в Иркутске 05:04, Дек. 15:t -15°C

Боты 2010

Автор:Евгения Ромашова
Опубликовано:28.04.2010
Ключевые слова: спелеология, Арабика, пещера, Ботовская
14 февраля завершилась 22 экспедиция
клуба спелеологов Арабика в пещеру Ботовская.
10 дней экспедиции пролетели незаметно.


5 февраля не выспавшиеся, но довольные участники экспедиции выехали из Иркутска на встречу к стране Ботянии. К вечеру добрались до Жигалово. К обеду следующего дня транспорт доставил арабиканцев прямо к порогам зимух. Приехали и сразу за работу – заготовка дров, наведение порядка в Зимовьях, в общем, обустройство комфортного проживания на поверхностной базе. Кульминацией вечера была, конечно же, ботовская банька и вкусный ужин!

В течении третьего дня экспедиции народ готовился к подземке: протропили дорогу до пещеры (а снегу в этом году было необычайно много), обустроили базу, где можно спокойно переодеться из чистого в грязное или наоборот и погреться у теплого зимнего костра, упаковали часть трансов и морально настроились к предстоящей жизни в пещере.

Наконец, на четвертый день экспедиции началась работа в пещере. Работа велась в двойках. Первый подземный день всем группам, а их было пять, необходимо было добраться до базы, а кому-то найти новое хорошее место под ПБЛ. В бесконечных ходах "ботовского лабиринта" это сделать довольно сложно. Ходы зачастую узкие или с низким потолком. А когда ты часто передвигаешься по пещере, как младенец на четвереньках, то по приходу в ПБЛ хочется встать в полный рост и потянутся… Две двойки обустраивали новые ПБЛы, остыльные семь человек проживали на базе "Заморская".

На топосъемочную работу в результате всех забросок и выбросок, осталось лишь три дня, в итоге которых четырьмя топосъемочными группами было отснято 2 км 332 м. На данный момент протяженность ходов пещеры ботовская составляет 64 км 435 м. Пустующие до этого белые пятна пещеры теперь заполняются ходами.

Ботовская экспедиция 2010 дала следующие результаты:

1) Отсняты новые ходы, намечен дальнейший план действий;

2) Протянута связь до функционирующих автономных подземных лагерей;

3) Опробованная в прошлом году схема работы и проживания в пещере по двойкам в эту экспедицию себя полностью оправдала;

4) Продолжена работа по ремонту зимух;

5) Отобраны пробы снега, льда, грунта, пещерной глины, сталагмитов, воды. Часть проб направлена в Институт Земной Коры в Иркутске, другая часть будет отправлена в Оксфорд, Англия;

6) Вся поездка была запечатлена на фото и видеотехнику;

7) Народ выплеснул свою энергию, возможно, устал и сильно-сильно испачкался, но самое главное все вышли здоровые и довольные!


Ребята, которые впервые были в Ботовской пещере, но до этого принимали участие в экспедиции на Кавказ в пещеру Сарму, говорят, что Сарма, по сравнению с Ботами – это курорт. Еще бы! В начале ты идешь, затем ты ползешь на четвереньках, затем ползешь на пузе, на боку, опять на четвереньках; а под тобой глина, и она все время к тебе прилипает, да ладно к тебе, к твоему трансу. Вот и лямок у транса не видно и вообще он сменил свою форму; а сапоги, сапоги-то какие тяжелые стали…

После выхода из пещеры всех ждала теплая банька и ужин, где подсчитали новую длину пещеры, отметили хорошую работу и поздравили именинников с Днем Рождения. Ими стали два Димки Гробовский и Черепанов! Всего в экспедиции учувствовало 13 человек, одного, из которых – Рудых Вову, можно считать счастливчиком, так как первая в его жизни пещера стала имена она – "Ботовская", да к тому же он сразу попал в пятидневную жизнь под землей. К вашему вниманию предлагаем его впечатления о днях, проведенных в пещере:

Рудых Вова. Боты 2010
Эпилог

С трудом верится, что так прошло пять дней. В моей памяти они отложились в виде шести незабываемых мгновений. Это сон, вернее эпизод моего сна.

Я старался максимально подробно описать всё, чтобы смочь вспомнить каждую мелочь через полгода, год. Надолго запомнится то волнение, которое я испытывал перед входом в пещеру. Надолго запомнится то чувство, которое я испытал, когда мы нашли воду в пещере. Надолго запомнятся её краски. Но не было бы этого всего, всех впечатлений, открытий, если бы не наша команда. Каждый член экспедиции сделал возможным то, о чем я написал. Спасибо каждому! Героев нужно знать, ну если не в лицо, то хотя бы по имени.

И так, в главных ролях:

В роли "Мишки" Дима Сокольников (на фото сидит в центре, узнаете его по оранжевому фонарю и меху) – человек, обладающий недюжинного терпения, преподавший мне школу выживания в пещере;

Валя Ахмадышин (крайний справа) – тоже "медведь", но не мой. Много-много раз выручал. На земле запомнился тем, что за ужином был ответственным за спирт, его разведение и розлив.

Инга (крайняя слева) – "барсук" Ахмадышина (я был "барсуком" Сокольникова, хотя называл себя "бобром"), одна из двух представительниц прекрасной половины человечества в этой экспедиции. Выстояла полную подземку (5 дней). Единственный человек, кто стирал свой "комбез" в проруби (все остальные повезли домой).

Александр Осинцев (стоит третий справа) – руководитель экспедиции. Архетип Зевс. "Медведь", в "двойке" которого значилось пять человек.

Миша Александров, Мишаня (второй справа, тот, что дышит на Осинцева) – "завбазы". Благодарен ему за то, что взял себе в помощники и за советы, без чего бы было очень тяжело. Суетливый вегетарианец. Мастер игры со спичками. Несмотря на имя медвежьего происхождения, был преданным "барсуком" Осинцева;

Саня Викторовский (лежит на снегу, в очках) – душа компании, сосед на нарах в "зимухе". Мясоруб. Спасибо за баню, байки, компот и всё остальное!

Дима Грабовский ("Сапожник без сапог", догадайтесь, где он) – оператор, подаривший мне минутку эфира. Спасибо, Дима! Сноубордист. В любом месте найдет себе занятие. Например, по дороге из Жигалово в Иркутск всё время что-то терял, а потом искал и находил.

Оксана Гутарева, она же Ксюха (ну тут не трудно понять) – человек науки, вернее научной спелеологии. Приборчики, кусочки льда, колбочки с водой – это всё по её части. Выполняла обязанности "завхоза".

Лёха Трегубов (справа от Оксаны, фонарь на лбу) – "чувак", который первый сказал мне об этой экспедиции. "Медведь". У него была самая большая тарелка (это кастрюлька). Единственный, кто сказал, что набирает вес в экспедиции, а не наоборот. С чего бы это?

Коля (справа от Инги, в очках) – "барсук" Трегубова, геофизик с Сахалина. "Я знал, что здесь будет, но не знал, что будет так жеско". Единственный курящий. Думаю, теперь он бросил.

Дима Черепанов (бей по центру, в красно-сиреневой кофте) – человек "ни дня без музыки" (даже на фото с наушниками). Обладатель неподъемного рюкзака. Все обязаны ему дешевыми (это не значит плохими) батарейками.

Дима Авезов (между мной и Трегубовым) – в "двойке" с Черепановым (оба два метра ростом) были "группой поддержки": снабжали нас водой и т.д. На земле был связистом.

Всем и каждому огромное спасибо! А я перелистываю страницу в моем дневнике мечт.

P.S.: долго думал, кто ж тринадцатый, кого забыл...


Содержание
Миг первый. Перед погружением

Пластиковая кружечка, наполовину наполненная горячим чаем с листочками смородины, грела ладони. Настолько сильно хотелось пить, что я был готов вылакать несколько литров одним разом, но ошпаренный кипятком язык был против прикосновения к обжигающему напитку.

Время поджимало. Хотя я еще не пришел в себя после пятикилометрового подъема в гору с набитым до отказа рюкзаком RedFox, нужно было двигаться дальше. Наконец-таки запихал ноги в холодные сапоги, к стелькам которых до этого приклеил женские прокладки. От холода пальцы рук уже не сгибались – мне даже с трудом удалось застегнуть молнию на "комбезе".

Чуть позже подошла оставшаяся часть группы, и нам нужно было уходить, дабы не толкаться и не мешать друг другу. Под подбородком щелкнул фастекс моей каски. Все 14 светодиодов фонаря Petzl DUO налились светом. Транспортник на плечо и в путь, считая шаги по заснеженной поверхности до входа. Перед "погружением" успел ответить на несколько вопросов в камеру нашего оператора. Еще через пару минут солнечный свет остался за поворотом.

Продолжение следует...

Миг второй. Дорога

Первая сотня метров сохранилась в памяти в образе сухих камней. За полчаса глаз успел привыкнуть к свету фонаря. Вскоре под ногами зачавкала глина.

Первую коротенькую остановку сделали вместе с лаконичным названием "Мужик". Полевые командиры, они же "медведи", начеркали контрольные записки в специальном блокноте, указав время и маршрут нашего движения. Здесь это обязательное условие, ибо в лабиринте ходов запутаться проще простого, а пространство для поиска заблудившихся безгранично. Ладно, надо идти дальше, и так из-за моей неопытности мы движемся очень медленно.

Всю дорогу до следующей базы – базы "Шут" – я пытался почувствовать свои новые габариты. Частота ударов каской смущала и раздражала. Подходящие для перемещения "транспортника" и тела в узостях позы находились с трудом. Но больше всего досаждало то, что группе приходилось без конца меня ждать.

На "Шуте" порыв сделать глоток осадил запах прошлогодней воды – самой свежей на базе. Появившееся время можно использовать, например, на регулировку каски: как здорово, когда она не сползает. Из-за налипшей глины вес "транса" увеличился, пожалуй, вдвое. "Шут", по словам моих проводников – почти половина пути до базы "Заморской", на которую мы направлялись. "Заморская" – основная база в том районе, где нам предстояло работать. Иногда всё-таки полезно не знать всё, что ждет тебя впереди, в мелочах… Вскоре потерялся счет открывшихся дыханий.

Галерея Фараонов – место, где изнывающий позвоночник прямоходящего отдыхает. Позже о хождении на ногах можно забыть – пригодятся навыки из детства. Очередная остановка возле кучи шаров из глины. Каждый должен добавить свой. Катаем. Ну чем не дети?! Ещё немного, и мы у "церкви". Здесь перекресток. Поворот на "Море" – к Воде, и на "Заморскую".

До базы осталось совсем немного, но это самые "длинные" метры. Ноги с каждым шагом тяжелее. "Транспортник" неподъемен. Последний барьер перед "Заморской" – узкий ход, через который у меня никак не получалось просочиться. Но преодолев его, получаю первое задание и иду на "Море" за водичкой. Такое небольшое испытание внутреннего компаса. Еще мгновение – и с полной канистрой стою перед той же дырой. Побарахтавшись минут пять, большая часть моего тельца показалась по другую сторону стены. А вот и "Заморская", где из моей воды получили горячий чай. Во внутреннем кармане "комбеза" притаился "Bounty"...

Уже больше шести часов вечера, а нам (мне и моему "Медведю") еще предстоит найти удобное место под лагерь вблизи района работ. Уходим дальше.

Внизу на 12 метров вперед растянулся "Океан". По воде идти нельзя: это самый ценный ресурс в этих краях. Проходят "Океан" поверху, упираясь смазанными глиной сапогами в мокрые стены. Падать тоже никак нельзя. Вымочиться в первый день? Здесь сушилка – это собственное тело.

Наконец, мы добрались до места. "Вот эта упавшая плита будет столом, – говорит мой "Медведь". – Вот здесь сровняем место под "кровать", а вот здесь идеальное место для "шхельды"".

На ужин гороховый суп, сухарики, колбаска, сыр, конфеты, чай. Что еще для счастья нужно?

Распаковываем остатки вещей, снимаем комбинезоны, раскладываем спальники, качаем "надувастики". Спине отдыхать. Спать! Завтра будет первый рабочий день.

Продолжение следует...

Миг третий. "Земля, земля!!!"

Из-за того, что две центральные секции моего "надувастика" предательски выпустили весь воздух ночью, приходилось просыпаться и подпихивать боковые секции под себя. Неуверенность нашего будильника перенесла начало дня на час позже запланированного.

Пламя горелки – это единственный здесь, кроме тела человека, источник тепла. Не успели поставить воду на чай, как пришли первые гости. Эта двойка уже идет на свое место работ. Вскоре они исчезают в темноте. Мы быстренько проглотили свой завтрак и напялили "комбезы". Сейчас нам предстоит протянуть телефон на свою базу. Тот бесконечный путь от "Заморской" в этот раз, без транспортника и с новыми силами, был пройден за 10 минут. На "Заморской" берем катушку и тянем провод, укладывая так, чтобы никто в дальнейшем его случайно не зацепил. На это ушло аж около трех часов! Перекус на скору руку, и вперед, на фронт.

Каждая двойка имеет свои районы работ, на карте которые отмечены вопросиками. Человеком там не пахнет. Ориентиры здесь – ближайшие пикеты – таблички с номерами, которые раскладываются при топосъемке. Только благодаря им можно узнать своё местоположение в этом "космосе".

Первая попытка пройти в новые земли упирается в узкий ход. Пройти его можно, но для этого нужно покидать глинку. Через пятнадцать минут выясняется, что здесь перспектив никаких. Выбираем очередные пикеты, с которых попробуем пробиться.

Вы можете себе представить, что испытывали первооткрыватели в эпоху Великих географических открытий, до и после нее? Лично я впервые испытал это чувство. Не побоюсь сказать, что это главная движущая сила в спелеологии. Мы вышли в район с водой! Это очень важный и интересный район. Но пока никто не знает, что ждет нас впереди. Тут важно не поддаться искушению и не начать бегать по бесчисленным ходам ради удовлетворения своего любопытства, иначе выпивать будут не за новые земли, а за наши души.

По законам "военного времени" каждая двойка должна выходить на связь с главной базой в строго установленное контрольное время, сегодня в 18:00. Ставим пять пикетов, дабы "забить" этот район для себя и несемся сломя голову на базу. "Ну если ты и сегодня не выпьешь…", – говорит мой "Мишка". "Не выпью".

На ужин харчо. Все супы у нас пакетированные. К содержанию пакетика добавляется немного мяса. И пусть этот "харчо" ничем харчо не напоминал, пусть вкус появился только благодаря майонезу, всё это не просто съедобно, но сытно и вкусно до безумия.

Теперь очередь мыть посуду. Признаться, до этого мне не приходилось мыть кастрюли туалетной бумагой. К еде и мусору здесь свой подход: каждая упавшая крошка – потенциальный "белый ежик", или плесень. Всё аккуратно складывается в пакеты и после выносится наружу.

Перед сном успеваю сбегать на "шхельду", где дела делаются в странных позах. Меняю батареи у фонаря основного света. Снова качаю "надувастик". "Медведь" уже спит. По опыту прошлой ночи залажу в спальник с головой. Хочется уже завтра. Засыпаю быстро.

Продолжение следует…

Миг четвертый. Ты как здесь пролез?

На второй день слух обострился, и теперь тихим назвать звук будильника было никак нельзя. Совсем не хотелось покидать нагретый за ночь спальник, и первое время от дрожи в теле зуб не попадал на зуб. Можно ли найти применение старому мокрому чайному пакетику? Конечно, можно высушить и продать, но, оказывается, им можно протереть лицо. После этой процедуры без зеркала понятно, где растут прыщи.

"Медведю" явно не терпелось бежать на только что открытые земли. Буквально через час после погружения ложки в кастрюльку за первой дозой рисовой каши с сухофруктами, мы стояли, вернее, лежали у поставленных вчера пикетов. Два счастливых, сытых, полных сил и, главное, сухих балбеса снимали мерки новых, неизведанных доселе полостей. Там, где на первый взгляд невозможно было пройти, ставились новые пикеты. Не всегда высота потолков позволяет повернуть голову. А иной раз приходилось снимать каску и вытаскивать из внутренних карманов "самоспас". Так незаметно подкралось время перекуса.

Подкрепившись курагой и не прожаренным арахисом, что позже сыграет злую шутку, усугубившуюся плохой вентиляцией этих районов, мы продолжили работу. Неожиданно на другом берегу одного из озер раздались голоса. Ни света, ни движений, только голоса. Как, оказалось, там снимали материал для репортажа. Между нами стена натёчки. И только узкая, непролазная щель позволила нам увидеть друг друга. Стараемся по минимуму прикасаться к здешним прелестям, так как они сразу пачкаются глиной с "комбезов", и дождик её не смоет.

В ряде мест пришлось отступить, так как гидрокостюм с собой не брали. Вымоченные с ног до головы мы не успевали замерзать. Что-то нас грело. Усталость не пришла и после трёх, четырех, шести часов непрерывной работы. Галерея, в которую мы вышли, не имела конца. Пришло время возвращаться на базу. По пути домой я восторгался, удивлялся и не верил, что мог пролезть там и тут.

На горелке варился куриный суп с сухим монгольским мясом (предназначенным, согласно надписи на пакете, для украинского борща). Я освободился от комбеза и впившихся мокрых наколенников, одел базовую, сравнительно чистую, одежду и, не жалея воды, мыл шершавые руки.

Через час "Мишка", лежа в спальнике, переписывал данные из мокрой, но еще не слипшейся пикетажки. По телефону мы узнали, что этот день был результативным для всех групп. После "мойки" посуды я решил почистить забитую глиной рулетку. Поменял батареи в DUO.

Вскоре был погашен свет. И спальники снова получили тепло наших тел. Завтра последний рабочий день, день, за который нужно успеть многое.

Продолжение следует…

Миг пятый. Без штанов

Где же все? И стены сжали, словно тиски. Не могу ни сдвинуться вперед, ни сдать назад. Неужели застрял?! Паника, отчаянная попытка… Конец этому страшному сну положил удар в бок и реплика "может, хватит?".

Теперь молния противилась движению вверх. "Хм, неужели моя стройная фигура утеряна…? Но живот ниже!". И вот уже две тени бегут... а что, тут, по-моему, вообще никто не ходит… две тени бегут по коридору галереи к последнему из поставленных вчера пикету.

Не знаю, как Вы, мой читатель, а мы в ранние годы своей короткой жизни, если расклеивалась обувь, говорили, что "ботинок хочет есть". Теперь есть захотел "комбез". Причем ни где-нибудь, а сзади в районе талии. И каждый шаг, ползок только увеличивал его пасть. Вскоре из нее показалась пятая точка, хорошо, что пока еще в "изотермике". Ничто не оставалось, как возвращаться к месту дислокации. Ой, да, чуть не забыл. Галерея закончилась тупиком, и через одно из ее боковых отверстий мы уже нашли новое поле работы.

По дороге повстречали двойку руководителя экспедиции. Контрольное время решили перенести на восемь вечера.

Накаленный до красна пламенем горелки штырь. Дырка, еще одна, еще и еще. Ярко-оранжевый шнурок показался из еще теплого отверстия и "нырнул" в соседнее. Так прошел час. А, может, и два. Легкий перекус из "Сникерса" и чая, и "комбезы" двух теней вновь шоркали стены.

Девятнадцать сорок пять. Из оставшихся четырнадцать пикетов ставлю один, последний, с номером "9636". Миссия выполнена.

Двадцать ноль ноль. "Мишка" кричит в телефон: "Мы на базе. Прием", и слышит в ответ "Понял тебя. Осинцева еще нет". Его двойка возвращалась через нашу базу шла на "Заморскую", когда закипел чай. Рабочий день для всех окончен.

За праздничным столом "Мишка", не получивший поддержки с моей стороны, решил пить в одну харю. Потом посуда. "Шхельда". Свет. Чай, еще не остывший благодаря "бабе".

"Мишка" давно пытается уснуть. Ложусь. Предупреждаю, что разбужу в шесть утра. "Зачем это еще???". Хочется выйти до заката. Закрываю глаза. Пытаюсь уснуть, но тщетно. Говорят, что лучшей демонстрацией времени являются песочные часы. Нет, лучшей демонстрацией времени может служить газовая горелка – не перевернуть. Один баллон – одна жизнь. Спокойной ночи!

Миг шестой. Перерождение

С чего вдруг накатили эти мысли, воспоминания, думы о будущем. Уже утро, шесть часов.

— Встаём? – нерасторопно произношу я.

— Еще часок!

— Ну только часок!

Ночью не спалось, а теперь заснул. Пробудился в начале восьмого. Отрываю голову от земли, нащупываю фонарь, включаю. Спустя полчаса наслаждаемся завтраком. Собираемся.

Да-а, как же здесь было уютно, несмотря на липкую глину, влажность и холодок. Спина будет скучать по этому выступу рядом с кроватью. Это же целый обряд – вытрясти все ненужные мысли перед сном. Пойду-ка на "шхельду"…

Прошло каких-то три часа. Но ноги уже заплетаются. Глубокий вдох. Воздух стал разряженным. Появляется неистовое желание кашлять и дышать, глотая воздух сколь есть мочи. Вот уже и свет фонаря теряется. Ещё внутри. Поворот головой, замираю, смотрю вверх в бесконечное голубое, такое прозрачное-прозрачное небо. Последние шаги. Вот и снег, вот и солнце, солнышко! Непередаваемые ощущения. Изголодавшие уши ловят любой звук. Да, их так не хватало. Слышишь, там внизу, у реки кто-то ходит, а там либо треск качающегося деревца, либо стук дятла. Под ногами… снег, белый, хрустит. Удивительно, а почему голоса людей такие тихие?! Их еле слышно, хотя вот же все стоят рядом. Оглянись, ты видишь, сколько цветов в зимнем лесу. И пахнет елками. Во, а это запах костра. Можно погасить фонарь.

Дорогая Ботовская, большое спасибо тебе за гостеприимство! Не забывай и не сердись! Как же здорово, когда есть мечты, и они исполняются!

Спасибо Оксане Гутаревой за фотографию.

Конец.


Выражаем свою благодарность за поддержку в организации экспедиции Восточно-Сибирскому Отделению Русского Географического Общества и администрации Жигаловского района. Большое спасибо всем участникам за теплую дружескую атмосферу!

Ромашова Е.Г. со слов участников.