в Иркутске 08:17, Окт. 18:t +1°C

Хроники Хамар-Дабана

Автор:Игорь Кравчук(krravva)
Опубликовано:24.01.2010
Ключевые слова: горы, Хамар-Дабан, Тальцинский

Часть 9

Тальцинский сон*

Пик Тальцинский** прилепился к отрогам центрального Хамар-Дабана по левому берегу реки Снежной*** во всей своей красе (для незнакомых с ним людей, совершенно неотличимый от десятков других, точно таких же в горной цепи вдоль Байкала). Один из самых легких и популярных маршрутов, если заходить по одноименному ручью, а не по речке Мангилы или Чернушке. Конечно, если хорошенько бухануть накануне, маршрут сразу же (по физико-тактической сложности) переходит в 5а категорию сложности. На сегодняшний день – своеобразная МЕККА сноубордистов на майские праздники – видимо склоны уж больно вкусные, да и подходы к цирку достаточно короткие.

Теплые Озера
На заходе
Обгоревшая машина
Тропка петляет
Поваленные
реликты
В анфас с
Танцплощадки,
май
В анфас с
Танцплощадки,
август
Баба
Лежанка
на Бабе
Стоянка
на Бабе
Альпийские
луга
Стоянка-подушка

Очень удобный подъезд на машине (по принципу: чем лучше машина – тем и удобнее!), по вконец раздолбашенной дороге с редкими выходами на поверхность кусков асфальта прошлого тысячелетия до самой турбазы "Теплые Озера", где ее можно припарковать на охраняемой стоянке. Если добираться на электричке – примерно час хода по этой же унылой дороге от железнодорожной станции до теплых озер. От турбазы путь проходит через боковые карманы автостоянок для организованных туристов вдоль дороги. В июне приходится продираться сквозь любопытные взгляды их обитателей и недоуменное покачивание головой – "Вы куда? С ума сошли... Там же клещи..." – "Эх, темнота-а-а! Клещи-то – они ведь совсем разные бывают: красные, гвоздодерные, энцефалитные, раскаленные кузнечные, танковые, электроизмерительные наконец"... Лесная дорога на заходе, время от времени, усеяна остатками прошлой деятельности выдринских дровосеков – тут и там валяется то, что не успели второпях вывезти, и сразу же подныривает под брошенный, прямо посреди дороги, остов обгоревшей машины – достопримечательность эпохи начала третьего тысячелетия. Через беззвучные протоки тропка петляет по нескольким мостикам (попадаются и поваленные реликтовые деревья) и набита очень хорошо: охотники и туристы, бродяги и рыбаки, собаки и бурундуки, сборщики черемши и муравьи, да и просто отдыхающие на турбазе снуют по ней каждый божий день. Чуть больше часа действия ногами в режиме "топ-топ" и выруливаем на "Танцплощадку" – обзорную поляну перед подъемами на вершину с установленной прямо посередине бревенчатой антигламурной обеденной группой. Перекур. Свершается обряд фотосъемки пика – а ля "в анфас" ****. Можно и несколько. Летом здесь произрастает малина для желающих перекусить. Вообще-то, в этом небольшом походе, успеваешь пройти все три природные пояса северной части Хамар-Дабана. Сначала – предгорье с тайгой и небольшими болотинами; далее – горные буераки с преобладанием кедрача; и, наконец – гольцовый ***** пояс, покрытый зарослями кедрового стланика с альпийскими лугами и пустошами. От танцплощадки до "Бабы" – не более часа будет. "Баба"(название дано по высеченному из ствола идолу) – первое удобное место для стоянки (и лежанки), где появляются первые альпийские луга. Черемша на них появляется в июне, медведи – вслед за черемшой, ну а туристы – по выходным. Пересекаем луг вверх, наискосок, и начинается подъем в лоб по крутому склону, заросшему редким кустарником – еще один часок хода... (с половиной для некоторых отстающих) и ставим палатку на ночевку на "Верхней Стоянке". Сноубордисты в последнее время место сие называют – "Подушка". Ну что же, подушка – так подушка. В этот раз здесь оказались совершенно одни – все разбежались по своим городским делам. Вода есть. Дрова есть. Что надо делать? Правильно! Надо есть...

Костер
потрескивает

... Костер довольно потрескивает еловыми сучьями... Уже что-то весело булькает в котле, да и мы, по паре раз, успели весело булькнуть самогоновки в процессе разбивки бивуака ******. Х-О-Р-О-Ш-О!!! Вечереет. Фиолетовые тени вечернего ущелья вкрадчиво начинают заползать в распадок и холодными изгибами проникают под флиску. Бр-р-р-р... Нужно одеть жилет? Или булькнуть? Да... нет, с утра на пик нужно сбегать отметиться, так что пока – лучше чаю. Из близкого недалека послышался призывный медвежий рев на закате – природа берет свое... самец самку кличет, наверное. Слушай-ка, это ведь как все удачно так сложилось, что мы относимся к отряду самцов и, в данный момент, его совершенно не интересуем. А то не дай бог... Главное – ориентация, чтобы у него правильная была. Через некоторое время рев повторился, только дальше и приглушеннее – в этом цирке самок нет... – видим это уже во сне...

Звезды высыпали в небе.
Спать пора – ревут медведи,
Спит Балаха, и клещи
Видят вены в забытьи.
Мышь шебуршит под ковром
Догрызает перед сном
Полкусочка колбасы.
Ну а сверху – две мошки
Мерно двигают тазом,
Деток делают заразы.
И ручей во сне бурчит
Чаем стать он норовит
Вдруг – откуда ни возьмись
Девка голая и вниз!
Косы хлещут по спине,
Ноги – в рыбьей чешуе,
Очи – чистый лазурит,
А во лбу звезда горит.
Месяц ясный на груди.
Ну к, попробуй, догони...
Делать неча – я бегу,
Вспоминая на ходу,
Что давно уже ни разу
Я не двигал мерно тазом.
Вот – поляна, а на ней
Терем в лунном серебре
Дверью – хлоп и, такова
Наша девица была.
Вот вхожу я, сам не свой,
Стол накрытый предо мной.
А за ним – Хамар-Дабан
Седовласый великан
По бокам народ сидит
Да втихую гомонит.
На столе-то, Боже мой,
Расстегаи с черемшой,
Голубика сизым боком
Развалилась ненароком
Средь харюзовой икры...
– Ну-ка, паря, подходи,
Загудел старик замшело,
Почесав бугор на челе –
Это "Хан-Ула" была
Враз лавина с ней сошла
Я к нему иду несмело,
Отмечая между делом,
Что бутылка на столе
Распочатая уже
– Это – детушки мои:
Дед осклабился – Гы-ы...
Зуба – Черского остатки
Зачернели в беспорядке:
– Вот Осиновка моя –
Шлейкой вьется как змея,
Талбазиха – перестарок
Никому уж не подарок,
Хара-Мурин с гребня льется
К Лангутайке не прорвется,
Утулик гремит за лавкой,
Солзан – балуется травкой,
Безымянка черноброва
Для тебя на все готова...
С сундука глядит Мамай,
На калгане – малахай...
Всех так сразу и не вспомнишь
Пока стопочку не е...нешь.
Ну да вот – мечта твоя:
Дочка Снежная – княжна!
Эх, красавица какая
Среди всех одна такая
Белой лебедью парит,
Взглянет – тыщей одарит.
Чтобы ею обладать,
Нужно сон мой разгадать.
Ну, а вдруг не угадаешь
Станешь эхом... али знаешь,
Черный горник из тебя
Получился бы всегда:
– Слышь-ко, сплю я, и во сне
Завывая в вышине
Юдо злобное летит.
А из пасти – дым валит,
Небо смрадом закрывает,
Горы – ядом поливает.
Я его скалой огрел
(Даже несколько вспотел),
Наземь рухнул он тогда,
Проорав лишь – ОБА-НА!
Ну а дальше я проснулся,
Понимая – он загнулся.
Время дам тебе на думку,
Пока пью я эту рюмку
Счет идет до десяти...
Восемь, девять – говори!
– Что ты вату мне катаешь,
Али горя ты не знаешь
Отвечал я сгоряча:
– Ты б в стопарь плеснул сперва!
Ну, летит – большое дело!
Знать – летающее тело.
И, откель, скажи на милость
Чуда-Юда к нам явилась?
Вижу – выпил ты вчера
Не по-детски, как всегда!
Тут Балаха
вдруг дрыгнулся
Что-ж, до девки – хороша!
Только снежная душа
У царь-девицы твоей...
Ух, и взор горит у ей!
Охолонит кого хошь
Замерзает – даже вошь...
Тут Балаха вдруг дрыгнулся
Прямо в бок – и я проснулся...
! ? ! ? ! ? !

... Эх-ма-а-а-а... Как не вовремя-то...

Пик Тальцинский
Выше гор
Пик Триангулятор
Коряжина

Утренний подъем на вершину (примерно часа два займет) происходит по довольно крутому, заросшему таежными елями ребру, выводящему на озерцо. Вот и они – альпийские луга. Только без травы. Зато булыганов – навалом! Прямо каменное лежбище какое-то. Полеживают себе – и на боку, и на спине, а кто и на брюхе – греются на солнышке. Небольшой подъем в лоб на гребень от озера и, после некоторого телепания вдоль стланика – вершина, пик Тальцинский, представляет собой скалистое сооружение с хаотично нагроможденными друг на друга шершавыми валунами. Выпрямился на пике и довольно осматриваюсь по сторонам... Стороны, в свою очередь, довольно осматривают нас... А "довольно" – всех вместе взятых. Вроде все в порядке. Выше гор могут быть только бродяги и стратегическая авиация. Пришло время глотка чая и... взгляд упирается в Байкал. Второй глоток – открывается вид на долину реки Снежной. Третий глоток – взгляд скользит правее и, прямо по курсу – пик Триангулятор. Если есть желание, можно сходить туда-обратно. Часа за три можно спокойно управиться. Желания пока нет. Да и "если" мешает. Что-то стало холодать, не пора ли нам назад? Пора. Сбрасываемся вниз. Как всегда на спуске все получается гораздо быстрее и веселее, чем на подъеме. Сворачиваем разбитый бивуак. Разбитый, а сворачивается, надо же! И ходом-ходом – до теплых озер, мимо коряжин чудо-юдовских – машина уже давно устала отдыхать на приколе.

Поток в русле
Снежной

Поворот ключа в замке зажигания запускает процесс воскрешения святого Лазаря – разгоняет горючее по переплетенным артериям стального организма, а возникшее направленное движение электронов – по нитям проводов и разогревает остывшее сердце мотора. Ну, вот – дыхание погорячело, железный корпус уже подрагивает и урчит в нетерпении предстоящих виражей. Порядок! Ну что, двинули что ли? – Давай... Набирающая скорость машина стала обгонять поток воды в русле Снежной, стремящийся перейти в байкальское состояние – состояние броуновского движения, с продирающимися сквозь него прохладными хариузами... Скоро, уже совсем скоро, мы тоже вольемся в стремительные потоки машин в бетонных руслах запыленного города...

... На ветровом стекле закружилась стремительная карусель из бликов отражающихся облаков и скачущих на них солнечных зайцах...


23 декабря 2009г.

* СОН (сновидение) – Сексуально Ограниченная Ночь – иная реальность мозга в состоянии автономной возбужденности (каждому мозгу – по своей реальности)
** Пик Тальцинский – название произошло, по-видимому, от одноименного ручья Тальцы (от слова талый, талик, тальцевая речка – с зимними незамерзающими промоинами).
*** Снежная – (по-бурятски) "Удохла" – "рыбная река"(руск.), на самом деле не одна туристическая душа "удохла" здесь на подъеме в гору с бодуна.
**** Анфас – (франц.) en face – прямо в лицо (руск.)(не удар!)
***** Гольцы – существа, почти совсем лишенные чешуи (у рыб) и леса (у гор) – небольшие безлесные каменистые горы. Отсюда и название. Водятся по всему Хамар-Дабану. Цвет трудно поддается описанию, но хорошо переносится, без аллергии. Размера разного. Вообще, относительно гор, они достаточно неразборчивы – водятся во всяких.
****** Бивуак – (франц.) bivouac (военный термин) – проходное место (руск.), предназначенное для стоянки и ночлега горников под открытым небом. Понятие вмещает в себя:спальня + кухня + туалет + концертный зал с танцполом + вполне натуралистичное изображение окружающего пространства с натуральными же осадками.