в Иркутске 18:04, Янв. 18:t -19°C

Куда приводит любовь к лыжам – 2 или первомайский Монгол Шуудан

Автор:Александр Тараканов(TAM)
Опубликовано:03.07.2010
Ключевые слова: велосипед, Монголия, Улан-Батор
По диким степям Забайкалья,
Где суслики свищут в кустах,
Бродяга на байке скитался
С пустым рюкзаком на плечах

Предисловие

14 марта 2010 года. Только что отшумел юбилейный лыжный марафон БАМ 2010. Финишировал последний участник. Наша компания отдыхает в палатке-кабаке и отмечает удачное завершение марафона. Пускай мы не взяли призовых мест, но мы его пробежали. И вдруг после очередного тоста Наташа Х-х. предложила: "В мае собирается велопоход в Монголию; вероятней всего я не поеду, ты не хочешь вместо меня?".

А я давно мечтал о настоящем велопоходе. Воистину на ловца и зверь бежит. На следующий день получаю e-mail с планом похода, участниками, маршрутом. Бюрократическая машина завертелась: оформление документов, согласование отпуска, подготовка снаряжения.

Далее рассказ разделим на две части – информационную и хронологическую.

Информационная часть

О маршруте

Наш велосипедный путь до монгольской столицы пролегал по федеральной автомагистрали Наушки – Кяхта – Сухэ-Батор – Дархан – Урагол – Баянгол – Барунхара – Баянчандмань – Улан-Батор. Обратный путь упростили – участок Улан-Батор – Сухэ-Батор на поезде; Сухэ-Батор – Кяхта – Наушки опять своим ходом. С нами была машина сопровождения – микроавтобус Toyota Hiace, значительно облегчивший путешествие. За день проезжали 50–90 км. Приятно удивили монгольские дороги. Видно, что за федеральной трассой следят, дорога "Шелехов-Большой Луг" ей в подметки не годится. Особенно запомнился монгольский рельеф, пленивший некрутыми подъемами и прямыми, затяжными спусками. Такого перепада, как на Култукском тракте, нет в помине.

О кадрах
Наша группа на
въезде в Дархан

Нас было 19 человек. Группа разношерстная. Самому молодому 20 лет, самому старшему 49. Все иркутяне, кроме Анны – гостьи из Новосибирска. Из-за разницы в физподготовке мы растягивались на полтора километра. Наша четверка была в авангарде, кто-то был в аръергарде. Группа подобралась дружная: разброда и конфликтов не было, отстающих не бросали. Каждый участник имел свои обязанности: ремонтник, разведчик, аптекарь, штурман, врач, казначей и такие экзотические как ответственные за моральный дух, моральный облик, культурную программу. И переводчики, не знавшие монгольского.

О границе

Переход через границу особых проблем не составил. В Монголию проехали быстро, никто не обыскивал и не задавал лишних вопросов. Пропускали нашу ораву без очереди, удобства ради, поделив на две партии. Затруднения были при выезде из Монголии. Так Диму тормознули с латунным колокольчиком, да отдельных участниц обсмотрели с пристрастием. Но серьезных проблем не было. Российские стражи границы встретили ещё проще: документы оформили оптом, спросив для приличия: "Огнестрельное, холодное оружие, наркотики, антисоветскую литературу везете?" На что шеф ему ответил: "Все что запрещено, ещё в Монголии выпили". И нас с миром пропустили. Любопытно, что для граждан Украины, США, Польши, Израиля въезд в страну безвизовый, чего не скажешь о россиянах.

Про быт
Обеденный перерыв
у "монгольского
Макдональдса"

Ночь коротать приходилось по-разному – от мотелей-ночлежек с "встроенной" забегаловкой до настоящей ночевки в палатках. Ночевали в юртах и гостиничных номерах с душем и телевизором (гостиница Чандмань, Улан-Батор). Ночевка в придорожных мотелях стоила 23 рубля с носа, в юрте 100 руб, в гостинице 230 руб. Продукты брали только для перекусов. Питались в придорожных обжорках, по-монгольски именуемых "Зоочий газар". Цены можно назвать студенческимии. Комплексный обед из трех блюд стоит 50 рублей, чебурек или поза 5-7 рублей, мясное блюдо полкило весом – 40 руб. Поллитровый стакан чая – 4 руб. Один раз был нормальный туристский ужин у костра. Сварили домашний борщ без баранины и прочей азиатской хрени.

Про аборигенов и их нравы
Любопытствующий
монгольский
пастух-архат
встреченный по
дороге в Дархан

Монголы показались нам доброжелательными и абсолютно ненавязчивыми. Приведу простой пример. На второй день остановились в придорожном мотеле. Понятно, оккупировали все столики в закусочной. Монголы, зайдя и посмотрев, что свободных мест нет, спокойно уходили в соседнее заведение. Представляю, что сделали бы обитатели Тункинской долины – собрав всю местную шпану, начали права качать и т.д. Было здоровое любопытство с их стороны и не более того. Кроме "самбайну" от них ничего не слышали. Но в Улан-Баторе проявляли бдительность. Нас проинструктировали, что надо быть начеку, так как в городе много карманников и прочего ворья. В одиночку по городу не ходили, деньги принародно не пересчитывали. Хотя были нездоровые попытки вымогательства наподобие "Подари 1000 тугриков", которые результативно пресекались ядреным русским словом.

Кстати о русском. Его знает старшее поколение, те, кто учился в СССР. Молодежь не знает ни русского, ни английского. Некоторые монголы, играя на незнании языка, пытались объегорить – начиная от продавцов в магазинах, кончая путейскими чиновниками на вокзале и проводницами в поезде. Зато те, кто учился в Иркутске, старались помочь – подсказывали нужный маршрут, делали скидку в магазинах, заправляли водой. Последнее время политика монголов постепенно ориентируется на Россию, четко осознавая, что иначе их поглотит Китай.

Федеральная трасса

Так-же восхитила вежливость монгольских шоферов. Оные, обгоняя, сигналили за 30 метров, а потом плавно объезжали по встречной полосе. Чтобы прижимали к обочине или подрезали, не припомню, однако.

Выпускницы на фоне
дома советов.
Думаю, не каждая
монголка позволит
себе такой наряд

Сразу бросается в глаза социальное расслоение общества: аскетизм придорожных деревень и вызывающий лоск столицы. По рассказам монголов, хорошо зарабатывают чиновники, работники добывающих отраслей, а у остального населения средний доход в пределах 6000 руб. И это при цене буханки хлеба в 13 руб, позы в 5 руб.

Культ Чингиз-Хана. Для них это основной национальный герой, присутствующий на каждом шагу. Международный аэропорт, авеню, отель, ресторан, водка – все носит его имя – человека, объединившего монголов и державшего в страхе половину Евразии.

Про города
Улан-Батор -
город контрастов.
Здесь уживаются
средневековье
и модерн

Самые крупные на нашем пути – Улан-Батор, Дархан, Сухэ-Батор. Архитектурных изысков здесь не найдешь. Обычно старую часть города составляют постройки 50-х годов – ни дать ни взять Черемхово. Много до боли знакомых хрущевок с девятиэтажками. В Дархане с Улан-Батором присутствуют современные здания, контрастирующие с обшарпанными "сталинками". Города окружают хаотичные юрточные поселки – "Нахаловки", в которых лучше не появляться.

В Улан-Баторе замечен общественный транспорт. Ходят троллейбусы, целых три маршрута, по пять рублей за проезд. Много маршруток, корейских автобусов-"лоховозов", где пассажиры в духоте сидят друг у друга на коленях, а кондукторы на остановках соревнуются, кто кого перекричит, зазывая пассажиров. Столица не обделена пробками, правда они быстро рассасываются, и мы не заметили ни одного ДТП. Их шоферы руководствуются правилом ДДД (дай дорогу дураку), лихачей не замечали, да и ездят монголы аккуратней наших. Отечественных легковушек почти нет, преобладает японский, китайский, корейский автопром. Из наших, российских авто много советских КАМАЗов, ЗИЛов, КРАЗов, но особо популярны УАЗики всех мастей. Вообще в Улан-Баторе сохранилось много рудиментов социализма. Есть улицы Мира, 40-летия Октября, Гагарина. Самое забавное, что улицы Чингиз-хана и Карла Маркса расположены рядом, начинаясь от площади Сухэ-Батора.

Особо отмечу торговлю. Есть все – от супермаркетов до рынков. Как вы догадались, самый большой рынок в Улан-Баторе. Он занимает несколько кварталов и подразделяется на различные филиалы, разделяемые по товарам: авто, бытовая техника, одежда и т.д. Особо запомнились ряды, торгующие бронзовым литьем. Тут широкий выбор: от статуэток богов, драконов, демонов до бюстов Маркса-Ленина-Сталина. Обнаружилось оружие, которое у нас попадает под статью УК – кинжалы, кавалерийские сабли, даже берданка! Можно, не покидая рынка, экипироваться и добровольцем в первую конную бить буржуев. И все за приемлемую цену!

В чреве Дарханского
супермаркета

В супермаркетах достаточный выбор европейских и азиатских товаров по доступным для нас ценам. Из туристского снаряжения в наличии брэнды: "Northface", "Tatonka", "Lowa". Рюкзаки "Tatonka" дешевле в три раза, чем в Иркутске. Ассортимент обуви "Lowa" богаче чем у нас, и цена процентов на 30 дешевле. Лыжное, альпинисткое и прочее снаряжение не обнаружено. Очень мало книжных магазинов, зато виски "Jonny Worker" в два с половиной раза дешевле, чем в России.

Про велосипеды

Все модели mountain bike, от китайских подвальной сборки до вполне приличных – GT, Norco, Weller. Велосипеды оборудованы велобагажником, на который навешивались П-образный рюкзак, именуемый велоштанами. В команде было два ремонтника с достаточным набором инструментов и запчастей. Серьезных поломок не было, за исключением поломки вилки в Улан-Баторе. Что ещё можно добавить? Ни в Улан-Баторе, ни в Дархане мы не нашли магазинов, торгующими велосипедами и приличными запчастями. Их видели в Улан-Баторе на рынке, но там продавали хлам, на который тошно было смотреть.

Начало похода

Так можно перевозить
велосипеды в поезде

Закончив информационную часть, перейдем к хронологии путешествия. Вечер, 30 апреля 2010 года, позади предпоходная суета сборов. На железнодорожном вокзале по велорюкзакам вычисляю остальных участников похода. Знакомлюсь с группой – ведь кроме руководителя и пары человек, никого не знаю. Мы готовим велосипеды к транспортировке: снимаем колеса, педали, упаковываем все это садовым полиэтиленом и заматываем скотчем. Теперь компактные велики можно провозить бесплатно на третьей полке. Погрузка и проводы закончены, состав потянулся на юго-восток к ожидающим нас просторам и приключениям. А в нашем вагоне бурлит оргсобрание с поеданием домашней выпечки и выпивки. Шеф озвучивает обязанности участников. И я без должности не остался – назначили разведчиком.

Первый день похода.
Переход Наушки – Кяхта
Мы прибыли на
конечную станцию и
собираем велосипеды

Первомайское пасмурное утро. Проезжаем забайкальскую степь, по которой равномерно раскиданы кучи мусора посреди полуразрушенных строений. Неужели в Монголии будет так же? Надеюсь, что нет.

Конечная станция Наушки. Десантируемся на безлюдный перрон, на радость проводнице. Подготовка велосипедов к дороге, и вот оно, долгожданное начало пути.


Пусть новые горы взойдут за хребтом -
Движенье дороже итога,
И дело не в том, что отыщешь потом,
А в том, что подарит дорога.

Монгол Бадху и
его верная "Toyota"

А ждут нас 35 км до приграничного городка Кяхта. Дорога не фонтан, много выбоин, неровностей, да и рельеф местности оставляет желать лучшего. Хорошо, что нет ветра и жары. После короткой остановки нас догоняет милицейская машина. Вышедший ментошка вопрошает: "Кто такие, куда путь держите?". Получив убедительные ответы, пугает всевозможными разбойниками, обещает сопровождение. Ага, только мы его и видели. Въезжаем в Кяхту. Нас встретила семейная пара. Они любезно предоставили гараж для хранения великов, однокомнатную квартиру для ночевки и познакомили с монголом Бадху, которого наняли сопровождать нас на микроавтобусе до самого Улан-Батора.

В дальнейшем он стал как бы членом команды: вез наши велорюкзаки и воду, терпеливо сопровождал отстающих, помогал улаживать вопросы с местным населением.

Второй день.
Пересечение границы
Позади Алтан-Булаг,
впереди 24 км до
Сухэ-Батора

К нам присоединился последний участник – Толя Баянов. По плану сегодня пересечение границы, проехать через город Сухэ-Батор, и ночевать у реки Еро-Гол. Подъем, завтрак в кафешке, выкатываем из гаража велосипеды. Обнаруживаю сломанную спицу на заднем колесе. Неприятно начинать поход с поломки. А шеф успокаивает: "Не переживай, заменишь на таможне. Там чиниться – хорошая примета". Починившись, переходим границу. Переход границы особых проблем не составил. Короткий сбор на монгольской стороне, обмен валюты, погрузка рюкзаков в машину и по коням. Приграничный поселок Алтан-булак неторопливо тает за кормой. Пара километров, и пропала сотовая связь с Родиной. Россия-матушка осталась за холмами на севере. Нас окончательно взяла в свои сухие объятия желто-пыльная монгольская степь, словно морщинами, изрезанная оврагами. Серая нитка дороги уверенно несет наших коней на юго-запад в город Сухэ-Батор, до которого 24 км.

Придорожный мотель
у железнодорожного
переезда. Хозяин сего
заведения знает
русский язык

А там остановка на обед, знакомство с монгольской кухней. Город малоинтересен, посему описывать его нет смысла. Докупив питьевой воды, мы без сожаления покидаем его. Проезжаем лесостепь, потом снова пастбища, одинокие юрты, примостившиеся у подножья холмов. Изредка просигналит встречная машина. Перевал, а за ним железнодорожный разъезд, через пять километров мост через речку Еро-Гол. В этом живописном месте нас ждет первая ночевка на монгольской земле. Останавливаемся в придорожном мотеле, на первом этаже которого обжорка, на втором ночлежка.

Устраиваем шумный ужин. Ночуем в верхних комнатах, постелив спальники на полу.


Третий день.
Дархан
Монумент металлургу
из металлолома на
выезде из Дархана

Хмурое утро 3-го мая. У кого-то болит голова. Пасмурная и безветренная погода благоволит к штурму перевала, на вершине которого буддийская ступа с ритуальными барабанами. Подгоняемая попутным ветром колонна въезжает в крупный город Дархан. Размером как наш Шелехов. Мы побывали в двух частях города: в старой, постройки 50-х годов, и современной, с высотными домами и приличным супермаркетом. Пообедав в столовке и затоварившись в супермаркете, покидаем город. По левому борту проплывает местная ТЭЦ и оригинальная статуя металлурга, сваренная из железного хлама. А дальше бескрайняя степь. Караван уверенно плывет на юг, но приближается вечер, пора подумать о ночлеге. Не найдя места для лагеря, остановились в мотеле рядом с поселком Хонгор. Под одной крышей магазин, кафешка, жилье хозяев, кухня. Поразила чистота на кухне и в жилой комнате. Что еще примечательного. Три женщины без перерыва хлопотали на кухне, даже семилетняя девчушка, как бывалый турист, колола дрова во дворе, а мужик, хозяин дома, валялся пьяный в стельку. Все по-русски, все, как у нас. Купленные в супермаркете крепкие напитки сделали ужин зажигательным, с плясками под "Катюшу" и "Хава-нагилу". Местные с любопытством и хихиканьем наблюдали за нами из окна. Чувствуется, такие гости бывают не часто.

День четвертый.
Самый продолжительный переход

Утро четвертого мая дарит светло-бирюзовое небо и мордвинд (встречный ветер) на десерт. А переход предстоит весьма внушительный. Завтрак, подготовка велосипедов и в путь. Преодолеваем три "П" – подъем, похмелье, перевал.

Послеобеденный
отдых на лужайке
Тур на безымянной
высоте
Карьер напротив
нашей стоянки.
Что добывают –
неясно

Ветер играет нами, словно шаловливый котенок клубком, меняя свое направление на встречное, попутное, боковое по случайному закону. Обеденный перерыв в городке Баянгол. Немного отъехав от городка устраиваем послеобеденную сиесту на берегу речки Барун-хара. Через час трогаемся. После железнодорожного переезда шоссе плавно идет в гору, преодолеваем самый нудный перевал высотой около 1600 м. Мы на его вершине, дневной план выполнен. Населенки поблизости нет, принимаем решение ночевать в придорожной березовой роще. Раскинули палатки, развели костер, обошли окрестные сопки. Вид с них очаровательный – вершины невысоких гор, ржаво-рыжая степь, даже карьер напротив не портит панорамы. Теперь я понял, чего не хватало весь поход – этого костра, десятка звезд над головой. И жалко, что не было гитары.

День пятый.
Крылья сложили палатки, их прерван полет
Кемпинг с юртами.
Смесь азиатской
экзотики и
цивилизации
Убранство
монгольской юрты.
В других несколько
скромнее

Пешком вкатываем велики в подъем. Стремительный спуск и снова подарок монгольской степи – попутный ветер, скорость не ниже 35 и пьянящее ощущение свободы, где кроме тебя, степных просторов и ветра никого нет. Постепенно пропитываешься этим чувством и монгольским пофигизмом в придачу. Обеденная остановка в придорожном кафе. Здесь уже кусок Европы – чистота, дисциплина, как в Макдональдсе, но приемлемые цены. Следующая наша остановка в поселке Баянчандмань. Внешне поселок – дыра, наподобие гоголевского Миргорода – пыль, обшарпанные дома, убогие магазины, ханыги на улицах. На этом фоне резко выделяются только школа и сельхозтехникум, построенные при коммунистах. И в этой дыре нам повстречалась приличная монголка, говорящая по-русски. Оказывается, она училась в Иркутске, а здесь учительствует в местной школе и весьма рада видеть иркутян. Любезно позволила набрать воды в школе. Продолжаем путь. Перевалы, спуски, дорога приближает к столице "незалежной" Монголии, движение машин более интенсивное. На ночевку остановились в кемпинге в 4-х км от шоссе. Нас разместили в трех юртах. Внутри нее весьма незамысловато – в центре печка-буржуйка, вдоль стен кроватки.

Ещё в этот день свершилось маленькое чудо – монголы вернули Ане утерянный в Баянчандмане телефон. Повторяем шумный вечер с дискотекой, бильярдом, пинг-понгом.

День шестой.
Самбайну, Улан-Баатар!
Буддийский дацан
с крематорием
недалеко от столицы

День богатый на приключения, не менее чем предыдущий. Последний рывок до Улан-Батора. Пересекаем железнодорожный переезд и заезжаем осмотреть буддийский дацан. Наше любопытство прервал Бадху, объяснив, что там отпевают покойников и тут лучше не тусоваться, дабы не дразнить родственников. Последние километры до Улан-Батора. На горизонте показались трубы ТЭЦ, и город в сером облаке пыли. Пересекаем КПП на въезде и короткими перебежками едем по городу в отель "Чандмань". На одном из перекрестков потеряли Антона. Часть группы осталась на месте, а остальные разделились на поиски. Все осложнялось тем, что он не знал, куда надо ехать, а мы запамятовали перекресток, на котором его потеряли. Тем не менее, вернувшись на пять километров назад, мы его нашли. Оказалось, передняя вилка сломалась. И тут опять проявилось дружелюбие монголов. Заметив, что он в затруднении парню предложили стул, дали хлебнуть воды и пытались починить вилку. Даже погрузили велик в грузовик и собрались куда-то ехать. Тут мы их перехватили и перенаправили машину в гостиницу. Только под вечер нам удалось расслабиться и привести себя в порядок. В номере есть горячая вода, душ с неработающей канализацией и чистые постели.

Вечером, как принято, отмечали вступление в Улан-Батор, удачное завершение ЧП. Действительно, ему крупно повезло поломаться на ровном месте недалеко от базы. Страшно представить, если авария произошла бы на спуске и т.д.

День седьмой.
Осмотр достопримечательностей и отъезд Бадху
Монумент-музей
Чингиз-хана
Плетка – символ
ханской власти

Наутро, заказав автобус, орда отправилась осматривать музей Чингиз-хана. Оный расположен 50 км южнее столицы в степи. По легенде на этом месте Тимуджин нашел плетку – символ ханской власти. И в честь этого построен мавзолей, в котором лежит вышеназванный предмет. Монумент строился 4 года не без участия наших строителей. Внутри просторный зал, сувенирная лавка, роскошные кабинеты для переговоров, а также музей, посвященный завоеваниям монгольского диктатора. Смотрю на карту Золотой орды и отчетливо представляю сожженные русские города: Рязань, Козельск... Нет, для меня он не будет кумиром. Но вернемся к памятнику. Самое интересное в нем – это смотровая площадка на лошадиной гриве монумента.

Карта завоеваний
Золотой орды
в музее Чингиз-хана
Центральная площадь
Улан-Батора

Вернувшись в гостиницу, команда разделилась на малые группы и отправилась на разграбление города. Мы побывали на площади Сухэ-Батора, в музее – бывшей резиденции Далай-ламы, историческом музее и многочисленных магазинах. А вечером отметили день связи. Четверо связистов-велотуристов принимали праздничные поздравления. И команда простилась с Бадху.


День восьмой.
Отъезд

Утром сбор вещей, освобождаем номера. Поезд отправляется вечером, ещё есть время для шопинга. Снова разделяемся на мелкие группы. Обнаружив подходящий магазин возле вокзала, закупаем сувениры, избавляясь от монгольских денег. Вечером 8 мая, наш груженый велокараван покидает гостиницу и уверенно движется к Улан-Баторскому вокзалу. Впереди два часа ожидания, погрузка велосипедов с боем в грузовой вагон. И долгожданное отправление. Состав, ведомый видавшим виды трудягой – тепловозом, уверенно помчался на север, в город Сухе-Батор.

День девятый.
Возвращение на Родину. Переход границы в день Победы
Вид на Кяхту
из Монголии

6 утра местного времени. Поезд прибыл на конечную станцию. Разгрузка велосипедов. Наняли за полторы тысячи рублей грузовик, который отвезет наши рюкзаки через границу до Наушек. 24 километра до Кяхты пролетели незаметно – сказалась тренировка. Вот знакомый мост, с которого просматривается Кяхта, а за ним утренний и пустынный Алтан-Булаг.

Иркутский вокзал.
Мы вернулись

На таможне очередь, которая нам не помеха. Опять поделили на две группы, теперь монголы въедливо досматривают нас. Наши таможенники поступили проще. Оптом поставили отметку в паспорта, и дело с концом. Въезжаем в Кяхту. Только что отгремел военный парад в честь дня Победы. На улицах полно людей, все кафешки заняты, обедаем, отстояв очередь. Стоит жара, местами встречный ветер, едем неторопливо. Два часа дня, въезжаем в Наушки. До отправления поезда успеваем закупить продукты, упаковать велосипеды. В 16 дня поезд трогается. Поход можно считать удачно завершенным, что является отличным поводом отметить оное. Тайком от проводницы распиваем коньяк, а после играем в мафию. Десятого числа благополучно прибываем в Иркутск.

Заключение

Это будет каждый год, каждый год
И наверно это будет всегда,
В тишине маячат призраки гор,
И призывно кричат поезда

Мой первый продолжительный велопоход достойно пройден благодаря ударному лыжному сезону, тому же лыжному марафону в конце концов. Мы познакомились с удивительной страной и заложили новую традицию – на майские праздники вместо туриады в Мондах намного интересней совершать веловояж по Монголии.

В тексте использованы цитаты
из песен различных авторов и
фотографии участников похода.