в Иркутске 22:54, Окт. 18:t  0°C

Байкальская кругостветка

Автор:Артём Меламед
Опубликовано:29.12.2009
Ключевые слова: дайвинг, Байкал
Люди сосланы делами,
Люди едут за деньгами,
Убегая от обиды, от тоски,
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги...
Ю. Кукин


"Валерия"

Кают-компания судна "Валерия" мирно покачивается на волнах Байкала, от шумного мотора мысли в голове вращаются быстрее, за иллюминатором простирается неописуемая красотень. Задумчивый молодой человек сидит за ноутбуком, и упорно соблазняет музу, дабы добиться от нее вдохновения. Самое подходящее время для того, чтобы начать судовой журнал нашего путешествия. Итак, устраивайтесь поудобнее, заварите себе чайку, возьмите вкусную печеньку, и слушайте.

Объять необъятное (и впихнуть невпихуемое) – вот основной принцип, по которому живет наша дружная компания. Проложить маршрут, чтобы за две недели обойти величайшее озеро на планете, не упустив ни одной важной его составляющей – это все равно, что спланировать тур на Луну. Тем не менее, как говорится, наши руки не для скуки, тело не для дивана, а мозги не для телевизора. Сказали – собрались – поехали. Было нас 16, среди них: взрослых ныряющих – 5 штук, детских ныряющих – 3 штуки, взрослых неныряющих – 6 штук, детских неныряющих – одна штука, и энтомолог Паганель в пробковом шлеме. Маршрут же наш был такой: от истока Ангары на север, вдоль восточного берега Ольхона, затем по восточному берегу озера на север, к бухте Ая. Потом обратно на юг, уже по западному берегу, через пролив Малое море, и на самый юг Байкала. Чтобы оценить масштаб предприятия стоит сказать, что последний подобный маршрут по Байкалу (фактически "Байкальская кругосветка", совмещенная к тому же с дайвингом, рыбалкой, подводной охотой, пешими походами и авто-сафари) состоялся 10 лет назад, а предпоследнего, наверное, не было вообще.


День первый. Аэропорт Смерти.

План начинался просто: перелет из Домодедово в Иркутск, переезд на автобусе до поселка Листвянка и погрузка на корабль, который должен стать нашим домом на ближайшие двенадцать дней. Но поскольку в состав нашей команды входила небезызвестная детская группа "OOPS!", то путешествие просто не могло идти четко по плану. Ибо, как говаривал капитан Врунгель: "Как корабль назовете, так он и поплывет". Первый "OOPS!” не заставил себя долго ждать, и неизменно сексуальным голосом стюардессы сообщил, что ввиду нелетной погоды посадка состоится в Улан-Удэ.

Ничего, не впервой: сходим с самолета, перемещаемся в ветхое зданьице местного аэропорта и ждем, когда в Иркутске рассеется туман, попутно опустошая недельные запасы местного буфета. Когда же наконец пришло время лететь дальше, произошел следующий непредвиденный "Упс!". Часть пассажиров решила, что и тут им неплохо, и решила сойти. Последствия угадываются легко: по неизвестным законам жизни, невозможно выгрузить из самолета именно те сумки, которые нужно было выгружать. После непродолжительного самосуда над грузчиками и весьма продолжительной ругани со стюардессами самолет все же вылетел. И когда нашему взору предстал, с позволения сказать, аэропорт города Иркутска, мы осознали, что в Улан-Удэ был просто Хитроу и Шарль Де Голль в одном лице. Главное здание находится сейчас на реконструкции, и роль аэропорта выполняет... нечто. Внятному описанию этот архитектурный выкидыш не поддается, можно только попытаться представить себе деревенский коровник сороковых годов, в одном углу которого толпятся прибывающие пассажиры, а в другом "выдают" багаж с трех самолетов сразу на багажной ленте длиной 7 метров. Представили? Ну и не надо, лучше будете спать. Абсолютно невероятно, но все 19 мест багажа мы получили. Остался всего час пути до пункта назначения. Погода сразу же порадовала нас дождем, но что поделаешь. Как сказала одна моя знакомая: "That is life. Life is hard". Раскидав быстренько все оборудование по ящикам, а людей по каютам, наконец-то завалились спать.


День второй. Знакомство с Байкалом.

Первое же утро показало, что испытания вчерашнего дня пройдены не зря. Матушка-Природа в этом месте явно потрудилась от души. Крутой восточный берег острова Ольхон, поросший лиственницей, резко уходящий в чистейшую синюю воду, в лучах утреннего солнца заставлял усомниться в реальности представшего перед глазами пейзажа. Прогуливаясь по чудесным скалистым берегам и шуршащей под ногами гальке у кромки воды, даже не знаешь, что лучше: нырять или побольше посмотреть над поверхностью воды. Однако долг зовет, надо напяливать теплые поддевы, мучиться с "сухарями" – но все это ни капли не утомляет. Мы ведь за этим сюда приехали.

Дрожь

Вот тут нам снова не повезло. Озеро всегда славилось своей превосходной видимостью, но... 10 метров, а дальше сине-зеленая пелена. Данное обстоятельство хоть и сильно нас огорчило, но боевого духа нисколечко не понизило, и отчасти мы были вознаграждены: с глубиной видимость существенно улучшалась, и на тридцатке картина уже была немного похожа на тот Байкал, что нам обещали.

Озерный дайвинг – это вообще, как говорится, отдельный жанр. Настолько непривычно осознавать, что плаваешь ты не в соленом море-окияне, а в пресной воде, которую к тому же можно пить. От красивейших подводных скал, поросших уникальной губкой, пусть и несколько подпорченных видимостью, веет таким зарядом таинственности, что сразу понимаешь: если и есть в нашем мире сказочные существа – то живут они определенно где-то здесь. И действительно, многочисленные рогатые улитки, креветка-гаммарус – все эти существа слишком интересны и причудливы для того скучного мира, в котором многие из нас привыкли жить.


День третий. Нерпа.

Ушканьи, или Заячьи острова – одно из самых интересных мест на всем Байкале. Главная причина этого – байкальская нерпа, обильно заселившая этот небольшой архипелаг. Тюлень, который водится в пресной воде, за тысячи километров от своих северных сородичей, это еще одно чудо, явленное местной природой. Острова объявлены заповедником с особым режимом посещения, и чтобы увидеть лежбище нерпы, нужно, получив разрешение от дежурящих там егерей, пройти через остров Тонкий насквозь, и спрятаться в прибрежных камнях и кустах, обтянутых камуфляжной сеткой. Нерпа – зверек умный, почти что Личность, а главное очень зоркий, и если "спалитесь", то будете наблюдать только торчащие из воды головы. Крайне позитивные существа, должен я вам сказать.

Нерпа

Нырялка была запланирована на другом острове, имеющем говорящее название Круглый. Люди, дававшие имена этим островам, вообще отличались фантазией: в архипелаге присутствуют Круглый, Долгий, Большой и Тонкий острова. Улучшения видимости ждать не приходилось, поэтому снова уходим на тридцатку и ищем фотогеничные скалы для съемки. И находим их немало – жаль, что на тридцатке надолго не задержишься. По-хорошему, после поднятия выше отметки в 15 метров, можно было уже всплывать совсем – ибо попадаешь в молоко. Однако не дайвингом единым – на корабле нас уже ждет вкусный обед, рыбалка и релакс, и не совсем идеальные условия погружений уже не кажутся такой уж трагедией.

К вечеру добрались до Чивыркуйского залива, к сероводородным горячим источникам. Вода здесь немножко потеплее, аж целых 17 градусов, в самих же источниках – около 35. Говорят, сидеть в этих мини-ваннах полезно, но выносить запах тухлых яиц долгое время невозможно. Кстати, не забудьте снять с себя все серебряные украшения – если, конечно, не хотите понаблюдать за интересной химической реакцией.

Чивыркуйский залив, помимо всего прочего, очень богат рыбой, особенно щукой, которая стоит здесь фактически круглый год. Благо, один из нас, помимо врачевания, практикует и подводную охоту, поэтому мы имели огромное удовольствие полакомиться котлетами из свежеподстреленных щук.


День четвертый. Гринпинская трясина.

Вот мы и добрались почти что до самого севера Байкала – бухты под интересным названием Аяя (примечательно, что есть еще и бухта Ая, но по-видимому там на одну букву "я" спокойнее). Север озера уникален тем, что попросту... необитаем. Там есть один город Северобайкальск, а окромя – только лишь леса и хижины егерей, к которым не ведут дороги. Попасть в эти места можно только приплыв по воде, и людей, вкусивших красоты этих мест – раз, два и обчелся. Первое, что бросается в глаза на севере – это блестящие вдали на солнце горные пики, покрытые вечными снегами. Неподалеку от этого места находится труднодоступное, а потому почти нетронутое озеро Фролиха, в котором, как утверждают, живет некая рыба, которая застала еще динозавров. Грех не посмотреть на такое уникальное место, поэтому 16 человек двинулись в поход, аки Братство Кольца. О том, что идти семь километров, нас предупредили, а вот о том, по какой местности придется идти...

По болотным кочкам и поваленным деревьям прыгали часа три, промочив насквозь всю обувь. То и дело ожидали появления Собаки Баскервилей, или на худой конец Хищника со Шварценеггером на пару. Однако озеро, поверьте, стоит того. Не знаю, водится ли там доисторическая рыба, но что там потрясающе красиво – за это отвечаю. Настоящее лесное озеро, спрятанное в глуши, куда редко доходят люди. Купаться, вволю пить чистейшую воду – полнейшее единение с природой. Особенно если осознавать, что быть может, всего несколько десятков людей плавали здесь до тебя.

Попутно удалось набрать полный мешок подосиновиков – мелочь, а приятно. Данные строки пишутся как раз через час после употребления этих грибов, и если дальше вы увидите еще текст – значит, грибной обед удался.


День пятый. Берег бурых медведей.

Итак, вы видите этот текст, а это означает, что грибочки были преотличные. Известно, что сверху есть только одна дорога – вниз – и коль скоро мы добрались до севера Байкала, настало время медленно двигаться назад, на этот раз вдоль западного берега, северная часть которого носит название "Берег бурых медведей". И действительно, мохнатых государственных символов в здешних лесах неприлично много, но к берегу они выходят только в июне, чтобы продегустировать ручейников. Первый дайв (да и второй тоже) был сделан неподалеку от речки Ледяная, вытекающей из горного ледника. Великий дух Байкала, по традиции щедро одаренный накануне вечером водкой, на этот раз порадовал неплохой видимостью (метров 20) и превосходной стенкой, уходящей в бездну под безупречным прямым углом, но, как и полагается порядочному искусителю, взамен выдал температуру воды в 7,5 градуса. Последствия не заставили себя долго ждать, и у некоторых товарищей регуляторы начали мерзнуть и вставать на free flow при первом же удобном случае, хоть и носили гордое имя клана Незамерзающих. Впрочем, нашей компании подобные вещи настроения не портят, а лишь добавляют опыта. А учитывая, что половина из ныряющих – это дети, да еще и с не самым большим опытом плавания в "сухарях" – подобная тренировка даже полезна.

Вечером гостеприимный егерь угостил вкусным, свежепойманным хариусом, и растопил чудную баньку. Прыгать после бани в ледяной Байкал – это намного лучше, чем в снег. С окрестных гор на воду сполз густой туман, и по выходу из бани поначалу казалось, что просто попал в другую баню, турецкую, в которую пар напустили, а растопить забыли. Незабываемая картина: стоящее у берега судно в молочно-белой пелене, где-то на пределе видимости плещется холодная вода, к которой спешат разгоряченные люди. Сказка, да и только.

Хариуса нам, кстати, коптил весьма колоритный повар: огромный козел-наркоман по кличке Тайсон. Не знаю, за что его назвали Тайсоном, но на всякий случай ушами к нему никто не поворачивался. А почему наркоман – потому что пока коптилась рыба, он внимательно следил за процессом и самозабвенно нюхал дым... Егерь тем временем развлекал нас байками о том, что в этом районе у них концентрация медведей достигает 36 штук на квадратный километр, и что одного медведя он регулярно подкармливает. В воображении сразу вырисовывается картина о том, как истинно русский мужик в шапке-ушанке идет с балалайкой в лес, распивает с мишкой бутылку водки, а потом они начинают бороться друг с другом. Неудивительно, что у сборной России на нынешней олимпиаде целых три золотые медали в... борьбе!


День шестой. Покойники.

Рано утром наступила расплата за вчерашнюю сказку в тумане – подул ураганный ветер, срывавший развешенные костюмы и заставлявший корабельный колокол отзванивать сам по себе все имеющиеся корабельные тревоги по очереди. Вообще, погода здесь меняется по нескольку раз на дню. Покачавшись вдоволь, причалили к берегу под жизнеутверждающим названием Покойники.

Жонглер

Согласитесь, немного странное название для живописного пологого берега, поросшего молодой лиственницей, имеющее уютную заводь и заселенное дикими лошадьми. На самом деле, местечко назвали так после того, как какая-то экспедиция откушала здесь грибочков и отправилась в рай неземной скорым поездом в полном составе. Сперва я уж было подумал, что здесь есть Мистика, но самый поверхностный осмотр показал, что съедобных грибов здесь просто не растет. Картина маслом, как говорится.

Скажу честно: погружение в этом месте встало у меня не первую строчку хит-парада "самые тупые дайвы", потому что всплыл я через 15 минут сосредоточенного созерцания голого песка при двухметровой видимости. Хотя допускаю, что при нормальной видимости место может быть интересным, но мне не удалось это оценить. На песке, правда, есть гаммарус, который представляет огромный интерес для фотографов, но когда стоит объектив на губку, снимать им миниатюрных креветок... Вторая группа, правда, не обломалась и сняла отличный кадр с гаммарусом. Фишаем! Просто это была большая куча гаммарусов, скрупулезно собранная одним из дайверов. Интересное занятие, должно быть.

А вот по берегу стоит прогуляться однозначно. Можно попробовать отыскать диких лошадей, которых здесь целый табун в количестве 19 штук. Нам, правда, не посчастливилось, но следов их жизнедеятельности было обнаружено весьма немало – значит, не врут.


День седьмой. Ольхон.

Зайдя в пролив "Малое море", наша "Валерия" причалила к самому крупному из островов Байкала. Ольхон уже предъявлял нам во всей красе свой восточный берег, но западный является полной его противоположностью. Вместо гор, густо поросших лиственницей, нас встречает степь. Залезаем в два уазика, и по чисто символической дороге едем кататься по острову, направляясь к северу острова – "Трем братьям".

Названные так три живописнейшие скалы – одно из самых захватывающих мест, которые лично мне доводилось видеть в жизни. Скалы, с высоты почти ста метров вертикально обрывающие бирюзовую воду, бескрайние просторы... Обстановка поистине магическая: если бы из-за ближайшей скалы вдруг вылетел бы дракон, а из леса выбежала ватага эльфов, я бы воспринял это как нечто само собой разумеющееся.

Не менее красива и самая северная точка острова – мыс Хобой (с бурятского –"Клык"), названный так из-за плоской скалы, напоминающей зуб какого-то зверя. Свесив ноги над обрывом, начинаешь понимать самоубийц: с такой красивой скалы реально не жалко разбиться. Ну и, разумеется, горячая уха из байкальского омуля, приготовленная в котелке на костре, окончательно отправила всех в блаженный нокаут.


День восьмой. Жемчужина Байкала.

Мир под водой

Порой весьма увлекательно следить за тем, как меняется ландшафт берега, мимо которого лежит наш путь. Величественные скалы сменяются равнинным лесом, лес сменяется степью, степь переходит в лесистые горы. Казалось бы, не такое уж огромное по площади это озеро, а сколько разнообразных природных зон сосредоточено по его побережью. Степные берега восточного Ольхона закончились, и главным фоном на следующий день стали горы, заросшие кедром и лиственницей, с живописными ущельями между ними. Не обошлось без изменений и под водой: во-первых, потеплела вода, во-вторых, стало намного больше губки и гаммаруса, и в-третьих, фиговая видимость перестала улучшаться с глубиной. Типа, чтоб не расслаблялись.

Под вечер добрались до бухты Песчаной, которую еще называют "Жемчужиной Байкала". Название не совсем корректное, так как Байкал – это вообще одна сплошная жемчужина, но не будем придираться. Это местечко представляет собой уютный песчаный пляж, на котором растут чудные "ходячие деревья". Это лиственницы, у которых ветер выдул песок из под корней и обнажил их – поэтому создается впечатление, что деревья ходят на огромных ногах. Тут поневоле вспомнишь профессора Толкина и его энтов из Фангорна.

Если забраться по крутым склонам на скалу, нависающую над входом в бухту, то откроется очередной чудесный вид с обрыва. Не такой внушительный, как на Ольхоне, но все же он стоит того, чтобы быть запечатленным на камеру.


День девятый. Большие Коты.

Смотрели фильм "Холодное лето 53-го"? Именно деревню из этого фильма я вспомнил, когда мы пришвартовались у ветхого причала рыбацкого села Большие коты. Это не совсем деревня в привычном понимании этого слова, скорее некая помесь деревни и дачного поселка. Тем не менее, деревенский колорит, проявляющийся в виде разгуливающих по улочкам коров и мирно пасущихся лошадей, чувствуется сразу невооруженным сердцем. Порой ловлю себя на мысли, что мне хотелось бы жить вот так, в уединенной деревушке на берегу красивого озера, топить печку в уютном деревянном домике, а по утрам на старенькой лодочке отправляться ловить рыбу. Наверное, подобная мечта есть у каждого, кто отравлен жизнью в крупных городах.

В этом селе, кстати, есть даже свой небольшой музей. В двух залах представлена экспозиция флоры и фауны Байкала и его окрестностей. Хотя по состоянию экспонатов это больше похоже на лаборантскую в школьном кабинете биологии, но для интересующихся природой (а если вы таковым не являетесь, то как вы попали на Байкал?) все равно будет весьма занимательно.


День десятый. Золото Колчака.

Наш вояж постепенно подходит к концу, и вот мы уже на самом юге озера. Здесь вдоль побережья проходит железная дорога, с которой во время гражданской войны, как говорят, в воды озера сорвался состав, перевозивший золотые слитки знаменитого адмирала. Вагоны на дне действительно лежат, правда на глубине 110 метров, далеко за пределами рекреационного дайвинга. Золота в них, правда, никто так и не обнаружил, но каждый ныряющий здесь непременно надеется, что уж ему-то повезет.

Украшения
А золота нет

Предпоследний дайв за поездку был сделан в месте с аналогичным названием "Предпоследний тоннель". Достопримечательностей здесь две, первая из них – это маленький синий гаммарус, прячущийся под каждым камнем на шельфе. Сфотографировать его непросто, потому что, лишившись камня над головой, он тут же забивается под соседний.

Вторая достопримечательность – это каньон, начинающийся с 5 метров и уходящий в глубину вплоть до 60. На глубине 25 метров эдаким "мостом" через каньон лежит толстый ствол дерева. Нам не повезло, так как из-за хорошей невидимости на 25 метрах было темно как ночью на угольном складе, но при должных условиях здесь можно делать потрясающие по композиции кадры.

Второй дайв – на стене Каторжанка. Это именно то место, куда упали вагоны. Колеса одного из них лежат на шельфе на трехметровой глубине, остальное кануло далеко в бездну. На долю людей, воротящих нос от газовых смесей и технодайвинга, остается отвесная стенка. Губки здесь нет, зато очень много гаммаруса и интересных ландшафтных образований.

Ах да... золота мы не нашли.


День одиннадцатый. Позы и буддизм.

"Всем нашим встречам разлуки, увы, суждены", – спел однажды известный бард, и для нас наступило время проститься с гостеприимной "Валерией" и сойти на берег Бурятской республики. Впереди нас ждал переезд в Улан-Удэ (на этот раз, слава Богу, не в аэропорт, а в гостиницу), и посещение Иволгинского дацана – главного центра буддизма в России. По дороге довелось отведать главного блюда бурятской кухни – поз. Позы – это такие большие пельмени с открытым верхом. Есть их нужно руками, сначала выпив через верх находящийся внутри вкусный бульон, а затем уже съесть саму пельмешку. Запивать обязательно чаем с молоком. Как каждый одиноко живущий студент, я знаю толк в пельменях, и со всей ответственностью заявляю – это намного вкуснее.

Команда

Иволгинский дацан – крупнейший буддистский монастырь в России, расположен недалеко от Улан-Удэ. Знаменит тем, что в нем находится единственный известный на настоящий момент человек в состоянии сомати (сон, близкий к коматозному состоянию). Этот человек ушел в сомати где-то во времена Октябрьской революции (и тогда ему было около 60 лет), и жив до сих пор. Когда засыпал, он сказал, что проснется тогда, когда жить станет совсем худо и потребуется его помощь. Видимо, на нашей планете пока еще не все потеряно.

Помимо него, есть в монастыре и действительно живые люди, причем все они – не буряты, а выходцы с Тибета. Каждый из них специализируется в своей области: кто-то лекарь, кто-то астролог, и т.д.

В очередной раз убеждаюсь в том, что буддизм – наиболее человеколюбивая и оптимистичная религия из всех существующих. Если я когда-нибудь уверую в кого-то, скорее всего это будет Будда. Здесь нет никаких строгих запретов, призывов к насилию, к самоистязанию во имя спасения души и остальных неизменных атрибутов других религий. Ко всему прочему, буддизм еще и удобен: по пути обхода монастыря (неизменно по часовой стрелке, подобно Солнцу) повсюду стоят своеобразные "барабаны", в которые заложены мантры. Чтобы понять их, не нужно уметь читать по-тибетски, достаточно просто крутануть барабан – и все, ты прочитал все мантры и улучшил карму (а ведь в одном барабане их тысячи!). Удобно, не правда ли? Если бы можно было учебники в институте так читать...


День двенадцатый. Последний "O-OOPS!"

"В суету городов и потоки машин возвращаемся мы – просто некуда деться", – спел однажды другой известный бард, и пришел конец нашему путешествию. Переехав на автобусе из Улан-Удэ в Иркутск, последний вечер в Сибири мы провели в загородной гостинице "21-й километр". Очень милый комплекс, состоящий из нескольких деревянных домиков, и даже с собственным мини-зоопарком, в котором живут ленивый медведь Миша (оригинально), голодная рысь Вася, суперлохматый монгольский як Тоша и озорной соболь Кузя. Множество тостов было произнесено на прощальном ужине, и почти все они были: "За Байкал!". Сложная поездка удалась на славу, недовольным не остался никто. И пусть не все было идеально, пусть с чем-то не повезло – это даже хорошо. Ведь это значит, что есть повод вернуться сюда еще раз.

Что примечательно, за поездку не так уж часто звучало слово "Упс!". Видимо, дабы исправить этот недостаток, водитель автобуса проспал и не приехал за нами в гостиницу вовремя. В результате чуть не опоздали на самолет, но... на то мы и группа "O-OOPS!", чтобы выходить сухими из неприятностей.


В заключение хочу сказать вот что. За свой короткий век я уже повидал множество прекрасных мест на Земле, и все они были в далеких странах. И вот теперь я нашел настоящий рай на земле не где-то далеко за кордоном, а в той стране, где я родился и рос. Приятно сознавать, что и Россия таит в себе уголки нетронутой человеком природы, где древние леса еще помнят Чингисхана, а вода в озерах осталась такой же чистой, какой ее видел первобытный человек. В таких местах особенно сильно чувствуешь, как прекрасен этот мир, и как важно сохранить его, чтобы показать своим детям. Чувствуешь, насколько велика сила природы, и насколько ничтожен человек, который день за днем пытается ее уничтожить. Тысячу раз был прав третий известный бард и по совместительству дайвер, который однажды спел:

"Никогда я не верил в то, что Господь создал этот мир для людей,

Потому что без них он настолько хорош, что не передать..."


P.S. Группа "O-OOPS!" выражает огромную благодарность дайвцентру "БайкалТек" и его руководителям Мисан Геннадию и Опариной Татьяне за помощь в организации и соучастие в этом замечательном мероприятии, а также судну "Валерия" и его гостеприимной команде (повару лично от меня низкий поклон). Спасибо, люди, без вас ничего бы не получилось!


Журнал "Нептун" №5 2008 г.