в Иркутске 12:52, Окт. 20:t +2°C

Хроники Хамар-Дабана

Автор:Игорь Кравчук(krravva)
Опубликовано:17.09.2010
Ключевые слова: Хамар-Дабан, Маргасан

Часть 12

Дюжина. Глава 2
Гроза над Маргасаном
Озеро Звериное
Гребневые поля
Скальные останцы
Движение по гребню

Пилик-пилик-пили-пилик... Что это такое? Что-то меня разбудило. В состоянии сомнамбулы поднимаюсь и, раздирая глаза, смотрю на подвешенный под куполом палатки будильник. ЭтШтоТаКое? Двабудило? Нет – это трибудило! 7:15 утра: третий раз пиликает однако... Пора вставать! Короткие утренние сборы, фотосессия – "верхом на Босанских воротах" на дорожку и выход на гребень. Ну что – тронулись? Тронулись! И только шагнули на склон хребта, как наш путь торопливо пересекла парочка северных оленей. Это хорошая примета, наверное, на сегодняшний день. Слева проплывает озеро Звериное – еще во льду.

Озерцо оказалось
мелковатым
Фотография с
пятой точки
Маргасанская
сопка
Скоро
Маргасан
Тучки угрожающе
громыхают

Пока обеденный котел весело шумел на огне, Бондареныч опять решил занырнуть, да и дневное запекание наших тел на солнцепеке к этому располагало. Ополоснуться-то надо? Конечно! Кстати, про ополаскивание – моются только те, кому лень почесаться! Только встреченное нами попутное безымянное озерцо оказалось мелковатым для Серегиного роста. Бул-л-Тых!!! Тых!! Х-х... Эх, мать-перемать! Кто-же в этом виноват? Приходится распаковывать аптечку – он пробил свой лоб до кости в виде знака птичьей лапки – этакая походная пацифисткая метка. Да и собственно, камню тоже не поздоровилось – сдвинули его с пригретого, насиженного тысячелетиями места! По идее, надо бы швы наложить (не камню!), да где это сделать?

Продолжается движение по гребню. Во-о-н он, Маргасан. Уже недалеко. Тучки вокруг него собираются в кучки и угрожающе громыхают, переполненные до краев водичкой. Гроза-то будет? Во-о-н там уже поливает. Да и с другой стороны тоже. Ну и нас накрывает краем: пора надевать накидки. Надели... Ветер это дело увидел, занервничал и стал налетать порывами. Ба-а... Это уже, братцы, уже не дождь! Это – градик. Мелковатый правда. Вернее не град, а небесный рис маргасанского сорта. Сечет все почем зря: рюкзак, склон, затылок. Он сыпется из небесного ведра сплошным потоком, очень щедро по косой, барабанит по склону, отскакивает, подпрыгивает и крутится на месте. Получается интересная такая катавасия под ногами, что иногда склона не видно вообще (вернее его видно, но он как живой – весь клубится). Выглядит все это, как своеобразная крутящаяся каша-мешанина-поземка. Красиво! Да и рис снежно-ледяной, все же лучше, чем дождь – гораздо менее мокрым себя чувствуешь. Чем ближе к вершине, тем молний больше. И вниз они долбят, и между темными клубами облаков просверкивают. Да и ближе к нам они что-то шалить начали... Или это мы к ним поднимаемся? Подозрительно все это начинает что-то выглядеть... Встать пока негде. Назад не охота... Да и далеко уже ушли. Только вперед! Бондареныч под зеленой накидкой мелькает время от времени немного повыше, на гребне. А Балаха сзади, метрах в пятидесяти вышкрябывается.

— Ч-Ш-ш-ь!!! – угрожающе засвербило прямо за моим левым ухом. Остатки волос на лысине моментально взбудоражились, вытянулись в струнку, натягивая кожу черепа и, попытались моментально ее покинуть... Это что за...?! Бл...?! По спине пополз холодок липкого ужаса – спина в отвращении от липизны холодного поползновения содрогнулась...

Здесь был
Бабах над Балах!
Вершина Маргасан.
Холодно и сыро
Небо стало
разъяснивать
Подсушка
спальников

— Ба...Бах!!! – разорвалось прямо в башке гигантским электрическим взрывом! Твою мать!!! Нифига себе, струя!!! В оглохшем ухе что-то тонко звенело... Молния!!! Не моя, видимо молния, раз я ее услышал. Балаха-то жив? Может, этот Бабах для БАЛАХ? Оглядываюсь назад и вижу распростертого на камнях Саню, пораженного в самую голову молнией... Мелькнувшую мысль о том, что это на его спутниковую трубку в рюкзаке идет Большая Электрическая Охота!!! Мол, наводки там всякие в ней от аккумулятора... Ну, нет! Врешь – не возьмешь! Жив курилка!!! Слава Богу!

– Слушай, у тебя ведь аккумулятор из трубы вытащен. Так что успокойся... Скорее она на мой фотик сработает, он-то включен, да и аккумуляторы там посерьезней. Да и заземлением в виде твоей трекинговой палочки в руках она (молния) больше интересуется. А вообще-то, говорят: Бог шельму метит. Так что гроза грозит только шельмам! Так вот – не шельма ты! Да и я тоже... Гы-гы...

Хорошо!
Работа Маргасана
Одиночка
Сагаан-Дали
Утро началось

19:00. Вершина!!! Ура! Только холодно и мокро на ней. Мало, что видно (в основном – Балаху и Бондареныча). А жаль... Недоволен нами что-то сегодня дедушка Маргасан. Быстро делаем серию снимков среди проносящихся клочков грохочущих туч и валим вниз, в седло, на следующую ночевку. Достаточно поздно уже по времени на сегодня, пора и бивуак разбивать. Да и спиртяги-самогоновки по чуть-чуть хлопнуть. Как там внизу с дровами интересно? Подсушиться бы нам не помешало сейчас. На спуске небо стало разъяснивать и к выходу на перевал совершенно все растащило, как будто никакой грозы и не было в помине. Блин!!! Надо было на пикухе тормознуться хоть на полчаса. Палатка+костер+подсушка спальников на ветру+быстроварка+самогоновка – Хорошо! Очень даже...

Ледовый панцырь Усуна
Очередной след
парнокопытного
Сбросимся
на Тумусун?
Буераки
на спуске

Утро началось с не совсем удачного действия – мы преодолеваем очередной нудный подъем-тягун на безымянный плоский пик в гребне Хамар-Дабана. Блин солнца еще не высоко поднялся, так что пока не сильно жарит. Небольшой ветерок тихо треплет хаерок (у кого он есть), а по лысине – так просто нежно скользит! Горка... Поднялись. Опять траверс и вторая горка... Вижу, что очередной след парнокопытного пересекает наш путь. Что-то не сиделось ему внизу, в долине. Тоже бродяжничает. Озерцо. Бондареныч традиционно совершает заплыв – солнце-то пока позволяет. Мы же, пока смотрим карту. Впереди еще до фига горок на сегодня. Может, действительно, сбросимся на реку Тумусун, как Серега предлагает? Сказано – сделано! Пойдем на Тумусун! Сыпуха-болотце-звериные тропки в буераках, часа за три вышли на стрелку. Вроде присутствует какая-то слабая тропка вверх, по Усуну, на пик Тумусун-Дулга Восточная (2368 метров) – нашу сегодняшнюю цель. Да, кстати. Судя по карте, на этой стрелке, в месте слияния Усуна и безымянного притока начинается Тумусун-река. Ха-ха! И еще раз – Ха! Это же для первого класса задачка по арифметике: Тумусун минус Усун равно Тум! Нужно подписать будет на карте название этого притока. Жара... Мошки и блошки клубятся над нами, но не лезут к нам – рады погодке хорошей. Вьются божьи твари в своих воздушных хороводах. Обед... Отползаем в тень ближайшего кедра. Так-то лучше будет. Понемногу наполняем желудки приготовленным на костре жидким топливом-супом и разлагаемся... Босиком... Кайф чувствуют ступни, сплошной кайф! Ох, ты! Смотри-ка. Если кайф прочитать в обратную сторону, получается практически ФАК! Ну и ну...

Лед затянул
всю речечку
Лед достигает
4-5 метров
Потеет
ледник
Это
конец июня?

Тропка давно уже хитро затерялась в зарослях берегового кустарника. Идем по ручью в каньончике и не верим своим глазам. Лед, растрескавшимся панцирем затянул всю речечку. Навалился на нее тяжеленными глыбами своего тела и сжал ее в ледовых объятьях, потея от титанических усилий. Постанывает невидимая речка, где-то внизу, еле слышная. Толщина льда в некоторых местах достигает 4-5 метров!!! И это – конец июня? Это же не Саяны, а Хамар-Дабан! Глаза протрите! Да не мои, а свои! Да-а-а уж... Наверное, в этом году до конца лед растаять не успеет, как тут и новый снежок выпадет. Вот, смотрите, нечаянная радость у нас случилась – пройтись по такому покрытию летом. Не ожидали: наслаждаемся похрустыванием осыпающихся ледяных иголок под ногами.

Движение
по руслу вверх
Тумусун-Дулга
Восточная
Спуск
вниз
Вниз
на Утулик
Раз брод,
два брод

Лед давно закончился. Движение – прямо по руслу вверх, прыгая с камня на камень. Вроде прыгается не плохо, но почему-то тропы не хватает... Делаем боковой загребающий разведочный заход на склон, метров на двести и, сразу же ловим мощную конскую тропу. Вот! Другое дело! Вот это тропа!!! Полтора часа подъема и мы на перевале, представляющем собой огромное валунное поле с водруженным на нем каменным пирамидальным холмом Тумусун-Дулги. Да, поднялись-то мы сегодня на перевал совершенно не в убитом состоянии, надо признать. Это плюс! Самочувствие – в норме! Все-таки не зря по гребню не пошли. Три горки точно сегодня резанули. Во-о-н они. Видно, что набор и сброс по высоте там достаточно серьезные. Ну, что? На гору пойдем? Особого воодушевления ни у кого не наблюдается. Переглянулись. Оглянулись... Тучки опять колобродят со всех сторон и разглядывают нас мокрыми зрачками в качестве потенциальных мишеней, пока что поливая местами недалекие горные склоны-газоны.

— Не-е, давай вниз, до ночевки. Еще час точно идти будем. Лучше, по-сухому встанем, до дождя.

— Давай.

Спускались часа полтора. Только поставили палатку – закрапал небольшой дождик. Вовремя встали!

Реквием по фотику

Наступившее утро обозначило себя ярким солнцем и моей башкой, торчащей из под полога палатки. Дождя-то нет! Это не плохо! Для начала.

— Подъем, народ!

— Кто на спуск идет!?

Завтрак-сборы-выход. Спускаясь, коварная тропа, вильнула в сторону и растворилась в окружающей нас реальности. Вернее, на карте-то она есть, но где-то повыше сбросов, в которые мы забурились. Сбросы выглядят ужасающе для наших, ослабленных просмотрами теленовостей и газет, городских зрачков, поэтому мы предпочитаем щемиться прямо по воде. В каньоне. Скорость не более инвалидной коляски на ровном городском тротуаре в Коппенгагене! Только в кедровом стланнике бывает ходьба побыстрее! Раз брод. Два брод. И три... И... Мои ступни дико замерзают в этих сеточных кроссовках, изготовленных видимо для Таиланда, но что делать. Это же тебе не тайские песочные сахарные пляжи. Ха-Ха! Вперед, парниша. Пять, шесть, семь... В смысле, опять бродов. Блин! Какие-то особо скользкие здесь камни! Интересно, когда-нибудь, кто-нибудь ломился по этому троеборному буерачному маршруту?! По ходу дела – нет! Мы – первопроходцы! А Бондареныч-то шлепает впереди в сапогах по воде – аки по суху!

— Бл-ь-ин! – это Балаха в своих "обожаемых" ботинках.

— И-н-н!!! Бл...! – это я в роли Ваньки-встаньки в кроссовках. И...

– Оп-а! – приводняюсь своим жилетом-клапаном от рюкзака – боевой разгрузкой для фотика прямо в кристально чистую воду!!! Без всяких минеральных примесей! Это уже радует. Меня... Но не фотик. Эх-ма! Вроде удачно! Уцелел, фотик-то! Слава Богу.

– Че там, че там! Все нормально – двигаем дальше. Эх, черт! Сразу же посмотреть бы, да не сообразил в этих буераках! Оказалось – через не до конца застегнутый клапан гребанул немного воды. Так ведь много и не надо было! Через 15 минут перекур. Растегиваю молнию на своей экспериментальной разгрузке...

— ...?...!

Хорошая
яма с рыбой
Послеобеденная
рыбалка

— Что там? – фотик плавает в лужице внутреннего объема клапана... Капец!!! Судорожное нажатие кнопок на корпусе аппарата и, тишина... Ну! Еще понажимаю... И, тишина! Ну, что же, хоронить тебя рано и реквием я тебе не спою – в ближайшее удобное время будем проводить реанимационые мероприятия. В куль его! Ну, а пока! Надежа на твой, Серега! Давай, фоткай!

К обеду, все-таки, спустились на Утулик! Сильное подозрение у меня, что верхами легче было бы! Прямо на хорошую яму. С рыбой. Тут (в яме) – вот ведь какое дело происходило: всякая разная рыба привычно жрала в своих глубоких водных струях мошкару. Вкусно-о! И тут... Вдруг откуда ни возьмись... Муха! Толстенькая, пушистая... Бля-а-а-стит, зараза! Течением шустро так ее несет мимо... Щ-щас-ссс унесет и больше никогда-никогда в жизни ее не увидишь! Ну, нет! Щас-с-с! Хвать!!!! Ой! Ма-м-а-а!!! Что это с мирозданием! Мир завертелся! Моя пасть!!!!

— Ленок! На кило! С первого заброса... Эть-ь-ь... Ну... И... – в ответ рыбная тушка сделала классическую свечку и была такова – ушла в подводные воды – залечивать свою пасть и ощущать возвращение привычного мироздания...

СЕРЕГА и БАБАчка

— Фиг с ней... По-моему, это был все-таки хариус. Но свечка красивая! Судя по клеву – на обед будет уха. Пошли костер запаливать, да и лаврушку искать с луком по кулям. У кого они?

После обеда, мы поднимаемся вверх, по Утулику, ощущая сытое умиротворение послеобеденного мироздания. Рыба же (не сумевшая выполнить упражнение под названием "свечка") в наших желудках ощущает: мироздание – оно разное бывает! Шли-шли. Шли-шли. И пришли... Стрелка. Теперь по левому притоку под названием Прямой – наверх, благо тропа набита... Шикарная тропа здесь, слов нет. Конячья! Шли-шли. Шли-шли. Ну, что? Может хватит уже этого "шли-шли"! Место уж больно хорошее. Красотища-а-а... Тысячелетние кедры погрузили свои старческие узловатые корни в белесые острова влажного бархатного ягеля, наплывающего мягкими волнами на гранитные обломки глыб, покрытых вездесущим лишайником. Достаточно сухое место оказалось. Да и красивое. Дров навалом! Вода рядом. Встаем (не на ноги!) В смысле – на ночевку! Тем более, что-то опять заморосило втихомолку сверху. Пока сильно не разошлось, ужин забодяжить-бы побыстрее, да и самогоновки жахнуть! Да поспа-а-а-ть...

Крутить фотик
у костра
Трио после
исполнения реквиема
След
прошлогоднего лета

Дождь вкрадчиво постукивал всю ночь по верхнему пологу палатки, убаюкивая нас. Уставая, уходил к догорающему костру, погреться немного, да вполголоса поболтать с Ветром, отдыхающем на ягельной мохнатой подушке. Потом вновь, с проснувшимся интересом, выстукивал свои таежные рассыпчатые ритмы, временами прислушиваясь: слышим ли мы его? Слышим-слышим... Колыбельно-барабанную. Опять простукивает? Дальше слышим... И спим как дети. Как хорошо-то!!! Некоторые участники, от переизбытка чувств, подхрапывают ему, иногда даже попадая в такт. Дождик идет и идет... Куда идет? Откуда? Зачем? (на землю, с небес и для нас?)


Дождик, утро серое
Намокает рано...
На земле мы первые
И нам нельзя с обмана.
Зачинать в истории
Новый поворот.
Эх, жаль, что слаб в теории...

Сильчук Г. "Аксинья"

Утро. Дождь... Дневка! Будем делать дневку и лечить фотик! Пришла пора... Пора-то конечно пришла. Но, как видно, моя... Целый день пришлось высасывать из фотоаппарата воду взасос во все имеющиеся и воображаемые щели... (уже губы онемели!) Крутить его возле костра, время от времени, пробуя включать кнопочки (руки отваливаются). Интересно, наверное, было бы, послать бы этот процесс попытки реанимации такого супер-пупер фотоаппарата в таежных дебрях президенту корпорации в сверкающем заоблачном небоскребе CANON. И посмотреть на его выражение... Какое оно? Вот они, блин! Папуасы-тунгусы! В каких-то своих Кумар-Дабанах лечат технику 21 века!!! Надежда умирает последней! А кто первая? Любовь или Вера? Она умерла... Та, которая – последней. Вечером... Наступает Ночером. На кого ступает? Да на всех... Дневка закончилась. Фотик кончился. Мы не закончили – поход продолжается! "Фотик умер! Да здравствует фотик!" (Бондареныча, конечно же!) А тут, неожиданно, и трио солистов Большого Таежного Театра в виде сольного выхода бабочек исполнила последний воздушный беззвучный реквием по фотику. Красиво... блин... Выпьем за это... Наливай!

— Будет дождик завтра опять или нет?

— ???...

— ИРИДИУМ (спутниковая связь) передала из города, что нет.

— Да на него надежда небольшая. Где город, где ИРИДИУМ и где мы?

— Да уж...

— Слышь, опять пичуга защебетала, значит, дождя не будет. Точно вам говорю. Да и туман поднимается...

— Какой такой туман? Где ты его увидел? Альтиметр показывает 1800 метров. Облака это, ребята. Спать будем в облаке, сегодняшним ночером. Да и они, облака, по ходу дела, уже тоже спят. Видишь – на склоне вокруг, как на приколе в стадо сбились. Припарковались... Спят горы, облака и ягель... (и пауты с мошкарой, и клещи с комарой) И мы спим... И наши заблудшие души бродят во сне среди их бредущих снов...

Фото: Игорь Кравчук,
Сергей Бондаренко


««... Глава первая