в Иркутске 07:39, Дек. 13:t -17°C

Хроники Хамар-Дабана*

Автор:Игорь Кравчук(krravva)
Опубликовано:09.08.2009
Ключевые слова: Хамар-Дабан, Нефтяников, Снежная, Грохотун

Часть 3

Возвращение Балахи**

Давным-давно, когда Балаха еще не пил – солнце светило ярче, в горах было чище, гром гремел громче, а радуга была цветнее – ходили все на пик Нефтяников по гребню и старый, и малый и не уставали (думаю, это были медведи). Потом все накрыл период упадка – одуряющий "Агдам", паленая водка, мёртвое пиво в железных банках (в невероятных количествах и пропорциях). Но и это прошло.

Забрезжило. Рассветает. Чую, не иначе как наступает период Возвращения Балахи.


* * *

Нас четверо. Рюкзаков тоже и они пока еще выглядят постиранными. Утренняя тропка петляет влажными зигзагами вдоль Снежной, иногда подныривая под осевшие пестрые шапки палаток, находящихся в летаргии. Счастливые, они спят до дури и я с трудом подавляю в себе желание гаркнуть внутрь дурным голосом – "Р-о-т-а-а-а… п-о-д-ъ-е-ммм!!!" И дурилки картонные начинают безумно метаться, опрокидывая стойки и вырывая с корнем колышки. Приятная картинка внезапно прерывается атакой слепня в глаз и возвращает к тропе. Так… ну вот, впереди группа – голов 20 будет смешанного возраста и пола. Догоняем. Вклиниваемся. Огибаем. А вот и он – руководитель забайкальской национальности идет первым – растопырив свои палочки и распростроняя густой шлейф сивушного амбре. Не пускает. Думает нам приятно этим дышать, или мы займем его место на Соболях. Наивный. Рывок на подьеме и алкогольный синдром растворяеся позади. Опять только наши тени беззвучно скользят по мху.

Стрелка

Стрелка. Пятнадцать лет назад где-то здесь был отворот на Грохотун – что-то сейчас такого не наблюдается. Плохо, конечно, когда ничего не знаешь, да еще и забыл. Процесс затягивается. Топчемся на месте. Оба-на! Нас догнали параллельщики – пять банданистых персон мужицкого пола, настроенных очень решительно. А-а-а, понятно: "Ангарск – Чемпион". На робкий вопрос про отворот на Грохотун получаем убийственный ответ: если есть водопад, значит есть вода, а она в свою очередь впадает в Снежную, просто нужно найти это место, если только русло не подземное и двигаться вверх по течению. Логично. Спасибо за бесплатную процедуру прочистки мозга. Пристраиваемся за профи, дай бог им здоровья и погоды, так как двигаются они видимо тем же маршрутом. Действительно, в месте впадения ручья обнаруживается на тропе уходящий влево мощный отворот – любит народ поглазеть на водопад.

А вот и он
– Грохотун
Попрыгунчики
по чемоданам

Еще чуть-чуть. А вот и он – Грохотун. А ее-то уже и нет – тропы. Скалы. Бурлящая вода. Где пройти не замочившись? Мозг медленно погружается в безнадежные и бесконечные расчеты. Крик параллельщиков – "А Шер так ходил…" – заглушил шум падающей воды и вывел из состояния комы. М-да… придется ломиться в лоб. Шер, так Шер (франц: – по воде, скалам и как получится – главное ввязаться, а там посмотрим). Получилось десятиминутное перевешивание рюкзака на скальнике и попрыгунчики по чемоданам. Балаха решил подойти к этому вопросу творчески – залез в безнадежное состояние, повисел десять минут, потом понял что рюкзак все-таки сильнее – растянул плечо и забил пальцы, для полного счастья провалился в воду и с чувством выполненного долга выкарабкался к нам. Уф… Фото. Еще Фото. И туда Фото. И сюда Фото. Стоп! Дальше процесс становится бессмысленным. Тем временем параллельщики решили оторваться и их мелькающие кули растворились над нашими головами в заросшем травой кулуаре. Пора и нам. Прошел вялотекущий диспут по поводу направления движения. Победил один из участников – Балаха. Трое проиграли, но узнали об этом через два часа рубилова по кедровому стланнику и выхода на скальные сбросы. Тело протестует против такого беспредела и, мозг (у некоторых он бывает временами) амнистирует его спуском на линию воды. Ну вот, другое дело. Пойдем вариантом Анти-Балаха, т.е. самым легким и шкурным, а закаляться будем после.

Перевал Байкал

Язык огня весело лизнул прокопченный котел, отчего стайка веселых пузырей кинулась наперегонки вверх и с тихим бульком перешла в состояние микрооблака – белый ключ, пора заваривать чай и лапшу (специально для чайников – делается раздельно!). Обед. Ба-а… На нас вывалилась снизу головная группа и вверх, вверх – видимо там тоже присутствует синдром заплутавшего Балахи. И раз-два, раз-два только мы их и видели – прямо Урфин Джюс и его деревянные солдаты. Пора и нам в дорогу.

В закатном
освещении на
широкий язык
снежника

Мокрые вибрамы хищно впиваются в потертости ступни. Шаг. Еще шаг. И дальше шаг… шаг… шаг… шаг. Цирк. Все, меня нет (явно перегруз по весу). Отдал продукты и топор. Палатка и самогон остались. Затопал повеселей. Еще 360 вдохов и вот он – перевал Байкал. Перекур. Балаха разразился короткой речью на тему, что самое тяжелое мы уже прошли, но я очень хорошо его знаю и поэтому не буду расстраивать других участников нашего забега… Еще два часа хода по гребню выносят нас в закатном освещении на широкий язык снежника – озеро Гремучее с одноименным истоком. Дальше: скинуть вибрамы, поставить палатку, хлопнуть 50 грамм самогоновки и оглядеться. Ляпота-а-а…

Скинуть вибрамы,
поставить палатку

Ночь. Палатка. Темно и тепло. Посапывание, поборматывание, всхрапывание. Мозг медленно проваливается в никуда. В этом никуда нет края и дна, только мгла... Приоткрылся глаз. Где я? В зрачок медленно просачивается тусклый полусвет. Ага, похоже все спят. Ну почему они спят, а я проснулся, а-а-а…, понял – это включилась система жизнеобеспечения, настоятельно требующая освободить тело от балласта. Тихо, тихо... Выползаю, поднимаюсь... Ба-а-а… Ангарчане-то (стояли за перегибом чуть ниже) уже вышли и дружной командой набирают высоту. Это в семь–то утра!!! Однозначно – подвиг! Параллельно мысль – может это у них неоднородная подготовка участников? Стою, покачиваясь на краю гребня. Э-эх, лучше нет красоты, как ... с высоты на рассвете. Р-о-т-а-а-а… п-о-д-ъ-е-е-е-мм! Чай – сборы – выход.

Гребень
Маячит сизый клык
пика Нефтяников

Гребень… Как много в этом звуке для сердца горника сплелось… солнце-сковорода, полный штиль, голубая небесная жара, подъемы, спуски, склоны подрагивают в мареве, ушиб, осевшие снежники, пищухи, сыпуха, пить, скалы, струйки пота на пояснице, треск стланника, примятые жарки, сгрудившиеся облака внизу, снег, вкус щавеля, даже брови потеют, прерывистое дыхание… А за всем этим маячит сизый клык пика Нефтяников. Ах ты, проклятый. Перекур. Мозг усиленно вырабатывает эндорфины и образы жидкости: холодное пиво, тоник со льдом, прохладный сок… полуобнаженная женщина призывно откинулаcь назад… Молчать гусары!!! Ты же пить хотеллл?!!!... Эдик – это иголка, Серега увязался за ним плотной ниткой. Балаха топает чуть в стороне. Основное состояние наших участников, мягко говоря – бывшие в употреблении.

Фотоаппарат
весь развинтился,
но снимает зараза!
Будет дождь...
Что-то не похоже

В чистом остатке: Балаха – растяжение плеча, я – от пятки до колена синяк, Эдик – ушиб груди (т.к. там находится душа, значит душевный ушиб), Серега – уже забыл что. Фотоаппарат – весь развинтился, но снимает зараза! Ну что, бродяги, двинули на пик? Вот он – в озерном блюдечке с грозовой каемочкой. Будет дождь? Что-то не похоже.

Китовое тело снежника намертво вклинилось в кулуар на перевал, судорожно цепляясь стекающими струйками за скальник. Ха-ха, оно тоже потеет. Тяжело удержаться! Учись, Балаха. Раз-два ступень, раз-два вторая. Вдох-выдох. Это Эдик бьет ступени в фирне снежника. Здоров парень! Здоровее видали? Только что пробегали! Банданистые. Ничего – прорвемся. Ничто нас в жизни не может вышибить из седла, такая уж поговорка у меня была. БАЦ-Ц-Ц!!! Ай, блин! Чтоб тебя! Мой череп… За что? Это Серега спустил на меня камень. Нужно кричать: "КАМЕ-Е-Е-ЕНЬ!" Хорошо, что соотношение черепной кости у меня превышает объем мозга.

Пик Нефтяников
Эх, красиво...
Блин!

П-Е-Р-Е-В-А-Л  Как с помощью клавиатуры выразить это значение? Белиссимо!!!

А это уже П-И-К  Н-Е-Ф-Т-Я-Н-И-К-О-В.

Минут пятнадцать, наверное, с перевала занял подъем. Тепло, светло и мошка не кусает, а только ласково ползает – наверное больная. А что это с нашими участниками? Отсутствующие взгляды (Мегафон или БиЛайн?) судорожные наборы клавиатуры, пиликанье соединения – бацилла цивилизации проникла и сюда. Тихая молитва ОПЕРАТОРУ – Алло..., алло..., алло... Да ведь они сектанты сотовой связи! Браво, есть Связь! Ай, молодца-а-а!

…А я посмотрю вокруг, а потом воквадрат, а потом вотреугольник. Эх, красиво… Блин!


Yf cgecr, Yf cgecr! I'м sorry, забыл переключить клавиатуру. Очень удачно – снежник на спуске жив. Прыжок на его горбушку и немедленное падение на штучку*** – получается своеобразный могул – скольжение вниз на пятой точке с кулем. Эх-ге-xей прокачу-у-у! Две минуты делов-то. Оборачиваюсь назад – на подъем раз в двадцать больше времени уйдет однако. Некоторое время назад здесь чуть не погиб Балаха. Вон он ковыляет внизу. Его разнесло на спуске. Сначала он пытался зарубиться своими клешнями, но потом вспомнил, что недавно зря подстриг ногти. HELP! HELP! HELP!... Выручила палочка, остатки которой он продемонстрировал нам внизу.

Каменный зрачок
шахматного коня
Бредущая по цирку
Балахина фигурка

Каменный зрачок шахматного коня лениво наблюдает за бредущей по цирку Балахиной фигуркой, стремящейся к моей, взгромоздившейся на рюкзак в углу озера. Еще две одинокие фигурки продираются сквозь стланик. Получается, что это уже не одинокие фигурки? Как думаешь, брат?... Рядом высилась еще одна голова. Каменные мысли в каменной башке проворачиваются со скрежетом один бит в час… Тем временем, мы проскочили сбросы вдоль водопадов (здесь бесполезна помощь GPS), только опыт ...сын ошибок трудных и гений парадоксов друг..., перебродили ручей и выскочили на тропу. Зимуха. Девять вечера. Издаю победный вопль соловья-разбойника. Разом все смешалось в осиновском лесу. Люди и собаки переполошились. Мошке сплющило головы. Клещи попадали, которые не успели спрятаться – оглохли навсегда. Теперь порядок. Дезинфекция места произведена. Где там самогоновка? Ого, осталось еще грамм 400! Живем! Наливай по одной. Ну, будем… Х-о-р-о-ш-о. А по второй? Еще лучше! Третья? Стоп, стоп, стоп – пока лучше чаю, как раз поспел. Поесть и баю, баю, ба… ю-ю…

Проскочили сбросы
вдоль водопадов
Что там
со ступнями

Утренняя черемша с хрустом втискивается в пустоты рюкзака. Знаменитая балахинская луговая черемша – на ней совершенно отсутствуют листья, только сочный мощный стебель (э-э-э, слю-юшай, какой сладкий, сапсем как изюм будет!). Гха-гха-гха, сигаретный дымок выдает черемшанный покос Балахи. Довольно. Господа, сполосните лица, пристегните поясные ремни, возьмите свои уцелевшие палочки. Направление – вниз по Осиновке. Прошу на выход и, ходом-ходом, возвращаемся в привычный нам мир, чтобы грезить об оставшемся за спиной. Мост. Проносящиеся машины. Что там со ступнями? Батюшки-светы! За что-же вас так?... Трепещите все! Мы этим ходим! Хм… окончание получилось достаточно мажорное.

Помыцца-побрицца-наестцца-отлежацца… и айда опять на Хамар-Дабан!


27 июля 2009

* Хамар-Дабан – Сказочно гористая страна, покрытая лесами, дождями и облаками, где наблюдается броуновское движение бродяг с рюкзаками и зверей без них, в свою очередь покрытых клещами.
** Балаха – Профессиональный проводник заблудших путников и загонщик "чайников" по сильно пересеченной горной местности, не владеет английским.
*** Штучка – жарг. Пятая точка, мягкое основание позвоночника, у некоторых – жилистое.