в Иркутске 12:02, Окт. 24:t +5°C

Байкальский "Тур де ски"

Автор:Лаврентий Дядькин(Lavrentiy)
Опубликовано:29.03.2010
Ключевые слова: Байкал, байкальский лёд, Слюдянка, Байкальск, Солзан, лыжи

Я родом из снежного города Байкальска и с детства увлекаюсь беговыми лыжами, но всегда был только любителем. То есть никаких рекордных скоростей, только прогулки для души и тела. В этом сезоне я начал ходить в лыжные походы. Сначала "Трудный – Орленок", потом "Подкаменная – Огоньки", и вот пришло время "Переезд – Слюдянка", но это не все, что было запланировано у меня... Итак, рассказ о мартовских выходных почти полностью проведенных на лыжах.

День первый. Суббота 13 марта 2010 года.
Ворота Байкала
На привале на
фоне моста КБЖД

Сели с другом Пашей на электричку Иркутск – Слюдянка в 8:50, около 11:00 вышли на Переезде, кроме нас было еще не менее 150 человек. Погода была пасмурная, но снега не было, лыжня нормальная, лыжи катили хорошо, много народу – это плохо, вначале полчаса вообще "зарубилово" было сильное, много мы обгоняли, много нас, потом получше. Ближе к Байкалу начался небольшой редкий снег. В 13:00 спустились к устью реки Большая крутая губа к мосту КБЖД. Поели, сфотографировались внизу и на мосту, откуда меня срывал сильный ветер. Итого вышли на Байкал в 14:00. На просторе ветер поутих и дул нам в спину и немного сбоку, при наличии рюкзака сзади – проблем не ощущалось. До нас на Байкал уже ушли многие люди, и после еще порядочное количество оставалось. Стали идти по накатанной лыжне, сначала вдоль берега, а затем постепенно удаляться. Снег усиливался, но шел не хлопьями. Постепенно народ "рассосался", впереди несколько силуэтов проглядывались через снег и сзади. Иногда мы кого-то обгоняли, иногда нас.

Снег съедает людей
Cкалы тоже съедает

Через некоторое время сквозь снежную пелену стала лишь угадываться линия раздела между заснеженным Байкалом и серо-коричневыми, отвесными и, оттого малоснежными скалами того берега, по которому проложена КБЖД. Прошел примерно час. Мы между небом и землей, абсолютно все вокруг в снегу. И снег продолжает идти. Равномерный, средней интенсивности. Видимость метров 800 – еле различаешь силуэт человека. Слышно только поезд на КБЖД прошел. Все. Теперь слышно только шуршание снега под лыжами, да скрежет палок о лед (снежный покров на лыжне незначительный). Да еще свое дыхание.

Прошло еще около часа. Обстановка изменилась лишь появлением поперек пути гряды торосов из-за трещины во льду. Большинство людей здесь снимает лыжи, переходит пешком, и далее снова их надевает. Мы тоже сняли, но перед переходом еще попили чайку. И снова в путь. Лыжня набитая, ее видно хорошо. Рядом с ней немного следов прохождения тех, кто предпочитает коньковый стиль катания. В небе пропали остатки солнца, которое ранее еще немного проглядывало через идущий снег. Некоторое время ни впереди, ни позади не было видно никого.

Через полчаса догнал одного мужчину, он хотел было пропустить меня, но я сообщил: "Вот увидел вас издалека и поставил цель, догнать и тогда остановиться, подождать друга". В общем, пока я его ждал, мы немного поговорили. Лыжник оказался "со стажем" – со стажем "безлыжной" жизни, говорит уже лет 15 не стоял на беговых лыжах, оттого уже некоторое время идет с усталостью и теряет темп. Я попытался попить остатки чая со свежим снегом, но легкая пластмассовая полусферическая чашка выскользнула из руки – весь чай оказался на снегу и рюкзаке. Слов у меня тоже не осталось... Не зря дочь мне накануне советовала взять еще второй пол-литровый термос. Хотя в своем возрасте (4,5 года) она пока еще ничего не понимает в походах. Дождался Пашу и пошли дальше. Стало слышно поезда, идущие в районе Слюдянки. Это не могло не радовать наши уставшие тела и души. Хотелось пить, потому поел немного свежевыпавшего снега. Вкусный, но рыхлый – воды получалось немного. Через некоторое время стал очерчиваться берег.

Усталость чувствовалась все больше. Благо подъемов никаких преодолевать не требовалось. Периодически останавливался и поджидал немного отстающего друга. На некотором расстоянии появились рыбацкие домики – один в стороне Хамар-дабана, другой в стороне Култука. Еще немного и стало видно группу людей, видимо, направлявшихся пешим ходом из Ангасолки или Темной пади, также как и мы, в Слюдянку. Еще немного раньше, когда мы приостанавливались отдохнуть, нас обогнала немолодая женщина и спросила далеко ли еще, успеваем ли по времени к электричке до Иркутска на 17:20. Мы ответили, что в этой снежной завесе уже вряд ли кто сможет сказать на каком расстоянии находимся от берега, что мы идем маршрут в первый раз и направляемся в Байкальск, а туда электричка со Слюдянки идет позднее – в 17:35 и, если на нее не успеем, то есть маршрутки.

Прибыли

Когда берег стал проявляться четче, Паша сообщил, что нас до Байкальска на машине заберет его отец, который направлялся туда из Тунки, куда ездил по рабочим делам. Потому мы и не думали добавлять ходу. Однако, когда стала очерчиваться труба ТЭЦ Слюдянки, радость повлияла на силы и второе дыхание. Я усилил ход. Правда, не надолго. До берега еще пару раз останавливался. Время уже 17:10, видно, что несколько человек впереди не торопятся в сторону вокзала, а остановились на берегу у набережной – они видимо потом поехали на семичасовой электричке. Вдруг вижу прямо по курсу на берегу дальний свет автомобиля. Мелькнула мысль, что это и есть наш "экипаж". Ход не сбрасывал, Паша постепенно отставал. Когда стал различаться вид автомобиля "Субару", окончательно убедился в догадке. Дошел до берега в 17:40, снял лыжи и, не дожидаясь Паши, познакомился с его отцом. Еще никогда Слюдянка не была такой желанной. Через несколько минут пришел Паша, мы сфотографировались и сели в машину. Приятно, очень приятно сидеть. В центре Слюдянки вышли, чтобы прикупить попить, Паша пива, я соку. Все – курс на Байкальск. Поллитра сока я выпил за 5 минут.

А снег все шел. И с полпути до Байкальска он еще и усилился. Навстречу пролетали разные машины с горными лыжами и сноубордами на багажниках сверху. Любители отдыха на горе Соболиной покидали Байкальск, ведь в такой сильный снег там делать нечего. Довезли меня прямо до подъезда, дома ждали мама и папа. Выпил пару кружечек морса, приготовленного мамой. Быстро принял душ. А затем наперебой рассказывал и кушал вкусный ужин. Все. Но это только суббота...

День второй. Воскресенье 14 марта 2010.

Отец будит меня в 8 утра и как-то неуверенно спрашивает, пойдем ли мы на лыжах по Солзану до "нулевого" зимовья, как и запланировали еще неделю назад. Я встал, посмотрел в окно – снег не шел, но его свежее вчерашнее покрывало было толщиной 10-15 см. И в стороне Байкала, и в стороне гор были серые облака. Стала понятна неуверенность. А так как кроме самих лыж в этих мероприятиях меня привлекает возможность фотографирования, я был расстроен перспективой плохой освещенности. Кроме того, судя по веткам деревьев, дул не самый слабый ветер. Стали думать...

Это мой отец
Где-то там под
снегом мои лыжи

Думали долго, пока не появились признаки солнца. Тогда стали собираться и вышли в 10:20 из дому. На лыжню встали в 10:30. Видели, как перед нами прошел один человек и догнали его уже под железнодорожным мостом на льду Солзана. Он смазывал лыжи. Теперь мне пришлось идти первым. А это, как я уже сказал, 10, местами 15 сантиметров свежего снега. Никакого катания, только ходьба, причем с препятствием. Кончики лыж еле выглядывают из снега.

Я первый, батя за мной, за ним немного поодаль, но не отставая шел мужчина лет эдак около шестидесяти, как и мой отец. Иду, а вчерашнее путешествие дает о себе знать, нет легкости. Дошли до прижима, где лыжня расходится на речную и береговую. Больше люди ходят по второй, но в условиях сплошного снежного покрытия, разницы, я думал, нет. Я сделал правильный выбор, ведь по реке мы шли с постепенным легчайшим подъемом, а на берегу пришлось бы преодолевать подъемы хоть и не затяжные, но со снегом, отнимающие много сил. А ведь у нас была еще довольно далекая цель.

А это я сам
Катаю вату

Мы с отцом пошли верхом, третий хотел было за нами, но не без помощи слов любящего пошутить папы: "Мы тут по низу, по пенсионерской...", решил пойти по верхней береговой лыжне. Идем. Солнце светит ярко, лишь иногда прикрывается облаками. Свежего снега на лыжне стало еще больше. Теперь мои лыжи целиком под ним скрываются. Хорошо, что лыжня там накатанная и не проваливаешься. Просто видно, куда идет лыжня, катишь по прежнему твердому слою, не видя лыж, и раздвигая ботинками снег в стороны. Отец, проходя вторым по такой разрыхленной лыжне, делает из нее уже более менее нормальную. Море солнца, потому идем в солнцезащитных очках. При таком хорошем освещении хочется больше фотографировать. Что и делаю. Иногда с макушек деревьев ветер красиво сдувает снег, который на солнце красиво блестит. Но не всегда успеваю словить момент – ведь надо открыть крышку сумки, достать и включить фотоаппарат, настроить его. Сумка, кстати, висит у меня на шее, а чтобы не болталась, она закреплена ремнем рюкзака на животе. Недавно обнаружил такой удобный вариант крепления. А так как фотик у меня не из легких – зеркалка "Никон" с немаленьким телеобъективом, то эта конструкция помогает мне приблизить центр тяжести к естественному, уравновешивая рюкзак.

Чертов палец

Тяжелое снежное покрывало на лыжне и фотосессии сделали свое дело – к контрольной точке, Чертову пальцу, мы пришли в 12:45. А ведь в обычных условиях, неделю назад, мы там были через час после начала пути. В этом месте соединяются две лыжни: нижняя и верхняя, и далее продолжается одна. Здесь многие заканчивают лыжные прогулки и разворачиваются в сторону города. Видимо так и сделал тот мужчина, что мы встретили вначале – были видны свежие следы. Снова немного фото, и продолжаем путь. Теперь становится еще сложнее, так как палки сильно проваливаются в снег – здесь движение лыжников значительно менее интенсивное т.к. дальнейший маршрут для более выносливых. Отец предложил ему пойти первым. Все еще чувствуя усталость вчерашнего дня, я согласился. Солнце все чаще стало скрываться облаками, иногда даже приходилось ждать его выхода для более удачной фотографии. В одном месте видели следы норки. Свежий снег такой рыхлый, что кроме лап, остаются отпечатки и брюшка и хвоста. А один из бугорков она не стала преодолевать верхом – просто нырнула и сделала что-то вроде тоннеля.

Температура такая, что идем без перчаток и в полурасстегнутых куртках. Однако время обеда в обычной жизни уже давно наступило, и рефлекс дает о себе знать. Останавливаемся у тополей – известное место отдыха лыжников, направляющихся до водопада и далее. Мамины котлеты я и так с превеликим удовольствием поглощаю, а в походных условиях тем более. Чай у нас в термосе горячий, а котлеты очень даже теплые сохраняются в пенопластовой коробочке, состоящей из двух половинок скрученных скотчем – папина идея, уже несколько раз так делали. Хорошо сидим, солнце пригревает (когда не прячется за тучами). В 14:20 двигаем дальше, то есть ближе к горам.

Прижим у водопада
Замер глубины
покрова на прижиме

В 14:40 мы у водопада. Хотя водопадом он становится только весной и летом во время дождей. Еще раньше я заметил, что весенняя неделя после моего последнего здесь похода была довольно теплой – проталины и полыньи стали более заметны. А тут у прижима тем более. Приходится буквально притираться к камням, чтобы пройти как можно дальше от края полыньи, чтобы не свалиться в ледяную воду. А она такая красивая, прозрачная и в тоже время переливающаяся на солнце. Сквозь нее видны все камни на дне, а там глубина метров до трех доходит. Но и этот участок пути не прошли без фото. Запечатлеваем не только природу, но и трудности перехода.

На подъеме
к зимовью

После прижима лыжня поворачивает направо по левому берегу Солзана (ведь мы идем навстречу течению). А через некоторое время развилка на лыжне – далее вдоль реки (так мы ходили на прошлой неделе) или через реку на сопку, где и находится так называемое "нулевое" зимовье. В прошлые выходные туда ходила группа туристов из шести человек, которых мы встречали, поэтому путь наш лежал не по снежной целине, а по тропе. Лыжи мы оставили вначале подъема. Я когда снял свои, наступил мимо лыжни – провалился почти по пояс. Далее поосторожней двигался. Подъем большей частью был градусов 45-50, а местами и более. Отец шел первым, он здесь уже побывал 8 марта. При ходьбе помогали себе палками, но и они не всегда спасали – проваливались по самые ручки. Тут главное не сразу переносить тяжесть тела на ногу, сначала надо удостовериться, что попал под слоем нового рыхлого снега на более менее утоптанную тропу. Еще вначале подъема отец сказал, что зимовье будет на высоте большей, чем голая обгоревшая сопка на противоположном берегу реки, у которой мы свернули с основной лыжни. Я периодически оглядывался и видел, что цель наша еще не близка. Когда поднялись уже довольно высоко, обернувшись, я разглядел вдали опоры ЛЭП, стоящие на сопке в долине Солзана – это совсем недалеко от начала нашего пути. Отсюда они были еле видны.

Открытая зимняя
веранда
Противопожарная
агитация
Соблюдайте технику
безопасности

И вот, наконец, по прошествии часа и десяти минут подъема, мы у цели. Зимовье добротное, довольно комфортабельное. Многие элементы изготовлены из обрезных досок. Крыша покрыта листовым железом. Присутствует запас дров в пристроенном дровеннике. Рядом стоит старое, но еще не сгнившее зимовье, принятое нами сначала за баню. И есть даже туалет – "типа сортир". Люди здесь бывают разные, в том числе с чувством юмора. На двери туалета плакат со строительной площадки с надписью "Не перегружай леса!". Устроившись на покрытых матрасами и покрывалами нарах за откидным столиком, попили чаю с шоколадом. Недавно узнал, что в зимний поход лучше брать пористый "воздушный" шоколад – его можно легко жевать, в отличие от обычного, который на морозе иногда жуется как стекло. Почаевничали и отремонтировали лыжную палку отцу – у нее слетело нижнее снегоупорное кольцо после одного из провалов под снег во время подъема, внизу оно зацепилось за ветку дерева. Вышли на улицу и обалдели – вокруг снежная завеса, все серое, стало достаточно темно. Немного страшновато, ведь время уже 17:00, а нам еще предстоит обратный путь. Надели рюкзаки и капюшоны и пустились вниз.

Спускаться приходилось не менее осторожно, чтобы не проваливаться мимо тропы, чего, впрочем, избежать полностью не удалось. Однако, спуск был значительно быстрее подъема и уже через 5 минут после его начала я обнаружил, что снег прекратился, вокруг стало светлее и видимость нормальная, видны сопки вокруг. Выходит, зимовье оказалось в центре тучи, заряженной снегом, которая зацепилась за сопку и разрядила свои запасы. Торопливость сама собой пропала, но в итоге вниз к реке мы спустились за 25 минут, надели лыжи и двинули домой. Фотоаппарат уже был в рюкзаке. Теперь никаких наблюдений и остановок. Лишь короткие передышки. Лыжня после прохода двух человек все еще не скоростная, а отсутствие вокруг нее уплотненного снега для палок усугубляло обстановку – вся нагрузка на ноги. И лишь после выхода к Чертову пальцу мы пошли по набитой береговой лыжне, где вначале встречаются подъемы, а затем почти всегда спуск. Тут я уже работал руками, а ноги отдыхали, они сегодня потрудились на славу.

В начало пути мы вернулись в 19:20, такого длинного лыжного похода ни у меня, ни у отца еще не было. Уставшие, но довольные собой, мы шли домой тяжелыми ногами, отвыкшими от ходьбы по твердой земле...