в Иркутске 19:05, Сен. 20:t +9°C

Мои впечатления от первой поездки по льду Байкала на велосипедах

Автор:Александра Белоголова(Avers)
Опубликовано:15.03.2010
Ключевые слова: фатбайк, велосипед, байкальский лёд

Начну с самого начала. Так вот. Ночью перед поездкой я спала очень плохо, но еще никогда не высыпалась так хорошо. Проснулась в 06:20, а в 07:30 за нами заехал папин друг на микроавтобусе, и мы выдвинулись в дорогу по ночному Иркутску. И чем сильнее мы приближались к Листвянке, тем хуже становилась погода, а когда наша машина подъехала к месту старта, то небо было окончательно черное, шел сильный снегопад, все заволокло темно-серой дымкой, а мороз словно заставлял отказаться от нашей затеи. Тем не менее, мы – я, папа и еще один папин друг, Митя, который приехал на другой машине, не обращая внимания ни на что, съехали на лед. Митя ехал на обычном горном велосипеде с шипованной резиной. Проехав метров 500, мы обнаружили, что погода разъяснилась, заметно потеплело, и свежевыпавший снег заискрился на ярком приветливом солнце. До мыса Толстый дорога представляла собой ледяное поле, едва припорошенное снегом, и с периодически попадающимися горками плотного наста. У мыса Толстый мы организовали первый привал, сделали пару фоток и подождали Митю.

От мыса Толстый мы отвернули немного влево и поехали параллельно берегу. Покрытие льда поначалу оставалось прежним, но не долго. Начались торосы. Поражала устойчивость фатбайка. Он был не только устойчив на ровном льду, хотя резко заворачивать все же не следовало, но и на острых неровных льдинах торосов вел себя достойно. Своеобразный триал заметно разнообразил хоть и красивые, но одинаковые картины пейзажа. Правда, было довольно страшно поскользнуться. Затем мы выехали на поле льда, словно застывшего в ветреную погоду. Такое ледяное покрытие носит в народе название "колобовник". Там я даже упала один раз, так как было довольно сложно контролировать фатбайк. Следующим испытанием, которое подготовил для нас Байкал, были льдины, расколотые на множество кусков примерно метра 1,5 в диаметре, замерзшие на разном уровне относительно друг друга. Получилось что-то вроде лестницы, постоянно меняющей свое направление. Но это было преодолеть несложно, да и недолго все это длилось. Чтобы не попасть в торосы, мы немного приблизились к берегу, и дорога снова стала такой, как в первой части нашего путешествия. Но с каждым километром снега становилось все больше и больше, и преимущество фатбайка перед обычным велосипедом с шипованной резиной увеличивалось все сильнее. Постоянные ожидания Мити превратились в кошмар, так как попутный ветер во время стоянок был обычным холодным ветром, умудрявшимся забраться даже под куртку. Пришлось договариваться о разделении, и мы с папой поехали дальше. Нам было неудобно перед Митей, но нас успокаивало то, что сзади минутах в 40 ехала еще одна группа велосипедистов в сопровождении машины, при чем с этой группой мы постоянно поддерживали связь по сотовому телефону.

Снега было все больше и больше, ехать становилось все труднее даже на фатбайке. GPS замерз. Сил почти не оставалось, а мы уже 15 км пытались достичь мыса Половинный, который километров 12 назад должен был остаться позади. Решили сделать привал, но не успели съесть пары таблеток Асвитола, как вдруг увидели машину, проезжающую на огромной скорости вдоль берега. Дорога! Выходит, мы уже километров 5 ехали вдоль автомобильного зимника! Забыв про усталость, мы ринулись к нему. Но каково было наше разочарование, когда мы выехали на этот зимник. Дорога оказалась ужасно неровной и рыхлой, колеса бесконечно юзило, а из-за резкости движений фатбайк срывало на льду. Но это было лучше, чем ехать по сугробам, которые как будто насосом выкачивали силы. Периодически стали попадаться машины и лыжники. У двоих из них мы спросили, где находимся. Оказалось, что даже Маритуй остался далеко позади. И по их расчетам от Слюдянки нас отделяли 20-25 км. Эта мысль даже радовала, но скорость из-за дороги была чуть выше 10 км/ч, а это значит ехать осталось часа 2. А сил почти не осталось... Хотелось все бросить, лечь на снег и горько разреветься... Но нельзя. И я взяла себя в руки.

Дорога стала несколько лучше. Близился отворот на Слюдянку. Две лыжни уже отвернули туда, но где же автомобильный сворот? Точнее он, конечно, был. И даже не один. Но каждый раз, когда мы начинали по этой дороге ехать, она возвращалась обратно и вливалась в прежнюю дорогу. Мы стали пропускать свороты, а люди, попадавшиеся на пути, не имели никакого представления о том, где же нужный. Но вот мы смогли найти кого-то, кто смог нам толково объяснить, куда нам надо повернуть. Как оказалось нам нужно вернуться на 3 км назад. Это было невыносимо... Но мы вернулись. Нашли нужную дорогу. Только она оказалась не автомобильной, а пешеходной... Не сложно представить, что она из себя представляла: полоса очень рыхлого снега, усыпанная маленькими углублениями, в каждом из которых застревало широкое колесо фатбайка. Автомобильная дорога по сравнению с этой была просто шоссейной. На фоне усталости у меня просто не получалось там ехать, и мне пришлось ехать по следу от папиных колес. Было немного неуютно углубляться в открытый Байкал, но вскоре впереди показалась Слюдянка. На первый взгляд такая близкая, но на деле такая недосягаемая... Позвонил Митя. Сказал, что он поедет не в Слюдянку, а в Култук, и что его догнал лидер второй группы велосипедистов. Митя сказал, что не позволил ему оторваться, и поэтому с безумной скоростью и забыв про усталость, он уже почти долетел до Култука! От одной только мысли, что Митя на табуретке успеет на электричку, а мы на фатбайках – нет, прибавила массу сил. Слюдянка стала стремительно приближаться... Ехать сил не было... Мы бежали... Мы энергично шли... И снова ехали... И... Нет, бежать сил уже не было, я ехала, папа продолжал бежать... Все ближе и ближе... До берега метров 100... 10... 1... Берег! И неожиданно мы выезжаем прямо к вокзалу! Победа! Скорее купили билеты и в электричку. А там уже сидит огромная компания велосипедистов, которые приехали в Слюдянку из Темной Пади. И так, с веселыми беседами, шутками, рассказами, едой, горячим чаем мы поехали домой. В Култуке сел Митя. Сложно описать то, в каком он был состоянии! Он был чуть ли не на грани потери сознания... Но ближе к Иркутску немного отошел, даже нашел силы рассказать о своих приключениях.. Но вот Академическая. И снова ночной Иркутск... До дома добрались без приключений. А там нас ждал куриный бульон, вкусный черничный пирог и брусничный морс. О таком можно было только мечтать! Поели, легли немного отдохнуть... Когда я открыла глаза, было уже утро следующего дня, 11 часов. Вот так и покатались.