в Иркутске 15:54, Дек. 17:t -10°C

Тонгасский пещерный проект

Автор:Александр Осинцев(Osintsev)
Опубликовано:25.12.2009
Ключевые слова: спелеология, пещера, Арабика
По приглашению Национального Спелеологического Общества США
мы работали вместе с американскими спелеологами два года,
в экспедициях 1995 и 1996 годов.
Аляска подарила нам удивительные открытия.
Спустя 100лет после потери Россией этой территории,
мы были первыми русскими исследователями на Аляске.
В итоге – первопрохождение нашей командой
глубочайшей пещеры Аляски – Viva Silva;
открытие 7 новых пещер, три из них глубже 100 метров
(Сибирская сабля, Русский трамплин, Большой прыжок);
первопрохождение в совершенно фантастической пещере Icy Fate –
продолжении пещерной системы Arabica-cave, длиннейшей на Аляске.
И эти географические открытия уже навсегда останутся
на картах подземного мира Америки.
Левашев С.


Отъезд,
аэропорт Хабаровска
Аляска под
крылом самолета

Острова архипелага Александра – юго-западная часть штата Аляска. Эта часть Аляски совсем не похожа на тот суровый и холодный край, который мы представляем себе по рассказам Джека Лондона. Север штата, увиденный мною с борта самолета, действительно поражает нагромождением диких и прекрасных гор, прозрачностью ледниковых озер и белизною снежных полей. Природа островов – влажный хвойный лес, в котором среднее дерево толщиной в 5-6 обхватов, а подлесок похож на джунгли. Рядом с океаном климат теплый и влажный. Дождь – обычная погода даже на Новый год.

Архепелаг
Алексадра
Отправляемся
на Хесету

Исследование спелеологами островов архипелага Александра началось около десяти лет назад. После открытия большого количества подземных полостей на ближайшем к материку острове Принца Уэльского (Prince of Wales) интерес к изучению пещер проявила Лесная Служба США. Дело в том, что часть архипелага – территория Национального парка. Национальное Спелеологическое Общество США и Служба Леса заключили договор о проведении совместного проекта по разведке и учету спелеоресурсов этой территории и влиянию карста на ее освоение. И вот уже восемь лет на территории юго-западной Аляски проходит Тонгасский пещерный проект. Контакт с Лесной Службой США позволяет использовать ее добротные базы на островах, различный транспорт: автомашины, самолеты, вертолеты и катера. Каждый год во время проведения проекта открывается около 50 новых пещер. Самые крупные из известных: Al Capitan Pit (второй по величине вертикальный отвес в Северной Америке -170 м), Blue Marble Cave (1 376 м, -130 м), расположенные на острове Принца Уэльского. Но нужно отметить, что этот остров наиболее изучен, а есть и такие, до которых очередь еще не дошла. Как я убедился позже, на острове Хесета, открытия крупных пещер на островах архипелага Александра только начались!

Тонгасский пещерный проект – экспедиция 1996 года

Руководитель проекта Стив Левис.
Двадцать участников из США, России, Англии.
Базовый лагерь экспедиции – остров Хесета, архипелаг Александра (Аляска, США)
Продолжительность экспедиции 27 дней.

Состав команды клуба "Арабика":
1. Александр Осинцев
2. Сергей Левашев
3. Татьяна Шадрина
4. Александр Егоров
5. Юрий Фитисов

Мы летим! Это просто невероятно, но это так. Наш ИЛ-62 мчится на восток, навстречу прожитому дню. Мы пьем пиво, слушаем лекции нашего дипломированного специалиста Татьяны об устройстве самолета, спим. И вот, по правому борту серая кромка суши на серой воде, блеклая луна в утреннем небе. Это Аляска.

На земле 7 утра, 16 июня. Мокрый бетон, проблески солнца.

Заманчивый обман прожить второй раз один и тот же день.

Спелеологи? – офицер пограничник читает наше приглашение. – Никаких проблем! – приветливые улыбки, минимум формальности.

В эту дверь, – машет нам рукой другой офицер. Дверь открывается. Мы в Америке. Нас уже ждут.

Люди
Лиз и Джулиус
Роквеллы и наши
спелеологи
Здесь самые
глубокие пещеры
Аляски

Джулиус и Лиз Роквеллы (спелеологи – ветераны), замечательная семья, приютившая нас. У них тихий дом в Анкоридже, наполненный книгами, с очень удобными креслами, и эскимосскими фигурками из кости. Под столом возятся две старые таксы.

Джулиус, довольно пожилой человек, ему 78 лет. Тем не менее, он проявляет активный интерес к тому, что происходит у нас в стране, в пещерах. Стол в библиотеке завален спелеологическими журналами со всего мира. Это и понятно – ведь их хозяин один из авторитетнейших спелеологов Аляски, и не самый старый, как я потом понял.

Надо сказать сразу, с людьми нам повезло. По дороге туда и обратно, всегда было заботливое отношение к нам. Нас встречали, кормили, устраивали ночлег, по мере понимания стремились решить наши проблемы, ответственно передавали нас из рук в руки при перелетах через всю Аляску. В лагере, в пещерах нигде ни разу не возникало проблемы в отношениях с американцами.

Но, может быть, прав был "американский диссидент" Боря Галицкий, который постоянно твердил нам, что это не американцы, что Аляска – это вовсе не Америка, это почти другая страна. А может быть спелеологи – это вообще другая народность, населяющая нашу планету, и уже вовсе не важно, где они живут, в Европе, на Аляске или в Сибири.

Страна
Хесета
где-то рядом
Базовый лагерь
экспедиции

Во всей этой экспедиции был всего один, но зато грандиозный, минус. Слишком обширны были наши планы на Родине, поэтому мы стремились вернуться домой, как можно быстрее. И как следствие этого, мы почти не увидели страну Америку, вернее ее лучшую часть – Аляску. А посмотреть было что.

Аляска – это большая деревня. Я бы даже сказал, большая деревня в лесу. Потому что, небольшие дома спрятаны среди деревьев так, что сразу и не понять и не увидеть, а где, собственно, такой немаленький город, как Анкоридж. Многоэтажных зданий практически нет. Зато очень много катеров, яхт, небольших самолетов. Эти вообще летают, как мухи, везде и постоянно.

Аляска – это океан и горы. Горы! Мы целый час летели над горами, без каких-либо признаков обжитости людьми. Горные ледники, огромными языками стекающие прямо в океан. Океан – это киты, тюлени, рыбы, кальмары, звезды... Прямо какая-то "Одиссея капитана Кусто"! Острова от самых крошечных до огромных, опять же с множеством оленей и медведей.

Но с еще большим количеством пещер. И каких пещер!

Пещеры
Участники
экспедиции
Остров Хесета

Наш базовый лагерь на острове Хесета. Наша задача – поиск и исследование пещер. Спелеологи на Хесете уже второй год. В 1995 году было сделано много интересных открытий. Достаточно вспомнить Arabika cave, крупнейшую на Аляске. О, я помню выражение лица Сергея Левашева, когда он рассказывал о Хесете.

Остров сложен известняками, вздыбленными из океана почти на километр. Вы когда-нибудь видели настоящий швейцарский сыр? Вот это и есть модель острова Хесета.

Воронки, колодцы, пещеры – везде, на каждом шагу. Столько много и сразу я не видел ни разу. Кавказ вспоминаем постоянно. Те же колодцы, меандры, вода. Да и закономерности развития процесса четко прослеживаются. Вверху – вертикальные пещеры, с водой, ледниками. Внизу – обширные пещерные галереи с подземными реками. На берегу океана – водообильные пресные источники. Но, конечно же, есть и свои особенности.

Практически во всех пещерах – грандиозные колодцы, иногда до ста метров глубиной, огромные лабиринты в "нижних" пещерных системах.

Мы успели побывать и на самой макушке острова, где открыли несколько новых пещер, и внизу, где, в основном, работали наши друзья – американцы.

Подъем на макушку
острова
Переход в
верхний лагерь

Я думаю, поработали мы неплохо. Наша команда сделала первопрохождение в пещере Viva Silva до -300 м, остановившись на сужении входа в меандре. На сегодняшний день Viva Silva является глубочайшей пещерой Аляски. А также открыто семь новых пещер. В "нижних" пещерах сделаны первопрохождения в пещерах Loud Stream и Icy Fate. Всего несколько десятков метров отделяют Icey Fate от Arabika cave. Соединение их в одну грандиозную систему – это только вопрос времени.

Всего же за время работы экспедицией было открыто двадцать пять новых пещер, практически каждый вечер кто-нибудь приносил в лагерь радостную новость о новой пещере. Но сколько же их еще предстоит открыть!

Вот она страна спелеологических грез – остров Хесета.

Экспедиция

В составе экспедиции были американцы (с Аляски и южных штатов, что совсем не одно и тоже) 2 спелеолога из Англии, 5 из России (это мы), и еще Боря Галицкий, "американский диссидент". К кому его причислить я не знаю. "Москаль", он и в Америке – "Москаль".

Так как представителей "Старого Света" было почти столько же сколько и хозяев, и мы придерживались доброй европейской школы SRT, то американцы очень быстро смекнули, что в этом что-то хорошее есть и начали активно обучаться и переходить на европейский вариант SRT. И слава богу. Потому как прохождение стометрового колодца по американской навеске, когда веревка закреплена только на самом верху, да еще с транспортниками, удовольствия никакого не доставляет. Не говоря уже о затратах времени для группы.

Но надо отдать должное американской веревке, имеющей поразительную устойчивость к износу. Правда, при этом появляется недостаток – веревка очень жесткая, как кабель.

Какое снаряжение использовать, каким способом спускаться – подниматься каждый решает сам. А так как все спелеологи бывалые, то много интересного можно было увидеть. При этом за всю экспедицию не возникало никаких проблем, и не было никаких серьезных пришествий в пещерах.

Отлив,
океанские
обитатели
Аляска

Сам принцип организации, планирования, руководства экспедицией отличается от нашего, во всяком случае, от нашего клубного.

В экспедиции абсолютная демократия. Основной принцип – "мне интересно, я это делаю". А "мой интерес" не всегда совпадает с необходимостью выполнения какой-то важной работы. Нет жесткого плана, постановки задач, работы на результат. Поэтому – неспешная работа в пещерах, при топосъемке. Нет особого желания "совершать подвиги". "Сегодня не сделал, сделаю завтра, а если не завтра, то уж на следующий год точно сделаю". Нет дежурных, нет завхоза. Питание – личное дело каждого. Продуктов много, можешь есть все, что захочешь. Каждый готовит для себя или объединяются в небольшие группы. Если у кого-то есть желание, он может приготовить еду для всей команды, это активно приветствуется.

Большой интерес у нас вызвал спасфонд. В лагере имелся стандартный спасательный набор снаряжения. Замечательные пластиковые носилки, со специальным набором карабинов и удивительно толстых веревок, примерно 15 мм в диаметре. Имелся большой аптечный рюкзак. Всякого добра в нем было много. Не было только ни каких медикаментов.

На наш вопрос: "А как же быть при травме? Где обезболивающие, противошоковые средства?" – нам объяснили, что в Америке таблетки и прочие медикаментозные средства может применять только дипломированный врач. В противном случае можно и под суд попасть. "А если что-то случится в нашей экспедиции, в пещере?" – спросили мы. "О, нет проблем, – сказали американцы. – Вызовем по рации, врач прилетит на вертолете". Вот такие дела.

Вызывает уважения отношение к топосъемке. Сама технология проведения работ несколько отличается от принятой у нас. Обязательное использование качественных приборов. Например, знаменитых финских компасов, кстати, жутко дорогих. Хотя они не всегда удобны для работы в обводненных, холодных пещерах. Качество конечного продукта – карты пещер – очень высокое. Да и просто приятно такие топосьемки разглядывать, держать в руках.

Всегда интересно наблюдать чужую экспедицию. Что-то полезное можно для себя извлечь.

Что дальше?

По опыту кавказских экспедиций, можно предположить, что все, что сделано – это только прелюдия к основным открытиям. Собственно наш проект и положил начало большой вертикальной спелеологии на Аляске. Сейчас можно прогнозировать появление на Хесете в ближайший год – два пещер глубиной 500 метров и глубже, объединение "нижних" пещер в грандиозные пещерные системы, длинною многие километры.

И это только один остров из множества. Когда меня спрашивают "Ну и как Аляска ?". Первое, что всегда вспоминается – это огромное удовольствие от работы в пещерах, фантастические первопрохождения, открытия.

О чем мы мечтаем отправляясь в наши экспедиции?...

Так вот, Хесета – это спелеологическая Мечта, воплощенная в жизнь.

И разве можно не поехать туда снова?




Фотографии из архива А. Осинцева