в Иркутске 01:31, Окт. 23:t +3°C

Иркутск – Кирибати 2009

Автор:Дмитрий Семенов(Semenov)
Опубликовано:06.10.2009
Ключевые слова: солнечное затмение, астрономическая экспедиция

Участники:

  • Сергей Арктурович Язев – директор Астрономической обсерватории ИГУ.
  • Михаил Геннадьевич Гаврилов – ученый секретарь научного совета РАН по астрономии, председатель Азиатско-Тихоокеанской астрономической олимпиады
  • Алексей Сергеевич Шевелев (salex)
  • Дмитрий Владимирович Семенов (Semenov)

Информационная поддержка:

  • Angara.Net
  • Комсомольская правда kp.ru
  • Газета "Областная" og-irk.ru

Экспедицию поддержали материально:

  • Российский Фонд фундаментальных исследований
  • Иркутский государственный университет
  • Юридический Институт Иркутского государственного университета
  • Иркутский предприниматель Эдуард Нециевский (ООО ПКФ "АВАНА" )
  • Иркутский предприниматель Анатолий Илюшин (ООО "Охранное бюро "Сократ")
  • Иркутская сеть ювелирных магазинов "Карат"
  • Иркутская строительная фирма, пожелавшая остаться неназванной
  • Иркутский предприниматель, пожелавший остаться неназванным
  • Спутниковая связь и навигация экспедиции обеспечивалась с помощью оборудования, предоставленного компанией "Технотест".
INTRO

Острова Гилберта (республика Кирибати) казалось бы, совершенно не имеющие отношения к России, на самом деле связаны с нею пуповиной происхождения самого своего названия. Имя Гилберта этим островам дал Иван Федорович Крузенштерн, который в 20 годах девятнадцатого века бывал в тех краях, а капитан Гилберт был одним из первооткрывателей островов, большая часть которых была изучена в третьей четверти восемнадцатого века. Но выбрали их местом назначения нашей экспедиции вовсе не за это – некоторые острова архипелага попадали в самый центр полосы солнечного затмения 22 июля 2009 года. А кроме всего прочего, в отличие от Индии и Китая, здесь Солнце в момент затмения было очень высоко над горизонтом, что могло позволить получить качественные снимки. Нужно отметить, что для некоторых участников это была уже 5 экспедиция на солнечное затмение, из которых две предыдущие дали отличный результат – Эльбрус 2006 года и Монголия 2008 года позволили отснять отличный материал и вовсю насладиться зрелищем.

Всякое интересное дело (читай – авантюра) должно начинаться 13 числа! Так вот, 13 июля трое участников экспедиции вылетели в столицу нашей Родины, город-герой Москву. Здесь мы должны были получить заграничные паспорта с визами Республики Кирибати, которые (визы) с давних времен выдаются в британском посольстве. Однако московская турфирма "Ванд интернешнл тур", в которой нам обещали сделать визы, при условии, что мы забронируем через них гостиницу на 150 килорублей плюс 120 евро с носа за саму визу, нас конкретно кинула. То ли они не знали, что происходит с нашими паспортами в посольстве Британии, то ли тянули время зачем-то, но в итоге нам пришлось идти забирать паспорта самим в посольство. Мы получили их с уже пропечатанными но незаполненными визами в Кирибати, которые были зачеркнуты крест-накрест красной пастой. Рядом светилась издевательская надпись на английском "без объяснения причин". Разбираться, как так получилось, возможности не было – через три часа взлетал наш самолет на Сеул. В ответ на наше недоумение в "Ванде" нам ответили: "Ребята, получите визу на Фиджи, мы договорились…". Последние слова нас насторожили, и не напрасно, но об этом в другой главе. Формально претензий к фирме, получается, предъявить нельзя – сами же забрали паспорта, вот если бы поездка сорвалась, тогда – да…

Во время восьмичасового перелета в Сеул ясно осознавалась бессмысленность крюка: мы пролетели по сути лишних десять тысяч километров, посещая Москву: от Иркутска до Сеула напрямую куда ближе – мягко выражаясь. Но транспортные схемы нашей страны удивительны: по кривой почему-то всегда дешевле… В этоn перелет мы отправились уже вчетвером – к нам присоединился московский астроном Михаил Гаврилов.

В Сеул – ни ногой
Сеул

Аэропорт

Сеульский бурхан

…Сеул встретил нас проливным дождем. Корейских виз у нас не было, и мы сели дожидаться вечернего рейса на Фиджи, не выходя за пределы гигантского комплекса аэропорта Сеула. Гаврилов съездил по своим делам (ему предстоит проводить здесь осенью школьную международную астрономическую олимпиаду). Вечером мы снова встретились – уже в самолете. Уже вторую ночь мы проводили на борту авиалайнеров…

От посещения Сеула осталось два воспоминания. Самое яркое – неприятное – у нас отняли на обратном пути весь ром. Ром было жалко, потому что это были не попсовые варианты "Бакарди" и прочее мажорство, адаптированное к нежным европейским желудкам и обильно разливающееся в коктейли за бешеные деньги, а самый натуральный "Баунти" 58 градусов крепости, к нежному вкусу которого мы так успели привыкнуть.

Баунти –
Райское наслаждение

Ром отняли, мотивируя это тем, что фиджийская упаковка Дьюти Фри не катит. Хотя, когда летели из Москвы купленный пузырь вискаря 1.25 литра, который мы пользовали всю дорогу, спокойно проследовал со мной до самой Таравы.

Второе воспоминание характеризует глубину проникновения россиян в другие культуры их яркость и самобытность. Михаил Гаврилов рассказал, как он шел по огромнейшему сеульскому аэропорту, где среди десятков тысяч корейских, китайских, японских и других азиатских лиц его глазу не встречалось ни одно европейское уже очень много времени. И вдруг практически у себя над головой услышал громкую фразу: "Ох…ть, триста шестьдесят долларов…". С этого момента все участники экспедиции любое удивление выражали восклицанием: "Тристашестьдесят!!!".

В отличие от Сеула, аэропорт Нади на Фиджи сиял в ярких солнечных лучах. Мы забросили вещи в гостиницу, взяли такси и отправились в столицу Фиджи – Суву (трасса длиной в 200 км по берегу острова, стоимость такси туда-обратно с ожиданием, вылившимся часов в пять – 200 американских баксов). Кстати, про гостиницу. Гостиницу нам опять же оформил "Ванд", где нам сказали: "Гостиница – 200 метров от аэропорта". Поэтому выходя из аэропорта мы чуть было не решили зажлобить и отказаться от такси. Однако инстинктивно уже ждали подвоха и такси все-таки взяли. Примерно на 12-й минуте весьма интенсивной езды с разгонами, торможениями, лежачими полицейскими и т.д. кто-то сказал: "хренасе, двести метров…". Так что – сверяться с картой нужно всегда.

Фиджи
Язев на Фиджи

Кстати, тот же таксист нас и отвез в другой город – Суву, типа главный город острова Вити-Леву, на который мы прибыли. Но в посольстве Кирибати никого не было! Мы знали, что Республика Кирибати в минувшее воскресенье – 12 июля – отмечала 30-летие своей независимости. Но кто бы мог подумать (хотя можно было и догадаться…), что празднества в республике длятся уже неделю, и никто нигде не работает! Вопрос, с кем же договорились девушки из "Ванда" даже не произносился вслух.

Из закрытого особнячка посольства внезапно появилась крупная строгая дама в очках. Худшие ожидания подтверждались. Дама сказала, что получить визы невозможно. Те леди, от которых это зависит, сейчас на каком-то праздничном форуме, и вызвать их нельзя. Нужно приехать сюда в понедельник.

Мы сказали, что не можем приехать в понедельник, поскольку у нас билеты на завтра, а завтра только четверг. Мы сказали, что это трагедия для нас. Мы готовились полгода, собирали через спонсоров и потратили на билеты кучу денег, и вот теперь все гибнет из-за затянувшегося празднования годовщины независимости Республики Кирибати… Мы пытались объяснить, что больше таких продолжительных затмений не будет много десятилетий. Мы жестикулировали и показывали на кулаках, как Луна загородит Солнце. Дама прочувствовала остроту момента.

— Я приеду через час, – сказала она. — Если у вас есть официальные письма, подтверждающие важность вашей миссии, может быть, я уговорю ответственных за выдачу виз приехать сюда в их законный выходной день.

Она села в посольский джип и отбыла. Мы достали ноутбуки, чтобы не сходя с места подготовить письма из России.

Задний двор
консульства
Кирибати
Здание консульства
Кирибати на Фиджи

Оказалось, что включить их в сеть невозможно – розетки были иного образца. Заклиная, чтобы аккумуляторы ноутбуков не сели раньше времени, мы сели во дворе посольства набивать тексты. Сердобольная уборщица принесла откуда-то электрическую евровилку, у которой не было провода…

Затем в дело пошел спутниковый телефон – спутниковая связь "Иридиум" от компании "Технотест" уже которую экспедицию подряд выручает нас в трудную минуту. После наших звонков в Иркутске завертелась бюрократическая машина и на факс посольства Кирибати упали 6 документов, в разных фразах описывающих важность нашей научной миссии. Тут надо выразить огромную благодарность председателю Сибирской Ассоциации туризма Игорю Юрьевичу Коваленко, председателю совета молодых ученых Иркутского госуниверситета Светлане Малых и сотруднику Института солнечно-земной физики Александру Мордвинову. Наши друзья и коллеги сработали очень четко. Когда через час приехала дама, она, несмотря на свою прежнюю невозмутимость, кажется, слегка офигела от обилия гербовых печатей и подписей. Есть подозрение, что никогда ранее посольство Кирибати на Фиджи не получало столько официальной корреспонденции.

В общем, пришедшие письма явно впечатлили даму, она дала нам заполнять необходимые бланки, взяла деньги за оформление виз и вызвала по телефону нужных людей. Мы повеселели. Первая дама – кассир – прибыла на том же джипе, оформила прием денег и уехала. А вот приехавшая вслед за ней вторая дама – секретарь посольства – указала на противоречие. Из пришедших писем следовало, что мы едем с научной миссией, но оформляем обычные туристические визы. Это означает, что визы она, так и быть, оформит, но заниматься научными исследованиями без официального разрешения нам нельзя. Такое разрешение вне компетенции секретаря посольства. Разрешение можно будет запросить опять-таки в понедельник в Тараве (столице Республики Кирибати). Но вряд ли вы успеете получить разрешение до вашего затмения – сказала дама.— Ваш запрос за один день не рассмотрят. Вы согласны на въезд в страну и отказ от научных исследований без разрешения? Как говорится, за что боролись – на то и напоролись.

Объяснить, что мы не собираемся изучать саму Республику Кирибати, что наши научные интересы обращены к суверенным территориям Солнца и Луны, мы не смогли, да впрочем, и не очень пытались. В рамках своей логики она была права. Кроме того, секретарь посольства явно хотела домой, и видимо, жалела, что деньги за визы уже приняты и оприходованы, так что визы теперь проще выдать, чем не выдать. Мы решили, что утро вечера мудренее, действовать надо по обстановке и т.д. и заявили девушке, что согласны въехать в республику Кирибати в любом виде и по мере возможности подчиниться всем требованиями уважаемых официальных лиц независимой Республики Кирибати.

Через полчаса паспорта с визами были получены. Помимо этого, нам было вручено письмо, в котором говорилось, что выполнение нашей научной миссии на острове Бутаритари без разрешения властей Республики запрещается.

Мы сказали — Спасибо! – и отправились обратно в Нади. Таксист, который уже давно устал нас дожидаться, сказал со знанием дела: — да езжайте и делайте, что хотите, какие проблемы…

На Фиджи хорошо

В суете, в которой даже не было времени расчесать коротко стриженные, редеющие и седеющие на нервной почве волосы мы не успели насладиться нежным Фиджийским климатом, песчаными пляжами и теплым океаном. Успели только поужинать и сфотографироваться у бассейна в отеле.

Наутро мы пустились в наш четвертый перелет за последние трое суток. Самолет совершил трехчасовой бросок на атолл Тараву – главный атолл островного государства Республики Кирибати. Длинный, как кишка, остров, в ширину не превышает и трехсот метров, сужаясь кое-где до двадцати метров, а в длину тянется почти на 80 километров. Здесь живут 50 тысяч человек – больше половины всего населения республики. Вокруг – океан.

Откуда у парня таравская грусть…

Так вот, о Тараве. Атолл Тарава, столица Кирибати, представляет собой длинную (более 30 км) полосу суши посреди Тихого океана. Ширина полосы иногда падает до нуля (в этих местах сооружены искусственные перемычки), и нигде не превышает трехсот метров, кроме того места, где остров круто изгибается, превращаясь в букву то ли V то ли L. Если посмотреть на Тараву с самолета, увидишь за полосой прибоя светло-желтую линию пляжа из кораллового песка, тянущуюся вдоль всего острова. К ней примыкает буйная ярко-зеленая полоса из кокосовых пальм и прочих хлебных деревьев. Приглядевшись, начинаешь понимать, что под этими деревьями всюду жизнь...

Тарава
с воздуха

Вдоль всей населенной части острова идет плохо асфальтированная дорога с "лежачими полицейскими", а справа и слева от нее под покровом кокосовых пальм сразу же начинаются жилые и нежилые "строения". Некоторые участки острова сужаются до ширины дороги (слева и справа плещется вода во время приливов). Тарава – это удивительный одномерный мир, где есть длина, и практически нет ширины и высоты.

Основной тип жилого строения на Тараве прост. Это четыре столба высотой метра два – два с половиной. На высоте чуть меньше метра от земли к столбам крепится горизонтальная площадка из твердых жердей и веток. На этой площадке можно спать, сидеть и есть. Ночью снизу, сквозь жерди, потягивает ветерком, что очень неплохо в здешнем жарком и душном климате. От частых дождей спасает двускатная крыша с каркасом из брусков и веток и состоящая из нескольких слоев особым образом сплетенных длинных листьев. Островитяне в большинстве своем живут именно в таких жилищах. На площадку укладываются сплетенные из листьев циновки (жерди жестковаты). В некоторых случаях сооружается подобие стен из циновок, которые крепятся к столбам. Порой под крышей сооружается внутренний "загончик", где натягивается марля, чтобы комары не проникали внутрь. Здесь спят женщины и маленькие дети.

18 июля у нас была возможность посетить жилище семьи "среднего класса".

22-летняя девушка Рита, работающая в одном из отелей, показала нам, как она живет. Ее многочисленной семье принадлежит кусок земли площадью сотки в две, где, как и всюду, растут редкие, но высокие деревья с могучими кронами, а под ними размещены несколько строений. Одно из жилищ было снабжено марлевой сеткой – оттуда нам помахала мать Риты, сидевшая за марлей с младенцем. Нехитрая утварь вся на виду – керосинка, очаг, большая емкость для пресной (дождевой) воды, ведра. Холодильник под навесом – признак достатка.

Идём
в гости
Банановый
выбор
Обед

Обед у Риты

Обед у Риты –
кушай местное

Нас накормили. Мы водрузились на площадке под крышей из листьев. Надлежало сидеть по-турецки на циновке, скрестив ноги, но не все из нас смогли выполнить это упражнение – пришлось лечь рядом с едой, либо сесть, свесив ноги (и повернувшись в итоге к пище спиной). Сюда принесли несколько больших мисок с едой, прикрытых от мух кусками фольги. Основа званого обеда – рыба (одну крупную рыбу дядя Риты поймал утром специально для нас), и кокосы.

Еще одно замечательное местное блюдо – плоды хлебного дерева. В "Википедии" почему-то сказано, что это дерево растет только на атолле Бутаритари, но это не так – оно растет тут всюду (вообще за эту поездку выяснилось, что туристическим сайтам доверять стоит далеко не всегда – ошибки, касающиеся конкретно тех мест, где бывали мы, можно расписать на несколько страниц). Круглые ломтики плодов хлебного дерева поджариваются на каком-нибудь масле, это очень вкусно, но напоминает больше не хлеб, а жареную картошку.

Легендарное
хлебное дерево
Пойдем кокос
кушать...
Тараваские детки

Язев в
интерьере

Заборов, разделяющих жилые зоны разных семей, нет (или они редки), рядом начинается "квартира" другой семьи. Все пространство острова (точнее – южной его части, пригодной для жизни) заполнено такими поселениями – от центральной, пронизывающей весь остров, дороги, до самых берегов! Проходя от дороги к берегу, мы не раз были вынуждены пробираться прямо сквозь жилые участки (другого пути нет), и всюду нас встречали приветственными улыбками и словами.

Около дороги – самые главные постройки. Это лавки, сооруженные из серого кирпича (где использованы коралловый песок и цемент), а также одноэтажные дома из такого же кирпича и с крытыми металлическим профилем крышами.

Важный элемент культуры Кирибати – общественные сооружения, которые называются манеабы.

Государственная
манеаба
Типичная
манеаба

Они напоминают жилые помещения, но пол в них не поднят над землей, а, как правило, отлит из бетона.

Бетонный пол защищен от дождей огромной высокой четырехскатной крышей специфической конструкции, укрепленной на столбах. Стен, как и в традиционных жилищах, здесь нет. В манеабах люди сидят на полу, иногда на циновках. Здесь же могут пить воду из принесенных с собой больших чайников, жевать лепешки или что-то еще. Люди сидят здесь подолгу – общаются, что-то обсуждают, могут петь, подыгрывая себе на гитарах, или играть в лото или в карты. Крыши многих манеаб сделаны из листьев, но мы видели и большие крыши из металла, при этом конфигурация конструкций выполнена традиционно. Такие манеабы построены государством, и они по вечерам освещены электричеством.

Культура –
национальный танец

В целом с электричеством на Тараве непросто. Относительно богатые и средние жилища электрифицированы, кое-где видны редкие телевизоры (здесь работает только один канал, местного телевидения нет, только радиостанция, вещающая на языке Кирибати). В большинстве жилищ света нет. Каменные дома освещены, есть редкие фонари на единственной улице вдоль всего острова (более 30 км), крайне уместные для темных экваториальных ночей. В семь часов вечера здесь наступает кромешная темнота, и так происходит всегда: Тарава расположена всего в полутора градусах севернее экватора. Здесь смены времен года практически не бывает, а день всегда равен ночи по продолжительности.

Самые лучшие здания на Тараве принадлежат церквям, которых тут с избытком.

Католики на
Тараве

Здесь активно действуют несколько конфессий: католики, адвентисты седьмого дня, протестанты, мормоны и т.д.

Очередная
церковь

При некоторых церквях есть школы, которые резко отличаются современной цивилизованной ухоженностью. Участки земли, принадлежащие церквям, являют собой наглядный образец для подражания: современные заборы, симпатичные строения, ухоженные газоны и клумбы, спортивные площадки с баскетбольными кольцами, подметенные дорожки.

По воскресеньям местное население наряжается (у женщин – белые блузки, сережки, заколки), и направляется на службы в церкви – с маленькими детьми на руках, с библиями и псалтырями. В воскресенье часто мы слышали великолепное хоровое пение, доносившееся из одной из местных церквей.

Школы здесь государственные. Ученики сидят на полу, скрестив ноги, а учитель стоит возле доски. Дети носят школьную форму (в каждой школе – своих цветов), которую тоже выдает государство, и которую потом будут носить (если не сносилась напрочь) другие дети. Детей, надо сказать, много, причем детей маленьких – очень много. Где они будут жить уже лет через десять – совершенно непонятно, поскольку практически вся площадь атолла сплошь заполнена жилищами! Очевидно, что атолл ждут серьезные изменения: либо придется вводить высотное строительство (откуда взять на это деньги?), переходя в третье измерение (вверх) и разрушая традиционные деревянные жилища без стен с крышами из листьев, либо начнутся социальная нестабильность и массовая миграция населения. В любом случае, это приведет к глубоким (возможно, катастрофическим) потрясениям в жизни островитян. Нам говорили, что девушки стремятся получить образование и уехать отсюда, выйдя замуж на Фиджи. Здесь, в Кирибати, перспектив нет, сказали нам. Возможность же для женщин получать образование и работать по специальности пришла вместе с независимостью страны: раньше женщине полагалось сидеть дома и заниматься хозяйством и детьми.

Из спортивных игр распространены волейбол (мы видели очень неплохо играющих ребят) и регби. Окончание матча по регби мы наблюдали на большом стадионе в столице острова Баирики. Часть болельщиков сидела на трибунах под навесом, часть – на травке у края поля. Очень эффектно смотрелась реклама лаборатории Касперского под пальмой. Здесь, под своеобычной крышей из листьев, сидели несколько островитян с компьютерами.

Дождик и самолет

Касперский
на Тараве
Учим английский

Очень пожилая
женщина

Через дорогу от стадиона располагается (ютится, как сказано на одном из сайтов) маленький дворец президента (беритетенти). Во дворе стоит здоровенная спутниковая тарелка. Мы даже зашли было во дворец, точнее, в его приемную (крошечная комнатка с плохонькими картинками и фотографиями на стенах), а один из нас даже посетил туалет президента (сразу вляпавшись там во что-то сладкое). Все остальные помещения были заперты (выходной!), никакой охраны не было. Правда в конце нашего пребывания на островах нам удалось посетить президента, но об этом позже.

На фоне такой доступности президентского "дворца" странным показалось то, что охранник не пустил нас в расположенный по соседству маленький парк. Выходной опять же…

Вдоль всего острова бегают "автобусы" – раздолбанные маршрутки типа (но чуть больше) российских "Газелей" – "Хайсы". В салоне сидит женщина-кондуктор, которая зазывает потенциальных пассажиров через открытое окно, открывает и закрывает дверь, принимает деньги за проезд и дает сдачу. Отношения в транспорте очень демократичные – дети садятся на колени старшим, даже если они совершенно чужие. Девушки тоже садятся на колени юношам, но в основном – своим. За рабочий день кондуктор должна много сотен раз открыть и закрыть отъезжающую дверь, так что, надо полагать, кондукторы должны быть самыми тренированными людьми на острове с хорошо накачанными бицепсами – двигаются на острове очень мало, кроме тех, разумеется, кто интенсивно занимается рыбной ловлей. В маршрутках непрерывно и громко вещает радио Кирибати, либо крутятся местные (и только местные) диски – постоянно звучат вполне себе попсовые песни, где постоянно слышны слова "любимая Тарава". Аранжировки всегда одинаковые и напоминают звучание советских ВИА семидесятых годов прошлого века. Стиль песенок напоминает латиноамериканский.

Порт Бетио
(Тарава) с цепью
Остров погибших
кораблей
Я здесь все
мели знаю...
Сломанный мост

Одномерный мир –
есть только длина

За проезд вдоль всего острова нужно заплатить полтора австралийских доллара, – это основная здешняя валюта. Если же едешь недалеко – платишь доллар. Жители пользуются маршрутками сплошь и рядом, что недешево, и это удивительно. Пример: в маршрутку садится девочка лет десяти, едет метров сто пятьдесят до следующей остановки (до соседней пальмы, как сказал кто-то из нас), платит доллар и выходит… И таких случаев мы наблюдали немало. Откуда у этих людей доллары? Пусть даже и австралийские…

После наших прогулок по Тараве осталось ощущение жуткой грязи.

Характерный
вид берега у
населённого пункта
Крабы везде

Естественно, в первый же вечер мы пошли на пляж вблизи нашего отеля. Был отлив, и прибрежная полоса была завалена всякой дрянью – пакетами, одеждой, упаковками, пластиковыми бутылками и прочим мусором. По коралловому песку носились шустрые полупрозрачные и потому незаметные на песке крабы,

выполняющие на этих островах здесь роль мышей, крыс, тараканов и вообще всех, кто как-то связан с утилизацией отходов. Под деревьями возились привязанные за заднюю ногу поросята. Свиньи покрупнее лежали в загончиках тут же, возле жилищ. Нам попалось по дороге много (как мне показалось, совершенно одинаковых) собак и некоторое количество кошек.

В дальнейшем выяснилось, что местные жители пользуются пляжами, как туалетами – по крайней мере, дети. На наших глазах многочисленные дети просто присаживались на песке, и ходить нужно было осторожно, чтобы не угодить в следы их жизнедеятельности. Логика тут, видимо, была простая: прилив все смоет… Он-таки действительно все смывает, но когда вода с отливом уходит, прибрежная полоса снова покрывается оседающей плавающей дрянью. Обыкновенные отходы жизнедеятельности островитян океан принимает на ура и не оставляет даже следов после них, а вот полиэтилен, пластик и другие продукты современной химии ему не по зубам. Экологическая проблема налицо – мусор скоро скроет Тараву, если с ним не начнут бороться более серьезно.

Остров живет в ритме приливов. Дважды в сутки вода уходит с отливом, и длинная кишка атолла расширяется в 2-3 раза: обнажается дно лагун, с одной стороны острова и риф – с другой.

Отлив на Тараве

Вслед за уходящей водой в зону отлива выходят островитяне – дети, одетые женщины и оголенные по пояс мужчины. Они ходят по подсыхающему дну, наклоняются, что-то собирают в лужицах, складывая в пластмассовые тазики и мешки.

Рыбалка!

Океан продолжает снабжать людей морской пищей. Когда вода возвращается, это пространство используется иначе. Можно купаться (принято прямо в одежде, подолгу находясь в воде), или плавать на каноэ. Дети с удовольствием хлюпаются в теплой лагуне.

На западном конце атолла, в районе под названием Бетио, расположен большой одноименный морской порт с мощными бетонными пирсами, уходящими далеко в море, и развитой инфраструктурой – складами, резервуарами для ГСМ. Порт явно строился и развивается при зарубежной помощи. Далеко в море стоят на рейде большие океанские суда, ночью на них загораются яркие огни. Здесь же виден с десяток погибших кораблей, ржавеющих на мелях.

Во время второй мировой войны на Тараве шли нешуточные бои между США и Японией.

Такой вот горизонт

И такой горизонт

Орудие на Тараве

Орудие не совсем
целое
Орудие целое

Почти целое

Остов орудийной
башни
Двустволка

Остатки
штурмовой
техники
Развалины
огневой
точки
Памятник
погибшим
англичанам

Остатки мощных японских береговых укреплений – бетонные доты и даже тяжелые орудия во вращающихся башнях – сохранились в районе Бетио до сих пор. Часть этих артиллерийских монстров ржавеет прямо в воде, куда были сброшены, судя по всему, мощнейшими взрывами – стволы, казенные части орудий, поворотные механизмы. Часть по-прежнему возвышается над пляжами, а местные жители ходят к их подножию, как в туалет. Броня щитов орудий и бетон укреплений сохранили на себе следы страшных ударов: американская палубная артиллерия била по ним прямой наводкой.

Прямо в полосе прилива вот уже более 60 лет ржавеют остатки какого-то танка. На металлолом их никто не забирает: промышленности тут нет, плавить негде, увозить некому. Ржавые чудовища смотрятся диковато на белом песке под живописным небом экватора. Похоже, только Япония помнит о былых событиях: при въезде на западный конец атолла стоит каменный знак с надписью о японо-кирибатской дружбе, да и участок дороги здесь явно получше – судя по всему, японцы вложились в экономику острова в память о своих войсках, когда-то стоявших на атолле. Народу тут погибло немало. Точнее, японские гарнизоны Таравы и Бутаритари погибли целиком, впрочем и американский десант, численностью более 5 тысяч человек, японцы выкосили подчистую. Полуразрушенные орудия покрашены светлой краской, и это было явно не 65 лет назад – видимо, без Японии тут снова не обошлось.

Кстати, ужасные потери американцев на острове Бутаритари тоже связаны с астрономией, точнее – с приливами и отливами. Американцы проводили разведку перед высадкой намного раньше, чем собирались высаживаться, и не учли, что высадка будет во время самого мощного отлива в новолуние. Десантные суда споткнулись о коралловую мель и выбросили солдат не в 30 – 40 метрах от берега, как положено, а более чем в 200. Этого хватило, чтобы японцы не дали десанту шансов дойти до берега. Правда и японский гарнизон был обречен – без помощи извне он был просто раздавлен. Это был 1943 год, когда войска союзников переломили ход войны в Тихом океане и Юго-Восточной Азии. Японская армия, несшая желтой расе радость "сопроцветания" (так говорилось в японских агитках) начала нести невосполнимые потери и оставлять базу за базой, остров за островом, архипелаг за архипелагом…

Таравцы – люди с прямыми черными волосами и коричневой кожей. Они довольно крупные, – худых островитян мы практические не встречали, но это выглядит не как результат переедания, а скорее, как работа генетики. Люди очень доброжелательные, спокойные, неторопливые, широко улыбающиеся, нередко смеющиеся при общении друг с другом. Похоже, католическое воспитание поработало здесь основательно: в России летом можно увидеть куда больше частично обнаженного женского тела, чем в Кирибати. Юбки, шорты, блузки, рубашки – никаких открытых животов… Больше половины населения ходит босиком, многие – в легких китайских шлепках. Но попадаются и редкие исключения – то неожиданные кроссовки, а то берцы чуть ли не на меху …

Экономика острова так и осталась для нас загадкой. Государство помогает людям учиться и лечиться (фактически – социализм), кое-что строит, но совершенно непонятно, откуда тут у людей берутся деньги – например, на маршрутки. Рабочих мест мало, множество детей, люди живут (видимо) собственными хозяйствами – ловят рыбу, сажают и собирают кокосы, занимаются собирательством на отливе. Кокосовое масло ценится, как основа для шампуней и парфюмерии (Palmolive), но нет ощущения, что кокосов здесь так много. Мы видели рыбоводческую фабрику – но на ней совсем не было людей. В общем, об экономике Кирибати нужно узнавать не из этого текста…

Симэн Том
знает толк
в приливах

Однако вернемся к приключениям. Едва мы высадились из Боинга Air Pacific мы познакомились с офицером иммиграционной службы республики Кирибати Джоном. Тот заявил, что в курсе о том, что мы нуждаемся в разрешении, но он сможет с нами общаться только в понедельник в офисе иммиграционной службы. Делать было нечего – заселились в отель с отличным видом на лагуну сквозь пальмовую аллейку и решили, что надо найти транспорт до другого острова, лежащего в полосе затмения. Нам ведь только на Бутаритари нужно разрешение. Таким образом был избран остров Маракей. Во время изучения острова был обнаружен и транспорт – небольшая, но внушающая уверенность лодка и ее хозяин – симэн Том, как он представился. С Томом обо всем уговорились, утвердили цену за доставку нас на остров в 800 местных баксов и расслабились.

Это была суббота. Все воскресенье опять же изучали остров и собирали манатки – нужно было оставить что-то в номере, а ну как пожалует контрразведка. Мы посчитали, что все должны подумать, что мы оставили аппаратуру в гостинице и поехали развлекаться. Поэтому все ненужные провода, зарядки от телефонов и фотоаппаратов хорошенько перемешали и выложили на видное месте. Развесили в номере палатку, типа – сушиться…

Дорога на Маракей

Раненько утречком в понедельник пришел Том и сказал, что за 800 баксов его ехать ломает, вот за 1600 он еще подумает, он, видишь ли, не учел, что ехать надо в два конца.

Ботик
жлобского Тома

Убалтывать его было бесполезно, чувак, видать, не сильно озабочен добычей пропитания, как и все здесь, собственно. Участники резко взгрустнули, но время поджимало, поэтому соображать надо было быстро. Побежали в обнаруженный в выходные офис местной туркомпании, с которой связывались еще из Иркутска, там взрослая такая тетенька, резво так общающаяся со всем миром через скайп мгновенно забронировала нам билеты на мегасамолет местной авиакомпании "Coral Sun Airways" и "номера" в гостинице на Маракее. Посчитав, что слово "Sun" в названии – добрый знак, решили, что все идет как нельзя лучше. Помимо всего прочего изменение транспортной схемы давало нехилую экономию – билет на самолет стоил 35 местных баксов на человека в одну сторону. Таким образом все затраты на четверых за все пребывание на Маракее, включая гостиницу, еду, своеобразную экскурсию и кокосовое вино составили 1050 баксов. С услугами Тома конкретно вылезли бы за две, так что спасибо ему за своевременно принятое решение. Тетка из компании еще и увезла нас за 20 баксов в порт со всем бутором на своем "филдере".

Борт на Маракей

Следующим этапом приняли решение не ходить лично в иммиграционную службу, а распечатать письма от себя, что летим на Маракей чисто позырить, на случай встречи с капитаном Джоном в порту. В Иркутск отписали, чтоб письмо отправляли на Фиджи и на факс этого Джона. Он, кстати, упростил нам задачу – для очистки совести мы все-таки позвонили по телефону, который он дал, чтобы спросить номер факса заодно, но его на месте не было, так что с практически чистой совестью мы загрузились в самолет и через полчаса были на Маракее, где, естественно, сразу начался ливень. Но про нас уже знали, и вскоре (через полчаса после прилета) за нами пришло такси. До гостиницы оказалось меньше километра.

Маракейские будни

Встретили хорошо, сразу дали по здоровенному кокосу – типа аперитивчик (безалкогольный, правда) и салат в одной упаковке. Потом давай кормить обедом. Маракей вообще закормил нас так, что под конец пребывания на островах пришлось устраивать разгрузочные дни – побегать там особо не побегаешь, плавать тоже не всегда была возможность, на дворе жарко, так что еда тупо проходила как балласт.

Кстати о еде. Собственно так объелись-то именно потому, что было весьма вкусно и часто экзотично – на Маракее, судя по всему, нам приготовили все основные виды местной пищи. Только акулу мы не поели, но это и в других местах не проблема. Трудно было осилить только один продукт, местное название было "папай" (не путать с папайей, которой мы там смолотили огромное количество). Продукт не имел ни вкуса, ни запаха, был пронизан какими-то нитками внутри противными и при пережевывании рассыпался во рту. Короче, школьный мел намного вкуснее. Мэр потом сказал, что это он приказал теткам приготовить нам эту штуку. Знатоки английского попытались ему как-то вежливо рассказать, что это очень своеобразно, и даже, может быть и вкусно. Но мэр, как прямой островитянин сказал, что нифига не вкусно, просто он хотел показать, насколько разнообразна бывает жизнь в этом уголке счастья. Наверное, имел в виду, что иногда приходится жрать один папай. Короче, мы прочувствовали. Но папай нас преследовал еще несколько приемов пищи – появлялся на столе в неизменном виде и количестве. Видать он не портится вдобавок ко всему. Да и действительно, чему там портиться, если мел вкуснее?

Только начало темнеть, пришли местные массовики-затейники, и сказали, что ждут через полчаса на дискотеку. Мы сказали – "конечно" – думали, это они из вежливости. Но они через полчаса с небольшим пришли снова и заявили, типа, пошли уже, там девушки заждались… Такого поворота событий мы не ожидали, но отступать было некуда – позади океан, ночь и жуткий прибой. Похватали фото-видео и пошли, по дождичку, как водится. Девушки действительно ждали – офонареть. Они все были в веночках из живых цветов, с ожерельями из живых цветов и в каких-то псевдоюбочках из листьев. Если бы не тлетворное влияние католической церкви, сдается мне, это была бы их единственная одежда. Оказывается иностранцы приезжают на Маракей самое частое – два раза в год, и местным не западло дать концерт полинезийской самодеятельности. Кто-то из наших сказал:

— И что мы должны делать, смотреть или уже выбирать? И нас не съедят потом?

Девочка супер

Мангры

Классика жанра

Обыкновенный
закат

Концерт был даден на ура – бедрами и животом местные девки трясут так, что арабские танцы живота отдыхают. Однако видно, что от души танцуют три-четыре, остальные – то ли от скуки, то ли потому что заставили. В середине концерта исполнили какой-то молодежный танец под ремикс ламбады – атас полный, школьный ансамбль на первом занятии. Но разочаровываться не пришлось. Под конец самая продвинутая в плане танцев девочка несколько раз выступала соло, это было выше всяких похвал – бедрами, конечно, тоже трясла ого-го, но работало все – ноги руки, глаза. Мэр сказал, что у нее семья такая, и мама и бабушка танцевать любили и умели, так что и девочка пошла по стопам. Правда, сколько лет девочке неизвестно – с определением возрастов тут все не просто, причем взаимно – девушкам, возраст которых мы пытались определить, оказывалось на 6 – 10 – 15 лет больше. Правда и местные меня, например, определили как 18-летнего, то есть пролетели в два раза. Возможно, помимо всего они учитывают диаметр тела, а таких худых, как мы тут искать запаришься. Тем не менее, основное действо закончилось и все переходило в местную тусовку, поэтому было принято решение незаметно смываться, мэр нас проводил до гостиницы, ибо под дождевой тучей на экваторе зело темно.

Перед сном договорились с мэром, что Язев и Гаврилов на следующий день проведут уроки астрономии, посвященные затмению в местных школах. Как сказал мэр – все знают, вроде бы, что затмение будет, но подробностям внимания никто не уделял, так что будет полезно.

Гостиничка вентилировалась исключительно естественным путем, поэтому часть личного состава решила дрыхнуть снаружи, в специальных номерах, построенных по местным стандартам.

Кирибатский
стандарт

Очень хорошо, только, когда дождь с ветром, он под крышу из пальмовых листьев все-таки заливает немного. Но дождь теплый, спать почти не мешает.

На следующий день двинули на экскурсию по острову. Мэр сказал, что без этого никак – типа надо ублажить духов да и достопримечательности посмотреть, как-никак – семь деревень у него в подчинении. Чтобы чего не вышло ехать обязательно надо против часовой стрелки. На экскурсии увидели школьный автобус, строительство манеабы, очень цивильно растущие бананчики, папайю и даже лайм. Когда переезжали протоки, соединяющие океан с лагуной, видели ловушки для рыбы.

Школьный
автобус
Народная стройка

Ловушка для рыб

Урок астрономии 1

Урок астрономии 2

Урок астрономии 3

Педсовет

Собственно за эти несколько часов познакомились со всем островом – он практически классический атолл, и мы проехали его по кругу. Дальше следовало готовиться к работе. В следующие дни и ночи оборудовали площадку, искали полюс – в общем проводили время как положено астрономам в экспедиции. Периодически пригубляли кокосового винца – очень вкусно, особенно когда прохладное. Мэр Тебава сказал, что вообще кроме кокосового вина ничего не признает. Виски, водка, говорит, фигня полная. Мы с ним не спорили, на всякий случай, тем боле, что винцо классное.

Про само затмение писали уже неоднократно, так что повторяться смысла нет, кроме того, что для меня например, это были первые неудачные наблюдения. До этого 1997, 2006 и 2008 годах с погодой все было отлично. А выглядело это так:

Экспедиция в сборе
под флагом
Готовимся
к полной фазе
Ждёмс

И всё-таки
оно затмевается
Да ещё как

Экспедиция в сборе
под флагом 2
В центре –
мэр Джакоб Тебава

Больше на Маракее нам делать было нечего, но самолета все равно нужно было ждать еще два дня, которые и были использованы для купания, изучения местности и общения с местным населением. На обратной дороге на Тараве в ожидании уже самолета на Фиджи случилось еще несколько интересных знакомств, а кроме этого мы обрели всекирибатскую славу. Оказывается по местному радио в новостях сказали, что на некоторых островах из-за затмения народ волновался, а вот на Маракее все прошло спокойно, потому что там высадились специально обученные ученые и провели лекции, так что люди были подготовлены. А кроме этого мы познакомились с президентом республики и даже пообщались с ним о наболевшем.

Шевелёв
Язев и президент
Пора на Фиджи

Обратный путь прошел без приключений. Можно лишь отметить, что выбравшись туда, где суши было чуть побольше мы стали чувствовать себя гораздо лучше. На Фиджи выбрались на пляж и я, например, бегал по нему просто с удовольствием, казалось, что это просто невозможно – бежишь километр в одну сторону, потом в другую, а земля все не кончается. Описанный в начале инцидент с корейцами и ромом вспоминать не хочется. В Москве нас встретили друзья и недалеко от Шереметево мы обрели счастье в форме соленого сала и крайне небольшого количества простой водки системы "Столичная". Первого августа мы были уже дома. Всего на экспедицию пришлось 10 авиаперелетов, которые сложились в более чем 50 тысяч километров. Транспортные затраты – порядка 150 килорублей на человека. Места крайне интересные – побывать стоит.


(использованы отчеты Сергея Язева)