехали. Грустно покидать тебя, Листвянка... Спасибо тебе, Батюшка Байкал! Частицы твоей силы еще долго будут с нами. И... до встречи в будущем!

С философским настроением мы смотрели в окна, еще раз пробуя соприкоснуться с байкальской магией и вечностью. Ника снова начала приставать к Маришке, провозглашая, что уже голодна и хотела бы чего-нибудь пожевать! У нее свои ощущения магии...

— Паап?

— Чего?

— А где мой кроссворд?

Достаю ее газету, купленную в комнатушке автовокзала. Ника переползает через чьи-то сумки из левого ряда к правому и, свесившись над пухлой женщиной, тянется за кроссвордом. Соседка опять начинает ёрзать, а Ника, чуть не задев ее нос газетой, снова переползает на свое место.

Едем, едем, едем... По ностальгически знакомой трассе... Но уже не в далекие края... Пухлая соседка вдруг встала и направилась вперед. Дочапала до другой дамы и о чем-то оживленно заговорила с ней. Через минуту обе мощно мотнули головами и начали "передислокацию". Со всеми вещами. Аж пол поскрипывал... Процесс привлек внимание многих пассажиров. Ведь дефилирование с сумками на ходу выглядит довольно забавно. Спустя три минуты процесс обмена местами завершился. Новая соседка с родинкой на подбородке тоже начала ёрзать и обустраивать складки своего торса. Впрочем, старая соседка проделывала то же самое... Какой, однако, сложный у них торс...

— Паап?

— Чего?

— Кириешки хочешь?

— Давай...

И снова Ника переползает... Дошла, нависла над коленками и соседскими пакетами... Соседка с родинкой ерзает... Как будто к ней в брюки вша запала...

Спустя пять минут снова раздается голос Ники:

— Паап?

— Чего?

— А где мои фломастеры?..

— Наверное, в твоем рюкзаке...

— Я смотрела и не нашла... Дай мне свою ручку! – Ника опять зависла над коленками и пробует сама влезть в наш маленький рюкзак.

Соседка с любопытством поглядывает на нее и ёрзает... А Ника медленно достает авторучку, застегивает карман и, переложив авторучку в другую руку, ползет обратно...

Едем, едем, едем... Почти доехали до музея деревянного зодчества – Тальцы. Два года назад там было завораживающе интересно. Ника даже попробовала на ходулях прогуляться. С поддержкой родителей с обеих сторон. Что же там происходит сейчас, когда мы вот здесь проезжаем, почти в двух шагах?..

Тут соседка с родинкой почувствовала опять какое-то неудобство, встала и поползла вперед – к женщине, с которой поменялась местами. И снова переговоры об обмене мест... Оказывается, ей на новом месте и тесно, и вид в окно не устраивает... Переговоры прошли в задорном ритме. Но консенсус не достигнут. С понурым видом соседка с родинкой возвращается назад и бормочет что-то невнятное. И снова бухается в кресло.

Минуту спустя снова раздается голос, наполовину приглушенный шумом двигателя:

— Паап?

О Господи! Не проехали и километра...

— Ну, чего?

— Банан хочешь?

— А он у тебя есть?

— Конечно, есть! – и с гордым видом она водружает банан над своим затылком.

Встает и снова переползает ко мне. Банан благополучно прибыл.

— Паап?

Я смотрю на нее и жду.

— А у нас Минтон или жвачка остались?

— Не помню... Ща погляжу...

Но Ника снова зависает над соседкой и пробует сама покопаться в рюкзачке. Копание продолжается полминуты, затем раздается:

— Есть! Нашла! – и с гордым видом опять ползет назад...

Этот шоу-экспромт продолжается примерно две трети пути. Потом Ника уходит с головой в кроссворд и подключает к этому действу и Маришку. А заодно временами и меня...

Едем, едем, едем... И вот, наконец, проезжаем местами сильно заболоченное водохранилище и потихоньку въезжаем в окрестности Иркутска. Вдали виден аэропорт, потом какие-то заводские цеха... А вскоре автобус попадает в поток легковушек и уже прочно входит в пространство города...


Прогулка по Иркутску

Мы здесь уже не впервые, но иногда всё же пробивается ощущение, что гуляем по Иркутску в первый раз. Если оглянуться, то станет заметно, что хотя немало улиц и дорог мы здесь прошли, все же остались еще местечки, где не ступала нога прогульщиков. Конечно, можно погулять и в городских парках либо выбраться в какое-нибудь место города, где мы еще не были. Так что все еще впереди! Целых 8 часов до поезда...

Как ни странно, а за время езды от Байкала до Иркутского вокзала мы все успели малость "оголодать". Ополоснулись в местном благоустроенном умывальнике. За умеренную плату. И чтобы снять песни желудков, подались в первое приглянувшееся кафе-бистро "Темп". И перекусили там во славу Отечества! Почти не щадя живота своего... Уффф! Прогулка в сытом виде более продолжительна...

Железнодорожный вокзал. С этого здания для многих приезжих и начинается Иркутск. Несмотря на реконструкцию, всякую там стилизацию, здание по-прежнему вызывает некое ощущение вашего присутствия в XVIII веке. Впрочем, и немудрено, ведь здание первого вокзала в Иркутске было построено в 1898 году. Строительство же нового здания вокзала началось в апреле 1906 года. В 1907 году внешний вид железнодорожных ворот города изменился – было выстроено новое большое здание с протяженным симметричным фасадом. После этого здание не меняло внешнего вида, а лишь изредка ремонтировалось.

Все мы отчасти романтики и любим что-то неординарное. Не знаю, как самим иркутянам, а нам этот старинный город снова показал свои весьма неординарные виды. Говорить о них можно долго, но лучше увидеть... Ведь город этот – своеобразный музей деревянного зодчества, построенный миротворцами XVI века. Памятников деревянного зодчества здесь хватает и каждый вызывает какие-то загадочные чувства, не поддающиеся описанию. По-простому говоря, дома старой постройки, украшенные кружевной резьбой, полуобшарпанные, а иногда и "вросшие" в землю почти по самые подоконники, – это невесть из какого времени просочившиеся в современность маленькие чудеса. Эти дома настолько завораживают того, кто видит их впервые, что только позже начинаешь понимать всю их застывшую на века природную мощь, сохраненную в дереве. Рукотворные чудеса, прожившие не менее мощную жизнь... Прошедшие сквозь все перипетии континентального климата...

Цветы, цветы... Как их много. Целая аллея вдоль ул. Ленина. А на другой ее стороне асфальт меняют на плитку... И все эти маленькие, яркие существа в подвесных горшках и клумбах живут здесь по соседству с грохотом машин и трамваев...

Еще одной частица души города – его Храмы. Наверное, не хватит и трех недель, чтобы заглянуть в них, приобщиться к их красоте. А здесь ни много, ни мало – целых 18! Один только Кресто-Воздвиженский Храм просто поражает воображение. Красавец! Говорят, что до революции их было более 50-ти, и горожане строили их своим иждивением и на свои капиталы.

Одно из самых потрясающих мест города, притягивающих толпы молодежи, – набережная Ангары. Она как бы облагородилась... Еще бы! Ведь здесь стоит сам Александр III! В окружении мрамора, резных чугунных решеток и... кучи скамеек. Есть и весьма интересные, ажурные... Красиво... Императору как будто специально предлагают присесть! Сколько же можно стоять, Государь! Ведь в ногах правды мало! Но он стоит. Величаво и непреклонно. Как образец многовековой устойчивости дома Романовых... Возле отдающей прохладой Ангары. Возле проспекта Гагарина, обрамленного цветами и густой зеленью древ, по которому ползут стайки авто... Возле старинного, совершенно уникального здания, в котором ныне обитает областной краеведческий музей. А еще недалеко от Императора воздвигли Университет. Вот уж поистине миротворческое окружение! Говорят, здесь был когда-то проездом на Сахалин и А. П. Чехов.

И вот когда ноги почуяли некую легкую усталость, мы заглянули в областной краеведческий музей. И разом погрузились в историю, о которой с удовольствием могут поведать путникам многочисленные экспонаты и слегка одинокий экскурсовод.

Он старался и выуживал из уголков своей памяти всякие интересности, о которых ничего не говорилось за стеклом стендов. Предметы старины, истории мирно дремали за стеклами, источая что-то особенное, нечто вроде локального микрополя. Вероятно, оно и притягивало всех, кто сюда попал... Однажды попав сюда из далеких времен, теперь они казались какими-то фантомными, мифическими. Несмотря на всю свою реальность. И только предметы из более близкого времени воспринимались реально, давали ощущение связи с недавним прошлым. Старинный патефон, ундервуд, пианино начала века, радиоприемники целой эпохи – все они источают какую-то особую силу, которая и помогает почувствовать мгновения того времени, в котором они появились, "оживали" и жили в руках умельцев... Одни только наряды и платья гимназисток прошлого века чего стоят!..

Компания из восьми человек увлеклась его рассказом и пыталась следовать за полетами его мыслей... И вдруг рядом с экскурсоводом появился высокий мужчина с седыми прядями в густой шевелюре. Судя по его виду, можно было предположить, что он откуда-то из научного мира.

— ...Обидно, когда люди, побывав в музее, соприкоснувшись с прошлым, спустя какое-то время ничего не могут рассказать о нем своим родным и знакомым. Да, был, да, видел, да, было интересно. И всё!..

— Не согласен! Я могу рассказать! И много чего! – усмехнулся Седовлас.

— Ыф! – как-то неожиданно для себя выдохнул гид. – Вы??.. – и глаза его насмешливо округлились.

— Да! Я! А что? Не похоже?! – и Седовлас тоже усмехнулся. – Ну вот, например... Вы только что говорили о... – и он начал рассказывать вещи, не только дополняющие, но и противоречащие тому, что буквально минуту назад поведал народу гид. И многие из них были основаны на результатах недавних раскопок известной группы археологов.

Гид послушал и тут же "завелся". Завязался ехидный научный спор. Неожиданно жаркий. Каждый из противоборствующих выкладывал, ажурно выписывал свою точку зрения, аргументы в пользу своего взгляда. Седовласый и впрямь оказался связан с научным миром, и его аргументация была настолько весомой, что, казалось, разнесет хрупкий фундамент воззрений гида... Спор продолжался минут десять. Группа слушателей стояла в полном недоумении, не зная, кому и чему верить... Пока они пытались справиться с шоком, спор завершился... Седовласый высказал всё, что хотел, и махнув всем рукой на прощание, благополучно проследовал к выходу и почти махом взлетел по лестнице на второй этаж...

Гид как-то вяло продолжил свой рассказ и весьма быстро завершил его. Похоже, что и он попал в состояние шока, и плохо соображая, вынужден был взять служебную паузу. Когда же мы поднялись на второй этаж, то Седовласа там уже не было... И только на стульях мирно дремали музейные смотрительницы. И вот в таком полудремотном состоянии они ухитрялись краем глаз наблюдать за посетителями. Если же кому-то очень хотелось потрогать экспонаты, а паче снять их на фото, то смотрительницы немедленно оживали и весьма интенсивно выражали запрет на подобные действия... И все же мы умудрились снять кое-что из экспонатов...

Вышли. Император всё так же величественно и задумчиво смотрел вперед, куда-то в сторону Байкала, и пока не хотел сдвинуться с настоянного места и прогуляться в музей, по городу... Вероятно, он делает это глубоко ночью, подобно знаменитому Розенкранцу...

...На острове Юность вовсю работал парк аттракционов. По соседству с ним сохранилась эстрада и фонтан на воде. В прошлую нашу прогулку он работал. И весьма впечатляюще. Теперь же почему-то отдыхает... Можно посидеть возле воды босиком, помочить ноги в Ангаре, почувствовать ее родственные "корни" с Байкалом. И послушать звуки му, доносящиеся из кафе. А можно просто побродить по аллеям острова, покачаться на детских качелях, попробовать скатиться с деревянной горки, как когда-то в детстве... А еще в глубине острова мы набрели на детскую железную дорогу. Очень похожую на нашу призоопарково-лесную... Только не поняли, почему она "спряталась" как бы на отшибе, вне досягаемости и "молчит"... Не поняли мы, кому принадлежат строения за металлическим забором по соседству с ней. Никаких обозначений...

...Прогуливаясь, позже мы набрели еще на одно весьма симпатичное и запоминающееся кафе. Нечто типа "старорусской чайной". Небольшое и очень уютное. Стилизованное на манер украинского шинка. На углу его крыши красовался небольшой металлический кошак, а на трубе пристроился флюгер. Стены внутри облицованы деревом, часть выбелена и нанесен рисунок оголенного кирпича. Деревянные подоконники, скамейки и столики.

В этом местечке вкусно пахло кофе и свежепечеными пирогами. А посему мы с особым удовольствием выпили по чашке кофе и съели по паре пирожков с ягодой. Вкупе со всеми запахами, наполняющими кафе. Насладились и вышли. Не успели пройти и 50 метров, как Ника развернулась и выпалила:

— Я хочу ещё!

Что называется, приехали... Снова вернулись и купили ещё. По заявкам страждущих. Дальше уже шли и краем глаза наблюдали, как наша девушка яростно поглощает очередной пирожок...

Примерно часа за два до прихода поезда мы уже основательно загрузились впечатлениями от прогулки, порядком устали и начали мечтать о временном пристанище. А посему просто опять поехали на вокзал...


Маневры на вокзале. Поехали

Нерпентарий наискосок от здания вокзала по неизвестным нам причинам был закрыт. Увы, взглянуть еще раз на водных собратьев по разуму нам не довелось. Солнце пригревало довольно-таки ощутимо. Наши лица малость вспотели и нуждались в охлаждении. Зашли опять в местный санузел и умылись. По сносной цене.

В зале ожидания, несмотря на тень, было весьма душно. Да и свободных мест маловато... Маришка выразила свое негодование: можно было еще час погулять по городу. Но мы с Никой дружно сказали, что у нас уже ноги просто отваливаются. От жары. Маришка чего-то недовольно пробурчала и ушла в зал. А мы с Никой присели на перроне в ожидании поезда. Прямо на свои рюкзаки. И прислонились к свежеотремонтированной стене. От нее тоже исходила прохлада.

Нику по-прежнему волновал вопрос: не займут ли наши места в вагоне? Ведь для нее теперь осталась только длинная дорога домой... И, конечно же, ей хотелось добраться до дома с комфортом... Немного позже к нам присоединилась и Маришка. С булочками и соком. Духота достала-таки и её...

Ника сразу ожила и принялась поглощать булочки. А мы, поочередно прикладываясь к тетрапаку с соком, наблюдали за ее умиротворенным видом.... Наши ноги отдыхали и совсем не чувствовали, что время убегает... Как-то незаметно...

И тут на перроне появилась группа с профессиональной видеокамерой. Вероятно, с местного телевидения. Вместе с оператором, журналисткой и еще двумя парнями, волочащими лестницу, неспешно шла какая-то дама. Как оказалось – объект съемки. Парни поставили лестницу, раскрыли ее и максимально придвинули к стене. Дама несколько смущенно оперлась на одну из ступенек и начала давать интервью. Оператор в замедленном темпе кружил, как ястреб, над журналисткой и ее болтающей спутницей. А они отлипли от лестницы и медленно передвигались вдоль перрона. Спустя десять минут сюжет был снят.

Дама с несколько озадаченным видом прикрыла свой накрашенный ротик и умолкла. Ей показалось, что всё прошло намного быстрее, чем она ожидала. А посему ее взгляд выражал желание продолжения "банкета". Парни же снова свернули свой антураж и направились вперед. Дама несколько сморщилась и, постукивая каблучками модных туфель, направилась вслед за группой. Журналистка тоже заметила этот взгляд и, как могла, немедленно начала улыбаться ей, болтать, отвлекая и заговаривая зубы...

...Сумерки стремительно и незаметно спустились на город и коснулись перрона. До прибытия поезда оставалось минут десять. Перрон потихоньку заполнился ожидающими. В изрядном количестве. А поезда все нет и нет... Интересные дела!.. Куда же он делся? Ведь диспетчер уже и по радио объявила о его приходе...

...Пассажиры начали уже изрядно нервничать и сновать вдоль путей. Ника тоже сердито поглядывала на нас: взгляд типа "когда же это всё кончится?". Но тут вдалеке раздались гудки тепловоза, пути вдали осветились мощными потоками света. Под прикрытием сверкающих фар, сквозь густые сумерки состав медленно вполз на территорию станции и замер у перрона. Пока он полз, пассажиры, схватив вещи, беспорядочно метались, устремляясь к своим вагонам. И тоже замерли у дверей, ожидая появления проводников.

...Прошло две минуты. Двери не открывали. Стоя в тамбуре, проводники руками что-то пытались сообщить пассажирам. Но пассажиры только удивленно вертели головами, не понимая, что происходит. Прошло еще три минуты, а вагоны по-прежнему были закрыты. Негодование росло: почему нас не берут "на борт"? Некоторые пытаются поколотить в двери вагона руками. И вдруг состав дрогнул и подался назад. Пассажиры тоже вздрогнули. В надежде, что это просто притирка состава к перрону. Увы... Состав медленно пополз назад. Без объяснения причин. Некоторые дамы непроизвольно вскрикнули: "Стой! Куда?! А как же мы?!". Мужчины смачно и тихо выругались...

Между тем состав медленно исчез за поворотом станции. Впечатление такое, что поезд либо въехал не на свой путь, либо ... по мало объяснимым причинам его отправили назад!

— Я же говорила, что нужно было садиться в Слюдянке! – негодовала Ника. – А вы... вы... Вы меня не послушали! На чём мы теперь поедем?!

— Успокойся! Еще не ночь! И ставить палатку на перроне тебе не придется!

— Еще чего! Я здесь ночевать не собираюсь!

— Съешь лучше пирожок! Или булочку!

— Ты голодный?! Вот сам и съешь!..

...Через десять минут состав снова медленно вполз на перрон. Как здоровая гусеница, любящая гулять по ночам... Теперь двери открылись и проводница встала на ступеньки. Пассажиры, бурча, медленно полезли в вагон. Выяснилось, что к составу прицепили еще 2 недостающих вагона. Для тех, кто едет до конечного пункта.

...Спустя 20 минут состав тронулся.

— Наконец! Поехали! А то даже в туалет не сходить! – и Ника пошла на разведку.

— Бу-бу-бу! Лучше помаши на прощанье Иркутску!

— Вот еще! Я уже и так намахалась!

Как бур, пробиваясь сквозь тьму, освещаемый отблесками огней Иркутска и его пригородов, поезд неспешно погрузился в спящий мир тайги. Полный ночных шепотов и тайн. Свежий ветер врывался через окно в вагон и приносил с собой чарующие запахи зеленых долгожителей леса. Прошло всего каких-то 40 минут, как большая часть пассажиров уже заснула...


09.08.06 – среда

В поезде

Проснулись часов в 6 утра. Даже сами не ожидали. Выпили кофе и смотрели в окна, пока наша юная дева мирно сопела носиком...

Через час после завтрака, пребывая в несколько философском настроении, Ника изрекла:

— Всё, больше никогда! Хватит! Не поеду ни в какие горы! Распрощаюсь с мокрым лесом. Буду спать только на мягком и ровном, и есть из нормальной тарелки! Ну, в крайнем случае, из разных мисок!

— Фиии! Какие глупости! Нужно, чтобы не иссякал интерес – к жизни, к походам, к новым местам и погодным условиям. И друг к другу, конечно. Лучше помечтай, когда мы снова сможем собраться и, нацепив как-то рюкзаки, рвануть опять в неизвестность. Навстречу красоте... – мечтательно смотрела на неё Маришка.

— Вот сами и ходите! А я домой хочу!

— Домой ты всегда успеешь! Пошли лучше сходим в вагон-ресторан!

— Дааа?! – эта идея ей явно пришлась по вкусу. – Пошли!! А... а... кириешки купим?!

— Купим... Если они, конечно, не по заоблачным ценам!

— Аааа... мороженое?!

— Посмотрим...

— Урр-а-а-а-а!..

Но не успели мы сделать и трех шагов по проходу, как навстречу показалась тележка, напрочь заполнившая проход. Всё её трещащее бултыхающееся содержимое звонко представляла девушка в белом халате – вероятно, сотрудница ресторанного буфета.

Снова присели на свои места. Ненадолго. Тележка вскоре подъехала. Ника критически рассмотрела её и через 3 секунды уже знала всё её содержимое. Мгновенное переглядывание с мамой и... тут же начались переговоры. Почти шепотом. Девушка с тележкой смотрела на Нику и внутренне ухмылялась. Но цены-то, цены... Они и впрямь были какие-то идиотские. Увы!.. Теперь шансов на кириешки у Ники фактически не осталось...

Маришка красноречиво помотала головой. Потеряв интерес к подобного рода покупателям, девушка двинулась дальше, а Ника с грустными глазами поползла в ресторан. Через 4 вагона...

Проползла довольно шустро. Насмотрелась и на детей, и на взрослых. На модели их одежды, на валяющиеся игральные карты, газеты и журналы, на занятия. Большей частью люди еще спали. Завесившись и закутавшись простынями. Как после ледового побоища в госпитале на колесах...

В ресторане было тихо. И прохладно. Только на дальних местах сидела одна пара средних лет. Народ еще не оголодал и приползет сюда не скоро. Чисто, прибрано. Шторы на окнах, скатерти, штофики и бокалы на столах – всё это Ника видела в поезде впервые.

— А здесь ... ничего! Здорово! Я бы хотела посидеть здесь!

— Ну, пошли! – и мы вплотную приблизились к одному столику. Ника присела на стул и примерилась. Мечтательно вздохнула.

— Что будем заказывать? – раздался сквозь зал голос официантки.

— Мы... пока что думаем... – и Нику тут же сдуло ветром.

Официантка удивленно посмотрела на неё. Но Ника уже подрулила к стойке бара.

Цены в буфете её просто потрясли...

— Дааааа!.. – только и сумела выдохнуть она, понимая, что здесь те же самые цены, что и у девушки с продуктовой тележкой. Последние надежды улетучились как туман на рассвете...


Словаки

Вернулись. С грустными глазами Ника плюхнулась на своё место... На боковых местах проснулись и перекусывали двое молодых ребят. По внешности явно не русские, откуда-то из Европы – то ли из Чехии, то ли из Польши. А чуть позже выяснилось, что они из Словакии.

Пока ребята ели, Ника снова взялась добивать (уже в который раз) "детский" кроссворд.

— А как будет по-словацки красивая? – вопрос почти завис в воздухе.

Мы переглянулись и пожали плечами. Ребята же с куском во рту полузастыли. Один из них, наконец, проглотил кусок и, глядя на Нику, выдохнул:

— Кочка, тото пекна девца...

— Как-как? – Ника обалдело уставилась на парня.

— Цо зе та есте заужимат са? Стэ девца хтела поведат? – с легкой усмешкой спросил он.

— Чё эт ты такое сказал? А по-русски можешь?

— Могу немного... Уз си жедават всяк?

— Чего-чего?..

— Нууу...? Закусвали ли девца?

— Чего-чего?

— Ну... Ти сегодня уже ела?

— Конечно, ела...

— Аааа... Ну, добре... А хниску и песиво хочешь?

— Чего-чего?.. Ккакое песиво? Пиво что ли?

— Да неет... Малы розок чсес. ... Как это?.. Булочку маленку. С грюшей...

— Неее... Спасибо... А тебя как зовут?

— Михал... Ну, по-вашему, по-русски, Миша, значит... Миша Секански...

— А друга как?

— Ян... Ян Бакос...

— А откуда вы едете?

— С Байкала. Мы ходили немного пехом. Потому что там велми красне, добре, пекне. Нам там очен понравилос.

Дальше выяснилось, что и Михал (Миша) и Ян родом из Братиславы, оба живут там же. Первый окончил Словацкую научную академию и теперь работает в Институте физики в Дубне. Родители и дед Яна – уроженцы села Порак. Отец работает, кажется, в Институте экспериментальной эндокринологии... Сам Ян увлекается шахматами. Но в поезде им играть неохота.

— Следующий раз мозет поедем еще далше – на восток. Ну, сичас хочу зажест до Словенско, фуу, как это... заехат в Словакию, неделки на две...

— Ако меноватса тенто хра до нектора та хратса, ктори та веноватса?

— Чего-чего?..

— Как это... игра зовется, которую ти занимавам?

— Так это же кроссворд... детский!..

— Кросс... ворд?

— Ну да! Ну там слова отгадывать надо...

— Ааааа!.. По-нял!.. Ну ты уже много зоставоват хадат слова?

— Чего?..

— Ну, отгадувала, нашла слов много?

— Конечно!.. А ты тоже хочешь попробовать?

— Сом премыслим троху. Ну, я помислю немного...


Разговоры допоздна

Пока Михал думал, по проходу начал мелькать еще один полноватый молодой человек. Загорелый, в джинсах без футболки, в бандане. На его шее красовались четки, а поверх них болтались маленькие наушники. С блокнотом и ручкой. Парня звали Ростислав. Или попросту Ростик. По его словам, он учится в студии Романа Виктюка...

Следом за ним замелькала еще одна молодая особа, с которой пробовали познакомиться словаки. Главным образом Михал. Познакомился. Успешно. Даже звал девушку в гости в Словакию. Она вроде как была согласна. Но когда сказала, что у нее двое почти взрослых детей, и они едут вместе с ней, Михал решил, что она разыгрывает его. Девушку это сильно развеселило. Усмехаясь, она привела детей и стала знакомить их с Мишей. Тут Миша вообще "завял на корню". Такого поворота событий он явно не предполагал... Но девушка успокоила его и сказала, что если и приедет к нему в гости, то, конечно же, одна. Во всяком случае, если это будет, то будет нескоро...

Немного позже и Ростик познакомился со словаками. Сел рядом с нами, открыл свой пухлый блокнотик. И началось "кино". Многосерийное. Допоздна.

Ростик занялся как бы социологическим опросом на лингвистические темы. Некое составление любительского интернационального словаря для начинающего интернационалиста. Стандартный вопрос "А как будет по-словацки...?", смех в купе, ответ и очередная запись в блокнотик. Когда словаки были опрошены, Ростик двинул в соседнее купе и занялся там опросом других пассажиров-бурят. Всё с тем же вопросом. Теперь смех долетал оттуда... Для чего требовались ему эти изыскания: для общения и поддержания разговора или для отработки некоего сценического образа – можно было только гадать. Во всяком случае, роль полушута его вовсе не смущала. Иногда все же звучали и серьезные вопросы. Но когда беседа заходила в тупик, снова звучал стандартный вопрос...

Разгадывание кроссвордов с Никой, попытка сыграть в карты со словаками, чтение своего импровизированного словаря, игра с банданой, демонстрирование упражнений бодибилдинга и своей мускулатуры... В общем, каждые 10 минут раздавался смех. И никто даже не заметил, как быстро промчалось время, нагрянули сумерки, а потом вдруг многие пассажиры начали готовиться ко сну. Только тогда, почувствовав усталость и сонность извилин, вся смешливая компания разбрелась по своим местам...


10.08.06 – четверг

Тяга к дому

Ничего на свете лучше нету,

Чем приехать в дом из бела света...

Проснулись за час до прибытия на вокзал. Все еще спали. А вместе с нами проснулась и тяга к своему дому, очагу. Выпили по чашке чая, разбудили Нику. Пока собирались, проснулся Ян. Краем глаз он наблюдал за нами, потом встал. За окном уже мелькали огни города. Еле плетясь, поезд проезжал один район, другой. Ян периодически смотрел то на нас, то на огни рекламы. Встал и Михал. Потер глаза и отправился умываться. Наконец, показался вокзал.

В полной походной готовности жмем руки словакам, приглашаем их в поход с нами, передаем привет Ростику и направляемся к выходу.

— Ну, бо зе та зелезнична станица. До виденья, пекна диевца!

— Ну, пока! Удачи вам!

На душе и радостно, и грустно. Сошли на перрон и помахали руками. Михал посылает Нике воздушный поцелуй. Она в смущении опускает глаза. И идет вперед к подземному переходу.

Стоянка будет длительной. Интересно, чем они теперь будут заниматься?..

Городской транспорт еще спит. Только редкие "зеленые" огоньки мелькают по дороге. И мы привычно идем домой пешком. По пустынным улицам, погруженным в прохладу и тьму. И мурлыкаем мелодии, каждый – свою.

Полчаса неспешной ходьбы – и мы уже возле дома. Он все такой же. На кухне горит свет – кто-то уже встал и ждет нас. Оказывается, это Катя. Дома нас ждал сюрприз – на кухне и в коридоре сверкали новенькие обои и всякие украшения. Как будто здесь побывала передача "Школа ремонта". А может быть, дети туда записались?.. Присели на кухне. Разговорились. И тут из-за угла показался наш кот и сказал "Мяу!". Что можно было понять, как "Наконец-то они появились! Кормите же меня скорей!"...


Эпилог

Ну вот... Вроде бы и вспомнили всё, что смогли... Писали, писали... и дописались!.. Даже немного грустно стало, что доехали до последнего впечатления... Но в памяти всё же осталось еще и то, чего не передать никакими словами... Впрочем, скоро опять лето и опять начнется какая-нибудь "сумасбродная" затея... И новые впечатления снова загрузят нас... По полной программе... И тогда... В общем, вы уже поняли, что будет тогда... Чего и вам желаем!..


Fine