в Иркутске 09:20, Дек. 18:t -12°C

Пещера Бой-Булок. Русский Туннель.
(Из экспедиционного дневника. 1996 год)

Автор:Александр Осинцев(Osintsev)
Опубликовано:10.11.2009
Ключевые слова: спелеология, пещера, Арабика

Да, юбилей это праздник. Двадцать лет, это довольно много. Но это и повод вспомнить – а как это было, вчера или несколько лет назад. Мы решили вспомнить некоторые яркие моменты из наших прошлых экспедиций.


Пещера Бой-Булок. Средняя Азия.
Глубина 1415 м. Это 15-я в мире пещера по глубине.
Но, наверное, первая по сложности.
Пещеру исследуют спелеологи Урала.
Руководитель проекта Вишневский А.С.


Бой-Булок – это супер-пещера. Многие вещи в ней не имеют аналогов, быть может, и глубина ее, вернее, амплитуда дойдет до 2000 м. Но суть, делающая ее супер-пещерой, не в этом. Самое главное, что в этой пещере ты учишься преодолевать самого себя, свои слабости, учишься перешагивать через свое бессилие. Это борьба с собой и за себя. Ни в одной другой пещере это не стоит так открыто, так обнажено. И счастлив тот, кто прошел эту школу и не сломался.


16.08.98

Мы уходим в "Русский туннель". Это очень далеко. Так как по пещере можно передвигаться нормально только с одним транспортником нас сопровождает группа поддержки из 4 человек, которую возглавляет Вишневский. Маршрут наш таков: от входа вверх по меандру до колодца "Мустафы". Он так назван в честь одного из местных жителей, отважно исследовавшего эту часть пещеры. В один из походов что-то случилось – это уже никто никогда не узнает – и он упал в колодец и разбился. Родственники говорили, что он по пещере ушел в Афганистан. А спелеологи нашли его останки и передали их в кишлак Дюболо родным.

До "Мустафы" надо набрать примерно 100 м высоты, затем от него по меандру через колодец дойти до промежуточной базы -300, затем до сифона (это –600) и затем до базы –700 (здесь мы плану ночуем). Амплитуда получается 800 м. затем от базы -700 (от нее до дна 2 часа ходу до конечного сифона на –1140 м по широкой галерее с рекой) мы начинаем идти вверх по "Русскому туннелю". Тоже сначала идет восходящая галерея, которая приводит в большой зал с водопадами. С потолка в него приходят 3 меандра, соответственно: Английская галерея, Итальянская и Русский туннель. Самая короткая – Итальянская, несколько десятков метров. Затем Английская – очень красивая, заканчивающаяся сифоном. И наш бесконечный Русский туннель. Когда обнаружили эту часть пещеры и вышли к залу с колодцами, надо было делать восхождение, чтобы выйти в продолжение пещеры. Вишневский распределил направление работы между участниками интернациональной команды, и это видно из названий. В английскую галерею вышли через 16 м подъема по стене, через водопад. В Русский туннель через 27 м – отвесная стена, вода. Нам предстоит по Русскому туннелю подняться на 500 м до базы –160. Это наша база. Здесь мы будем жить и работать. А работа такая: впереди колодец, по оценкам первопроходцев примерно 30 м, обводненный. Необходимо сделать восхождение, а там будет видно (дальше земля неизведанная). Итого амплитуда нашего маршрута около 1300 м.

Мы довольно бодро дошли до базы -300 м, здесь у нас по плану горячий перекус. Впереди шли Леша Васильевых и Сева Базилевский, они делали навеску на колодце, потом наши доблестные вспомогатели, последними мы – Мамонтов Сергей и я. Мне очень нравится ходить с Сергеем. Очень спокойный и надежный напарник. Он мой старый друг. Неожиданно для себя в Бой-Булоке мы выяснили, что знакомы уже 10 лет, что первый раз встречались в Торгашинке, в Красноярске. Как говорил мудрый человек, в этом мире все наши встречи не случайны. На –300 раньше (в эпоху первопрохождения) была база гамачная. Сейчас здесь остались только кухни и горючка. Мы кучно располагаемся в уютном гроте. Безмерно глотаем горячий суп, пьем чай, сохнем, набираемся сил. Оставляем на -300 пятилитровую банку карбида. Это наш свет на обратную дорогу. Выходим дальше вниз, к сифону. Это еще 3 часа ходу.

Идешь по меандру, по воде. Поворот, поворот, уступ, водобойная яма, опять поворот, поворот, уступ – и так до бесконечности. Местами есть обходы узких мест по верху меандра. И здесь сразу попадаешь в царство цветов, сосулек, балдахинов – белых, голубых, зеленоватых. На полках цветут розы пурпурного цвета (уральцы называют их "цветная капуста"). Изумительно красивые минеральные образования, таких я раньше не видел. Пещера очень красивая.

Ход становится ниже, исчезает меандр, мы начинаем пробираться по низким ходам, по воде. Явно впереди сифон. Здесь мы расстанемся с группой поддержки и пойдем дальше одни, а ребята пойдут наверх. Мы слегка волнуемся за них. Мы уже 12 часов в пещере, а значит до выхода на поверхность столько же, а ребята уже явно подустали. Но с ними Вишневский, он расслабиться им не даст. Все мысли переключаются на сифон. Все слегка нервничают. Воды много, в воде много мусора, значит, был паводок. Топило не только поверхность, но и пещеру. Такого не было зафиксировано ни разу за время освоения Бой-Булока. Сейчас главное, чтобы в гидрокостюме не оказалось дыр. Дорога сюда тоже была не простая.

Осмотрел себя, вроде бы все нормально, явных разрывов не видно. Мы с Серегой уходим первыми. Жгутуемся, подтягиваем манжеты, поправляем капюшоны. Эх, не перетряхнули карбид – это зря. Карбидная лампа работает не стабильно: ложишься – начинает гаснуть. Ладно, пошли. Вот и предсифонье. Ложимся на спину, начинаем проплывать первые озера. Что здесь творится! В воде масса мелкого мусора: щепки, ветки, какие-то круглые семена, скорее всего от арчи. Все это забивается под каску, под комбинезон, в перчатки. Сергей идет первым, просит не гнать волну, говорит: "Тут очень хреново, аккуратней". А вот и сам сифон, по потолку натянут ходовой конец. Сифон длиной около 20 м, воздушный пузырь делит его на две части. Сергей медленно поплыл ногами вперед с двумя транспортниками. Нас очень волнует мысль, как там? Потому что потолок весь покрыт мусором. Это значит, что весь сифон и предсифонная часть были затоплены водой. Можно ли пройти сейчас? Есть! Сергей кричит, что все нормально, он прошел. Слава Богу! Сразу становится легче. Зажигаю максимальный свет, включаю налобник, ноги вперед, один транспортник между ног, второй – толкаю руками. С ним хуже, он тяжелый и не плывет. Беру в руки ходовой конец – пошел. Потолок ниже, ниже. Плыву на спине, карбидка упирается в потолок. Вода поднимается чуть выше края капюшона. Ориентироваться легко, так как по потолку прочерчена карбидками черная полоса. Главное лежать спокойно и не дергаться. Лежишь, глаза в потолок, смотришь, как идет черная дорожка, и потихоньку плывешь. Главное, чтобы волну никто не пустил, так как вода на уровне глаз и нижней губы. Карбидка погасла, иду на электричестве. Вот и первый пузырь, дальше вроде пошире. Сергей все время спрашивает, как дела. Холодно, вода холодная. Карбидка никак не зажигается. Ухожу дальше. Все хорошо, вот и Серега. Он сидит на краю трехметрового уступа, с которого ручей, вытекающий из сифона, попадает в "Канализацию". Это наше следующее препятствие. Узкий, вернее плоский ход по межпластовым трещинам, на прохождение которого требуется обычно час. Холодно, мы решаем не ждать вторую двойку, и отправляемся в "Канализацию". Два мешка, головы не поднять, туман (ничего не видно спереди), мелкая водяная взвесь от водопада, наши испарения, плохо работающая карбидная лампа, вода, в которой постоянно лежишь, холод – но мы упорно проваливаемся, проталкиваемся, процарапываемся вглубь пещеры. Сзади послышалось глухое буханье. Это Леша тащит большой транс с базой. Значит, все нормально: они прошли сифон и легли в "Канализацию". Но все когда-нибудь заканчивается. Вот и наш ход становится просторнее, и мы выходим на уступ, который вываливается в просторную галерею. Которая в свою очередь выведет нас в основную галерею (уральцы: "на вертолете летать можно!"). Ждем Лешу и Севу. Вскоре появляются и они. Все возбуждены, весело переговариваются. Все основные препятствия преодолены – вперед к базе –700! Галерея, колодец 8 м. Здоровенная галерея с боковым притоком. Это заход в "Русский туннель". Оставляем здесь лишние вещи и быстро вперед. Галерея круто валится вниз: уступы метр–полтора–два, большой ручей. Водобойные ямы длиною до 3-5 метров, глубокие, местами по грудь. Бросаешь транспортник, затем прыгаешь сам. Ворочаешься в воде как морж. А вот и заветная веревочка, свисающая с потолка. Это заход на базу –700. Моемся и забираемся под потолок, где старая часть меандра, широкая, сухая. Здесь устроена база. Но самое удивительное – прямо из стены из небольшой щели вытекает ручеек с расходом около 1 л/сек. И откуда он тут взялся? Так что здесь у нас есть все, даже водопровод. Это одна из самых уютных баз в пещере. Лучше только база на –510 возле сифонов. Все – мы дома.

Начинаем оживлять базу. Растягивать гамаки. О! Это отдельная тема. Сколько с этим связано рассказов и анекдотов. Предстоит и мне осваивать гамачную жизнь. Несколько раз варим суп, едим – сохнем.

Вот и первые проблемы: у Сергея руки в ужасном состоянии. Пальцы – сплошные язвы – слипаются друг с другом. А ведь зашел он в пещеру нормальным человеком. сочетание небольших ссадин, воды, карбида сделало свое черное дело. Никогда раньше с таким не сталкивался. Это станет потом общей проблемой, лечить мне пришлось почти всех. С нашей скудной аптекой очень трудно вылечить такое. Надо что-то придумывать. К нашему счастью на базе нашелся неоконченный пузырек синтомециновой мази (осталась от прошлой экспедиции). Это просто здорово. Начинаю придумывать мазь из синтомецинки и антибиотиков, которые у нас есть. Обрабатываю раны. Язвы ужасные, но Сергей человек мужественный. Остается только удивляться, ведь он еще и мешки тащил, а тут любое прикосновение вызывает жгучую боль. Бинтую. Из десяти пальцев цел один мизинец на левой руке.

Что ж теперь спать. Надо ожить, настроиться на следующий этап, ведь самое сложное еще впереди. Это "Русский туннель".

Мы спим (с небольшим перерывом на еду) почти сутки. Транспортники начали рваться. Это очень плохо. Сидим шьем трансы. Прилежно ставим заплатки. Если развалится мешок, порвется гермомешок, то и все, что внутри погибнет тоже. У нас все рассчитано по минимуму. Потери не допустимы.

Пакуем мешки. Мы пришли с восемью, а в "Русский" должны пойти с шестью. Проблема почти неразрешимая. Но с горем пополам укладываемся. До колодца мы дойдем с шестью мешками, а от колодца каждый возьмет по мешку – и вперед.

Итальянцы писали в своем отчете, что движение по Бой-Булоку возможно только с одним мешком на человека. Два транспортника превращают передвижение в спелеологический кошмар. Эту истину уральцы поняли намного раньше. Русский туннель – это длинный бесконечный меандр с множеством узких участков, где надо ползти не один десяток метров. Или идти одним боком, рискуя обрезать себе уши ножами каменных выступов, переходя от воды к сухим частям и обратно. При этом все это фантастически красиво, но на это смотришь только в первые два часа. Меандр, который упрямо проталкиваешь руками и ногами за себя, через себя, шагаешь вверх, карабкаешься по уступам, погружаясь в озеро водобойных ям. Вверх, вверх, дальше, дальше. Бесконечно.

Был и в нашей Дороге излом, когда вдруг показалось, что не дойдем, что не хватит сил. Но бойцы-то стрелянные. Быстро осознали опасность этого момента. Каждый сказал себе и другим: "Надо дойти", и дошли.

Перед самой базой жуткий лабиринт узких ходов. Но все уже знают, что это уже перед базой, осталось чуть-чуть, остервенело ползут. Все – уступ, дальше база. Сняли гидрокостюмы, забулькал супчик, выпили чая с водкой. Жизнь наладилась (есть очень хороший анекдот про "жизнь наладилась", спроси – расскажу).

На следующий день (все у нас перемешалось, мы уже не стыкуемся с поверхностным календарем) Сергей и Сева пошли обратно по Русскому туннелю за оставшимися двумя мешками, а Леша и я пошли штурмовать колодец.

Мы с Лешей по переменке колотим Spitы (шлямбурные крючья) в отвесную стену колодца. Челябинцы хорошо подготовились и сделали удобную площадку, подвесную, разборную. С площадкой очень удобно работать на стене. Один раз я соблазнился (хотелось забить крюк повыше) маленькой полочкой, даже не полочкой, а скорее щелью. Весь измучился, пока не забил крюк, а с площадкой работать очень удобно. На стене душ, но молотком молотишь, веревки дергаешь, да и просто страшно, так что не холодно. А вот на страховке сидеть хуже. Сделали мы крышу из спаспакета, чтобы дождь не забрызгивал. Да только сидеть часами все равно очень холодно. Придумал я себе классный способ согревания. Ведь генератор от карбидки – это же просто грелка. Запихиваешь его себе под гидру, можно на грудь, можно на спину, и сидишь себе песни поешь. Зажигаешь еще таблетку гекса (сухого горючего) и чувствуешь себя прекрасно.

И так у нас дело хорошо пошло, что весь колодец, а высотой он оказался 25 метров, мы за день и прошли. Но самый конфуз случился с нами под конец. Снаряжения мы взяли минимум (все остальное в двух мешках, которые несут Сергей и Сева), и нам не хватило одного Spitа, чтобы выйти на верх колодца. Посидел Леша (а была его смена) на последнем крюке, посмотрел на начинающийся меандр, да делать нечего – кончились крючья, поехал вниз. Но самое главное мы сделали: мы решили эту проблему. Завтра пойдем дальше по меандру. Чтоб будет там – конец многолетней работы? Или может опять бесконечные продолжения? Завтра увидим.

Приближаемся к базе, пахнет гексом – значит, вернулись парни. Это здорово. Действительно, на базе Серега и Сева. Еще в комбинезонах, только что пришли. Сходили они быстро, часов за 12-13. Мы тоже докладываем, что у нас все нормально. Вылезли колодец – всеобщее ликование. Все складывается лучше, чем мы думали. Ура! На руке резаная рана. Вчера громоздился на гамак и чуть не упал. Порезал руку о камень. Камни как бритвы.

Жить в гамаке научился, все не так уж и сложно. Довольно уютно. Можно и на боку лежать и как угодно. Висим очень кучно. Поэтому кофе утренний с кусочком сыра (О! Это оживительная процедура. Кофе готовит Леша Васильевых, т.к. он спит над кухней.) пьем прямо в спальниках. Кружки передавать очень удобно, все рядом.

Проблемы только у одного Сергея Мамонтова. Он спит в самом дальнем углу, крайний. Поэтому ночью есть проблемы с туалетом. (Туалет с другой стороны и закрыт рядом подвешенных тел). Просит, когда встаем ночью, чтобы будили и его. Иначе грозит "посбивать нас с наших авосек".

Выясняется крайне неприятная вещь: у нас катастрофически мало карбида. Пытаемся разобраться, с чем это связано. Откладываем Н.З. на выход из Русского туннеля. Самый minимум, на котором надо дойти до базы –300. Там у нас стоит пятилитровая банка с карбидом. Оцениваем остаток. Карбида на один день работы. Хорошо, что хотя бы гекса много. Начинаем жестко экономить свет.

Сегодня последний день работы. Мы делимся на двойки: я и Сергей делаем топосъемку новой части, и парни (Леха и Сева) бегут вперед max быстро (мало карбида) и делают разведку. Только мы начали топу, как слышим голоса возвращающихся парней. Но они и пятидесяти метров не отбежали! Неужели все? Конец? А меандр так классно начался. Оказывается все не так и страшно. Впереди колодец пять метров. Необходимы веревка, крючья, площадка. Надо лезть вверх. Когда мы подходили под колодец, Алексей колотил молотком по пробойнику. По оценкам надо забить крюка 3-4. Это долго, учитывая наши проблемы со светом. Внимательно оглядев потолки, видим полку, а выше фрагменты старого меандра. Но лезть страшно. Скользко. Вверху замечаю небольшой выступ сталагмита. А если забросить туда веревку? Ведь мы-то использовали уже этот прием. И, о чудо! Веревка с первого броска ложится так, как надо. Теперь придерживаюсь за веревку, начинаю подъем. Дальше – проще, и вот я наверху, под потолком меандра. Как здесь красиво! Сталактиты, каменные розы, сталагмиты. Приходится продираться осторожно сквозь этот частокол. Упавшие сталактиты, как снаряды, чуть столкнешь их с полки, и они рушатся вниз на парней. Ору, что есть мочи. Внизу все разбегаются. По моим расчетам уже должен пройти уступ. Зацепляю веревку за сталактит и спускаюсь вниз как раз наверх колодца. Как же все-таки красива эта пещера. Спускаюсь вдоль ракет сталагнатов в два обхвата, которые упираются в кальцитовые оторочки, из которых растут тонкие ножки, соединяющие сталагнаты с полом. На полу гуровые озера.

Навесил веревку. Все быстро поднимаются. Меандр уходит дальше. Очень скоро мы уже не слышим ни звука – разведка убежала вперед. Мы с Серегой снимаем пикет за пикетом. Пользуемся финскими приборами "Silva", съемка идет довольно быстро. Идет третий час работы. Парней не слышно. Свет на пределе. Мы начинаем беспокоиться. Время работает против нас. Что мы можем без света? Ставим 120 пикет, и тут вдалеке послышались характерные звуки движения человека по пещере. Их не перепутаешь ни с чем. Слава Богу, возвращаются. Приходит разведка – конца пещере нет. Меандр разветвляется: в одном направлении вышли на следующий восходящий колодец, в двух других меандры уходят в бесконечность. По одному из боковых меандров очень сильная тяга воздуха. А может быть, он выведет куда-нибудь на стену каньона, и будет еще один вход, гораздо удобнее. Вот было бы здорово. У Севы, исследовавшего этот меандр, глаза горят, он-то уверен, что выход есть. Да работы для следующей экспедиции хватает. И это здорово. Только вот работа в Русском туннеле, в дальней его части, это уже полет в Космос. Это уже для подготовленных людей. А почему бы нам сюда не вернуться?

На издыхающем свете бежим на базу – мы свою задачу выполнили.

19.08.98
22:00 Челябинского времени.

Мы начинаем отход на Базу "Земля". Каков расклад? Хорошо то, что мы полны решимости без ночевок выйти на поверхность за одну ходку. Что плохого? У нас очень мало карбида, нам очень быстро надо дойти до базы –300. Иначе мы тут и останемся. Еще хуже, что у Сергея Мамонтова травма коленного сустава: просто конструкция не выдержала нагрузки. И теперь он может наступать только на прямую ногу, а ведь надо еще ползти, карабкаться на уступы. За Сергея мне страшно. Серега тоже сильно переживает, но вида не подает. Он все прекрасно понимает, все зависит только от него одного, помочь ничем нельзя. Кормлю его анальгетиками. На всякий случай приготовил шприцы, если таблетки будут неэффективны.

До сифона идем тяжеловато. Собираемся на уступе возле входа в "Канализацию". Надо поесть, отдохнуть. У Севы в глазах ужас: комбинезон разорван в клочья, на гидрокостюме десять дыр, одна из них величиной в кулак. У Алексея две дыры на гидрокостюме, порван комбинезон. Достаем ремнабор – начинаем клеить мужиков. Свет – вот наша проблема! А ремонт занимает часа полтора. Начинаем про себя продумывать аварийные варианты.

Сифон прошли очень быстро. Ремонтировались не зря. Все сухие, у Севы отклеилась маленькая заплата на колене. Нога немного затекла, но все остальное сухо. Вперед на –300!

Сидим, обложившись горящими таблетками гекса, греемся – сохнем. Едим бесконечный суп, пьем кофе с остатками спирта из аптечки. Разговариваем. Мы на базе –300, мы уже почти на поверхности, хотя до Базы "Земля" еще 7–8 часов хода. Мужики поздравляют меня с днем рождения. Ведь уже давно 20 августа. Да, славный получился день рождения.

Меня поразило мужество Сергея, который шел всю пещеру с больным коленом. Ни одной жалобы от него, только, когда совсем плохо, редкие стоны. Севка попал в такой сложный выход первый раз в жизни. Пришел к "Мустафе", вернее приполз на автопилоте. Маленько оклемался там и, когда понял, что другому тяжело, взял самый тяжелый транспортник, вместо своего и тащил его еще два часа до выхода по входному меандру, а это еще очень тяжелый участок. Ну а Леха – тот испытанный боец, он всегда умел находить в себе силы, когда, казалось бы, их уже и не осталось.

20.08.98
22:00 или около того.

Мы стоим возле входа в Бой-Булок. Мы вышли. Нас фотографируют, раздевают, умывают. Вишневский весь извелся, ожидая нас. Вот и у него отлегло на сердце. Одно сожаление промелькнуло и растаяло – кусочек солнца бы! Но на небе одни звезды. Азиатское черное небо и огромные алмазы – звезды. И от всего этого чуть кружится голова. Но где-то там, далеко внутри, твое сердечко отстукивает тебе азбукой Морзе – Ты смог, ты победил...




Фотографии из архива А. Осинцева